Ло­у­ренс ара­вий­ский

Жи­зне­опи­са­ние сэра То­ма­са, шпи­о­на, джентль­ме­на, ро­ман­ти­ка и ци­ни­ка

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Первая Страница - Ле­о­нид КОЛОСОВ Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Мар­ки­за Мар­ге­рит д'ан­дю­рэн счи­та­ла се­бя са­мой кра­си­вой жен­щи­ной в Каи­ре. Во­змо­жно, она была и пра­ва. Высо­кая, строй­ная, с ко­ро­ной зо­ло­ти­стых во­лос и мно­го­обе­ща­ю­щим взо­ром за­га­до­чных ка­рих глаз, она неи­змен­но прив­ле­ка­ла вни­ма­ние ра­зно­во­зра­стных пред­ста­ви­те­лей силь­но­го по­ла. «Если хо­ти­те ли­це­зреть мар­ки­зу, — зло шу­тил гла­ва Араб­ско­го бю­ро бри­тан­ской во­ен­ной мис­сии в Каи­ре ге­не­рал Клей­тон, — ищи­те наи­боль­шее ско­пле­ние сам­цов, она обя­за­тель­но бу­дет в цен­тре».

Одна­ко в тот ду­шный ве­чер ге­не­ра­лу, устроив­ше­му ди­пло­ма­ти­че­ский ра­ут в одной из ши­кар­ных го­сти­ниц го­ро­да, было не до шу­ток. Толь­ко что вспыхнув­шая ми­ро­вая вой­на сде­ла­ла ан­гли­чан и фран­цу­зов со­ю­зни­ка­ми, ре­спе­кта­бель­ными со­ю­зни­ка­ми в том, что ка­са­е­тся ев­ро­пей­ско­го те­а­тра во­ен­ных дей­ствий. Но здесь, на Бли­жнем Во­сто­ке, бри­тан­ской ко­ро­не со­ю­зни­ки не ну­жны. Бри­тан­ской ко­ро­не не­об­хо­ди­мы ко­ло­нии, и ими она не хо­чет де­ли­ться ни с кем, в том чи­сле и с фран­цу­за­ми. По­это­му без­за­бо­тными вы­гля­де­ли на том ду­шном при­е­ме толь­ко жен­щи­ны. Впро­чем, то­же не все...

Мар­ки­за Мар­ге­рит д'ан­дю­рэн, вызывав­шая все­об­щее во­жде­ле­ние «рыца­рей» не толь­ко сво­ей кра­со­той и шар­мом, но и ве­сьма лег­ко­мыслен­ным отно­ше­ни­ем к свя­то­сти бра­ка, была в тот ве­чер чем-то силь­но оза­бо­че­на. На при­ем она при­шла без му­жа. Мар­киз Пьер д'ан­дю­рэн, пре­по­дне­сший сво­ей мо­ло­дой же­не не толь­ко бла­го­ро­дный ти­тул, но и ве­сьма при­ли­чное со­сто­я­ние, дав­но уже ма­хнул ру­кой на ее лю­бов­ные ша­ло­сти. Зна­чи­тель­ная ра­зни­ца в во­зра­сте все боль­ше и боль­ше транс­фор­ми­ро­ва­ла его чув­ства к Мар­ге­рит в отцов­ские. Вой­на за­ста­ла су­пру­же­скую па­ру в Еги­пте, и мар­киз не очень то­ро­пил­ся во­зв­ра­ща­ться в ро­дные пе­на­ты. Мар­ки­за то­же не то­ро­пи­лась в Па­риж, по­сколь­ку бо­га­тая кол­ле­кция ее по­клон­ни­ков по­пол­ни­лась еще одним эк­спо­на­том, на сей раз мо­ло­дым, строй­ным и высо­ким ан­глий­ским офи­це­ром. А Мар­ге­рит стра­шно лю­би­ла высо­ких муж­чин...

бе­ло­ку­рый не­зна­ко­мец

Он сто­ял в углу за­ла, дер­жа в ру­ке фу­жер с сель­тер­ской во­дой, в ко­то­ром по­звя­ки­ва­ли ку­со­чки льда. Бе­ло­ку­рые во­ло­сы над высо­ким лбом, го­лу­бые гла­за, су­хо­ща­вое выбри­тое ли­цо. И го­лос. Мар­ге­рит уже ре­ши­ла для се­бя, что не бу­дет со­про­тив­ля­ться это­му обво­ро­жи­тель­но­му муж­чи­не. Выждав, ко­гда от мар­ки­зы отле­тит рой во­здыха­те­лей, он по­до­шел к ней со ску­ча­ю­щим выра­же­ни­ем на ли­це и, ти­хо ше­пнув: «Я жду вас в но­ме­ре на вто­ром эта­же», — не­за­ме­тно высколь­знул из за­ла. Это было са­мое стран­ное сви­да­ние в бо­га­той лю­бов­ными аван­тю­ра­ми жи­зни Мар­ге­рит. Офи­цер не це­ло­вал рук, не сто­ял на ко­ле­нях, не пытал­ся ув­ле­чь кра­са­ви­цу на не­о­бъя­тное ло­же под бал­да­хи­ном из тон­чай­ше­го шел­ка, ока­за­ться под ко­то­рым она была уже вну­трен­не го­то­ва... И не го­во­рил стра­стных слов. Он ве­жли­во по­про­сил ее при­сесть око­ло ту­а­ле­тно­го сто­ли­ка, за­няв кре­сло на­про­тив. И ска­зал очень про­сто, как буд­то бы они были зна­ко­мы мно­го-мно­го лет и уже не­о­дно­кра­тно бе­се­до­ва­ли на эту те­му:

— Моя до­ро­гая мар­ки­за, по­мо­ги­те, ра­ди Бо­га, Бри­та­нии. — Я?! Но ка­ким обра­зом, сэр? — Нам край­не не­об­хо­ди­мо, что­бы вы по­зна­ко­ми­лись с Саид Па­шой и ста­ли бы по во­змо­жно­сти его ин­тим­ным дру­гом. — А как я с ним по­зна­ком­люсь? — Ин­стру­кции вы по­лу­чи­те от ге­не­ра­ла Клей­то­на. Он при­мет вас зав­тра. Ну как, со­гла­сны?

Нет, мар­ки­за дей­стви­тель­но не мо­гла усто­ять пе­ред стран­ной ги­пно­ти­зи­ру­ю­щей обво­ро­жи­тель­но­стью его го­ло­са и... со­гла­си­лась. Че­рез не­ко­то­рое вре­мя Мар­ге­рит д'ан­дю­рэн ста­ла лю­бов­ни­цей одно­го из вли­я­тель­ней­ших во­ждей араб­ских пле­мен и на­ча­ла бо­лее или ме­нее ре­гу­ляр­но по­став­лять бри­тан­ской се­кре­тной слу­жбе ну­жную се­кре­тную ин­фор­ма­цию.

Во­ен­ный ра­звед­чик Ло­у­ренс по­лу­чил из Лон­до­на бла­го­дар­ность за оче­ре­дную вер­бов­ку цен­но­го аген­та. Она была одной из наи­бо­лее тру­дных для не­го, эта вер­бов­ка. Де­ло в том, что Ло­у­ренс очень не лю­бил жен­щин. Па­то­ло­ги­че­ски и фи­зи­о­ло­ги­че­ски, не лю­бил их всю жизнь.

В на­шу­мев­шем ан­глий­ском филь­ме «Ло­у­ренс Ара­вий­ский», ко­то­рый обо­шел все ми­ро­вые экра­ны, есть эпи­зод, где ге­роя, по­пав­ше­го в ту­ре­цкую тю­рьму, на­си­лу­ет ту­рок-на­дзи­ра­тель. Это пе­чаль­ное со­бытие, по мысли ав­то­ров ки­но­лен­ты, и сде­ла­ло Ло­у­рен­са го­мо­се­ксу­а­ли­стом. Одна­ко его би­о­гра­фы склон­ны утвер­ждать, что сей по­рок был вро­жден­ным и осо­бен­но силь­но про­я­вил­ся во вре­мя уче­бы в Оксфор­де. Впро­чем, это ведь не са­мое глав­ное в на­шем по­ве­ство­ва­нии... Впер­вые о Ло­у­рен­се я услышал в 1960 го­ду, ко­гда, бу­ду­чи мо­би­ли­зо­ван­ным в ор­га­ны го­су­дар­ствен­ной без­о­па­сно­сти как спе­ци­а­лист по Ита­лии (за­щи­тив­ший, кста­ти, кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию по эко­но­ми­ке этой пре­кра­сной стра­ны), про­хо­дил го­ди­чный спе­ци­аль­ный курс в ра­звед­шко­ле №101, «в ле­су», как мы ее ме­жду со­бой на­зыва­ли. В кра­тком обзо­ре исто­рии ми­ро­во­го шпи­о­на­жа, ко­то­рый чи­тал нам ка­кой-то «про­фес­сор» из КГБ, был упо­мя­нут и сэр То­мас Эдвард Ло­у­ренс, «шпи­он и ла­зу­тчик, слу­га бри­тан­ско­го им­пе­ри­а­ли­зма на Сре­днем Во­сто­ке». Ра­скрыв в не­сколь­ких абза­цах «ко­вар­ные ин­три­ги про­тив про­грес­сив­но­го араб­ско­го на­ро­да не­чи­сто­пло­тно­го ин­три­га­на из Ин­тел­ли­дженс сер­вис», наш про­фес­сор за­клю­чил свой пас­саж о пол­ков­ни­ке бри­тан­ской ра­звед­ки не­о­жи­дан­ной фра­зой: «К то­му же он был пе­де­ра­стом... Если кто хо­чет по­зна­ко­ми­ться с ним по­бли­же, в школь­ной спец­би­бли­о­те­ке есть две книж­ки: «Пол­ков­ник Ло­у­ренс», ав­тор Лид­дль Гарт, и ме­му­а­ры са­мо­го Ло­у­рен­са «Вос­ста­ние в пу­стыне». Но это спло­шное вра­нье и апо­ло­ге­ти­ка...»

Про­чи­тал я вза­хлеб эту апо­ло­ге­ти­ку и да­же выпи­сал в тай­ный бло­кнот фра­зу, ко­то­рую Ло­у­ренс ска­зал о се­бе в ме­му­а­рах: «Я, в об­щем-то, по­хож на лов­ко­го пе­ше­хо­да, ко­то­рый увер­тыва­е­тся от ав­то­мо­би­лей, бе­гу­щих по глав­ной ули­це с дву­сто­рон­ним дви­же­ни­ем». Ло­у­ренс был, ко­не­чно же, аб­со­лю­тно не­ор­ди­нар­ным и вне вся­ких сом­не­ний та­лан­тли­вым во­ен­ным ра­звед­чи­ком сво­ей эпо­хи. Мы тще­тно бу­дем искать в би­о­гра­фии это­го че­ло­ве­ка ка­кие-то свер­хче­ло­ве­че­ские чер­ты ха­ра­кте­ра, сде­лав­шие его «су­пер­шпи­о­ном». Отме­тим ли­шь силь­но выра­жен­ное че­сто­лю­бие, вро­жден­ную склон­ность к аван­тю­ри­зму, уди­ви­тель­ное упор­ство в до­сти­же­нии по­став­лен­ной це­ли и ред­кую спосо­бность к изу­че­нию ино­стран­ных языков. Отме­тим, что­бы лу­чше по­нять ка­лей­до­скоп жи­знен­ных пе­ред­ряг, че­рез ко­то­рые про­шел Ло­у­ренс. В отли­чие от мно­гих своих кол­лег по про­фес­сии, он был рав­но­ду­шен не толь­ко к жен­щи­нам, но и к день­гам. А так, в об­щем-то, нор­маль­ный че­ло­век с обычной би­о­гра­фи­ей.

на­ча­ло пу­ти

То­мас Эдвард Ло­у­ренс ро­дил­ся 15 ав­гу­ста 1888 го­да в Се­вер­ном Уэль­се, в до­воль­но бе­дной се­мье, ко­то­рая по­сле дли­тель­ных ски­та­ний по Шо­тлан­дии и Бри­та­нии осе­ла в Оксфор­де. Здесь Эдвард на­чал учи­ться. «Шко­ла, — на­пи­шет он впо­след­ствии в сво- их ме­му­а­рах, — была бе­спо­ле­зным и отни­мав­шим мно­го вре­ме­ни за­ня­ти­ем, ко­то­рое я не­на­ви­дел все­ми фи­бра­ми мо­ей ду­ши». Вре­ме­ни дей­стви­тель­но не хватало. Не хватало для чте­ния книг о кре­сто­вых по­хо­дах и ар­хе­о­ло­ги­че­ских на­ход­ках. Маль­чи­ше­ская ув­ле­чен­ность исто­ри­ей древ­них и сре­дних ве­ков пе­ре­ро­сла по­зже в се­рье­зное ув­ле­че­ние ар­хе­о­ло­ги­ей. Уже бу­ду­чи в уни­вер­си­те­те, Ло­у­ренс на­пи­сал ди­плом­ную ра­бо­ту «Вли­я­ние кре­сто­вых по­хо­дов на сре­дне­ве­ко­вую во­ен­ную ар­хи­те­кту­ру Ев­ро­пы», по­лу­чив­шую пер­вую пре­мию. Высо­кая оцен­ка ра­бо­ты Оксфор­дом была отнюдь не слу­чай­ной. Пре­жде чем от­дать ра­бо­ту на про­фес­сор­ский суд, То­мас по­бывал в Си­рии, где изу­чил пра­кти­че­ски все изве­стные ра­зва­ли­ны зам­ков кре­сто­но­сцев.

«Моя бе­дность, — вспо­ми­нал Ло­у­ренс, — по­зво­ли­ла мне изу­чить те слои лю­дей, от ко­то­рых бо­га­тый пу­те­ше­ствен­ник отре­зан свои­ми день­га­ми и спу­тни­ка­ми. Я оку­нул­ся в са­мую гу­щу масс, во­споль­зо­вав­шись про­яв­ле­ни­ем ко мне их сим­па­тий... Ара­бы го­во­ри­ли мне, что ни один че­ло­век, не­смо­тря на его до­стоин­ства, не смог бы быть их во­ждем, если бы он не ел та­кой же пи­щи, как и они, не но­сил бы их оде­жды и не жил бы оди­на­ко­вой с ни­ми жи­знью».

Куль­ту­ру древ­них и жизнь сов­ре­мен­ных ара­бов Ло­у­ренс изу­чал не один. Им ру­ко­во­дил изве­стный ар­хе­о­лог про­фес­сор Хог­гарт, сы­грав­ший не по­сле­днюю роль в рез­ком по­во­ро­те су­дьбы по­да­вав­ше­го боль­шие на­де­жды мо­ло­до­го исто­ри­ка. Де­ло в том, что Хог­гарт был про­фес­со­ром не толь­ко в ар­хе­о­ло­гии, но и в шпи­о­на­же, ко­то­рым за­ни­мал­ся дол­гие го­ды, ра­бо­тая на бри­тан­скую се­кре­тную слу­жбу. Го­то­вясь к Пер­вой ми­ро­вой вой­не, Ан­глия по­сто­ян­но дер­жа­ла на гра­ни­це Тур­ции с Еги­птом ту или иную «эк­спе­ди­цию», ко­то­рую неи­змен­но во­зглав­лял про­фес­сор. Ло­у­ренс про­ра­бо­тал бок о бок с ним с 1910 по 1914 год, не­о­дно­кра­тно вые­зжал по его за­да­ни­ям в Си­рию и Па­ле­сти­ну для сбо­ра не­об­хо­ди­мых ан­глий­ской ра­звед­слу­жбе све­де­ний и уста­нов­ле­ния пер­спе­ктив­ных кон­та­ктов. На­чав ка­рье­ру в гео­гра­фи­че­ском от­де­ле во­ен­но­го ми­ни­стер­ства, Ло­у­ренс был пе­ре­ве­ден за­тем в фи­ли­ал Ин­тел­ли­дженс сер­вис, по­сто­ян­но дей­ству­ю­щий в Каи­ре под на­зва­ни­ем Араб­ское бю­ро, во­зглав­ляв­ший­ся уже упо­ми­нав­шим­ся на­ми ге­не­ра­лом Клей­то­ном, ко­то­рое с на­ча­лом Пер­вой ми­ро­вой вой­ны прев­ра­ти­лось в ко­ор­ди­на­ци­он­ный центр бри­тан­ской ра­звед­ки на Араб­ском Во­сто­ке.

Ан­глий­ски­ми и не ан­глий­ски­ми исто­ри­ка­ми на­пи­са­на не одна со­тня стра­ниц, по­свя­щен­ных то­му, как Ло­у­ренс — «друг» ара­бов — стал не­за­ме­ни­мым че­ло­ве­ком при сви­те са­у­дов­ско­го ко­ро­ля Хус­сей­на, а за­тем «вто­рым я» одно­го из его сыно­вей — Фей­са­ла, под вла­стью ко­то­ро­го на­хо­ди­лись мно­гие пле­ме­на. Как уда­чно и вов­ре­мя бро­шен­ный при­зыв к объе­ди­не­нию ара­бов для бо­рьбы с Тур­ци­ей, во­е­вав­шей в со­ю­зе с Гер­ма­ни­ей про­тив стран Ан­тан­ты, по­зво­лил Фей­са­лу—ло­у­рен­су, это­му бе­с­пре­це­ден­тно­му ду­эту, по­днять вос­ста­ние сре­ди ме­стно­го на­се­ле­ния, спло­тить его во­е­ди­но и со­здать впол­не бо­е­сп­осо­бную ар­мию, со­сто­я­щую из ди­вер­си­он­ных отря­дов, ко­то­рая до­став­ля­ла мно­го не­при­я­тно­стей и бе­спо­койств ре­гу­ляр­ным ту­ре­цким вой­скам. До са­мых по­сле­дних дней вой­ны пол­ков­ник Ло­у­ренс на­хо­дил­ся при ар­мии Фей­са­ла в дол­жно­сти во­ен­но­го со­ве­тни­ка и офи­це­ра свя­зи араб­ско­го фрон­та со став­кой ан­глий­ско­го ко­ман­до­ва­ния на Сре­днем Во­сто­ке.

шпи­он и Ла­зу­тчик

Итак, «друг» ара­бов... А по­че­му бы нет? Хо­ро­ший актер отли­ча­е­тся от пло­хо­го тем, что он искрен­не ве­рит в то, что игра­ет в дан­ный мо­мент. Ло­у­ренс был очень хо­ро­шим акте­ром.

«Толь­ко в ло­не Араб­ско­го бю­ро Ло­у­ренс смог до кон­ца ра­скрыть свой та­лант ин­три­га­на. Он был по-ли­сьи хи­тер, дья­воль­ски ло­вок, не счи­тал­ся ни с кем и пле­вал на на­чаль­ство, чем вос­ста­но­вил про­тив се­бя по­чти весь бри­тан­ский ге­не­раль­ный штаб. Ли­шь не­боль­шая груп­па эк­спер­тов це­ни­ла его фе­но­ме­наль­ные эн­ци­кло­пе­ди­че­ские зна­ния и не прев­зой­ден­ное ни­кем уме­ние ве­сти де­ла с ара­ба­ми. Ло­у­ренс знал, что у не­го име­ю­тся вли­я­тель­ные дру­зья в Лон­до­не. По­это­му он не сте­сня­ясь гнал от се­бя тех, ко­то­рые ме­ша­ли или про­сто не нра­ви­лись ему. Са­мо­у­ве­рен­ный и дерз­кий, ме­чта­тель­ный и на­дмен­ный, Ло­у­ренс в двад­цать лет стал офи­це­ром фи­ли­а­ла Ин­тел­ли­дженс сер­вис в Каи­ре, лу­чше всех изу­чил ара­бов и имел наи­бо­лее ра­зве­тв­лен­ную и хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ную аген­тур­ную сеть на тер­ри­то­ри­ях, за­ня­тых тур­ка­ми. За­мкну­тый, тще­слав­ный, обо­жа­ю­щий пре­кло­не­ние пе­ред со­бой, он был хла­дно­кро­вен и отва­жен пе­ред ли­цом опа­сно­сти и аван­тю­ри­сти­чен до пре­де­ла. Ло­у­ренс прев­ра­тил­ся в на­сто­я­ще­го ко­чев­ни­ка, но­сил оде­жду бе­дуи­нов, пре­кра­сно ездил на вер­блю­дах, был не­при­хо­тлив в еде, аске­ти­чен, аб­со­лю­тно рав­но­ду­шен к жен­щи­нам и прев­ра­тил­ся в кон­це кон­цов в ру­ко­во­ди­те­ля араб­ских пов­стан­че­ских отря­дов, ко­то­рые ве­сьма эф­фе­ктив­но бо­ро­лись про­тив ту­рок...»

Так на­пи­са­но о пол­ков­ни­ке Ло­у­рен­се в ма­те­ри­а­лах ита­льян­ско­го ин­сти­ту­та «Аго­сти­ни», за­ни­мав­ше­го­ся ис­сле­до­ва­ни­ем ар­хив­ных до­ку­мен­тов мно­гих се­кре­тных служб вре­мен пер­вой и вто­рой ми­ро­вых войн и выпу­стив­ше­го уни­каль­ный пя­ти­том­ник «Исто­рия шпи­о­на­жа». В нем не­ма­ло стра­ниц по­свя­ще­но «Ло­у­рен­су Ара­вий­ско­му». Вот, на­при­мер, сви­де­тель­ство ма­йо­ра Стер­лин­га, одно­го из офи­це­ров свя­зи со шта­бом бри­тан­ских войск. «При­быв в Абу-эль-лис­сал, я на­шел Ло­у­рен­са, толь­ко что во­зв­ра­тив­ше­го­ся из успе­шно­го на­бе­га на же­ле­зную до­ро­гу, в его па­ла­тке, си­дя­щим на ве­ли­ко­ле­пном пер­сид­ском ков­ре, ре­кви­зи­ро­ван­ном из ка­ко­го-то ту­ре­цко­го по­е­зда. Он был одет как обычно, в бе­лые оде­я­ния с зо­ло­тым кин­жа­лом Мек­ки за по­ясом. Сна­ру­жи на­хо­ди­лись не­сколь­ко ара­бов из его охра­ны, за­ня­тых чис­ткой вин­то­вок... Охра­на была ве­сьма не­об­хо­ди­мой пре­до­сто­ро­жно­стью для пол­ков­ни­ка, так как его го­ло­ва была оце­не­на в 20 тысяч фун­тов стер­лин­гов. Но в дан­ном слу­чае лю­бой че­ло­век из охра­ны Ло­у­рен­са с во­стор­гом от­дал бы за не­го жизнь... Что же по­зво­ля­ло ему вла­ство­вать и дер­жать в сво­ем под­чи­не­нии ара­бов? Ло­у­ренс вы­гля­дел как ярый сто­рон­ник осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния ара­бов. Они по­ни­ма­ли, что он вно­сил жи­ви­тель­ную струю в их де­ло, что он сто­ял на­рав­не с шей­ха­ми или по­том­ка­ми про­ро­ка, что эмир Фей­сал об­хо­дил­ся с ним как со своим бра­том, как с рав­ным...»

Так ли это? В уже упо­ми­нав­шей­ся на­ми «Исто­рии шпи­о­на­жа» ста­ви­тся под сом­не­ние утвер­жде­ние са­мо­го Ло­у­рен­са о том, что по­дня­тое им вос­ста­ние было «сред­ством осу­ще­ств­ле­ния ве­ли­кой за­да­чи со­з­да­ния араб­ско­го го­су­дар­ства». Ско­рее все­го, утвер­жда­е­тся в ис­сле­до­ва­нии, это дви­же­ние яви­лось сред­ством для прев­ра­ще­ния араб­ских зе­мель в бри­тан­ские ко­ло­нии, что, соб­ствен­но го­во­ря, и уда­лось сде­лать по­сле окон­ча­ния пер­вой ми­ро­вой вой­ны, исполь­зуя ман­да­ты Ли­ги На­ций.

На со­ве­ща­нии со­ю­зни­ков Ан­тан­ты в ита­льян­ском ку­рор­тном го­род­ке Сан-ре­мо, а оно со­сто­я­лось в апре­ле 1920 го­да, ман­да­ты были окон­ча­тель­но ра­с­пре­де­ле­ны. Под дав­ле­ни­ем Фран­ции Ан­глия выве­ла свои вой­ска из Си­рии, и фран­цу­зы за­ня­ли Да­маск, ку­да в сен­тя­бре 1918 го­да с не­боль­шим отря­дом ара­бов на вер­блю­дах пер­вым во­шел Ло­у­ренс, во­споль­зо­вав­шись от­сту­пле­ни­ем ту­рок. Лу­чший «друг» ан­гли­чан Фей­сал, свер­гну­тый с тро­на Си­рии, осыпал про­кля­ти­я­ми сво­е­го ве­ро­лом­но­го «бра­та» пол­ков­ни­ка Ло­у­рен­са. Но при чем тут пол­ков­ник, спро­си­те вы. Дей­стви­тель­но, при чем? Как во­ен­ный ра­звед­чик, Ло­у­ренс бле­стя­ще, с лю­бой то­чки зре­ния, выпол­нил во­зло­жен­ную на не­го за­да­чу и за­нял­ся дру­ги­ми де­ла­ми. Прав­да, быту­ет еще одна вер­сия. Не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что Ло­у­ренс, бу­ду­чи глу­бо­ко оскор­блен­ным хам­ским обра­ще­ни­ем со свои­ми араб­ски­ми дру­зья­ми, ра­зру­гал­ся вдрызг с Ин­тел­ли­дженс сер­вис и уда­лил­ся от пра­кти­че­ских дел. Но это все­го ли­шь вер­сия...

рим­ское зна­ком­ство

Фев­раль 1964 го­да. Я в Ри­ме, ра­бо­таю «под крышей» или, бо­лее эле­ган­тно, «при­крыти­ем» соб­ствен­но­го кор­ре­спон­ден­та «Изве­стий» в Ита­лии. Ра­зда­е­тся те­ле­фон­ный зво­нок. — С ва­ми го­во­рит ге­не­рал Кар­бо­ни... — Здрав­ствуй­те, си­ньор ге­не­рал... Чем мо­гу слу­жить?

— Я на­пи­сал ста­тью о про­бле­мах мир­но­го со­су­ще­ство­ва­ния и не­об­хо­ди­мо­сти за­пре­ще­ния ядер­но­го ору­жия, ко­то­рую хо­тел бы опу­бли­ко­вать в «Изве­сти­ях». Вас не за­тру­днит при­нять ме­ня в ва­шем кор­пун­кте ми­нут че­рез трид­цать?..

Ге­не­рал ока­зал­ся высо­ким ху­дым ста­ри­ком, не по­те­ряв­шим во­ен­ной выправ­ки.

— Ме­ня зо­вут Джа­ко­мо Кар­бо­ни. Мо­жет быть, слыша­ли? Я на­чи­нал свою ка­рье­ру при Бе­ни­то Мус­со­ли­ни, на­чаль­ни­ком СИМ, а про­ще го­во­ря, во­ен­ной ра­звед­ки...

Че­люсть моя не­прои­зволь­но упа­ла, как стрел­ка ба­ро­ме­тра пе­ред бу­рей. Ге­не­рал ме­жду тем по­ло­жил мне на стол ак­ку­ра­тнень­кую па­по­чку со ста­тьей о про­бле­мах мир­но­го со­су­ще­ство­ва­ния...

Итак, Джа­ко­мо Кар­бо­ни. Выхо­дец из бо­га­той се­мьи, избрав­ший во­ен­ную ка­рье­ру. Быстро ша­гал по ле­стни­це дол­жно­стей и зва­ний, опе­ре­жая мно­гих своих со­слу­жив­цев. В на­ча­ле 1930-х го­дов Кар­бо­ни за­нял пост на­чаль­ни­ка во­ен­ной ра­звед­ки Ита­лии. В этом ка­че­стве он в 1939 го­ду отправ­ля­е­тся в Бер­лин, имея ли­чные и «де­ли­ка­тные» по­ру­че­ния Мус­со­ли­ни выя­снить че­рез кон­фи­ден­ци­аль­ные исто­чни­ки «со­о­твет­ствие пла­нов Ги­тле­ра по за­во­е­ва­нию ми­ро­во­го го­спод­ства с ре­аль­ными во­змо­жно­стя­ми Гер­ма­нии». В стро­го се­кре­тном до­кла­де, пред­став­лен­ном ду­че, ге­не­рал сде­лал ве­сьма пес­си­ми­сти­че­ские выво­ды в отно­ше­нии пер­спе­ктив по­бе­ды гер­ман­ско­го ору­жия в ми­ро­вом мас­шта­бе и в осто­ро­жной фор­ме по­со­ве­то­вал Мус­сол­ни не впу­тыва­ться в сов­ме­стную гло­баль­ную аван­тю­ру. «Не­ве­рие» Кар­бо­ни при­шлось не по ду­ше ду­че, и ге­не­ра­ла сня­ли с по­ста на­чаль­ни­ка ра­звед­ки, хо­тя и оста­ви­ли в се­кре­тной слу­жбе... А в сен­тя­бре 1943 го­да Кар­бо­ни сыграл не по­сле­днюю роль в осво­бо­жде­нии Ри­ма от ги­тле­ров­цев. Сам он ска­зал об этом так: «Ко­гда в те тра­ги­че­ские сен­тя­брьские дни 1943-го я по­нял, что ге­не­рал Кес­сель­ринг соби­ра­е­тся штур­мом взять Рим и нет ре­аль­ной си­лы про­ти­во­сто­ять нем­цам, я от­дал ра­спо­ря­же­ние открыть рим­ские ар­се­на­лы и ра­здать ору­жие га­ри­баль­дий­ским отря­дам Со­про­тив­ле­ния, ко­то­рые в ко­не­чном ито­ге и спа­сли Ве­чный го­род от то­таль­но­го ра­зру­ше­ния. Прав­да, за это не­ко­то­рые до сих пор счи­та­ют ме­ня пре­да­те­лем...»

Рас­ста­ва­ясь, Кар­бо­ни за­дал мне не­о­жи­дан­ный во­прос: «Ко­го вы счи­та­е­те, мой юный друг, са­мым выда­ю­щим­ся ра­звед­чи­ком в ми­ре?» «Ма­та Ха­ри», — выпа­лил я под вли­я­ни­ем не­дав­но уви­ден­но­го ста­ро­го бо­е­ви­ка о су­пер­пши­он­ке вре­мен пер­вой ми­ро­вой вой­ны. Ге­не­рал сар­ка­сти­че­ски улыбнул­ся: «За­блу­жда­е­тесь, мой друг, Ма­та Ха­ри была все­го ли­шь аван­тю­рис­ткой и по­та­ску­шкой, по­лу­ча­ла ли­по­вую ин­фор­ма­цию. А ге­ни­ем шпи­о­на­жа всех вре­мен и на­ро­дов был и оста­е­тся ан­гли­ча­нин сэр Ло­у­ренс, его ме­чта­ли иметь в своих се­тях мно­гие ра­зве­дыва­тель­ные слу­жбы...» При сле­ду­ю­щей встре­че ге­не­рал рас­ска­зал до­воль­но лю­бо­пытные по­дро­бно­сти о глав­ном ге­рое на­ше­го по­ве­ство­ва­ния.

Де­ло в том, что де­я­тель­но­стью «Ло­у­рен­са Ара­вий­ско­го» на Бли­жнем Во­сто­ке ин­те­ре­со­ва­лась не­ме­цкая и ита­льян­ская се­кре­тные слу­жбы. И в одной, и в дру­гой на не­го были за­ве­де­ны по­дро­бные до­сье. Ге­не­рал Кар­бо­ни имел оное в сво­ем ли­чном сей­фе и под­дер­жи­вал со­о­твет­ству­ю­щий обмен аген­тур­ной ин­фор­ма­ци­ей с не­ме­цки­ми кол­ле­га­ми. «По «ли­нии» Ло­у­рен­са, — осо­бо отме­тил Кар­бо­ни, — опе­ра-тив­ную ра­зра­бо­тку вел быв­ший гер­ман­ский кон­сул в Пер­сии Вас­смус, ко­то­ро­му, кста­ти, по­кро­ви­тель­ство­вал кай­зер Виль­гельм ІІ. Имен­но по его ра­спо­ря­же­нию Вас­смус стал глав­ным аген­том гер­ман­ской се­кре­тной слу­жбы, ру­ко­во­ди­те­лем во­ен­но­го и по­ли­ти­че­ско­го шпи­о­на­жа по все­му Пер­сид­ско­му за­ли­ву. Та­кже как и Ло­у­ренс, про­ни­кав­ший в араб­ские пле­ме­на, Вас­смус бу­до­ра­жил пер­сид­ские, что­бы ме­шать про­дви­же­нию бри­тан­ских войск. Мы зна­ли, что Вас­смус охо­тил­ся за Ло­у­рен­сом, мы зна­ли, что они да­же встре­ча­лись на пре­дмет се­кре­тных пе­ре­го­во­ров, но кто из них вышел по­бе­ди­те­лем из этой ду­эли — неи­зве­стно. Впро­чем, по­сле­дний пе­ри­од жи­зни Ло­у­рен­са был во­об­ще ве­сьма за­га­до­чен... Что же ка­са­е­тся Вас­сму­са, то он по­сле окон­ча­ния Пер­вой ми­ро­вой вой­ны вер­нул­ся в Бер­лин, ра­бо­тал в ми­ни­стер­стве ино­стран­ных дел и в на­ча­ле 1915 го­да был вно­вь отправ­лен в Пер­сию, что­бы про­дол­жать тай­ную бо­рьбу про­тив ан­гли­чан. Одна­ко его мис­сия за­кон­чи­лась пол­ным про­ва­лом, он был ото­зван в Бер­лин, где и умер в 1932 го­ду».

по­сле­дний пе­ри­од Жи­зни

Ну а Ло­у­ренс? В 1921 го­ду Уин­стон Чер­чилль, во­згла­вив­ший ми­ни­стер­ство по де­лам ко­ло­ний, пре­дло­жил ему пост по­ли­ти­че­ско­го со­ве­тни­ка в но­вом управ­ле­нии по де­лам Сре­дне­го Во­сто­ка. Ко­гда встал во­прос о де­не­жном со­дер­жа­нии, Ло­у­ренс за­про­сил тыся­чу фун­тов в год. Чер­чилль, за­ме­тив, что это была са­мая скром­ная прось­ба, с ка­кой к не­му ко­гда-ли­бо обра­ща­лись, на­зна­чил но­во­му со­ве­тни­ку зар­пла­ту в сум­ме 1600 фун­тов. На кон­фе­рен­ции в Каи­ре в мар­те 1921 го­да Ло­у­рен­су уда­лось убе­дить Чер­чи­л­ля в том, что­бы по­са­дить на трон Ира­ка, под­пав­ше­го под ман­дат Ан­глии, из­гнан­но­го из Си­рии Фей­са­ла. Та­ким обра­зом, пол­ков­ник опла­тил свой ста­рый долг быв­ше­му «бра­ту». Ло­у­ренс все­гда пла­тил дол­ги. По­ня­тие о че­сти было у не­го до­ста­то­чно высо­ким. Во­змо­жно, это был его по­сле­дний кру­пный долг, ко­то­рый бе­ре­дил ду­шу бри­тан­ско­го ра­звед­чи­ка. Как толь­ко Фей­сал за­нял трон, пол­ков­ник Ло­у­ренс по­дал в от­став­ку и, не­смо­тря на уго­во­ры Чер­чи­л­ля, оста­вил ми­ни­стер­ство по де­лам ко­ло­ний.

А в ав­гу­сте 1922 го­да он не­о­жи­дан­но идет ря­до­вым в бри­тан­ский во­зду­шный флот под фа­ми­ли­ей Рос­са. Пол­ков­ник объя­снил свой по­сту­пок сле­ду­ю­щим обра­зом: «Ка­ждый ан­гли­ча­нин дол­жен или сам по­сту­пить в ави­а­цию, или по­мо­гать ее ра­зви­тию». Прав­да, име­ю­тся све­де­ния о том, что бри­тан­ская ра­звед­ка по­пыта­лась вне­дрить Ло­у­рен­са под вымышлен­ным име­нем в ави­а­цию для его даль­ней­ше­го исполь­зо­ва­ния по спе­ци­аль­но­сти. Одна­ко Ло­у­ренс не смог со­хра­нить свое ин­ко­гни­то. Один из офи­це­ров по­дра­зде­ле­ния, где слу­жил но­вои­спе­чен­ный ави­а­тор, кста­ти, ста­рый не­друг Ло­у­рен­са, ра­скрыл его истин­ное имя на стра­ни­цах одной буль­вар­ной га­зе­тки. Ра­зра­зил­ся скан­дал, и ря­до­вой ави­а­ции, он же пол­ков­ник Ин­тел­ли­дженс сер­вис, исчез. На вре­мя, есте­ствен­но, ибо при­мер­но че­рез год в по­сел­ке Ми­рам-шах на гра­ни­це ме­жду Ин­ди­ей и Аф­га­ни­ста­ном в ан­глий­ском ави­а­ци­он­ном по­дра­зде­ле­нии по­яв­ля­е­тся борт­ме­ха­ник Шоу, ко­то­рый, зна­ко­мясь с ин­ду­са­ми, пред­став­ля­е­тся ве­сьма це­ре­мон­но: Пир-ка­рам-шах...

Это опять наш не­у­то­ми­мый ге­рой за­нял­ся своим лю­би­мым де­лом. На аф­ган­ском тро­не си­дит эмир Ама­нул­ла, ко­то­рый очень не лю­бит ан­гли­чан. А они — его, есте­ствен­но, за стрем­ле­ние про­во­дить ан­ти­ко­ло­ни­аль­ную по­ли­ти­ку. Ну­жно най­ти аль­тер­на­ти- ву Ама­нул­ле, и Ло­у­ренс — Пир-ка­рам-шах — его отыски­ва­ет сре­ди са­мых же­сто­ких пре­дво­ди­те­лей ба­сма­чей. Это Ба­чайи Са­као. Ло­у­ренс обла­дал уди­ви­тель­ным та­лан­том де­лать из лю­бых ну­жных лю­дей своих вер­ных дру­зей. Он су­лит Са­као трон эми­ра. Что не­об­хо­ди­мо для это­го пред­при­нять? Нем­но­гое. Выпол­нить все пун­кты ин­стру­кции, ко­то­рая ра­зра­бо­та­на «бра­том» Пир­ка­рам-ша­хом. Вот она: «Что на­до в пер­вую оче­редь сде­лать? Ра­звер­нуть сре­ди на­се­ле­ния аги­та­цию про­тив ре­форм Ама­нул­лы. Идеи, ко­то­рые мо­гут вызвать не­до­воль­ство лю­дей, со­сто­ят в сле­ду­ю­щем. Во-пер­вых, Ама­нул­ла отвер­га­ет но­ше­ние чал­мы, ко­то­рая уза­ко­не­на про­ро­ком. Он хо­чет, что­бы все но­си­ли шля­пы. Во-вто­рых, Ама­нул­ла отвер­га­ет ислам­ские оде­жды, ко­то­рые но­си­ли пред­ки аф­ган­цев. Он от­дал ра­спо­ря­же­ние всем жен­щи­нам снять ча­дру. В-тре­тьих, он по­ве­лел жен­щи­нам и де­ву­шкам хо­дить в шко­лы. Он ре­шил, что муж­чи­нам не­о­бя­за­тель­но но­сить усы и бо­ро­ду. В-че­твер­тых, он усма­три­ва­ет до­бро в пре­не­бре­же­нии к ре­ли­гии. Ама­нул­ла отправ­ля­ет на­ших жен за гра­ни­цу учи­ться хо­ро­шим ма­не­рам, что про­ти­во­ре­чит уста­нов­лен­ным тра­ди­ци­ям пред­ков. В-пя­тых, он хо­чет, что­бы мы все ле­чи­лись у вра­чей. А та­кже, он уни­что­жил лун­ное исчи­сле­ние...»

Ба­чайи Са­као во­с­при­нял этот ин­стру­ктаж как при­каз дей­ство­вать. Че­рез не­де­лю­дру­гую пла­мя не­на­ви­сти к Ама­нул­ле, как при хо­ро­шем ве­тре, уже пе­ре­ки­дыва­лось от ки­шла­ка к ки­шла­ку. На­ча­лись бун­ты, вы­сту­пле­ния с ору­жи­ем в ру­ках про­тив пра­ви­тель­ства. В фев­ра­ле 1929 го­да Ба­чайи Са­као за­хва­тил Ка­бул и про­во­згла­сил се­бя эми­ром Аф­га­ни­ста­на. Дей­ствуя по со­ве­ту Пир­ка­рам-ша­ха, но­вый эмир, кста­ти, ра­звер­нул бур­ную де­я­тель­ность про­тив Со­вет­ской Ре­спу­бли­ки. Око­ло двух де­ся­тков тысяч ба­сма­чей, на­хо­див­ши­хся в се­вер­ных ра­йо­нах Аф­га­ни­ста­на, при­сту­пи­ли к во­о­ру­жен­ным на­па­де­ни­ям на со­вет­ские сре­дне­а­зи­ат­ские ре­спу­бли­ки. И вот тут-то трон Ба­чайи Са­као за­ка­чал­ся. И Ло­у­ренс по­нял, что по­ра ухо­дить. И был прав, ибо в октя­бре 1929 го­да но­вои­спе­чен­но­го эми­ра сбро­си­ли с тро­на, а за­тем ка­зни­ли...

В Лон­до­не, ку­да вер­нул­ся пол­ков­ник Ло­у­ренс, о нем вспом­ни­ли, ко­гда вышла кни­га его ме­му­а­ров «Се­мь стол­пов му­дро­сти». Ин­те­ре­сная кни­га. Я чи­тал ее в ита­льян­ском пе­ре­во­де, ибо пре­зен­то­вал мне ее ге­не­рал Кар­бо­ни. Кста­ти, он рас­ска­зал мне и о смер­ти Ло­у­рен­са. Это слу­чи­лось 19 мая 1935 го­да на одной из про­вин­ци­аль­ных до­рог не­по­да­ле­ку от Лон­до­на. Ни­кто не ви­дел, как прои­зо­шла ава­рия мо­то­ци­кла, на ко­то­ром мчал­ся сэр То­мас Эдвард Ло­у­ренс, 47 лет... Сви­де­те­ли по­до­спе­ли, ко­гда мо­то­ци­клист был уже в ко­ме, а его «же­ле­зный конь», бу­кваль­но ра­зва­лив­ший­ся на ча­сти, ва­лял­ся в кю­ве­те. Ге­не­рал Кар­бо­ни прер­вал на ми­ну­ту свое по­ве­ство­ва­ние, сде­лал мно­го­зна­чи­тель­ную па­у­зу...

— Ты зна­е­шь, мой мо­ло­дой друг, за­чем по­е­хал Ло­у­ренс из при­го­ро­да, где оби­тал, в Лон­дон? Он по­е­хал на цен­траль­ную по­чту, что­бы по­слать за­ко­ди­ро­ван­ную те­ле­грам­му в Бер­лин. Ло­у­ренс да­вал свое со­гла­сие на ли­чную встре­чу с Ги­тле­ром. Тот, как нам ста­ло изве­стно, пре­дло­жил ему пост ше­фа ди­вер­си­он­но­го от­де­ла абве­ра. Как ви­ди­шь, те его кон­та­кты с Вас­сму­сом, о ко­то­рых я те­бе рас­ска­зывал, не про­шли да­ром. Быв­ший бри­тан­ский ра­звед­чик не за­хо­тел спо­кой­ной жи­зни, тем бо­лее что он стал еще к то­му же лу­чшим дру­гом фю­ре­ра ан­глий­ских фа­ши­стов Осваль­да Мо­сли. Оба они, ме­жду про­чим, были вро­жден­ными аван­тю­ри­ста­ми. До­бав­лю, что мо­то­цикл Ло­у­рен­са ра­зва­лил­ся на обра­тном пу­ти из Лон­до­на, ко­гда те­ле­грам­ма о со­гла­сии на встре­чу была уже отправ­ле­на, а ее сле­ды оста­лись в ли­чном де­ле Ло­у­рен­са, хра­нив­шем­ся в на­шем ар­хи­ве. Ты спра­ши­ва­е­шь, по­че­му «ра­зва­лил­ся» мо­то­цикл? Не знаю. Мо­жет быть, по­то­му, что ко­му-то не за­хо­те­лось, что­бы со­сто­я­лась встре­ча ме­жду Ло­у­рен­сом и Адоль­фом Ги­тле­ром...

Сэр Ло­у­ренс был похо­ро­нен в лон­дон­ском со­бо­ре св. Пав­ла сре­ди бри­тан­ских во­ен­ных ге­ро­ев и ар­ти­сти­че­ских зна­ме­ни­то­стей. Это было де­лом не­лег­ким, ибо не­ко­то­рые зна­ме­ни­то­сти че­рез своих жи­ву­щих на этом све­те по­том­ков за­про­те­сто­ва­ли, не же­лая, что­бы сре­ди них ле­жал муж­чи­на с го­мо­се­ксу­аль­ными откло­не­ни­я­ми. По­тре­бо­ва­лось ли­чное вме­ша­тель­ство сэра Уин­сто­на Чер­чи­л­ля, ав­то­ри­тет ко­то­ро­го был и то­гда очень ве­лик. n

эдвард Ло­у­ренс. 1917 г

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.