длин­ные ру­ки пе­ки­на

за­па­дная ев­ро­па в се­тях ки­тай­ско­го шпи­о­на­жа

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Первая Страница - Ар­ка­дий АРСЕНЬЕВ Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Вид по­се­ти­те­ля, явив­ше­го­ся в по­ли­цей­ское управ­ле­ние Га­а­ги средь бе­ла дня в но­чной пи­жа­ме и на­ки­ну­том на пле­чи пла­ще, не сли­шком уди­вил де­жур­но­го офи­це­ра. С ка­ки­ми толь­ко чу­да­ка­ми не до­во­ди­лось иметь де­ло! Одна­ко он бу­кваль­но ото­ро­пел, ко­гда по­се­ти­тель пре­дъя­вил ди­пло­ма­ти­че­ский па­спорт на имя Ляо Шу-хэ, со­ве­тни­ка по­соль­ства Ки­тая в Ни­дер­лан­дах, и за­явил, что на­ме­рен про­сить по­ли­ти­че­ско­го убе­жи­ща у пра­ви­тель­ства Ни­дер­лан­дов.

Та­кже ото­ро­пе­ли и там, ку­да, на­ко­нец, по­ли­цей­ский со­обра­зил до­ло­жить. Со­ве­тник Ляо Шу-хэ был изве­стен спец­слу­жбам как ре­зи­дент вне­шне­по­ли­ти­че­ской ра­звед­ки Ки­тая. В Ев­ро­пе еще не было слу­чая, что­бы по­ли­ти­че­ско­го убе­жи­ща про­сил ки­тай­ский ра­звед­чик. А тут сра­зу – ре­зи­дент. Че­рез не­сколь­ко ми­нут к зда­нию по­ли­цей­ско­го управ­ле­ния прим­ча­лась ав­то­ма­ши­на – и не­кие лю­ди в штат­ском уве­зли Ляо.

Пе­кин отре­а­ги­ро­вал не­за­ме­дли­тель­но: в но­те про­те­ста утвер­жда­лось, что ки­тай­ская сто­ро­на ра­спо­ла­га­ет не­о­про­вер­жи­мыми до­ка­за­тель­ства­ми то­го, что эта ан­ти­ки­тай­ская акция тща­тель­но по­дго­тов­ле­на пра­ви­тель­ством Ни­дер­лан­дов, а по­се­му вся ответ­ствен­ность за слу­чив­ше­е­ся и за те не­га­тив­ные по­след­ствия, ко­то­рые эта акция бу­дет иметь для дву­сто­рон­них ки­тай­ско-гол­ланд­ских отно­ше­ний, ло­жи­тся на Га­а­гу.

В ответ на тре­бо­ва­ние ки­тай­цев во­зв­ра­тить Ляо гол­ланд­ские вла­сти со­об­щи­ли, что по прось­бе пе­ре­беж­чи­ка ему пре­до­став­ле­но вре­мен­ное укрытие. По­зже пред­ста­ви­тель Го­су­дар­ствен­но­го де­пар­та­мен­та США Ро­берт Мак­кло­ски офи­ци­аль­но за­явил: «Мы по­ме­сти­ли Ляо в укром­ное ме­сто, где в по­ряд­ке пре­до­сто­ро­жно­сти он на­хо­ди­тся под охра­ной. Он обра­тил­ся с прось­бой о пре­до­став­ле­нии ему по­ли­ти­че­ско­го убе­жи­ща в США».

В прес­се на­ча­лась отра­бо­тка са­мых не­ве­ро­я­тных вер­сий, при­зван­ных объя­снить при­чи­ны бег­ства высо­ко­по­став­лен­но­го ки­тай­ско­го ра­звед­чи­ка на За­пад. Со­гла­сно одной из них, Ляо, бле­стя­щий про­фес­си­о­нал, су­мел со­здать ра­зве­тв­лен­ную аген­тур­ную сеть, ко­то­рая обе­спе­чи­ва­ла по­сту­пле­ние цен­ней­шей ра­зве­дыва­тель­ной ин­фор­ма­ции, ка­сав­шей­ся не толь­ко Гол­лан­дии, но и дру­гих стран, НАТО и ра­зли­чных ме­жду­на­ро­дных ор­га­ни­за­ций. При нем Га­а­га ста­ла цен­тром ки­тай­ско­го шпи­о­на­жа в За­па­дной Ев­ро­пе. Одна­ко в Пе­ки­не вся ин­фор­ма­ция Ляо яко­бы игно­ри­ро­ва­лась. Ущем­лен­ное са­мо­лю­бие и по­бу­ди­ло его бе­жать на За­пад. По дру­гой вер­сии, Ляо в те­че­ние мно­гих лет ра­бо­тал на аме­ри­кан­цев. А ко­гда по­чув­ство­вал, что над ним сгу­ща­ю­тся ту­чи, ушел к на­сто­я­щим хо­зя­е­вам.

21 де­ка­бря 1965 го­да в штаб-квар­ти­ру ЦРУ в Лэн­гли по­сту­пи­ла сро­чная ши­фр­те­ле­грам­ма из Вар­ша­вы. В ней со­об­ща­лось, что со­тру­дни­ку одной из ла­бо­ра­то­рий го­ро­да Гдань­ска про­фес­со­ру Ле­ше­ку Ма­нуиль­ско­му уда­лось по­лу­чить но­вый нерв­но-па­ра­ли­ти­че­ский газ свер­хмо­щно­го дей­ствия. До­ку­мен­ты с фор­му­лой га­за и опи­са­ни­ем те­хно­ло­гии его по­лу­че­ния, а та­кже кро­ше­чная ка­псу­ла с по­лу­чен­ной до­зой хра­ня­тся в ла­бо­ра­то­рии, в ли­чном сей­фе про­фес­со­ра. Ре­зи­дент ЦРУ в Вар­ша­ве про­сил ука­за­ний. И они то­тчас по­сле­до­ва­ли: за­по­лу­чить всю до­ку­мен­та­цию и ка­псу­лу с га­зом как мо­жно ско­рее, по­сколь­ку се­крет открытия мо­жет быть пе­ре­дан рус­ским или ки­тай­цам.

Ки­тай­цев упо­мя­ну­ли не слу­чай­но. Дву­мя го­да­ми рань­ше вла­сти Че­хо­сло­ва­кии без объя­сне­ния при­чин объя­ви­ли пер­со­ной нон гра­та и высла­ли из Пра­ги со­тру­дни­ка кор­пун­кта агент­ства Синь­хуа. Этот бе­с­пре­це­ден­тный слу­чай в отно­ше­ни­ях ме­жду со­ци­а­ли­сти­че­ски­ми стра­на­ми прив­лек вни­ма­ние ЦРУ. Без осо­бо­го тру­да аме­ри­кан­цы че­рез свою аген­ту­ру в Пра­ге выя­сни­ли, что ки­тай­ский кор­ре­спон­дент ча­стень­ко отлу­чал­ся в Гданьск и там в одной из на­учно-ис­сле­до­ва­тель­ских ла­бо­ра­то­рий со­вер­шил ка­кой-то не­при­ли­чный по­сту­пок. За что и попла­тил­ся. Пе­кин отнес­ся к его высыл­ке с по­ни­ма­ни­ем: не выра­зил про­те­ста, не пред­при­нял отве­тных мер.

То­гда в ЦРУ по­сме­я­лись над не­за­да­чли­вым со­тру­дни­ком Синь­хуа. Сей­час же его ча­стые по­е­зд­ки в Гданьск и ин­те­рес к «одной из ла­бо­ра­то­рий» пред­ста­ли в дру­гом све­те. А вско­ре наи­худ­шие опа­се­ния цэрэу­шни­ков под­твер­ди­лись. До­ку­мен­та­ция и ка­псу­ла с образ­цом га­за за­га­до­чно исче­зли из сей­фа про­фес­со­ра. Исчез и он сам. При не­выя­снен­ных об­сто­я­тель­ствах.

То­гда и было ре­ше­но са­мым при­сталь­ным обра­зом при­смо­тре­ться к де­я­тель­но­сти ки­тай­ской ра­звед­ки в За­па­дной Ев­ро­пе. С этой це­лью в мар­те 1966 го­да в Гол­лан­дию отпра­вил­ся спе­ци­аль­ный агент ЦРУ. В Га­а­ге он всту­пил в кон­такт с не­ким Вил­ли, нем­цем по на­ци­о­наль­но­сти, дол­гие го­ды со­тру­дни­чав­шим с аме­ри­кан­ской ра­звед­кой. Одна­ко этой па­ро­чке не су­жде­но было выпол­нить во­зла­гав­шу­ю­ся на них за­да­чу — уже че­рез па­ру не­дель спе­ци­аль­ный агент со­об­щил в Лэн­гли, что он «под кол­па­ком» у ки­тай­цев.

Бра­во­го спе­ц­аген­та, а за­о­дно и Вил­ли сро­чно ото­зва­ли, пе­ре­клю­чив­шись на пои­ски аген­та-ки­тай­ца. Тут аме­ри­кан­цам не­ска­зан­но по­ве­зло: они су­ме­ли обза­ве­стись аген­том-двой­ни­ком. Этот ки­та­ец при­знал­ся, что ра­бо­та­ет на свою ра­звед­ку, одна­ко го­тов по­ра­бо­тать и на аме­ри­кан­скую – ра­зу­ме­е­тся, за до­воль­но при­ли­чное во­зна­гра­жде­ние.

5 ию­ля 1966 го­да офи­цер поль­ской слу­жбы без­о­па­сно­сти, дей­ствуя в стро­гом со­о­твет­ствии с по­лу­чен­ным при­ка­зом, выле­тел рей­со­вым са­мо­ле­том из Вар­ша­вы в Пра­гу, имея при се­бе не­боль­шой свер­ток. Из Пра­ги он в тот же день вые­хал по­е­здом в Ве­ну. На сто­ян­ке в Цю­ри­хе про­сле­до­вал в ре­сто­ран, где пе­ре­дал свер­ток муж­чи­не во­сто­чно­го ти­па. Из Ве­ны поль­ский офи­цер вер­нул­ся са­мо­ле­том в Вар­ша­ву и до­ло­жил о выпол­не­нии за­да­ния.

Тем вре­ме­нем муж­чи­на во­сто­чно­го ти­па (а это был агент-двой­ник) при­был в Брюс­сель, в ка­фе­драль­ном со­бо­ре Свя­то­го Ми­хе­ля встре­тил­ся с не­ким бель­гий­цем и по­дро­бно проин­стру­кти­ро­вал то­го, ко­гда сле­ду­ет вые­хать по­е­здом в Га­а­гу, в ка­кое вре­мя, в ка­ком ме­сте и ко­му не­об­хо­ди­мо пе­ре­дать свер­ток.

За все­ми пе­ре­ме­ще­ни­я­ми за­га­до­чно­го свер­тка уже зор­ко сле­ди­ли аме­ри­кан­цы.

На еже­го­дную кон­фе­рен­цию Ме­жду­на­ро­дно­го ин­сти­ту­та по свар­ке, открыв­шу­ю­ся в при­го­ро­де Га­а­ги 10 ию­ля 1966 го­да, Пе­кин на­пра­вил до­воль­но пред­ста­ви­тель­ную де­ле­га­цию — 8 спе­ци­а­ли­стов высо­ко­го клас­са. Во­згла­вил ее 42-ле­тний Сюй Синь, ко­то­ро­го про­чие де­ле­га­ты ува­жи­тель­но на­зыва­ли «то­ва­рищ ин­же­нер». Де­ле­га­ция по­се­ли­лась на аве­ню Прин­ца Ма­у­ри­цлан­не в до­ме №17, где по­сто­ян­но про­жи­вал тре­тий се­кре­тарь ки­тай­ско­го по­соль­ства.

«То­ва­ри­ща ин­же­не­ра», по­ми­мо об­су­ждав­ши­хся на кон­фе­рен­ции про­блем сва­ро­чно­го ха­ра­кте­ра, очень ин­те­ре­со­вал не­боль­шой свер­ток, ко­то­рый он дол­жен был по­лу­чить от «бель­гий­ско­го дру­га» в на­зна­чен­ный день и час в услов­лен­ном ме­сте – не­по­да­ле­ку от до­ма, где ра­зме­сти­лась де­ле­га­ция. Знал об этом и со­ве­тник по­соль­ства Ляо Шу-хэ. Но он не мог знать, что «то­ва­рищ ин­же­нер» и агент-двой­ник – дав­ние зна­ко­мые, уже успе­ли по­ви­да­ться, и «ин­же­нер» дал со­гла­сие не отво­зить свер­ток в Пе­кин, а пе­ре­дать его аме­ри­кан­цам за один мил­ли­он дол­ла­ров и га­ран­тию пре­до-

став­ле­ния по­ли­ти­че­ско­го убе­жи­ща. Дол­го уго­ва­ри­вать Сюй Си­ня не при­шлось: на­би­рав­шая си­лу ки­тай­ская «куль­тур­ная ре­во­лю­ция пред­се­да­те­ля Мао» не су­ли­ла «ин­же­не­ру» ни­че­го хо­ро­ше­го. Да и уход его к аме­ри­кан­цам уже зна­чил­ся в пла­нах ЦРУ как за­вер­ша­ю­щий ак­корд в «опе­ра­ции с не­боль­шим свер­тком». Это дол­жно было отве­сти вся­кие по­до­зре­ния от аген­та-двой­ни­ка, на даль­ней­шие услу­ги ко­то­ро­го аме­ри­кан­цы рас­счи­тыва­ли.

По­лу­чив от «бель­гий­ско­го дру­га» за­ве­тный свер­ток, Сюй вскрыл его. И сра­зу со­обра­зил, что са­ма по се­бе ка­псу­ла с га­зом — ни­что без ми­кро­пле­нок с фор­му­лой га­за и те­хно­ло­ги­ей его по­лу­че­ния. По­это­му на сле­ду­ю­щий день, вру­чив при­ле­тев­ше­му из США цэрэу­шни­ку толь­ко ка­псу­лу с га­зом, он за­явил, что осталь­ное пе­ре­даст по­зже. Цэрэу­шник пытал­ся про­те­сто­вать, ссыла­ясь на пре­два­ри­тель­ную до­го­во­рен­ность. Но «то­ва­рищ ин­же­нер» твер­до сто­ял на сво­ем. По­че­му он так по­сту­пил? Не исклю­че­но, что­бы по­тре­бо­вать за ми­кро­плен­ки до­пол­ни­тель­ное во­зна­гра­жде­ние. Одна­ко ло­ги­чнее пред­по­ло­жить, что им ру­ко­во­дил страх ока­за­ться бро­шен­ным аме­ри­кан­ца­ми и он по­про­сту под­стра­хо­вал­ся, не по­до­зре­вая, чем это обер­не­тся для не­го в бли­жай­шие дни.

Кон­такт Сюя с аме­ри­кан­цем со­сто­ял­ся в том же ме­сте, что и с бель­гий­цем, то есть не­да­ле­ко от до­ма, где обо­сно­ва­лась де­ле­га­ция. Во­змо­жно, кто-то из ее чле­нов слу­чай­но за­фи­кси­ро­вал сви­да­ние «то­ва­ри­ща ин­же­не­ра» с цэрэу­шни­ком и до­ло­жил в по­соль­ство. Мо­жет быть, в Пе­ки­не узна­ли о том, что за­те­я­ло ЦРУ с по­мо­щью аген­та­двой­ни­ка. Как бы там ни было, но сра­зу же по­сле встре­чи Сюя с аме­ри­кан­цем со­бытия ста­ли ра­зви­ва­ться са­мым дра­ма­ти­чным обра­зом.

Ляо Шу-хэ по­лу­чил из Пе­ки­на се­кре­тный при­каз об аре­сте аген­та-двой­ни­ка. Пер­вым же рей­сом в Га­а­гу при­была бри­га­да со­тру­дни­ков ки­тай­ской кон­тр­ра­звед­ки. Всем чле­нам «сва­ро­чной» де­ле­га­ции было пред­пи­са­но не выхо­дить из до­ма №17 по аве­ню Прин­ца Ма­у­ри­цлан­не. «То­ва­ри­щу ин­же­не­ру», за­ни­мав­ше­му на вто­ром эта­же от­дель­ную ком­на­ту, пре­дло­жи­ли по­дго­то­ви­ться к до­про­су в по­соль­стве и обыску в ком­на­те. Остав­лен­ные для пе­ре­стра­хов­ки ми­кро­плен­ки ста­но­ви­лись для Сюя смер­тель­но опа­сной ули­кой. Не­об­хо­ди­мо было сро­чно пред­при­нять аде­ква­тные об­ста­нов­ке не­ор­ди­нар­ные ме­ры.

На про­ти­во­по­ло­жной сто­ро­не ули­цы, пра­кти­че­ски на­про­тив до­ма №17, по­сто­ян­но де­жу­рил агент ЦРУ, на­блю­дав­ший за до­мом. В слу­чае не­об­хо­ди­мо­сти он дол­жен был ока­зать по­мо­щь Сюю.

Этим, по­жа­луй, един­ствен­ным шан­сом и ре­шил во­споль­зо­ва­ться Сюй. Он высколь­знул че­рез па­ра­дную дверь на ули­цу и бро­сил­ся к сво­е­му спа­си­те­лю: «Уве­ди­те ме­ня в свое по­соль­ство. Я про­шу по­ли­ти­че­ско­го убе­жи­ща». Цэрэу­шник, ви­ди­мо, не су­мев пра­виль­но оце­нить чре­звычай­ную си­ту­а­цию, стал тре­бо­вать от Сюя ми­кро­плен­ки. В этот мо­мент две­ри до­ма №17 ра­спа­хну­лись, и груп­па ки­тай­цев на­пра­ви­лась в их сто­ро­ну. Пе­ре­пу­ган­ный Сюй бро­сил­ся бе­жать, а не­за­да­чли­вый цэрэу­шник скрыл­ся в бли­жай­шем по­дъе­зде и от­ту­да про­дол­жал на­блю­де­ние.

Не про­шло и де­ся­ти ми­нут, как «то­ва­рищ ин­же­нер» был во­дво­рен в свою ком­на­ту на вто­рой этаж. Его пре­ду­пре­ди­ли, что че­рез час-дру­гой его до­ста­вят в по­соль­ство для до­про­са, ото­бра­ли ключ и за­крыли дверь на за­мок. То­гда Сюй ре­шил­ся на отча­ян­ный шаг: выпрыгнул из окна и пре­во­змо­гая боль, бро­сил­ся бе­жать с кри­ком о по­мо­щи. На­блю­дав­ший за всем этим цэрэу­шник ви­дел, как отво­ри­лись во­ро­та до­ма №17 и вые­хав­шая от­ту­да лег­ко­вая ма­ши­на до­гна­ла и сби­ла Сюя. За­тем два ки­тай­ца во­ло­ком вта­щи­ли его в дом. Толь­ко то­гда аме­ри­ка­нец ре­шил дей­ство­вать.

На ме­сто прои­сше­ствия сро­чно при­была бри­га­да по­ли­цей­ских. Опе­ра­тив­но опро­сив жиль­цов бли­зле­жа­щих до­мов, по­ли­цей­ские за­яви­ли тре­тье­му се­кре­та­рю ки­тай­ско­го по­соль­ства, что дол­жны прои­зве­сти до­смотр вну­трен­них по­ме­ще­ний, по­сколь­ку было со­вер­ше­но по­ку­ше­ние на жизнь че­ло­ве­ка и по­стра­дав­ший, а во­змо­жно, и пре­сту­пник на­хо­дя­тся в до­ме. По­сле дол­гих пре­пи­ра­тельств ки­тай­цы ра­зре­ши­ли одно­му по­ли­цей­ско­му и во­ди­те­лю ав­то­ма­ши­ны «ско­рой по­мо­щи» вой­ти. На но­сил­ках Сюя пе­ре­не­сли в «ско­рую» и в со­про­во­жде­нии двух ки­тай­цев и по­ли­цей­ско­го до­ста­ви­ли в бли­жай­ший го­спи­таль Кра­сно­го Кре­ста. Вра­чи уста­но­ви­ли, что у по­стра­дав­ше­го про­лом­лен че­реп, сло­ма­ны ре­бра, пов­ре­жден по­зво­но­чник. Со­про­во­ждав­шие Сюя ки­тай­цы утвер­жда­ли, что трав­мы по­лу­че­ны в ре­зуль­та­те не­о­сто­ро­жно­го па­де­ния из окна.

По­сле пре­два­ри­тель­но­го осмо­тра по­стра­дав­ше­го пе­ре­ве­ли в спе­ци­аль­ный рент­ге­нов­ский ка­би­нет, что­бы про­ве­сти бо­лее де­таль­ное об­сле­до­ва­ние. В это вре­мя в го­спи­таль при­е­хал Ляо Шу-хэ, край­не обе­спо­ко­ен­ный су­дьбой «то­ва­ри­ща ин­же­не­ра». По­ка вра­чи до­бро­со­ве­стно отве­ча­ли на все во­про­сы, по­стра­дав­ший был по­хи­щен из рент­ге­нов­ско­го ка­би­не­та и, как выя­сни­лось по­зже, уве­зен в не­до­ся­га­е­мое для по­ли­ции слу­же­бное по­ме­ще­ние вре­мен­но­го по­ве­рен­но­го в де­лах Ки­тая, а им на тот мо­мент был Ляо Шу-хэ. На сле­ду­ю­щий день его вызва­ли в ми­ни­стер­ство ино­стран­ных дел Гол­лан­дии и по­тре­бо­ва­ли вер­нуть Сюя в го­спи­таль, по­сколь­ку его по­хи­ще­ние яв­ля­е­тся гру­бым на­ру­ше­ни­ем гол­ланд­ских за­ко­нов. Ки­тай­цы тре­бо­ва­ние прои­гно­ри­ро­ва­ли. Ко­гда Ляо Шу-хэ вно­вь при­гла­си­ли в МИД, он за­явил, что Сюй умер.

За­па­хло ме­жду­на­ро­дным скан­да­лом. Агент­ство Синь­хуа вы­сту­пи­ло с офи­ци­аль­ным за­яв­ле­ни­ем, в ко­то­ром, в ча­стно­сти, го­во­ри­лось, что «аген­ты аме­ри­кан­ских се­кре­тных спец­служб при со­дей­ствии гол­ланд­ско­го пра­ви­тель­ства, не бре­згуя ни­ка­ки­ми, да­же са­мыми омер­зи­тель­ными, при­е­ма­ми, пыта­лись обра­ба­тывать чле­нов ки­тай­ской де­ле­га­ции, уча­ство­вав­шей в еже­го­дной кон­фе­рен­ции Ме­жду­на­ро­дно­го ин­сти­ту­та по свар­ке, скло­няя их к де­зер­тир­ству и изме­не ро­ди­не…

Под­стре­ка­е­мый аме­ри­кан­ски­ми аген­та­ми, Сюй Синь по­пытал­ся бе­жать на За­пад, выпрыгнув из окна до­ма, где жил, и по­лу­чил тя­же­лые те­ле­сные пов­ре­жде­ния». О смер­ти Сюя в за­яв­ле­нии не было ни сло­ва.

Гол­ланд­ские вла­сти, дей­ство­вав­шие по со­гла­со­ва­нию с аме­ри­кан­ца­ми, опро­вер­гли пре­дъяв­лен­ные им обви­не­ния и по­тре­бо­ва­ли, что­бы по­соль­ство Ки­тая пе­ре­да­ло те­ло «ин­же­не­ра» под охра­ну по­ли­ции, а та­кже пре­до­ста­ви­ло во­змо­жность до­про­сить осталь­ных чле­нов де­ле­га­ции. По­соль­ство со­гла­си­лось ли­шь пе­ре­дать труп Сюя по­ли­ции. Вскрытие и об­сле­до­ва­ние по­ка­за­ли, что смерть Сюя на­сту­пи­ла в ре­зуль­та­те при­ме­не­ния к не­му мер на­си­лия. Пра­ви­тель­ство Ни­дер­лан­дов при­ня­ло ре­ше­ние о выдво­ре­нии из стра­ны ки­тай­ско­го по­слан­ни­ка Ли, а по­ли­ция бло­ки­ро­ва­ла зда­ние, в ко­то­ром на­хо­ди­лись чле­ны ки­тай­ской де­ле­га­ции.

Пе­кин­ские вла­сти не­за­ме­дли­тель­но пред­при­ня­ли отве­тные ме­ры — объя­ви­ли пер­со­ной нон гра­та по­ве­рен­но­го в де­лах Гол­лан­дии в Ки­тае Г. Йон­ге­пан­са. Одна­ко при этом была сде­ла­на очень ва­жная ого­вор­ка: по­ве­рен­ный в де­лах смо­жет по­ки­нуть Пе­кин ли­шь по­сле то­го, как чле­ны ки­тай­ской де­ле­га­ции по­ки­нут пре­де­лы Гол­лан­дии.

В те­че­ние не­сколь­ких ме­ся­цев обе сто­ро­ны хра­ни­ли мол­ча­ние. И ли­шь 29 де­ка­бря 1966 го­да вой­на нер­вов за­кон­чи­лась. Чи­нов­ни­кам гол­ланд­ско­го МИД была пре­до­став­ле­на во­змо­жность по­бе­се­до­вать в зда­нии ки­тай­ско­го по­соль­ства с чле­на­ми де­ле­га­ции. Гол­ланд­цы по­ни­ма­ли, что бе­се­да бу­дет пу­стой фор­маль­но­стью, но по­шли на это, да­бы вызво­лить из Пе­ки­на сво­е­го по­ве­рен­но­го. Ки­тай­скую сто­ро­ну это то­же впол­не устраи­ва­ло. По­сле бе­се­ды все чле­ны де­ле­га­ции выле­те­ли из Га­а­ги до­мой. В аэро­порт ка­ждый из них явил­ся с на­ци­о­наль­ным флаж­ком и порт­ре­том Мао. Пе­ред тем как по­дня­ться по тра­пу в са­мо­лет, они обра­зо­ва­ли круг и на гла­зах изум­лен­ных гол­ланд­цев дру­жно про­ци­ти­ро­ва­ли ряд выска­зыва­ний «ве­ли­ко­го корм­че­го».

3 ян­ва­ря 1967 го­да в Гол­лан­дию вер­нул­ся по­слан­ник Ки­тая. И все вздо­хну­ли с облег­че­ни­ем. Все, кро­ме Ляо Шу-хэ.

Как ни­кто дру­гой он ви­дел про­фес­си­о­наль­ные про­сче­ты, допу­щен­ные в хо­де опе­ра­ции с «не­боль­шим свер­тком». Да­дут ли ему во­змо­жность иску­пить свою ви­ну? И то­гда, гля­ди­шь, все за­бу­де­тся. Или все-та­ки не про­стят?

Два по­сле­ду­ю­щих го­да Ляо Шу-хэ «па­хал, как ло­шадь». И все ста­рал­ся уло­вить на­строй Пе­ки­на, его отно­ше­ние к се­бе. Му­чи­тель­но дол­го пытал­ся ра­зга­дать под­текст по­сту­пив­шей из Пе­ки­на 23 ян­ва­ря 1969 го­да ши­фр­те­ле­грам­мы: «Во­зв­ра­щай­тесь в Пе­кин бли­жай­шим рей­сом»...

И на сле­ду­ю­щий день в пи­жа­ме и на­ки­ну­том на пле­чи пла­ще по­явил­ся в по­ли­цей­ском управ­ле­нии Га­а­ги... n

Пе­кин. Ле­тний им­пе­ра­тор­ский дво­рец

Пе­кин. Ле­тний им­пе­ра­тор­ский дво­рец. мост из 17 Про­ле­тов

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.