Не­ве­сeлые ре­бя­та

КАК ле­ген­дар­ные НЕКОГДА ар­ти­сты – «Вла­сти­те­ли ДУМ» прев­ра­ща­ю­тся В су­де­бных су­тяг, не спосо­бных по­де­лить сла­ву и Го­но­ра­ры

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Секреты Шоу-бизнеса - Але­ксей БОГОМОЛОВ Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Влю­бой стра­не шоу-би­знес не­от­де­лим от скан­да­лов. Они яв­ля­ю­тся его со­став­ной ча­стью, вре­мя от вре­ме­ни во­збу­ждая ин­те­рес гра­ж­дан, ино­гда до се­рье­зно­го уров­ня. Быва­ют кон­фли­кты, при­ду­ман­ные для под­дер­жа­ния ин­те­ре­са к пер­со­не или кол­ле­кти­ву, а быва­ют и впол­не ре­аль­ные. В прин­ци­пе, на­ру­ше­ния ав­тор­ских прав быва­ли и в ра­зви­тых стра­нах, но там они до­ста­то­чно быстро и жес­тко пре­се­ка­лись су­де­бными ин­стан­ци­я­ми. У нас же до су­да до­хо­дят ли­шь са­мые упор­ные пред­ста­ви­те­ли шоу-би­зне­са, а ре­зуль­та­тив­ных ре­ше­ний нем­но­го. Тем не ме­нее проблема су­ще­ству­ет, при­чем уже не­сколь­ко де­ся­ти­ле­тий, и мы хо­тим по­зна­ко­мить на­ших ува­жа­е­мых чи­та­те­лей с не­ко­то­рыми стра­ни­ца­ми истории бо­рьбы со­вер­шен­но ра­зных по сти­лю му­зыкан­тов (тут и рок, и шан­сон, и эстра­да) за свои (и чу­жие) ав­тор­ские пра­ва…

«ПО­ВО­РОТ» Был на­пи­сан В тю­рьме

Не­сколь­ко лет на­зад мне при­хо­ди­лось по­мо­гать быв­ше­му уча­стни­ку груп­пы «Ма­ши­на вре­ме­ни», ко­то­рую ино­гда не без осно­ва­ния име­ну­ют рус­ски­ми «Би­тлз», в по­дго­тов­ке кни­ги под на­зва­ни­ем «Ма­ши­на с ев­ре­я­ми». Че­стно го­во­ря, я не ду­мал, что пу­бли­ка­ция бу­дет сво­е­го ро­да «бом­бой». Ее изда­ва­ли и пе­ре­и­зда­ва­ли, отрыв­ки и ре­цен­зии на нее пе­ча­та­лись в ра­зных из­да­ни­ях, отец-осно­ва­тель «Ма­ши­ны» Ан­дрей Ма­ка­ре­вич был в бе­шен­стве и по­сле двад­ца­ти пя­ти лет на­ше­го зна­ком­ства, ино­гда гра­ни­чив­ше­го с дру­жбой, пре­кра­тил об­ща­ться со мной. С По­дго­ро­де­цким он прер­вал отно­ше­ния, по­хо­же, нав­се­гда, вре­мя от вре­ме­ни отве­чая жур­на­ли­стам, что «этот че­ло­век для не­го не су­ще­ству­ет». С дру­гой сто­ро­ны, ныне по­кой­ный, к со­жа­ле­нию, «отец-осно­ва­тель №2» Сер­гей Ка­ва­гое в свой по­сле­дний при­езд в Рос­сию из То­рон­то ве­сной 2008 го­да ска­зал мне, что «Ма­ши­на с ев­ре­я­ми» – это един­ствен­ная прав­ди­вая кни­га про то, что прои­схо­ди­ло вну­три и во­круг этой, вне вся­ко­го сом­не­ния, ле­ген­дар­ной груп­пы. Мы дол­го об­ща­лись с ним, вспо­ми­на­ли ста­рые вре­ме­на, ра­зго­ва­ри­ва­ли о вре­ме­ни «ве­ли­ко­го пе­ре­ло­ма» – ле­те 1979 го­да, ко­гда, ка­за­лось бы, са­мый успе­шный рок-кол­ле­ктив стра­ны не­о­жи­дан­но для мно­гих ра­спал­ся. При­чин то­му было мно­же­ство: и вну­трен­ние кон­фли­кты в груп­пе, и опре­де­лен­ное не­же­ла­ние Мар­гу­ли­са и Ка­ва­гое пе­ре­хо­дить «на ле­галь­ное по­ло­же­ние», и, как это име­но­вал Ма­ка­ре­вич, «твор­че­ские ра­зно­гла­сия».

Ва­жное ме­сто в ря­ду этих при­чин, как рас­ска­зывал мне Сер­гей, за­ни­ма­ло то, что ав­тор­ство пра­кти­че­ски всех пе­сен «Ма­ши­ны» ста­ло ста­биль­но ас­со­ции­ро­ва­ться с име­нем Ма­ка­ре­ви­ча, хо­тя на са­мом де­ле сто­про­цен­тным вкла­дом его в «об­щую ко­пил­ку» были толь­ко сти­хи. По­на­ча­лу это ни­ко­го осо­бен­но не вол­но­ва­ло, по­сколь­ку ав­тор­ско­го во­зна­гра­жде­ния «под­поль­ные» пе­сни, да­же са­мые ра­скру­чен­ные, ти­па «Ма­ри­о­не­ток» и «Сол­не­чно­го остро­ва», не при­но­си­ли. Но с ро­стом по­пу­ляр­но­сти «Ма­ши­ны» в Мо­скве, Пи­те­ре, Тал­ли­не и дру­гих го­ро­дах на­шей боль­шой стра­ны не­ко­то­рых уча­стни­ков кол­ле­кти­ва ста­ло не­сколь­ко на­пря­гать то, что все пе­сни, ко­то­рые ими испол­ня­ю­тся, счи­та­лись при­на­дле­жа­щи­ми Ма­ка­ре­ви­чу.

На са­мом де­ле я с искрен­ним ува­же­ни­ем отно­шусь к Ан­дрею Ма­ка­ре­ви­чу, счи­тая его боль­шим по­этом и на­сто­я­щим фи­ло­со­фом. И ни­сколь­ко не хо­чу его уя­звить или как-то при­ни­зить его за­слу­ги в со­з­да­нии, ста­нов­ле­нии и ра­зви­тии «Ма­ши­ны вре­ме­ни». Но, на­сколь­ко я пред­став­ляю, в се­ми­де­ся­тые го­ды му­зыка к сти­хам Ан­дрея в зна­чи­тель­ной ме­ре была кол­ле­ктив­ным твор­че­ством. И да­же не все основ­ные те­мы были при­ду­ма­ны им. У Сер­гея Ка­ва­гое было свое осо­бое мне­ние отно­си­тель­но ав­тор­ства пе­сен: «Ме­ня, ко­не­чно же, боль­ше устрои­ло бы сло­во­со­че­та­ние «сло­ва Ма­ка­ре­ви­ча, му­зыка «Ма­ши­ны вре­ме­ни», но по тем вре­ме­нам чи­сто фор­маль­но это было не­во­змо­жно. В том смысле что за­ре­ги­стри­ро­вать пе­сни в та­ком ви­де ни­кто не дал бы. Вот Ма­кар и по­дго­то­вил кла­ви­ры, отпе­ча­тал текс­ты и за­ре­ги­стри­ро­вал все пе­сни на се­бя. Нас то­гда не очень вол­но­вал этот факт, хо­тя было оби­дно. А уж ко­гда ав­тор­ские по­шли… Но это было уже по­сле на­ше­го с Гу­лей (Ев­ге­ни­ем Мар­гу­ли­сом. – А.Б.) ухо­да из «Ма­ши­ны» в 1979 го­ду».

Мо­жно как уго­дно отно­си­ться к про­бле­мам ав­тор­ства пе­сен «Ма­ши­ны вре­ме­ни». На­при­мер, ко­гда мы в 2007 го­ду ра­зго­ва­ри­ва­ли об этом с Ро­ма­ном Тра­хтен­бер­гом (об­су­жда­ли кни­гу По­дго­ро­де­цко­го), он ска­зал мне сле­ду­ю­щее: «Ма­ка­ре­вич – это глав­ный че­ло­век в «Ма­ши­не», ее изо­бре­та­тель и со­зда­тель. Вот Пе­тя По­дго­ро­де­цкий се­ту­ет на то, что, де­скать, Ан­дрей при­но­сил «вся­кую ну­дня­ти­ну», наи­грывая ее на ги­та­ре, та­кую, что и му­зыкой на­звать нель­зя, а уж по­том все кол­ле­ктив­но до­во­ди­ли пе­сню «до кон­ди­ции». В опре­де­ле­нии ав­тор­ства для ме­ня все про­сто. При­шел че­ло­век к дру­зьям и ска­зал: «Вот я изо­брел ав­то­мо­биль с ко­ле­са­ми, мо­то­ром и ру­лем. Да­вай­те над ним ра­бо­тать». Один ему пре­дла­га­ет: «Сде­ла­ем ко­ле­са не ква­дра­тными, а кру­глыми», дру­гой: «А руль не по­се­ре­ди­не по­ста­вим, а сбо­ку». И что, они ав­то­ры идеи? Нет, ав­тор он, в дан­ном слу­чае – Ан­дрей Ма­ка­ре­вич. Кста­ти, уход По­дго­ро­де­цко­го из «Ма­ши­ны вре­ме­ни» был вы­зван не толь­ко его отв­ра­ти­тель­ным ха­ра­кте­ром и пол­ным отсут­стви­ем ди­сци­пли­ны. Под­со­зна­тель­но Ма­ка­ре­ви­ча на­пря­га­ло то, что из со­тен пе­сен груп­пы са­мую изве­стную, пе­ре­лом­ную и ва­жную для кол­ле­кти­ва при­ду­мал не он, а По­дго­ро­де­цкий».

Исто­рию с со­з­да­ни­ем «По­во­ро­та» Петр По­дго­ро­де­цкий по­дро­бно осве­тил в кни­ге «Ма­ши­на с ев­ре­я­ми», по­это­му я про­сто про­ци­ти­рую его сло­ва: «Му­зыку, ко­то­рая впо­след­ствии ста­ла са­мым испол­ня­е­мым хи­том по­сле­дних 25 лет, я на­пи­сал в тю­рьме. Ну, не сов­сем в тю­рьме, а в ка­зар­ме воин­ской ча­сти Вну­трен­них войск МВД СССР в г. Але­ксан­дров­ка Бел­го­род­ской обла­сти, где слу­жил, охра­няя зе­ков. Бо­лее все­го эта ме­ло­дия была по­хо­жа на на­чи­нав­шие то­гда на­би­рать си­лу ита­льян­ские хи­ты. Ме­длен­ная та­кая, ли­ри­чная. До сих пор те­шу се­бя на­де­ждой, что най­де­тся ка­кой­ни­будь ита­ло­я­зычный по­эт, ко­то­рый при­ду­ма­ет к ней сти­хи. Это бу­дет вто­рое ро­жде­ние «По­во­ро­та», ко­то­рый не стыдно бу­дет испол­нить или То­то, или Пу­по.

Ко­гда я ри­скнул пре­дло­жить ее для испол­не­ния, Ку­ти­ков не­ме­длен­но ра­скри­ти­ко­вал ма­те­ри­ал, го­во­ря, что это ну­дня­ти­на в сти­ле Ма­ка­ра. По­том по­про­бо­вал сыграть ее быстрее. «Да это же пря­мо «Иглз» ка­кие-то!», – ска­зал обычно мол­ча­ли­вый Ва­ле­ра Ефре­мов».

Что­бы уто­чнить де­та­ли по­яв­ле­ния на свет су­пер­хи­та «Ма­ши­ны вре­ме­ни» «По­во­рот», во вре­мя ра­бо­ты над этим ма­те­ри­а­лом я по­зво­нил Пе­тру По­дго­ро­де­цко­му. И вот что он мне рас­ска­зал в до­пол­не­ние к изло­жен­но­му в кни­ге: «Если ко­го-то ин­те­ре­су­ют де­та­ли этой ста­рой истории, то мо­гу рас­ска­зать не­ко­то­рые по­дро­бно­сти. По край­ней ме­ре два моих ар­мей­ских то­ва­ри­ща – Са­ша Ко­злов­ский и Олег Ку­ря­тни­ков мо­гут за­сви­де­тель­ство­вать то, что я при­ду­мал ме­ло­дию «По­во­ро­та» еще в ар­мии. Бо­лее то­го, Са­ша Ко­злов­ский с этой пе­сней в ме­длен­ном ва­ри­ан­те и с ита­льян­ской «рыбой» (так му­зыкан­ты име­ну­ют ими­та­цию текс­та на не­зна­ко­мом языке. – А.Б.) про­хо­дил про­слу­ши­ва­ние на пре­дмет испол­не­ния ро­ли Грэя в мю­зи­кле «Алые па­ру­са». И было это еще до мо­е­го по­яв­ле­ния в «Ма­ши­не». По­том уже я по­ка­зал пе­сню «ма­ши­ни­стам». Было это в сту­дии ГИТИСА, где мы за­пи­сыва­лись и ре­пе­ти­ро­ва­ли. Наи­грал ме­ло­дию на фор­те­пи­а­но. Кста­ти, если мне не изме­ня­ет па­мять, 27 мая 1989 го­да на кон­цер­те, по­свя­щен­ном 20-ле­тию «Ма­ши­ны», я испол­нял не толь­ко пе­сню «Ах, что за лу­на!», во­шед­шую в двой­ной ви­ни­ло­вый аль­бом, но и «По­во­рот» в ме­длен­ном ин­стру­мен­таль­ном ва­ри­ан­те. И ни­кто по­че­му-то мо­е­го ав­тор­ства не оспа­ри­вал…»

Лю­бо­пытно, но с опре­де­лен­но­го вре­ме­ни (то­чнее, по­сле выхо­да «Ма­ши­ны с ев­ре­я­ми» в 2006 го­ду) не­ко­то­рые уча­стни­ки груп­пы ста­ли сво­дить роль По­дго­ро­де­цко­го толь­ко к уча­стию в аран­жи­ров­ке «По­во­ро­та». Это про­сле­жи­ва­е­тся и в га­зе­тных пу­бли­ка­ци­ях, и в ли­те­ра­ту­ре, в ча­стно­сти, в кни­ге Ми­хаи­ла Мар­го­ли­са «За­тя­жной по­во­рот. История груп­пы «Ма­ши­на вре­ме­ни». Что­бы рас­ста­вить то­чки над «i» в этом дав­нем кон­фли­кте ин­те­ре­сов, на­пом­ню, что я исто­рик и па­мять у ме­ня со­о­твет­ству­ет стан­дар­там, при­ня­тым для этой про­фес­сии.

Итак, 1 сен­тя­бря 1983 го­да, го­род Ки­ши­нев, го­сти­ни­ца «Ки­ши­нев». Утро. Мы с Але­ксан­дром Ку­ти­ко­вым си­дим в его но­ме­ре и де­гу­сти­ру­ем по­да­рен­ную ему кем­то бол­гар­скую «Ма­сти­ку», ра­збав­ляя ее во­дой и удив­ля­ясь то­му, как она, бу­ду­чи по­на­ча­лу про­зра­чной, ста­но­ви­тся вдруг бе­лой. По един­ствен­ной про­грам­ме те­ле­ви­де­ния идет утрен­ний по­втор пе­ре­да­чи «Спо­кой­ной но­чи, ма­лыши!» – оче­ре­дное про­яв­ле­ние советского куль­тур­но­го иди­о­ти­зма. В ка­дре Фи­ля и Хрю­ша. Фи­ля спра­ши­ва­ет: «Хрю­ша, а как у те­бя на­стро­е­ние?»

Хрю­ша отве­ча­ет: «Зна­е­шь, Фи­ля, мне утром по­зво­ни­ла те­тя Ли­на (Ан­ге­ли­на Вовк, ве­ду­щая про­грам­мы. – А.Б.) и спра­ши­ва­ет, как у ме­ня на­стро­е­ние. Я за­ду­мал­ся. Ду­маю я и ду­маю, и чем боль­ше ду­маю, тем ху­же у ме­ня на­стро­е­ние…» Ку­ти­ков во­схи­щен­но кри­чит: «Это же Борь­ка Бар­кас при­ду­мал! Он не толь­ко по­эт, но и на ТВ текс­ты пи­шет. Класс!» А по­том ра­зго­вор у нас за­шел о пе­сне «По­во­рот». По­дго­ро­де­цкий к то­му вре­ме­ни из «Ма­ши­ны» уже ушел, так что мне ка­же­тся, что сло­ва Ку­ти­ко­ва отно­си­тель­но ав­тор­ства му­зыки к пе­сне мо­жно счи­тать объе­ктив­ными. Он ска­зал мне так: «Пе­тька при­нес ме­ло­дию, кра­си­вую, но ме­длен­ную. По­ка­зал. Ма­кар как-то хо­ло­дно к ней отнес­ся, да и мне по­на­ча­лу она не пон­ра­ви­лась. Но я ре­шил, что если сыграть ее быстрее, то бу­дет хит. По­про­бо­ва­ли, му­зыка всем пон­ра­ви­лась. Ан­дрю­шка быстро со­чи­нил текст. Вот, соб­ствен­но, и весь «По­во­рот»…»

На са­мом де­ле мне ка­же­тся, что «вой­ну при­ори­те­тов» все уча­стни­ки со­бытий мо­гли бы дав­ным-дав­но пре­кра­тить. Я ли­чно ве­рю им всем: и Ку­ти­ко­ву 1983 го­да, и ему же че­рез че­тверть ве­ка, и Ма­ка­ре­ви­чу, и По­дго­ро­де­цко­му. Не­смо­тря на то что ко­го­то из них по­дво­дит па­мять, а у ко­го-то пре­ва­ли­ру­ют эмо­ции. «Ма­ши­ни­сты» сде­ла­ли ве­ли­кий хит, пре­тен­ду­ю­щий на ве­чность, а это до­ро­го­го стоит.

И во­об­ще, если по­две­сти кра­ткий итог ска­зан­но­му, то по-на­сто­я­ще­му скан­даль­ными во­про­сы ав­тор­ства пе­сен «Ма­ши­ны вре­ме­ни» на­звать нель­зя. Ино­гда са­ми чле­ны груп­пы, во­збу­жден­ные вну­трен­ни­ми кон­фли­кта­ми, про­во­ци­ро­ва­ли эти скан­да­лы, но ясно толь­ко одно: Ан­дрей Ма­ка­ре­вич, ко­то­ро­му при­на­дле­жит са­ма идея со­з­да­ния груп­пы и ко­то­рый при­ду­мал по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство хи­тов «Ма­ши­ны», в свое вре­мя со­вер­шил очень даль­но­ви­дный по­сту­пок. Ко­гда прои­зве­де­ния груп­пы ни­ко­го не ин­те­ре­со­ва­ли с ма­те­ри­аль­ной то­чки зре­ния, он не по­жа­лел вре­ме­ни и де­нег для то­го, что­бы при­дать им офи­ци­аль­ный ста­тус. Осталь­ные уча­стни­ки «Ма­ши­ны» в те вре­ме­на да­же не соби­ра­лись это­го де­лать, не ду­мая, что ко­г­да­ни­будь в бу­ду­щем смо­гут по­лу­чить от это­го ди­ви­ден­ды. Са­мое ин­те­ре­сное, что и Ма­ка­ре­вич об этом не ду­мал, а про­сто хо­тел, что­бы хоть что-то из со­з­дан­но­го офи­ци­аль­но оста­лось для по­том­ков… Хо­чу вспом­нить свой ра­зго­вор с Ма­ка­ре­ви­чем о ста­рых пе­снях груп­пы. 1982 год. Но­чь, то­чнее, че­тыре ча­са утра. Мы с Ан­дре­ем си­дим на его ку­хне в до­ме №37 по Ле­нин­ско­му про­спе­кту и до хри­по­ты спо­рим. Я го­во­рю ему: «Ан­дрей, а по­че­му ты не хо­че­шь вклю­чить в про­грам­му блок из ста­рых пе­сен?» Он мне: «Да ты что? Вре­мя уже дру­гое, му­зыка дру­гая, лю­ди дру­гие… Для ме­ня испол­нять эти пе­сни сей­час все рав­но, что влезть в ста­рые шор­ты!» Сколь­ких уси­лий мне стои­ло убе­дить его по­не­множ­ку до­бав­лять в но­вые «кон­це­пту­аль­ные» про­грам­мы древ­ние, но та­кие лю­би­мые хи­ты… «Ста­рые пе­сни, хип­по­вые сны…»

ле­ген­да «ра­звед­чи­ка» зве­здин­ско­го

Во­об­ще-то о су­ще­ство­ва­нии Ми­хаи­ла Зве­здин­ско­го до 1987 го­да я да­же и не по­до­зре­вал. Нет, ко­не­чно, я слышал ка­ки­е­то пе­сни в его испол­не­нии, но по­сколь­ку ув­ле­кал­ся рок-му­зыкой и дру­жил с ра­зными зве­зда­ми, ко­то­рые в этом жан­ре ра­бо­та­ли, как-то не от­де­лял его от дру­гих. А в це­лом к шан­со­ну (то­гда его на­зыва­ли «бла­тняк») отно­сил­ся бо­лее чем спо­кой­но.

При­е­хав ле­том 1987 го­да с «Ма­ши­ной вре­ме­ни» на съем­ки про­грам­мы «Му­зыкаль­ный ринг» (в один день сни­ма­лись две груп­пы – «Ма­ши­на» и «Се­крет»), я уви­дел впе­ре­ди се­бя лысо­ва­то­го гра­ж­да­ни­на, ко­то­рый очень за­бо­тли­во выти­рал бе­ло­сне­жным пла­тком (а было очень жар­ко) лоб те­ле­про­дю­се­ру Мар­те Мо­ги­лев­ской. А ко­гда я спро­сил у си­дев­ше­го ря­дом со мной Же­ни Ди­три­ха (в то вре­мя очень изве­стно­го пи­тер­ско­го ди­зай­не­ра), кто это, он отве­тил, что это и есть Зве­здин­ский. Ди­трих рас­ска­зал мне, что он не­дав­но де­лал про­ект ре­кон­стру­кции го­сти­ни­цы «Жем­чу­жи­на» в Со­чи и там по­зна­ко­мил­ся с толь­ко что за­кон­чив­шим от­бывать свой оче­ре­дной срок Ми­хаи­лом Ми­хай­ло­ви­чем. Ев­ге­нию пон­ра­ви­лось, как тот спел в ре­сто­ра­не «Жем­чу­жи­ны» под ко­до­вым на­зва­ни­ем «Бун­кер» не­сколь­ко своих пе­сен, и Зве­здин­ский по­лу­чил при­гла­ше­ние при­е­хать в го­сти к Ди­три­ху в Пи­тер. Во вре­мя съе­мок «Рин­га» он, соб­ствен­но, и про­жи­вал у ху­до­жни­ка в го­сте­вой ком­на­те его гро­ма­дной по тем вре­ме­нам квар­ти­ры-ма­стер­ской на Ка­но­нер­ской ули­це.

По­сле тя­же­ло­го те­ле­дня го­сте­приим­ный Ди­трих при­гла­сил всех («Ма­ши­ну», «Се­крет» и ме­ня) к се­бе в го­сти. Там мы сно­ва уви­де­ли Зве­здин­ско­го с ка­кой-то де­ви­цей в ко­ро­ткой юб­ке и кол­го­тках в се­то­чку. Де­ви­ца яв­но на­по­ми­на­ла ра­бо­тни­цу го­ри­зон­таль­но­го фрон­та. Это вызва­ло не­ко­то­рое не­до­воль­ство хо­зяи­на. Зве­здин­ский ко­ро­тко ска­зал да­ме: «Оде­вай­ся и иди отсю­да». Что, соб­ствен­но, она и сде­ла­ла. Боль­ше при­я­тный ве­чер ни­что не ом­ра­ча­ло. Ну а по­том кто-то из «Се­кре­тов» ре­шил выпить за мое здо­ро­вье (по-мо­е­му, Ан­дрей За­блу­дов­ский). Ко­ро­тко осве­тив мою роль в до­сти­же­нии успе­ха груп­па­ми «Ма­ши­на вре­ме­ни» и «Се­крет», он по­же­лал мне дол­гих лет жи­зни, здо­ро­вья и та­ких дру­зей, как он. Кста­ти, дру­жим мы с ним по сей день…

Зве­здин­ский, до то­го мо­мен­та не зна­ко­мый со мной, по­че­му-то слу­шал тост очень вни­ма­тель­но, а по­том, ко­гда в за­сто­лье обра­зо­ва­лась па­у­за, под­сел ко мне и стал рас­ска­зывать, что он то­же ар­тист, хо­тя и ре­прес­си­ро­ван­ный, что хо­чет вер­ну­ться в му­зыку и вый­ти на боль­шую сце­ну. За­тем ме­тнул­ся к се­бе в ком­на­ту, при­та­щил штук пять хо­ро­ше­го ка­че­ства кас­сет со свои­ми за­пи­ся­ми и тор­же­ствен­но вру­чил мне их – «по­слу­шать», а та­кже сту­дий­ную ка­ту­шку с дву­мя пе­сня­ми – «на вся­кий слу­чай». И по­про­сил мой те­ле­фон. По­здно но­чью мы с «ма­ши­ни­ста­ми» уе­ха­ли в Мо­скву, а че­рез па­ру дней я обна­ру­жил в сво­ей сум­ке кас­се­ты и ре­шил пре­два­ри­тель­но по­слу­шать по­чти неи­зве­стно­го мне Зве­здин­ско­го. Ока­за­лось, что там, соб­ствен­но, была одна по­лу­то­ра­ча­со­вая за­пись, но в пя­ти эк­зем­пля­рах. Уди­ви­тель­но, но мне она пон­ра­ви­лась. А пон­ра­ви­лась тем, что низ­ко­ва­тый, с хри­по­тцой го­лос Зве­здин­ско­го со­про­во­ждал­ся не по­псо­выми ин­стру­мен­та­ми, а нор­маль­ными «жи­выми» ги­та­ра­ми, ба­ра­ба­на­ми, кла­ви­шными. Как-то раз, за­е­хав в Го­су­дар­ствен­ный дом ра­ди­о­ве­ща­ния и зву­ко­за­пи­си (было в со­вет­ские вре­ме­на та­кое учре­жде­ние на ныне­шней Ма­лой Ни­кит­ской), я от­дал зна­ко­мой ра­ди­о­про­дю­сер­ше за­пись трех пе­сен Зве­здин­ско­го. Еще одну ко­пию отпра­вил на «Ма­як». Что ин­те­ре­сно, пе­сни «по­шли» и там, и там. «Оча­ро­ва­на-окол­до­ва­на» и «Сго­рая пла­чут све­чи» ста­ли пер­выми пе­сня­ми Зве­здин­ско­го на Все­со­ю­зном ра­дио.

Бу­кваль­но че­рез день по­сле эфи­ра мне по­зво­нил сам Ми­ша и по­про­сил­ся в го­сти. При­е­хал, при­вез бу­тыл­ку фран­цуз­ско­го ко­нья­ка «Кор­ву­зье», дол­го бла­го­да­рил, рас­ска­зывал, как тру­дно ему сно­ва про­би­ва­ться на эстра­ду, а по­том пре­дло­жил мне ра­бо­тать с ним в ка­че­стве че­ло­ве­ка, спосо­бно­го ему по­мо­чь стать пре­у­спе­ва­ю­щим га­стро­ле­ром. Я обе­щал по­ду­мать.

Че­рез не­де­лю Ми­ша при­гла­сил ме­ня к се­бе до­мой на Крон­штадт­ский буль­вар. Это, соб­ствен­но, была квар­ти­ра его же­ны Нон­ны, ко­то­рая то­гда была, на­сколь­ко я по­нял, однов­ре­мен­но и спон­со­ром Зве­здин­ско­го. Во вре­мя на­ше­го ра­зго­во­ра про­зву­ча­ло кон­кре­тное пре­дло­же­ние: по­ра­бо­тать с ар­ти­стом, по­лу­чая при­ли­чные день­ги. При­чем по­лу­чая за все: те­ле­ра­ди­о­эфи­ры, пу­бли­ка­ции в прес­се, по­мо­щь в ор­га­ни­за­ции кон­цер­тов и да­же зна­ком­ство с ин­те­ре­сными и ва­жными для не­го лю­дьми. Прав­да, что ка­са­лось «ва­жных лю­дей», то у Зве­здин­ско­го их и так хва­та­ло. По­сле отсид­ки ему вер­ну­ли объе­ми­стую чер­ную те­ле­фон­ную книж­ку, в ко­то­рой были со­тни те­ле­фо­нов, как он лю­бил го­во­рить, «кре­ди­то­сп­осо­бных гра­ж­дан». Это были быв­шие це­хо­ви­ки, бан­ди­ты, чи­нов­ни­ки, ху­до­жни­ки, акте­ры и ки­но­де­я­те­ли.

Ми­ша, ино­гда с мо­ей по­да­чи, все бо­лее успе­шно «че­сал» по мо­сков­ским и по­дмо­сков­ным ка­ба­кам, но «про­рыва» не на­ме­ча­лось. И то­гда я, как че­ло­век, имев­ший пред­став­ле­ние о шоу-би­зне­се, ре­шил, что если уж твор­че­ство са­мо по се­бе не да­ет, что на­зыва­е­тся, выхло­па, то ну­жно при­ба­вить к это­му ли­чно­стный фа­ктор.

Ре­аль­ная би­о­гра­фия ар­ти­ста – а он рас­ска­зал мне до­воль­но мно­го о се­бе – была сов­сем не­прив­ле­ка­тель­ной: не одна, а че­тыре су­ди­мо­сти, му­тные и пу­та­ные во­спо­ми­на­ния о дет­стве и юно­сти, хро­но­ло­ги­че­ские на­клад­ки. Я ре­шил, что для успе­шно­го про­дви­же­ния Зве­здин­ско­го на боль­шую сце­ну ему не­об­хо­дим образ го­ни­мо­го ар­ти­ста, по­эта-му­че­ни­ка, оби­жен­но­го и оскор­блен­но­го по­том­ка рус­ских и поль­ских дво­рян.

Если кто не пом­нит, то­гда, в 1987–1989 го­дах, все го­ни­мые и оби­жен­ные при­ни­ма­лись прес­сой и да­же на­ро­дом на ура. Пе­ре­строй­ка и гла­сность де­ла­ли свое де­ло, по­это­му я ре­шил, что но­вая би­о­гра­фия Зве­здин­ско­го дол­жна быть без­упре­чна. Не­сколь­ко дней мы про­ве­ли с ним в ра­зго­во­рах о про­шлом, и я со­ста­вил на­сто­я­щую ле­ген­ду, ка­кую де­ла­ют для ра­звед­чи­ков, ра­бо­та­ю­щих под чу­жим име­нем. В ней за­тей­ли­во пе­ре­пле­та­лись прав­да и вымысел, но за­то все да­ты (все-та­ки я исто­рик) сов­па­да­ли с ре­аль­ными, все име­на и на­зва­ния были за­уче­ны Ми­шей наи­зусть, а все си­ту­а­ции, о ко­то­рых он упо­ми­нал, мы с ним по не­сколь­ку раз про­ра­ба­тыва­ли, да­бы не было оши­бок.

Рас­ска­зывать о при­ду­ман­ной мной кон­це­пции счи­таю ли­шним, по­сколь­ку Ми­хаил Ми­хай­ло­вич успе­шно эк­сплу­а­ти­ру­ет ее до сих пор, ино­гда про­сто сжи­ва­ясь

с ней. Прав­да, быва­ли и на­клад­ки. Пом­ню, как в 1988 го­ду он на го­лу­бом гла­зу при­гла­шал ме­ня в на­ча­ле мар­та на свое 40-ле­тие, за не­де­лю до это­го рас­ска­зав мне о том, что ро­дил­ся в 1945-м. Или как за­бав­но на­чи­нал не­сти чу­шь ме­жду пе­сня­ми. На­при­мер, пред­став­ляя пе­сню «Оча­ро­ва­на-окол­до­ва­на», он вдруг за­явил: «Эта пе­сня была на­пи­са­на мной в со­ав­тор­стве с по­этом Ни­ко­ла­ем За­бо­ло­цким». Пу­бли­ка, прав­да, это за­яв­ле­ние про­гло­ти­ла. Но мне при­шлось сде­лать ему вну­ше­ние: «Ми­ша, За­бо­ло­цко­го похо­ро­ни­ли на Но­во­де­ви­чьем кла­дби­ще, ко­гда те­бе было 13 лет, а сти­хи на­зыва­ю­тся «При­зна­ние» и во­об­ще-то на­чи­на­ю­тся сло­ва­ми: «За­це­ло­ва­на, окол­до­ва­на»! Зве­здин­ский обе­щал испра­ви­ться, но ино­гда сло­ва о «со­ав­тор­стве» у не­го все-та­ки вырыва­лись. По боль­шо­му сче­ту, на­ша с ним ра­бо­та была фор­ми­ро­ва­ни­ем сце­ни­че­ско­го ими­джа, ко­то­рый, как изве­стно, ча­сто силь­но отли­ча­е­тся от ре­аль­но­го обра­за ар­ти­ста. Ра­бо­та была не­про­стой, учи­тывая ли­чность Ми­хаи­ла Ми­хай­ло­ви­ча, но, как мне пред­став­ля­е­тся, взаим­но ин­те­ре­сной.

Кста­ти, если уж ре­чь в на­шей ста­тье за­шла об ав­тор­ских пра­вах эстра­дных испол­ни­те­лей и ав­то­ров пе­сен, то имен­но я дал ему со­вет на­нять ко­го-ни­будь, что­бы ему на­пи­са­ли кла­ви­ры и текс­ты всех испол­ня­е­мых им пе­сен (сам он в но­тной гра­мо­те был не си­лен), и за­ре­ги­стри­ро­вать свои пра­ва на них. Он при­слу­шал­ся и офи­ци­аль­но стал ав­то­ром «По­ру­чи­ка Го­ли­цына» и еще по­лу­со­тни прои­зве­де­ний. Ко­гда па­ру лет на­зад я рас­ска­зал эту исто­рию при­знан­но­му ма­сте­ру и зна­то­ку шан­со­на Ми­хаи­лу Шу­фу­тин­ско­му, он выра­зил­ся до­воль­но опре­де­лен­но: «Если бы се­го­дня встал во­прос об ав­тор­стве «Рус­ской прав­ды», Зве­здин­ский то­чно за­явил бы свои пра­ва на нее…» Кста­ти, я до­пу­скаю, что не­ко­то­рые из за­ре­ги­стри­ро­ван­ных на свое имя пе­сен Ми­хаил Ми­хай­ло­вич дей­стви­тель­но пи­сал. Во вся­ком слу­чае, честь ему и сла­ва за то, что он не оста­вил их в без­ве­стно­сти. И ожив­лен­ные спо­ры отно­си­тель­но то­го, кто на­пи­сал му­зыку и сти­хи, ка­са­лись толь­ко двух-трех пе­сен, ко­то­рые испол­нял Зве­здин­ский…

Тем не ме­нее мне было очень ин­те­ре­сно смо­треть че­рез мно­го лет те­ле­пе­ре­да­чи с уча­сти­ем Зве­здин­ско­го, в ко­то­рых он рас­ска­зывал о се­бе. И о прои­схо­жде­нии сво­ей фа­ми­лии (в ми­ру он был Дей­не­ки­ным), и о бра­те-исто­ри­ке, и мно­гом-мно­гом дру­гом, что мы при­ду­ма­ли с ним в да­ле­ком 1988 го­ду. Я «со­хра­нил» ему толь­ко одну су­ди­мость. Еще был про­эк­сплу­а­ти­ро­ван имев­ший ме­сто, по сло­вам Зве­здин­ско­го, «кон­фликт» с зя­тем Бре­жне­ва Чур­ба­но­вым (Юрий Ми­хай­ло­вич как-то ска­зал мне, что не пом­нит, что­бы его зна­ко­ми­ли со Зве­здин­ским), в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го под­поль­но­го бар­да и осу­ди­ли. И на­ша стра­те­гия сра­бо­та­ла! «Го­ни­мый по­эт» и пе­вец стал выхо­дить на сце­ну и уже че­рез год вы­сту­пал и в за­ле «Дру­жба» в Лу­жни­ках, и да­же в «Рос­сии», где ему вру­чал цве­ты мэр сто­ли­цы Юрий Луж­ков. Прав­да, к про­дви­же­нию Зве­здин­ско­го при­ло­жи­ли свои уси­лия мно­гие лю­ди, в том чи­сле и до­воль­но изве­стные. Ему твор­че­ски по­мо­гал пи­са­тель и ки­но­сце­на­рит Ва­дим Тру­нин, а осно­ва­тель «Ки­но­тав­ра» про­дю­сер Марк Ру­дин­штейн, сам по­бывав­ший в «зо­не», одно вре­мя ор­га­ни­зо­вывал Зве­здин­ско­му кон­цер­ты (я, кста­ти, то­гда то­же ка­кое-то вре­мя по­лу­чал зар­пла­ту «за Зве­здин­ско­го» в ки­но­дистри­бью­тор­ской фир­ме Мар­ка Израи­ле­ви­ча «По­дмо­ско­вье» в По­доль­ске).

На са­мом де­ле ни­че­го не­о­бычно­го в кор­ре­кти­ров­ке би­о­гра­фи­че­ских дан­ных то­го или ино­го ар­ти­ста нет. И в за­ру­бе­жном шоу-би­зне­се, и в на­шей ар­ти­сти­че­ской ту­сов­ке пред­при­ни­ма­ю­тся ра­зли­чные хо­ды, при­зван­ные по­до­греть ин­те­рес пу­бли­ки к испол­ни­те­лю или ре­а­ни­ми­ро­вать его па­да­ю­щую по­пу­ляр­ность. И то, что мы с Ми­хаи­лом Ми­хай­ло­ви­чем про­де­ла­ли че­тверть ве­ка на­зад – дет­ская за­ба­ва по срав­не­нию с пи­а­ром ныне­шних звезд. Но в то вре­мя это было сво­е­го ро­да но­ва­ци­ей, ко­то­рая при­не­сла свои пло­ды. Об­щи­ми уси­ли­я­ми мы со­зда­ли уни­каль­ный сце­ни­че­ский имидж ар­ти­ста, а лю­бой образ все­гда не­сколь­ко отли­ча­е­тся от ре­аль­но­сти.

Где-то в кон­це 1990 го­да, ко­гда ле­ген­да была за­уче­на, а сам ар­тист пе­ре­стал не­сти отсе­бя­ти­ну на кон­цер­тах, ну­жда в моих услу­гах у не­го отпа­ла. Во вся­ком слу­чае, он так счи­тал. Я вя­ло про­бо­вал убе­дить его в том, что в ме­ня­ю­щем­ся об­ще­стве ну­жно изме­нять и кон­це­пцию твор­че­ства и вво­дить но­вые де­та­ли, но где там… Зве­здин­ский по­чув­ство­вал се­бя зве­здой, а че­рез не­сколь­ко лет по­сле на­ше­го рас­ста­ва­ния ти­хонь­ко за­кис, по­яв­ля­ясь вре­мя от вре­ме­ни на экра­нах ТВ с рас­ска­за­ми о тю­рем­ной жи­зни ар­ти­стов. А вот пе­сни, ко­то­рые он испол­нял то­гда, в го­ды на­ше­го со­тру­дни­че­ства в кон­це во­сьми­де­ся­тых, оста­лись, и я ино­гда их с не­ко­то­рой но­сталь­ги­ей слу­шаю.

не­ве­се­лые ра­збор­ки «Ве­се­лых ре­бят»

Опи­сан­ные на­ми си­ту­а­ции с де­ле­жом ав­тор­ских прав и об­су­жде­ни­ем при­ори­те­тов все-та­ки по боль­шей ча­сти за­вер­ша­лись мир­но. Сто­ро­ны вре­мя от вре­ме­ни де­ла­ли за­яв­ле­ния в прес­се и на ТВ, но даль­ше это­го де­ло пра­кти­че­ски не шло. Во вся­ком слу­чае, су­де­бных тяжб с мил­ли­он­ными сан­кци­я­ми не было и, по­хо­же, не на­ме­ча­е­тся. А вот кон­фликт отца-осно­ва­те­ля во­каль­но-ин­стру­мен­таль­но­го ан­сам­бля «Ве­се­лые ре­бя­та» Павла Сло­бод­ки­на и быв­ше­го со­ли­ста то­го же кол­ле­кти­ва Иго­ря Га­та­ул­ли­на, тя­ну­щий­ся уже мно­го лет, по­хо­же, выхо­дит сей­час на высо­кий фи­нан­со­вый уро­вень…

Кра­ткая пре­дысто­рия «би­твы ги­ган­тов» та­ко­ва. В се­ре­ди­не се­ми­де­ся­тых (фа­кти­че­ски в 1975-м, а фор­маль­но в 1976 го­ду)

Где-то в кон­це 1990 го­да, ко­гда ле­ген­да была за­уче­на, а сам ар­тист пе­ре­стал не­сти отсе­бя­ти­ну на кон­цер­тах, ну­жда в моих услу­гах у не­го отпа­ла

пе­вец и ги­та­рист Игорь Га­та­ул­лин был при­нят в ан­самбль «Ве­се­лые ре­бя­та». На­сколь­ко мне изве­стно, в то вре­мя на не­го «пре­тен­до­вал» не толь­ко Па­вел Яков­ле­вич Сло­бод­кин, но и Юрий Ми­хай­ло­вич Ан­то­нов, ко­то­рый ви­дел его му­зыкан­том сво­ей, то­гда еще не очень изве­стной, но пер­спе­ктив­ной груп­пы «Ма­ги­страль». Вот толь­ко Ни­ко­лаю Агу­ти­ну (отцу по­пу­ляр­но­го испол­ни­те­ля Ле­о­ни­да Агу­ти­на), в то вре­мя ди­ре­кто­ру «Ве­се­лых ре­бят», уда­лось «умыкнуть» ар­ти­ста, по­са­дить его в свою ма­ши­ну и отвез­ти к Сло­бод­ки­ну. А уж тот су­мел убе­дить Га­та­ул­ли­на, что он про­сто дол­жен стать одним из «Ве­се­лых». И бо­лее 10 лет (по мне­нию пред­ста­ви­те­лей Цен­тра Павла Сло­бод­ки­на – 12, по мне­нию Га­та­ул­ли­на – 15) по­сле­дний тру­дил­ся в по­пу­ляр­ней­шем во­каль­но-ин­стру­мен­таль­ном ан­сам­бле. Вы­сту­пал в со­тнях кон­цер­тов, на со­вет­ских и ме­жду­на­ро­дных фе­сти­ва­лях, за­пи­сывал­ся на пла­стин­ках… А 1 сен­тя­бря 1988 го­да на осно­ва­нии при­ка­за по Мо­сков­ско­му кон­цер­тно­му кол­ле­кти­ву «Ве­се­лые ре­бя­та» был уво­лен.

Игорь Га­та­ул­лин же че­рез 13 лет по­сле ухо­да из ан­сам­бля ре­шил вер­ну­ться к актив­ной кон­цер­тной ра­бо­те, со­брав из быв­ших уча­стни­ков его груп­пу под на­зва­ни­ем «Ве­се­лые ре­бя­та 13 лет спу­стя». В ней ра­бо­та­ли сам Га­та­ул­лин, играв­ший на ги­та­ре и испол­няв­ший во­каль­ные пар­тии, тру­бач и пер­кус­си­о­нист Але­ксандр Чи­нен­ков, ба­сист Сер­гей Рыжов (по­сле его смер­ти в 2003 го­ду на ба­су играл Петр Ма­ки­ен­ко), ба­ра­бан­щик Ви­та­лий Ва­ли­тов. Един­ствен­ным му­зыкан­том, не имев­шим отно­ше­ния к «Ве­се­лым», был кла­ви­шник Олег Ко­бзев. Вы­сту­пив с де­бю­тным но­ме­ром на твор­че­ском ве­че­ре Вя­че­сла­ва До­брыни­на, груп­па отпра­ви­лась в ту­ры по Рос­сии, вре­мя от вре­ме­ни соби­рая ан­шла­ги. По­ня­тное де­ло, ее твор­че­ство ас­со­ции­ро­ва­лось с «Ве­се­лыми ре­бя­та­ми» Сло­бод­ки­на, тем бо­лее что ре­пер­ту­ар был, в основ­ном, уже де­ся­ти­ле­ти­я­ми об­ка­тан­ный.

На­сто­я­щая «чер­ная ко­шка» ме­жду Пав­лом Яков­ле­ви­чем и Иго­рем Гиль­ма­но­ви­чем про­бе­жа­ла в ян­ва­ре 2004 го­да, ко­гда в отно­ше­нии Га­та­ул­ли­на было во­збу­жде­но уго­лов­ное де­ло в свя­зи с не­за­кон­ным исполь­зо­ва­ни­ем им то­вар­но­го зна­ка «Ве­се­лые ре­бя­та», ко­то­рый ООО «Центр Павла Сло­бод­ки­на» за­ре­ги­стри­ро­ва­ло в 2001 го­ду. В 2005 го­ду в свя­зи с исте­че­ни­ем сро­ка дав­но­сти уго­лов­ное де­ло было пре­кра­ще­но, но кон­фликт во­круг исполь­зо­ва­ния на­зва­ния про­дол­жал­ся.

Иго­рем Га­та­ул­ли­ным, прав­да, то­же был за­ре­ги­стри­ро­ван в Ро­спа­тен­те свой то­вар­ный знак «Ве­се­лые ре­бя­та 13 лет спу­стя», но слу­чи­лось это в 2002 го­ду, то есть по­сле ре­ги­стра­ции Сло­бод­ки­на. И Па­вел Яков­ле­вич стал бо­ро­ться за свой при­ори­тет все­ми до­сту­пными ему спосо­ба­ми, са­мыми дей­ствен­ными из ко­то­рых ока­за­лись обра­ще­ния в ар­би­тра­жный суд и в Ро­спа­тент. В фев­ра­ле 2006 го­да ре­ше­ни­ем Па­ла­ты по па­тен­тным спо­рам ре­ги­стра­ция Га­та­ул­ли­ным его то­вар­но­го зна­ка была объяв­ле­на не­дей­стви­тель­ной, а в сен­тя­бре Ар­би­тра­жный суд г. Мо­сквы при­знал это ре­ше­ние за­кон­ным. В со­о­твет­ствии с этим Га­та­ул­ли­ну было за­пре­ще­но выпу­скать за­пи­си и вы­сту­пать с кон­цер­та­ми, исполь­зуя знак «Ве­се­лые ре­бя­та 13 лет спу­стя».

Пре­тен­зии Сло­бод­ки­на, что впол­не есте­ствен­но, ра­с­про­стра­ня­лись не толь­ко на кон­цер­тную де­я­тель­ность и выпуск ком­пакт-ди­сков, но и на все ин­фор­ма­ци­он­ное по­ле. Га­та­ул­ли­ну пре­дла­га­лось убрать со сво­е­го сай­та ста­тьи про груп­пу, не исполь­зо­вать на­зва­ние в афи­шах и т.д.

Ре­ше­ние су­да было испол­не­но ли­шь ча­сти­чно, кон­цер­тная де­я­тель­ность было пре­кра­ти­лась, но на ра­зли­чных сай­тах оста­ва­лись ин­фор­ма­ци­он­ные ма­те­ри­а­лы с на­зва­ни­ем «Ве­се­лые ре­бя­та 13 лет спу­стя». Не бу­дем утом­лять чи­та­те­ля де­та­ля­ми дли­тель­ных су­де­бных тяжб, отме­тим толь­ко, что по за­яв­ле­ни­ям «Цен­тра Павла Сло­бод-ки­на» было не­сколь­ко су­де­бных про­цес­сов. В 2009 го­ду Ар­би­тра­жный суд Мо­сков­ской обла­сти по­ста­но­вил взыскать (и взыскал) с ин­ди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­те­ля Га­та­ул­ли­на в поль­зу Цен­тра 500 тысяч ру­блей. Оче­ре­дной ви­ток кон­фли­кта на­чал­ся в 2011 го­ду, ко­гда на сай­те Га­та­ул­ли­на www.vr13.ru были опу­бли­ко­ва­ны кон­цер­тные афи­ши с уже зна­ко­мыми нам спор­ными сло­во­со­че­та­ни­я­ми. Суд при­нял во вни­ма­ние и то, что то­вар­ный знак про­дол­жал исполь­зо­ва­ться и при про­ве­де­нии кон­цер­тов. Ре­зуль­тат – ре­ше­ние о взыска­нии ком­пен­са­ции «по ма­кси­му­му» – 5 мил­ли­о­нов ру­блей, а та­кже 48 тысяч ру­блей го­спо­шли­ны в поль­зу ООО «Центр Павла Сло­бод­ки­на».

Га­та­ул­лин, прав­да, обра­тил­ся в апе­л­ля­ци­он­ный суд, сни­зив­ший сум­му ком­пен­са­ции до 1 мил­ли­о­на плюс по­шли­на. Было это в апре­ле ныне­шне­го го­да. Но и это не устраи­ва­ло му­зыкан­та, и он на свою го­ло­ву вы­сту­пил с оче­ре­дной кас­са­ци­он­ной жа­ло­бой, пыта­ясь отме­нить и апе­л­ля­ци­он­ное ре­ше­ние и выска­зывая прось­бу на­пра­вить де­ло на но­вое рас­смо­тре­ние.

Ре­зуль­тат – но­вое ре­ше­ние, те­перь уже бо­лее высо­кой ин­стан­ции – Фе­де­раль­но­го ар­би­тра­жно­го су­да Мо­сков­ско­го окру­га, ко­то­рый при­знал, что Га­та­ул­лин не­о­дно­кра­тно на­ру­шал исклю­чи­тель­ные пра­ва на то­вар­ный знак «Ве­се­лые ре­бя­та» и у не­го отсут­ство­ва­ли на­ме­ре­ния «пре­кра­тить пра­во­на­ру­ше­ния». 30 ию­ля 2012 го­да высо­кий суд ре­шил отме­нить по­ста­нов­ле­ние апе­л­ля­ци­он­но­го су­да и вос­ста­но­вить ре­ше­ние, по ко­то­ро­му хо­зяй­ству­ю­щий су­бъект ин­ди­ви­ду­аль­ный пред­при­ни­ма­тель Га­та­ул­лин дол­жен выпла­тить дру­го­му хо­зяй­ству­ю­ще­му су­бъе­кту ООО «Центр Павла Сло­бод­ки­на» 5 мил­ли­о­нов ру­блей и 48 тысяч ру­блей за упла­чен­ную Цен­тром по­шли­ну…

Те­перь, по­хо­же, де­ло всту­пи­ло в ре­ша­ю­щую ста­дию – все идет к ре­аль­но­му взыска­нию де­нег. Средств для со­про­тив­ле­ния и смяг­че­ния сан­кций у прои­грав­шей сто­ро­ны оста­лось нем­но­го: апел­ли­ро­вать к ра­зли­чным ин­стан­ци­ям, упи­рая на то, что Га­та­ул­лин – пен­си­о­нер (в 2011 го­ду ему испол­ни­лось 60 лет), что его пен­сия со­став­ля­ет 5970 ру­блей 49 ко­пе­ек, что кон­цер­тной и ком­мер­че­ской де­я­тель­но­стью он не за­ни­ма­е­тся, что спор­ный сайт за­крыт… Но все это уже было упо­мя­ну­то в объя­сне­нии Га­та­ул­ли­на в фев­ра­ле 2012 го­да, так что шан­сы на ми­ло­сер­дие су­да, а тем бо­лее Павла Сло­бод­ки­на у не­го пра­кти­че­ски отсут­ству­ют…

История эта – гру­стнее не быва­ет… Во вся­ком слу­чае, в шоу-би­зне­се пре­це­ден­та взыска­ния пре­дель­ной сум­мы ком­пен­са­ции за на­ру­ше­ние ав­тор­ских прав, на­сколь­ко мне изве­стно, не было. Кто тут прав, кто ви­но­ват, я не бе­русь ска­зать. С одной сто­ро­ны, сло­во­со­че­та­ние «Ве­се­лые ре­бя­та» актив­но эк­сплу­а­ти­ро­ва­лось в шоу-би­зне­се и до Сло­бод­ки­на (вспом­ним хо­тя бы столь по­лю­бив­ший­ся Ста­ли­ну и со­вет­ским зри­те­лям фильм «Ве­се­лые ре­бя­та» ре­жис­се­ра Гри­го­рия Але­ксан­дро­ва, со­з­дан­ный в 1934 го­ду). А в се­ре­ди­не во­сьми­де­ся­тых пре­кра­сно су­ще­ство­ва­ла однои­мен­ная те­ле­про­грам­ма… С дру­гой сто­ро­ны, Игорь Га­та­ул­лин, че­ло­век, не­сом­нен­но, за­слу­жен­ный и та­лан­тли­вый, дей­стви­тель­но на­ру­шал за­кон, при­чем не­о­дно­кра­тно. Ре­зуль­та­том это­го и яви­лись столь су­ро­вые сан­кции. И ино­го пу­ти, кро­ме как искать при­ми­ре­ния со Сло­бод­ки­ным, у не­го не оста­е­тся. Толь­ко вот в во­змо­жно­сти это­го я очень силь­но сом­не­ва­юсь, осо­бен­но если учесть дли­тель­ность, остро­ту и пу­бли­чность кон­фли­кта, а та­кже не­про­стой ха­ра­ктер на­ро­дно­го ар­ти­ста и про­фес­со­ра Павла Сло­бод­ки­на. Фото из ар­хи­ва ав­то­ра

ав­тор (пер­вый сле­ва) силь­но дру­жил с «Ма­ши­ной». до выхо­да «Ма­ши­ны с Ев­ре­я­ми» ...

«ве­се­лые ре­бя­та» образ­ца 1986 го­да. на пе­ре­днем пла­не але­ксей глызин, игорь га­та­ул­лин, але­ксандр Буй­нов

Ми­хаил зве­здин­ский «до» и «по­сле». на Кон­цер­те в ре­сто­ра­не го­сти­ни­цы «жем­чу­жи­на» в 1987 го­ду и на вру­че­нии пре­мии «ре­кор­дъ» че­рез 21 год

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.