РОКОВЫЕ ЯЙЦА

Как бе­сцен­ные ше­дев­ры не­ле­галь­но выво­зи­лись из СССР

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Секреты Истории - Ни­ки­та Зея Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Все изде­лия, со­з­дан­ные фир­мой ве­ли­ко­го Фа­бер­же — а осо­бен­но те, в со­з­да­нии ко­то­рых он уча­ство­вал ли­чно, — прив­ле­ка­ют осо­бое вни­ма­ние. В том чи­сле и вни­ма­ние пре­сту­пни­ков. На ан­ти­квар­ном рын­ке они це­ня­тся очень высо­ко — и не толь­ко в по­сле­дние го­ды. Ко­гда по­сле ре­во­лю­ции боль­ше­ви­ки ра­с­про­да­ва­ли прои­зве­де­ния искус­ства и юве­лир­ные со­кро­ви­ща из рос­сий­ских кол­ле­кций, изде­лия Фа­бер­же поль­зо­ва­лись осо­бым спро­сом. Часть из них про­да­ва­лась офи­ци­аль­но, а часть про­сто ушла в неи­зве­стном на­прав­ле­нии. По мне­нию эк­спер­тов, не­ко­то­рые рос­сий­ские со­кро­ви­ща, выве­зен­ные за гра­ни­цу, мо­жно по­про­бо­вать вер­нуть, ведь фа­кти­че­ски они были про­сто укра­де­ны. Об­сто­я­тель­ства не­ле­галь­ной тор­гов­ли со­кро­ви­ща­ми Рос­сий­ской им­пе­рии выя­снял кор­ре­спон­дент «Со­вер­шен­но се­кре­тно».

Мно­гие ар­хи­вы, ко­то­рые мо­гли бы про­лить свет на тем­ные де­ла, тво­ри­мые боль­ше­ви­ка­ми и за­пад‑ ными пе­ре­ку­пщи­ка­ми ше­дев­ров, до сих пор за­крыты для ис­сле‑ до­ва­те­лей. Это за­ме­тно осло­жня­ет ра­бо­ту искус­ство­ве­дов. На­при­мер, в по­сле­дние го­ды де­сять ми­ро­вых эк­спер­тов ре­ша­ют су­дьбу не­фри­то­во­го яйца «Ам­пир» ра­бо‑ ты Фа­бер­же 1902 го­да. Пе­ред ни­ми стоит во­прос тор­ское? – Яй­цо дей­стви­тель­но было про­да­но ли оно за не­сколь‑ им­пе­ра‑ ко мил­ли­о­нов дол­ла­ров, и те­перь вла‑ дель­цы хо­тят по­нять, что же они ку­пи­ли. Но уче­ные к кон­сен­су­су при­йти не мо­гут. В том чи­сле и по­то­му, что ну­жные ар­хив‑ ные све­де­ния о выве­зен­ных в 1920– 1930‑е го­ды из Рос­сии ше­дев­рах до сих пор за­се­кре­че­ны.

боль­ше­вист­ская ПЕЩЕРА али-ба­бы

Не­фри­то­вое яй­цо, про­пав­шее в на­ча­ле 20 ве­ка, не­о­жи­дан­но на­шлось в 1995 го­ду в Пе­тер­бур­ге в ан­ти­квар­ном ма­га­зи­не. При­не­сли его на­сле­дни­ки ста­ро­го боль‑ ше­ви­ка Швар­ца, за­ни­мав­ше­го пост ко­мис­са­ра в 1918 го­ду… Но яй­цо ли­ши‑ лось ко­ро­ны с брил­ли­ан­та­ми, цар­ских мо­но­грамм, ми­ни­а­тю­ры.

«В Фонд Ва­лю­тно­го управ­ле­ния Нар‑ ком­фи­на были пе­ре­да­ны в 1922 го­ду им­пе­ра­тор­ские па­схаль­ные яйца, – рас‑ ска­зал «Со­вер­шен­но се­кре­тно» Ва­лен­тин Скур­лов, уче­ный‑фа­бер­же­вед с ми­ро‑ вым име­нем. – Пе­ре­да­ны им 42 па­схаль‑ ных яйца, обра­тно вер­ну­лись 27 в 1927 го­ду. Ку­да про­па­ли в этот пя­ти­лет‑ ний про­ме­жу­ток 15 яиц, в том чи­сле то, ко­то­рое мы рас­сма­три­ва­ем? В 1922 го­ду это па­схаль­ное яй­цо «Ам­пир», не­фри­то‑ вое, с ми­ни­а­тю­рой им­пе­ра­то­ра и дву­мя брил­ли­ан­та­ми, еще было…» Но да­лее его след на­дол­го те­ря­е­тся. Скур­лов го­во­рит, что в фев­ра­ле про­шло­го и в ян­ва­ре ныне­шне­го го­да дер­жал в ру­ках не­фри‑ то­вое яй­цо «Ам­пир»: «Я при­шел к выво‑ ду, что это по­длин­ное прои­зве­де­ние Фа­бер­же, но там сло­жная исто­рия. Что­бы по­лу­чить не­об­хо­ди­мые до­ка­за‑ тель­ства, ну­жен до­ступ к ар­хи­вам. Но по­пасть ту­да не про­сто сло­жно, а не­воз‑ мо­жно. На­при­мер, в ар­хи­вы КГБ и Ми­ни­стер­ства вне­шней тор­гов­ли. Если бы уче­ным да­ли спи­ски всех пре­дме­тов искус­ства, что про­да­ли в 1920–1930‑е го­ды…»

В боль­ше­вист­ской Рос­сии пе­ред Нар­ко­ма­том тор­гов­ли была по­став­ле­на за­да­ча – лю­быми пу­тя­ми искать ва­лю­ту на ну­жды ре­во­лю­ции. Все эк­с­про­прии‑ ро­ван­ные куль­тур­ные цен­но­сти по­па­да‑ ли в хра­ни­ли­ща ВЧК, а по­зднее в Го­хран – Го­су­дар­ствен­ное хра­ни­ли­ще цен­но­стей. За­тем ими ра­спо­ря­жа­лась спе­ци­аль­ная ко­мис­сия осо­бо­у­пол­но­мо‑ чен­но­го ЦИК – СНК.

Вот что пи­шет в своих ме­му­а­рах дво‑ ря­нин‑мар­ксист Ге­ор­гий Со­ло­мон, за­ме­сти­тель на­ро­дно­го ко­мис­са­ра тор‑ гов­ли, в кон­це 1920‑х го­дов ра­зо­ча­ро‑ вав­ший­ся в Со­вет­ской Рос­сии и сбе­жав‑ ший на За­пад: «Я упо­мя­нул о на­ци­о­на‑ ли­зи­ро­ван­ных в го­су­дар­ствен­ный фонд дра­го­цен­ных кам­нях и юве­лир­ных изде‑ ли­ях. Заин­те­ре­со­вав­шись ими, так как они пред­став­ля­ли со­бой высо­кой цен‑ но­сти обмен­ный фонд, я с тру­дом, по­сле дол­го­го ря­да на­ве­ден­ных спра­вок, узнал в кон­це кон­цов, что все дра­го­цен­но­сти на­хо­дя­тся в ве­де­нии Нар­ком­фи­на и хра‑ ня­тся в На­ста­сьин­ском пе­ре­ул­ке, в до­ме, где на­хо­ди­лась пре­жде ссу­дная ка­зна. В услов­лен­ный день мы по­е­ха­ли ту­да… Кое‑где дра­го­цен­но­сти ле­жа­ли ку­ча­ми на по­лу, на по­до­кон­ни­ках. Ста­рин­ная се­ре­бря­ная по­су­да ва­ля­лась вме­сте с ар­ти­сти­че­ски сра­бо­тан­ными ди­а­де­ма­ми, ко­лье, пор­тси­га­ра­ми, серь‑ га­ми, се­ре­бря­ными и зо­ло­тыми та­ба­кер‑ ка­ми… Все было сва­ле­но кое‑как вме­сте.

По­па­да­лись кор­зи­ны, спло­шь на­пол‑ нен­ные дра­го­цен­ными кам­ня­ми без опра­вы… Были тут и цар­ские дра­го­цен‑ но­сти… Ва­ля­лись пре­дме­ты чи­сто му­зей‑ ные… и все это без вся­ко­го уче­та. Прав­да, и сна­ру­жи, и вну­три были ча­со­вые. Был и за­ве­ду­ю­щий, ко­то­рый не имел ни ма­лей­ше­го пред­став­ле­ния ни о ко­ли­че‑ стве, ни о стои­мо­сти на­хо­див­ши­хся в его за­ве­до­ва­нии дра­го­цен­но­стей…»

Ра­зу­ме­е­тся, при та­ких усло­ви­ях хра‑ не­ния мно­гие цен­но­сти мо­гли про­сто исче­знуть: что­бы по­яви­ться че­рез ка­кое‑ то вре­мя в ча­стных кол­ле­кци­ях – в СССР или за гра­ни­цей.

КАК ЧЕКИСТ ПОДАРИЛ же­не аграф ца­ри­цы

Об уви­ден­ном Со­ло­мон до­ло­жил сво­е­му не­по­сред­ствен­но­му на­чаль­ни­ку – на­род‑ но­му ко­мис­са­ру тор­гов­ли Ле­о­ни­ду Кра­си­ну. Они вме­сте съе­зди­ли в Нас‑ та­сьин­ский пе­ре­у­лок… Кра­син та­кже был по­ра­жен. В кон­це кон­цов, по­сле дол­гих со­ве­ща­ний, было ре­ше­но выде‑ лить дом с со­кро­ви­ща­ми в осо­бое учреж‑ де­ние, ко­то­рое и на­зва­ли Го­су­дар‑ ствен­ным хра­ни­ли­щем (со­кра­щен­но Го­хран).

Как по­пол­нял­ся Го­хран? Очень про‑ сто. При обыске у «бур­жу­ев» от­би­ра­ли все цен­ные пре­дме­ты, юри­ди­че­ски – для сда­чи их в хра­ни­ли­ща ВЧК, а за­тем в Го­хран. Но да­же осно­ва­тель это­го учре­жде­ния Ге­ор­гий Со­ло­мон не сом­не‑ вал­ся, что «боль­шая часть шла по кар­ма‑ нам лиц, прои­зво­див­ших обыски и изъя‑ тия, и ли­шь ни­что­жная часть сда­ва­лась в ка­зну». Так, Со­ло­мон при­по­ми­на­ет встре­чу с же­ной че­ки­ста, обла­да­тель­ни‑ цей изыскан­но­го цар­ско­го агра­фа (юве‑ лир­ное укра­ше­ние в фор­ме за­стеж­ки или пряж­ки. – Прим. ред.).

Аграф был в ви­де ве­тки из трех мар­га‑ ри­ток по­чти в на­ту­раль­ную ве­ли­чи­ну, с не­сколь­ки­ми пла­ти­но­выми ли­сто­чка‑ ми. Ле­пес­тки мар­га­ри­ток пред­став­ля­ли со­бою пре­кра­сные ка­бо­шо­ны из тем­но‑ си­ней би­рю­зы, осыпан­ные мел­ки­ми брил­ли­ан­та­ми, с сер­де­чка­ми из кру­пных брил­ли­ан­тов. Ли­сти­ки были осыпа­ны брил­ли­ан­то­вой пылью, изо­бра­жав­шей ро­су. И цве­тки, и ли­сти­ки, при­кре­плен‑ ные к пла­ти­но­вым пру­жин­кам, дро­жа­ли при ма­лей­шем дви­же­нии. Аграф, по­ми‑ мо высо­кой цен­но­сти кам­ней, во­схи­щал ху­до­же­ствен­ной ра­бо­той. На во­прос, отку­да у нее эта цар­ская дра­го­цен­ность, жен­щи­на, не сму­ща­ясь, отве­ти­ла: «А мне ее подарил муж…»

ПРИШЛИ лю­ди Из ОСОБОЙ удар­ной БРИГАДЫ го­хра­на

Ди­ре­ктор Ору­жей­ной па­ла­ты Дми­трий Ива­нов был одним из нем­но­гих, смев‑ ших про­те­сто­вать про­тив выво­за и про‑ да­жи куль­тур­ных цен­но­стей Рос­сии за гра­ни­цу. Ива­нов за­сту­пил­ся за ко­рон‑ ные ре­га­лии рос­сий­ских им­пе­ра­то­ров, став­шие впо­след­ствии осно­вой кол­лек‑ ции Ал­ма­зно­го фон­да. Спас се­ре­бря­ный сер­виз Ека­те­ри­ны Ве­ли­кой, по­да­рен‑ ный ею фа­во­ри­ту Ор­ло­ву, не дал пу­стить с мо­ло­тка зо­ло­тую шпа­гу с брил­ли­ан­та‑ ми фель­дмар­ша­ла Остен‑са­ке­на, ге­роя

Исто­рию са­мо­у­бий­ства Ива­но­ва спец­слу­жбы за­се­кре­ти­ли, а на сле­ду­ю­щий день по­сле его кон­чи­ны бри­га­да Го­хра­на за­бра­ла три­ста ан­ти­квар­ных пре­дме­тов из Ору­жей­ной па­ла­ты… Они были про­да­ны за­па­дным пе­ре­ку­пщи­кам и кол­ле­кци­о­не­рам

Оте­че­ствен­ной вой­ны и ко­мен­дан­та Па­ри­жа. Эту шпа­гу фель­дмар­ша­лу пре‑ по­дне­сла сто­ли­ца Фран­ции в бла­го­дар‑ ность за то, что па­ри­жа­не «по­чи­та­ли се­бя не в во­ен­ном по­ло­же­нии, но поль‑ зо­ва­лись все­ми выго­да­ми и ру­ча­тель‑ ства­ми мир­но­го вре­ме­ни». Прав­да, брил­ли­ан­ты из ру­ко­я­тки шпа­ги все же выта­щи­ли и про­да­ли.

Ива­нов спа­сал и па­схаль­ные яйца Фа­бер­же от ра­с­про­да­жи (до ре­во­лю­ции фир­ма Кар­ла Фа­бер­же выпол­ни­ла 50 па­схаль­ных яиц, ко­то­рые были вру­че­ны за­каз­чи­кам – чле­нам им­пе­ра­тор­ской се­мьи. – Прим. ред.). Эти яйца по­па­ли в Кремль в 1917 го­ду, ко­гда Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство эва­куи­ро­ва­ло их из‑за угро­зы на­сту­пле­ния нем­цев на Пе­тро­град.

До 1922 го­да в Крем­ле хра­ни­лись все яйца, по­да­рен­ные им­пе­ра­три­цам – су­пру­ге и ма­те­ри Ни­ко­лая II, дру­гие им­пе­ра­тор­ские цен­но­сти ми­ро­во­го зна‑ че­ния. В сун­ду­ках, ящи­ках, кор­зи­нах, узлах… Но в кон­це кон­цов в Ору­жей­ную па­ла­ту Крем­ля пришли лю­ди из особой удар­ной бригады Го­хра­на, ак­ку­му­ли­ро‑ вав­ше­го все эк­с­про­прии­ро­ван­ные цен‑ но­сти…

Как пи­сал по­том Дми­трий Ива­нов, «в те­че­ние не­сколь­ких ми­нут ре­ша­лась су­дьба прои­зве­де­ний, имев­ших все­мир‑ ное зна­че­ние». Ве­щи Фа­бер­же в ито­ге за­бра­ли в Ва­лю­тный фонд Нар­ком­фи­на, для про­да­жи за гра­ни­цу. Ле­том 1927 го­да, по­сле че­ре­ды хо­да­тайств, Ива­но­ву уда‑ лось вер­нуть эти изде­лия, но не­на­дол­го…

Про­ти­во­сто­я­ние с боль­ше­ви­ка­ми за­кон­чи­лось пред­ска­зу­е­мо: про­тив Ива­но­ва сфа­бри­ко­ва­ли обви­не­ние в кра‑ же ве­щей из Ору­жей­ной па­ла­ты. Он по­кон­чил с со­бой, оста­вив пред­смерт‑ ную за­пи­ску: «Не ра­схи­щал, не про­да‑ вал, не тор­го­вал, не пря­тал Па­лат­ских цен­но­стей». Исто­рию са­мо­у­бий­ства Ива­но­ва спец­слу­жбы за­се­кре­ти­ли, а на сле­ду­ю­щий день по­сле его кон­чи­ны бри‑ га­да Го­хра­на за­бра­ла три­ста ан­ти­квар­ных пре­дме­тов из Ору­жей­ной па­ла­ты… Они были про­да­ны за­па­дным пе­ре­ку­пщи­кам и кол­ле­кци­о­не­рам.

За два го­да до смер­ти Ива­нов на­пи­шет боль­ше­вист­ско­му на­чаль­ству: «Все изве­стные в исто­рии по­пытки исполь­зо‑ вать прои­зве­де­ния искус­ства для по­дня‑ тия фи­нан­сов ока­за­лись спло­шь не­у­дач‑ ными. Ре­зуль­тат неи­змен­но был та­кой же, как если в за­су­ху выхо­дить в по­ле и по­ли­вать его из лей­ки. Поль­зы ни­ка‑ кой, но вред от утра­ты куль­тур­ных цен‑ но­стей не за­ме­длит дать о се­бе знать»… Обра­зо­ван­ный, эру­ди­ро­ван­ный дво­ря‑ нин Ива­нов при­ве­дет исто­ри­че­ские при‑ ме­ры: во вре­ме­на Лю­до­ви­ка XIV, Кром­ве­ля, Пе­тра I пред­при­ни­ма­лись по­пытки про­дать и про­да­ва­лись «не­нуж‑ ные» го­су­дар­ству и ре­фор­ма­то­рам цен‑ но­сти. Ни к че­му хо­ро­ше­му это ни­ко­гда не при­во­ди­ло.

ОТ хам­ме­ра ДО ве­ксель­бер­га

В по­сле­ре­во­лю­ци­он­ные го­ды в Го­хра­не были со­бра­ны дра­го­цен­но­сти Ро­ма‑ но­вых, Ору­жей­ной па­ла­ты, Рус­ской пра‑ во­слав­ной цер­кви, а та­кже цен­но­сти, изъя­тые у ча­стных лиц. Имен­но из Го­хра­на часть куль­тур­ных цен­но­стей была про­да­на за гра­ни­цу в два эта­па – в на­ча­ле 1920‑х и в на­ча­ле 1930‑х го­дов. Мно­же­ство юве­лир­ных изде­лий были пе­ре­плав­ле­ны и про­да­ны в та­ком ви­де, что­бы избе­жать обви­не­ний в про­да­же на­гра­блен­но­го. Не­ко­то­рые исче­зли в неи­зве­стном на­прав­ле­нии.

До сих пор счи­та­ю­тся про­пав­ши­ми 6 яиц Фа­бер­же. В 1922 го­ду в опи­си Ору­жей­ной па­ла­ты они еще при­сут­ству‑ ют. Но за­тем сле­ды те­ря­ю­тся. На­чи­на­е­тся бе­с­пре­це­ден­тная ра­с­про­да­жа на­цио‑ наль­но­го до­сто­я­ния по все­му ми­ру, в ко­то­рой актив­но уча­ство­ва­ли за­па­дные пе­ре­ку­пщи­ки. На­при­мер, аме­ри­кан­ский пред­при­ни­ма­тель Ар­манд Хам­мер.

Хам­мер был одним из нем­но­гих, ко­му до­ве­лось об­ща­ться и с Ле­ни­ным, и с Гор­ба­чёвым – пер­вым и по­сле­дним со­вет­ски­ми ли­де­ра­ми. Его офи­ци­аль­но на­зыва­ли дру­гом СССР, а та­кое зва­ние на­до было за­слу­жить… В 1921 го­ду Нар­ко­мат вне­шней тор­гов­ли и ком­мер‑ че­ская ком­па­ния Хам­ме­ра под­пи­са­ли до­го­вор о по­став­ке аме­ри­кан­ской пше‑ ни­цы в РСФСР. Вза­мен со­вет­ские вла­сти обя­за­лись по­став­лять Хам­ме­ру икру, пу­шни­ну и от­да­вать ре­кви­зи­ро­ван­ные пре­дме­ты искус­ства из Го­хра­на. В Мо­скве Хам­мер про­жил 10 лет, по­ку‑ пал кар­ти­ны, скуль­пту­ры, со­брал огром‑ ную кол­ле­кцию ве­щей из рус­ских му­зе‑ ев. На­при­мер, ему до­ста­лась «Юно­на» Рем­бранд­та. Сей­час она хра­ни­тся в му­зее Хам­ме­ра в Лос‑ан­дже­ле­се…

В на­ча­ле 1930‑х го­дов Хам­мер вывез 13 па­схаль­ных им­пе­ра­тор­ских яиц Фа­бер­же, при­о­бре­тя их у боль­ше­вист­ско­го пра­ви‑ тель­ства в том са­мом «уни­вер­са­ме Го­хран» по бро­со­вой це­не, а за­тем выгод‑ но пе­ре­про­дал на За­па­де.

Часть яиц по­па­ла в зна­ме­ни­тую нью‑ йор­кскую ан­ти­квар­ную лав­ку A La Vieille Russie («В ста­рой Рос­сии»). Там их впо‑ след­ствии при­о­брел мил­ли­ар­дер Мал‑ кольм Форбс.

По­том­ки ма­гна­та не осо­бо по­чи­та­ли искус­ство и ну­жда­лись в день­гах. Они про­да­ли кол­ле­кцию па­пы Ви­кто­ру Ве­ксель­бер­гу, при­вез­ше­му де­вять яиц и па­ру со­тен дру­гих изде­лий Фа­бер­же в Рос­сию. Эта сдел­ка, не­сом­нен­но, став‑ шая исто­ри­че­ской, свер­ши­лась в 2004 го­ду и обо­шлась Ве­ксель­бер­гу бо­лее чем в $100 млн.

«В аме­ри­кан­ских та­мо­жен­ных ре­ги‑ страх нет ни­ка­ких све­де­ний о ле­галь­ном вво­зе им­пе­ра­тор­ских яиц Фа­бер­же, ко­то­рые хра­ни­лись по­том в кол­ле­кции Форб­са, на тер­ри­то­рию Со­е­ди­нён­ных Шта­тов, – рас­ска­зал «Со­вер­шен­но се­кре­тно» искус­ство­вед Ва­лен­тин Скур­лов. – Оста­е­тся пред­по­ло­жить, что по­па­ли они ту­да по не­ле­галь­ным ка­на‑ лам. Этим, в ча­стно­сти, за­ни­мал­ся аме‑ ри­кан­ский мил­ли­ар­дер, «друг Ле­ни­на» Ар­манд Хам­мер… Во­про­сов мно­го. На­при­мер, по­че­му нет ве­до­мо­стей пе­ре‑ да­чи че­рез Все­со­ю­зное объе­ди­не­ние «Ан­ти­ква­ри­ат» тех же 13 им­пе­ра­тор­ских па­схаль­ных яиц Ар­ман­ду Хам­ме­ру или г‑ну Сно­у­ма­ну из фир­мы «Варт­ски» (Лон­дон), че­рез ко­то­ро­го, как он утверж‑ да­ет, про­шло 9 им­пе­ра­тор­ских яиц».

Рос­сия мо­жет по­тре­бо­вать обра­тно, в слу­чае по­яв­ле­ния на рын­ке, те куль­тур‑ ные цен­но­сти, что в 1920–1930‑е го­ды по­па­ли за гра­ни­цу не­ле­галь­но, те­не­вым пу­тем, счи­та­ет Скур­лов. Ведь фа­кти­че‑ ски они про­сто были укра­де­ны. n

«Га­тчин­ский дво­рец» – изо­бра­же­ние Глав­ной за­го­ро­дной ре­зи­ден­ции вдов­ству­ю­щей им­пе­ра­три­цы. юве­лир – ми­хаил пер­хин. му­зей уол­тер­са, бал­ти­мор, мэри­ленд, сша

эк­спер­ты изу­ча­ют дра­го­цен­но­сти ро­ма­но­вых и юве­лир­ные изде­лия из кол­ле­кции юсу­по­вых, най­ден­ные слу­чай­но в ни­ше сте­ны их фа­миль­но­го осо­бня­ка в мо­скве в 1925 Г.

пе­́тер карл фа­бер­же́ — Гла­ва се­мей­ной фир­мы и ди­на­стии ма­сте­ров юве­лир­но­го искус­ства

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.