ЯРКИЙ, НЕЗАБЫВАЕМЫЙ, РАЗНОСТОРОННИЙ

Стан­дар­ты актер­ско­го ма­стер­ства До­на­та­са ба­ни­о­ни­са

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Судьба Актера - Але­ксан­дра ИВА­НО­ВА Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

4 сен­тя­бря 2014 го­да в Виль­ню­се скон­чал­ся актер До­на­тас Ба­ни­о­нис. В 17 лет он впер­вые вышел на те­а­траль­ную сце­ну, и те­атр был с ним на про­тя­же­нии всей жи­зни. В 35 лет де­бю­ти­ро­вал в ки­но и за го­ды слу­же­ния де­ся­той му­зе со­здал огром­ное ко­ли­че­ство за­по­ми­на­ю­щи­хся экран­ных обра­зов. В 24 го­да же­нил­ся и про­жил с одной-един­ствен­ной лю­би­мой жен­щи­ной 60 лет. В апре­ле 2014 го­да эле­ган­тно­му, ин­тел­ли­ген­тно­му, та­лан­тли­во­му акте­ру До­на­та­су Ба­ни­о­ни­су испол­ни­лось 90 лет.

Су­дьба отме­ри­ла ему дол­гие го­ды, ще­дрый по­да­рок, и, на­вер­ное, не­смо­тря ни на что, его жизнь мо­жно на­звать сча­стли­вой. Дет­ство в Ка­у­на­се, ув­ле­че­ние те­а­траль‑ ными пред­став­ле­ни­я­ми с ран­них лет, по­сто‑ ян­ная игра в са­мо­де­я­тель­ных по­ста­нов­ках на Ро­жде­ство и Па­сху. Во­змо­жно, лю­бо­вь к искус­ству у ма­лень­ко­го До­на­та­са от ро­ди­те‑ лей – они то­же при­ни­ма­ли уча­стие в са­мо‑ де­я­тель­но­сти, да и по­зна­ко­ми­лись‑то на ре­пе­ти­ции хо­ра. Прав­да, вре­мя было то­гда ли­хое, тя­же­лое, не до пе­сен осо­бо. Отец за свои по­ли­ти­че­ские убе­жде­ния не раз си­дел в тю­рьме, по­том эми­гри­ро­вал в Бра­зи­лию. Ма­ма оста­лась одна с дву­мя де­тьми. Но кор­ми­лец не бро­сил се­мью на­сов­сем, вер‑ нул­ся, ста­ло по­лег­че.

Ув­ле­че­ние сына театром ро­ди­те­ли в прин­ци­пе одо­бря­ли, но ра­зум­но по­со­ве­то‑ ва­ли для на­ча­ла овла­деть ка­кой‑ни­будь бо­лее ре­аль­ной про­фес­си­ей. Так До­на­тас ока­зал­ся в ре­ме­слен­ном учи­ли­ще, стал осваи­вать ма­стер­ство ке­ра­ми­ста. Но ме­чта об актер­стве была силь­ной, на­сто­я­щей, а та­ким ме­чтам су­жде­но испол­ня­ться.

Ди­плом акте­ра До­на­тас по­лу­чил в 60 лет В 1939 го­ду из Фран­ции вер­нул­ся ре­жис‑ сер Юо­зас Миль­ти­нис и со­здал зна­ме­ни‑ тый ныне те­атр в Па­не­ве­жи­се. В мае 1941 го­да те­атр был на га­стро­лях в Ка­у­на­се, то­гда‑то бу­ду­щий актер и по­пал на про‑ слу­ши­ва­ние к сво­е­му бу­ду­ще­му ре­жис­се‑ ру. И был при­гла­шен в труп­пу те­а­тра пра­кти­че­ски мо­мен­таль­но. Актер­ское ма­стер­ство осваи­вал пра­кти­че­ски на хо­ду, Миль­ти­нис да­вал уро­ки акте­рам по сво­ей си­сте­ме, ко­то­рую при­вез из Па­ри­жа. Эти уро­ки, да и са­мое глав­ное – на­сто­я­щий та­лант – и выле­пи­ли из Ба­ни­о­ни­са се­рье­зно­го, ин­те­ре­сно­го акте‑ ра. А уж офи­ци­аль­ную актер­скую «ко­роч‑ ку» он по­лу­чил го­ра­здо по­зже, ко­гда в 1984 го­ду окон­чил Го­су­дар­ствен­ную ли­тов­скую кон­сер­ва­то­рию. Было ему то­гда, на­до за­ме­тить, уже 60 лет, и сыграл он к то­му вре­ме­ни уже мно­же‑ ство ро­лей и в ки­но, и в те­а­тре. Но уче­ба в столь со­ли­дном во­зра­сте была ему не в тя­гость, как при­зна­вал­ся актер, он все­гда лю­бил учи­ться, на­зывал это да­же одним из своих хоб­би. Ме­жду про­чим, не­о­це­ни‑ мое ка­че­ство для акте­ра – учи­ться, по­зна‑ вать, впи­тывать, что­бы по­том в ну­жный мо­мент изв­ле­чь то са­мое зна­ние и до­ба‑ вить в свою оче­ре­дную роль яр­кую кра­ску, ну­жный штрих. По­до­бная тя­га к но­вым зна­ни­ям по­бу­ди­ла Ба­ни­о­ни­са, к при­ме­ру, за не­сколь­ко дней выу­чить не­ме­цкий язык. Было это то­гда, ко­гда он в Гер­ма­нии сни­мал­ся в ро­ли Бе­тхо­ве­на. С театром в Па­не­ве­жи­се была свя­за­на вся жизнь. Ро­лей пе­ре­и­гра­но мно­же­ство, и клас­си­че­ских, и сов­ре­мен­ных, от Пав­ки Кор­ча­ги­на в «Как за­ка­ля­лась сталь» до Ио­ган­на Се­ба­стья­на Ба­ха в спе­кта­кле «Встре­ча». А по­сле ухо­да Юо­за­са Миль­ти­ни­са в 1980 го­ду До­на­тас Ба­ни­о­нис во­згла­вил те­атр. Хо­тя вот уж это была сов­сем не его роль. «Не при­над‑ ле­жу к этой про­фес­сии, – при­зна­вал­ся он по­зднее. – Не­сча­стье, ко­гда актер стре­ми­тся стать ре­жис­се­ром, не имея при­зва­ния. То­чно так же хо­ро­ший ди­ри‑ жер быва­ет пло­хим му­зыкан­том, и на­о­бо­рот. Ре­жис­се­ром на­до ро­ди­ться, а я толь­ко ста­вил пье­сы…» Тем не ме­нее во­се­мь лет те­атр бла­го­по­лу­чно про­су­ще‑ ство­вал при ру­ко­вод­стве акте­ра Ба­ни­о­ни­са. При­хо­ди­лось ре­шать не толь­ко твор­че­ские, но и быто­вые, хо­зяй‑ ствен­ные во­про­сы. И с этой за­да­чей он в прин­ци­пе спра­вил­ся.

АКТЕР не ИСПЫТЫВАЛ но­сталь­гии ПО СССР

Но те­атр, как бы он ни был хо­рош, зре­ли­ще для из­бран­ных. Есть, ко­не­чно, сча­стлив­цы в ра­зных го­ро­дах, ко­то­рым до­ве­лось уви­деть акте­ра Ба­ни­о­ни­са на сце­не, ко­гда кол­ле­ктив га­стро­ли­ро­вал по стра­не. Но основ­ную актер­скую сла­ву при­но­сит все же са­мое мас‑ со­вое из искусств, то есть ки­не­ма­то­граф. И он бла­го­склон­но при­нял До­на­та­са Ба­ни­о­ни­са, по­зво­лил ему ра­звер­ну­ться во всей сво­ей актер­ской мо­щи, подарил не­за‑ быва­е­мые встре­чи с выда­ю­щи­ми­ся ре­жис‑ се­ра­ми и кол­ле­га­ми‑акте­ра­ми. Ле­ген­дой и зве­здой со­вет­ско­го ки­но на­зыва­ют сей­час Ба­ни­о­ни­са, и в этих па­фо­сных сло­вах нет ни ка­пли пре­у­ве­ли­че­ния.

«Столь­ко ро­лей сы­гра­но, и в ка­ждой пе­ре­жи­ва­е­шь то, что одна­жды с то­бой про‑ исхо­ди­ло, – и хо­ро­шее, и пло­хое», – ска­зал как‑то актер. Он сни­мал­ся у Ви­та­у­та­са Жа­ла­кя­ви­чю­са, Сав­вы Ку­ли­ша, Гри­го­рия Ко­зин­це­ва, Ан­дрея Тар­ков­ско­го, Эль­да­ра Ря­за­но­ва, Ми­хаи­ла Швей­це­ра, Ми­хаи­ла Ка­ла­то­зо­ва. Как го­во­рил о нем Жа­ла­кя­ви­чюс: «Ба­ни­о­ни­са на­зыва­ли «ин­тел­ле­кту­аль­ным» акте­ром…

Ба­ни­о­нис – глу­бо­ко чув­ству­ю­щий, ле­пя­щий образ «вов­ну­трь». Он строит ин­те­рьер ду­ши. Строит ла­би­рин­ты по­зна‑ ния… Пе­ре­во­пло­ще­ния не тре­бу­ют от не­го ка­ких‑ли­бо пси­хо­ло­ги­че­ских пе­реу‑ стройств. Его вне­шность – вну­три. Его ли­цо – вну­три. Оно со­тка­но из эмо­ций». Ки­но­обра­зы Ба­ни­о­ни­са яр­кие, не­за­бывае‑ мые, ра­зно­сто­рон­ние. Вспо­ми­на­ю­тся и Вай­ткус из «Ни­кто не хо­тел уми­рать», и Ла­дей­ни­ков из «Мер­тво­го се­зо­на», и Крис Кель­вин из «Со­ля­ри­са», и ми­стер Мак‑ Кин­ли из «Бег­ства ми­сте­ра Мак‑кин­ли», и Ми­трич из «Зме­е­ло­ва». Ему были под‑ вла­стны и се­рье­зные пси­хо­ло­ги­че­ские ро­ли, и бо­лее лег­кие, ко­ме­дий­ные, та­кие как, на­при­мер, па­стор в «Бе­ре­гись ав­то­мо‑ би­ля» или же пред­се­да­тель Клу­ба са­моу‑ бийц в «При­клю­че­ни­ях прин­ца Фло­ри­зе­ля».

Все эти филь­мы – на­сле­дие со­вет­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа, ко­то­рый, как те­перь уже, на­вер­ное, аб­со­лю­тно то­чно по про­ше‑ ствии вре­ме­ни мо­жно ска­зать, был хо­рош, и да­же ве­лик. По­сле ра­спа­да Со­ю­за мно­гие свя­зи были утра­че­ны, но, к сча­стью, при‑ бал­тий­ские акте­ры не ушли из рос­сий­ско‑ го ки­но, ки­не­ма­то­гра­фи­че­ское со­тру­дни‑ че­ство про­дол­жи­лось. Не так ча­сто и ин­тен­сив­но, как рань­ше, но ведь и про‑ блем у ки­но­о­тра­сли ста­ло нам­но­го боль­ше. Но­сталь­гии по со­вет­ским вре­ме­нам у До­на­та­са Ба­ни­о­ни­са, по его сло­вам, не было, но была пе­чаль по тем во­лше­бным мгно­ве­ни­ям жи­во­го твор­че­ства, ко­то­рые во­зни­ка­ли, ко­гда он сни­мал­ся на ра­зных сту­ди­ях быв­ше­го СССР.

В 2002 го­ду ав­то­ру этих строк до­ве­лось по­бывать на съе­мо­чной пло­щад­ке се­ри­а­ла «Ни­ро Вульф и Ар­чи Гу­двин». Сни­мал его ре­жис­сер Ев­ге­ний Та­тар­ский, тот са­мый, ко­то­рый в 1979 го­ду при­гла­сил Ба­ни­о­ни­са на роль жу­ли­ка‑пред­се­да­те­ля в «Прин­це Фло­ри­зе­ле». На сей раз акте­ру была до­ве­ре‑ на роль зна­ме­ни­то­го сыщи­ка из ро­ма­нов Ре­кса Ста­у­та – Ни­ро Вуль­фа. Выбор бле­стя‑ щий, по­па­да­ние сто­про­цен­тное. Кто бы еще мог так «вку­сно» со­здать образ это­го нем­но‑ го фле­гма­ти­чно­го лен­тяя‑сыщи­ка, ко­то­рый, пра­кти­че­ски не выхо­дя из оран­же­реи, где ра­зво­дит лю­би­мые цве­то­чки, мог ра­спу­ты‑ вать са­мые изо­щрен­ные пре­сту­пле­ния!

Съем­ки про­хо­ди­ли в Санкт‑пе­тер­бур­ге, в До­ме уче­ных. При­сут­ствие на пло­щад­ке До­на­та­са Ба­ни­о­ни­са при­да­ва­ло про­цес­су ка­кой‑то уют, те­пло и спо­кой­ствие. Вот он в пе­ре­рыве ме­жду ду­бля­ми си­дит в кре­сле и отве­ча­ет на во­про­сы жур­на­ли­стов. Ко­не­чно, ра­зго­вор идет в основ­ном о филь‑ ме. В шу­тку на­зыва­ет ре­жис­се­ра Та­тар­ско­го ти­ра­ном, но мы‑то по­ни­ма­ем, что ска­за­но это с ува­же­ни­ем и лю­бо­вью, ра­бо­та­е­тся им вме­сте хо­ро­шо. По­пу­тно узна­ем ка­кие‑то за­ку­ли­сные бай­ки. На­при­мер, та­кую: актер Ба­ни­о­нис, в отли­чие от сыщи­ка Вуль­фа, тер­петь не мо­жет пи­во (ге­рой Ста­у­та, как изве­стно, выпи­вал не ме­нее пя­ти бу­тылок в день). Но че­го не сде­ла­е­шь ра­ди искус‑ ства… Ба­ни­о­нис в обра­зе пол­но­стью, де­ло до­шло да­же до то­го, что как‑то раз на пло‑ щад­ке пи­ва не ока­за­лось, так актер отка‑ зал­ся сни­ма­ться, по­ка хмель­ной на­пи­ток не при­не­сут.

Из-за ПРЕДАННОСТИ же­не ДО­НА­ТАС вы­гля­дел в АКТЕР­СКОЙ СРЕДЕ бе­лой ВОРОНОЙ

Че­го за До­на­та­сом Ба­ни­о­ни­сом не во­ди‑ лось ни­ко­гда, так это шлей­фа слу­хов о его по­хо­жде­ни­ях, ро­ма­нах, же­нить­бах и ра­зво‑ дах. Не по­да­вал он по­во­да «ра­зду­ва­лам жар­ких спле­тен», так уж сло­жи­лась его су­дьба. В 1943 го­ду встре­тил жен­щи­ну сво‑ ей жи­зни: кра­са­ви­ца по име­ни Она при­шла за­ни­ма­ться в актер­скую сту­дию при те­а­тре, где слу­жил До­на­тас. В 1948 го­ду они по­же‑ ни­лись и были вме­сте до ее ухо­да из жи­зни в 2008 го­ду. Она по­да­ри­ла ему двоих сыно‑ вей – Эги­ди­ю­са и Рай­мун­да­са. Су­пру­гам при­шлось пе­ре­жить стра­шную ро­ди­тель‑ скую тра­ге­дию: стар­ший сын Эги­ди­юс умер от ра­ка. Он был исто­ри­ком, спе­циа‑ ли­стом по XV–XVI ве­кам, по­смер­тно на­гра­жден го­су­дар­ствен­ной пре­ми­ей в обла­сти на­у­ки. Млад­ший, Рай­мун­дас, по­шел по сто­пам отца, окон­чил ВГИК, сни­ма­ет ки­но, ста­вит спе­кта­кли. Были у них и сов­ме­стные ра­бо­ты – на­при­мер, спе­ктакль «На Зо­ло­том озе­ре», сын – ре­жис­сер‑по­ста­нов­щик, отец – испол­ни‑ тель глав­ной ро­ли.

По­сто­ян­ство в се­мей­ной жи­зни, пре‑ дан­ная лю­бо­вь вызыва­ют удив­ле­ние и ува‑ же­ние. Хо­тя, ка­за­лось бы, это дол­жно было быть нор­мой. Ба­ни­о­нис как‑то вспо­ми­нал: «Это было во вре­мя съе­мок филь­ма «Кра­сная па­ла­тка» в 1968 го­ду, где сни­ма‑ лись и очень изве­стные за­ру­бе­жные акте‑ ры. Мы жи­ли на ле­до­ко­ле, ча­сто устраи­ва‑ ли за­сто­лья. Хо­тя со­вет­ской груп­пе это­го ме­жду­на­ро­дно­го про­е­кта это было ка­те­го‑ ри­че­ски за­пре­ще­но: что­бы огра­дить нас от «тле­твор­но­го вли­я­ния За­па­да».

Как‑то за­шел ра­зго­вор и о же­нах. У одно‑ го су­пру­га уже пя­тая, у дру­го­го – се­дьмая… Оче­редь под­хо­дит ко мне, я те­ря­юсь: а что мне го­во­рить, бе­лой вороной вы­гля­деть? «Зна­е­те, у ме­ня все­го одна же­на», – го­во­рю. «Да и у ме­ня одна!» – во­скли­ца­ет кто‑то из на­шей ком­па­нии. «Я един­ствен­ный раз же­нат!» – уто­чняю. «Как, ты всю жизнь жи­ве­шь с одной жен­щи­ной?!» Мои со­бе­сед‑ ни­ки пе­ре­гля­ну­лись: мол, быва­ет же! Или он им­по­тент?». Ему по­ве­зло – Она ока­за‑ лась са­мой на­сто­я­щей актер­ской же­ной, го­то­вой тер­петь, нет, не изме­ны, но по­сто‑ ян­ные отлу­чки му­жа, спе­кта­кли, га­стро­ли, ки­но­эк­спе­ди­ции. А ведь же­на акте­ра, как изве­стно, это от­дель­ная про­фес­сия.

Вот эта уди­ви­тель­ная вер­ность все­му – те­а­тру, ки­но, сво­ей жен­щи­не – и со­зда­ют цель­ный образ кра­си­во­го че­ло­ве­ка. Мо­жно про­жить дол­гую, но аб­со­лю­тно нев­ня­тную и без­дар­ную жизнь. А мо­жно так, как До­на­тас Ба­ни­о­нис, дол­го и та­лан­тли­во. n

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.