Убить ан­тро­пои­да

Ми­фы и ре­а­лии по­ку­ше­ния на обер­груп­пен­фю­ре­ра СС Рейн­хар­да гей­дри­ха

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Секреты Истории - Вла­ди­мир Во­ро­нов Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

27 мая 1942 го­да по­дго­тов­лен­ные бри­тан­ца­ми че­шские ди­вер­сан­ты-па­ра­шю­ти­сты со­вер­ши­ли в Пра­ге по­ку­ше­ние на обер­груп­пен­фю­ре­ра Ссрейн­хар­да Гей­дри­ха. он был ру­ко­во­ди­те­лем РСХА (Глав­ное управ­ле­ние им­пер­ской без­о­па­сно­сти) и однов­ре­мен­но испол­нял обя­зан­но­сти рей­хс­про­те­кто­ра Бо­ге­мии и Мо­ра­вии, ок­ку­пи­ро­ван­ной Че­хии. По­лу­чив­ший оско­ло­чное ра­не­ние Гей­дрих скон­чал­ся 4 ию­ня 1942 го­да. Тру­дно счесть, сколь­ко ис­сле­до­ва­ний, ро­ма­нов и филь­мов по­свя­ще­но этой опе­ра­ции с ко­до­вым наи­ме­но­ва­ни­ем «Ан­тро­поид». Еще бы, это во­об­ще един­ствен­ный слу­чай за всю вой­ну, ко­гда столь высо­ко­по­став­лен­ный фун­кци­о­нер на­цист­ско­го ре­жи­ма по­ги­ба­ет, мо­жно ска­зать, в серд­це Тре­тье­го рей­ха от ру­ки за­слан­ных ди­вер­сан­тов. но на са­мом де­ле сен­са­ци­он­ное по­ку­ше­ние не на­по­ми­на­ло акцию про­фес­си­о­на­лов, и ее успех–ско­рее ре­зуль­тат при­чу­дли­во­го сте­че­ния об­сто­я­тельств. А са­ма опе­ра­ция во мно­гом на­по­ми­на­ла спла­ни­ро­ван­ную про­во­ка­цию.

В10.30 утра 27 мая 1942 го­да ма­ши­на Гей­дри­ха на высо­кой ско­ро­сти не­се­тся из зам­ка в Па­нен­ских Бр­же­за­нах, где он жил с се­мьей, в Чер­нин­ский дво­рец, офи­ци­аль­ную ре­зи­ден­цию про­те­кто­ра. Ма­ши­на пе­ре­ме­ща­е­тся без эскор­та охра­ны: ши­кар­ный открытый чер­ный ка­бри­о­лет «Мер­се­дес-бенц» 320 С, стои­мость 9900 рей­хсма­рок, изго­тов­лен по спец­за­ка­зу в октя­бре 1941 го­да, 78-силь­ный дви­га­тель мо­жет выдать до 130 км/ч.

На пу­ти к Трой­ско­му мо­сту до­ро­га де­ла­ет кру­той изгиб, там обя­за­тель­но при­де­тся сни­зить ско­рость и при­тор­ма­жи­вать – опти-маль­ное ме­сто для за­са­ды. Па­ра­шю­тист Йо­зеф Вал­чик по­да­ет своим то­ва­ри­щам си­гнал зер­каль­цем о при­бли­же­нии ма­ши­ны. Ко­гда «Мер­се­дес» про­те­кто­ра при­тор­ма­жи­ва­ет на кру­том по­во­ро­те, Йо­зеф Габ­чик вски­дыва­ет пи­сто­лет-пу­ле­мет Sten и на­жи­ма­ет спу­ско­вой крю­чок. Он це­ли­тся в ло­бо­вое сте­кло–гей­дрих си­дит ря­дом с во­ди­те­лем, но оче­ре­ди нет – осе­чка. Бро­сив отка­зав­шее ору­жие, ди­вер­сант на­чи­на­ет отход, ма­ши­на про­те­кто­ра, вме­сто то­го что­бы на ско­ро­сти по­ки­нуть ме­сто по­ку­ше­ния, оста­нав­ли­ва­е­тся: Гей­дрих с во­ди­те­лем соби­ра­ю­тся пре­сле­до­вать ди­вер­сан­та. Тут бро­са­ет бом­бу Ян Ку­биш, она рве­тся за пра­вым за­дним ко­ле­сом ма­ши­ны. Ра­не­ный оскол­ком в ли­цо Ку­биш отхо­дит, Гей­дрих пыта­е­тся его до­гнать, но па­да­ет – он то­же ра­нен, че­шские по­ли­цей­ские до­став­ля­ют его в го­спи­таль. Опе­ра­ция, уда­ле­ние пов­ре­жден­ной се­ле­зен­ки, вре­мен­ное улу­чше­ние и смерть от ин­фе­кции…

ДИ­ВЕР­САН­ТЫ за­пла­ти­ли за ОШИБ­КИ Свои­ми жи­зня­ми

По­ку­ше­ние вы­гля­де­ло не по­дго­тов­лен­ной акци­ей про­фес­си­о­на­лов, а ка­кой-то не­у­ме­лой са­мо­де­я­тель­но­стью. По­на­ча­лу все шло без су­чка и за­до­рин­ки: на­ла­ди­ли на­блю­де­ние на мар­шру­те пе­ре­ме­ще­ния Гей­дри­ха, выбра­ли удо­бное ме­сто и мо­мент для за­са­ды, но в са­мый ответ­ствен­ный мо­мент, ко­гда мо­жно было стре­лять без по­мех и бу­кваль­но в упор, отка­зал пи­сто­лет-пу­ле­мет.

Ан­глий­ский Sten во­об­ще пе­чаль­но изве­стен сво­ей ка­при­зной не­на­де­жно­стью и не­то­чным бо­ем, спосо­бно­стью са­мо­прои­зволь­но на­чать па­лить от встря­ски или «за­же­вать» па­трон в са­мый ответ­ствен­ный мо­мент. Но тут уж ни­че­го не по­де­ла­е­шь: сол­дат не во­лен в сво­ем выбо­ре, ка­кое ору­жие выда­ли еще в Ан­глии, тем и при­шлось ра­бо­тать. У Габ­чи­ка был еще пи­сто­лет, но, не во­споль­зо­вав­шись им для за­вер­ше­ния де­ла, ди­вер­сант, бро­сив Sten, убе­га­ет. Вме­сто то­го что­бы ум­ча­ться с ме­ста по­ку­ше­ния, Гей­дрих при­ка­зыва­ет сво­е­му во­ди­те­лю обер­шар­фю­ре­ру СС Йо­хан­не­су Кляй­ну оста­но­ви­ться, на­ме­ре­ва­ясь пу­сти­ться за ди­вер­сан­том в по­го­ню – ли­чно, пе­шком!

В этот мо­мент Ку­биш ме­та­ет свою бом­бу (или гра­на­ту), но… про­ма­хи­ва­е­тся: не по­пав в са­лон открытой ма­ши­ны, она уда­ря­е­тся о крыло (или ка­пот) и за­ка­тыва­е­тся под за­днее пра­вое ко­ле­со, где и взрыва­е­тся. Как по­зже уста­но­вят, ли­шь один-един­ствен­ный ма­лю­сень­кий оско­лок, на­сквозь про­бив бо­ко­вую стен­ку «Мер­се­де­са» и спин­ку си­де­нья, вме­сте с ще­пка­ми и обрыв­ка­ми мун­ди­ра по­пал в се­ле­зен­ку Гей­дри­ха.

Рей­хс­про­те­ктор, не осо­знав еще, что ра­нен, выска­ки­ва­ет из ма­ши­ны и бро­са­е­тся в по­го­ню за тер­ро­ри­стом, пыта­е­тся стре­лять в не­го из сво­е­го 7,65-мм валь­те­ра ППК, но без­успе­шно. Хо­тя стре­лок Гей­дрих отмен­ный, но во­я­ка он ка­би­не­тный: ни одно­го выстре­ла ему сде­лать не уда­лось, по­сколь­ку пи­сто­лет про­те­кто­ра не был за­ря­жен–в обойме ни одно­го па­тро­на. За Габ­чи­ком бро­сил­ся уже во­ди­тель Кляйн, хо­тя он то­же ра­нен и кон­ту­жен. Кляйн пыта­е­тся стре­лять из сво­е­го та­бель­но­го пи­сто­ле­та, но то­же без­успе­шно: то ли осе­чка, то ли обо­йма пу­ста, то ли он во­об­ще за­был снять ору­жие с пре­до­хра­ни­те­ля!

Убе­га­ю­щий Габ­чик за­ска­ки­ва­ет в мя­сную лав­ку, но его кри­ка­ми выда­ет хо­зяин лав­ки. Шо­фер Гей­дри­ха ло­ми­тся ту­да, и тут Габ­чик на­ко­нец вспо­ми­на­ет, что у не­го то­же есть пи­сто­лет: выхва­тыва­ет, открыва­ет огонь и ра­нит во­ди­те­ля-эсэсов­ца в но­гу. По­том скрыва­е­тся. Ни­ка­ко­го отхо­да по пла­ну: пар­ни про­сто бе­жа­ли сло­мя го­ло­ву, ку­да гла­за гля­дят, оста­вив на ме­сте за­са­ды ав­то­мат с пол­ным ма­га­зи­ном, дам­ский ве­ло­си­пед, два ко­жа­ных порт­фе­ля, в одном из ко­то­рых оста­лась вто­рая бом­ба, плащ и при­ме­тную ке­пку из вер­блю­жьей шер­сти с фир­мен­ным зна­ком тор­го­во­го до­ма Bila labut.

О ка­кой про­фес­си­о­наль­ной со­сто­я­тель­но­сти по­до­бных ди­вер­сан­тов мо­жно го­во­рить? Впро­чем, не бу­дем стро­ги к тем пар­ням, да и во­об­ще не нам их су­дить: за свои (и чу­жие) про­сче­ты они за­пла­ти­ли са­мой до­ро­гой це­ной–свои­ми жи­зня­ми. Ко­не­чно, они про­шли по­дго­тов­ку на бри­тан­ских ба­зах, в их акти­ве были де­ся­тки па­ра­шю­тных прыж­ков и со­тни ча­сов на стрель­би­щах, но хла­дно­кров­ными убий­ца­ми они так и не успе­ли стать. Да и во­об­ще они еще ни­ко­го не уби­ва­ли в упор – свои­ми ру­ка­ми, гля­дя в гла­за жер­тве. Ре­бя­там эле­мен­тар­но было стра­шно: все, что за­пла­ни­ро­ва­ли и обго­во­ри­ли за­ра­нее, было в мо­мент по­за­быто…

Впро­чем, за­бе­гая впе­ред, за­ме­чу, что их ру­ко­во­ди­те­ли и ин­стру­кто­ры, уму­дрен­ные, ка­за­лось бы, мно­го­ле­тним опытом тай­ной вой­ны и се­кре­тных опе­ра­ций, по ча­сти про­фес­си­о­на­ли­зма ока­за­лись не лу­чше: и эки­пи­ров­ка с во­о­ру­же­ни­ем ока­за­лись так се­бе, и выбро­си­ли ди­вер­сан­тов со­вер­шен­но не в тот ра­йон, где пла­ни­ро­ва­лось (впро­чем, во вре­мя той вой­ны этим гре­ши­ли все), да еще сна­бди­ли оде­ждой, не­ко­то­рые пре­дме­ты ко­то­рой были ан­глий­ско­го прои­звод­ства–с эти­ке­тка­ми лон­дон­ских ма­га­зи­нов и да­же ме­тка­ми ан­глий­ских пра­че­чных и хим­чи­сток, в том чи­сле… ар­мей­ских! Да­же но­ски–и те ан­глий­ские. Тот еще «про­фес­си­о­на­лизм», так ведь уда­лось же!

в ОТВЕТ нем­цы Ра­згро­ми­ли ВСЕ МЕСТНОЕ под­по­лье

В исто­рии че­шско­го Со­про­тив­ле­ния по­ку­ше­ние на Гей­дри­ха, без­услов­но, са­мое эпи­че­ское со­бытие. Но оцен­ка его по­след­ствий не­о­дно­зна­чна. В тот же день по все­му про­те­кто­ра­ту было вве­де­но чре­звычай­ное по­ло­же­ние, ко­мен­дант­ский час, в Пра­ге на­ча­лись мас­со­вые обыски и аре­сты. Как по­ла­га­ют, за вре­мя той «боль­шой обла­вы» было про­ве­ре­но аж 4 млн 750 тыс. че­ло­век, при этом в опе­ра­ции за­дей­ство­ва­ли чуть не 450 тыс. по­ли­цей­ских, жан­дар­мов, сол­дат вер­ма­хта и ча­стей СС, со­тру­дни­ков ра­зли­чных стру­ктур и по­дра­зде­ле­ний СД.

Да­же если ци­фры и за­выше­ны, все рав­но бо­лее гран­ди­о­зной по­ли­цей­ской обла­вы ми­ро­вая исто­рия по­ка не зна­ет. Было за­дер­жа­но 13 119 че­ло­век, а в пер­вые же дни за «одо­бре­ние по­ку­ше­ния» нем­цы рас­стре­ля­ли 231 че­ло­ве­ка, еще 42 – «за со­крытие ору­жия», 343 – за свя­зи с за­гра­ни­цей и «укрыва­тель­ство вра­гов рей­ха», 77 – за не­со­об­ще­ние ме­ста жи­тель­ства. Все­го то­гда ка­зни­ли 1331 че­ло­ве­ка. То­гда же близ Пра­ги ка­ра­те­ли со­жгли по­се­лок Ли­ди­це, рас­стре­ляв всех муж­чин стар­ше 15 лет, отпра­вив всех жен­щин на уни­что­же­ние в кон­цла­герь Ра­венс­брюк, а де­тей – ча­стью выве­зли для «оне­ме­чи­ва­ния», ча­стью – отпра­ви­ли в га­зо­вые ка­ме­ры кон­цла­ге­ря в Хелм­но. Той же уча­сти по­двер­глось се­ло Ле­жа­ки – от­ту­да и ве­ла пе­ре­да­чи ра­ция па­ра­шю­ти­стов. Соб­ствен­но на ди­вер­сан­тов, со­вер­шив­ших по­ку­ше­ние (Габ­чи­ка, Ку­би­ша и Вал­чи­ка), и че­тырех их то­ва­ри­щей-па­ра­шю­ти­стов – все они укрыва­лись в праж­ском пра­во­слав­ном со­бо­ре свя­тых Ки­рил­ла и Ме­фо­дия – нем­цы с тру­дом вышли ли­шь к 18 ию­ня 1942 го­да. Как все­гда, по­мог пре­да­тель – Ка­рел Чур­да, то­же па­ра­шю­тист-ди­вер­сант. Его де­сан­ти­ро­ва­ли с бор­та бри­тан­ско­го са­мо­ле­та 28 мар­та 1942 го­да, но в ор­га­ни­за­ции по­ку­ше­ния он уча­стия не при­ни­мал, все это вре­мя скрыва­ясь у ро­дных.

16 ию­ня 1942 го­да он явил­ся в праж­ское от­де­ле­ние ге­ста­по, сдав изве­стные ему кон­спи­ра­тив­ные квар­ти­ры. Устроив по ука­зан­ным адре­сам обла­вы, ге­ста­пов­цы вычи­сли­ли по­сле­днюю ба­зу ди­вер­сан­тов. Был при­каз взять всех жи­выми, но па­ра­шю­ти­сты от­би­ва­лись до по­сле­дне­го – ко­гда па­тро­ны были на исхо­де, по­кон­чи­ли с со­бой.

В хо­де той ги­гант­ской обла­вы нем­цы пра­кти­че­ски пол­но­стью выкор­че­ва­ли и под­по­лье, и оста­тки бри­тан­ской аген­тур­ной се­ти. Как пи­сал в сво­ей офи­ци­аль­ной «Се­кре­тной исто­рии УСО: Управ­ле­ние спе­ци­аль­ных опе­ра­ций в 1940–1945 го­дах» Уи­льям Мак­кен­зи, «це­на ока­за­лась край­не высо­кой: аген­тур­ная сеть, ко­то­рая дол­го и тща­тель­но со­зда­ва­лась с осе­ни 1939 го­да, была уни­что­же­на».

лон­дон ПРЕ­СЕ­КАЛ лю­бую Са­мо­де­я­тель­ность

Но не са­ми ди­вер­сан­ты выби­ра­ли се­бе цель: да­же вре­мен­ные рам­ки им ди­кто­ва­ли из Лон­до­на, пре­се­кая лю­бые по­пытки са­мо­де­я­тель­но­сти. Отсю­да и це­лая гроздь во­про­сов: че­го, соб­ствен­но, хо­те­ли до­би­ться устра­не­ни­ем Гей­дри­ха, ка­кие ре­аль­ные це­ли и за­да­чи пре­сле­до­ва­ли ор­га­ни­за­то­ры; ко­гда и кем имен­но при­ни­ма­лось ре­ше­ние о выбо­ре объе­кта устра­не­ния? Фор­маль­но счи­та­е­тся, что ли­кви­да­ция Гей­дри­ха была де­лом су­гу­бо «че­шским». «Се­кре­тная исто­рия УСО» утвер­жда­ет, что опе­ра­цию «Ан­тро­поид» за­ду­ма­ли и спла­ни­ро­ва­ли по ука­за­нию гла­вы че­хо­сло­ва­цко­го пра­ви­тель­ства в из­гна­нии Эдвар­да Бе­не­ша.

Бе­неш – один из отцов-осно­ва­те­лей че­хо­сло­ва­цко­го го­су­дар­ства, пре­зи­дент ре­спу­бли­ки с 1935 го­да по октя­брь 1938го. За­тем эми­гри­ро­вал, а по­сле на­ча­ла Вто­рой ми­ро­вой вой­ны во­згла­вил На­ци­о­наль­ный ко­ми­тет осво­бо­жде­ния Че­хо­сло­ва­кии – пра­ви­тель­ство в из­гна­нии, с 1940 го­да на­хо­див­ше­е­ся в Ве­ли­ко­бри­та­нии.

Со­з­дан­ные то­гда же че­хо­сло­ва­цкие воин­ские фор­ми­ро­ва­ния –во Фран­ции до ее по­ра­же­ния, в Ве­ли­ко­бри­та­нии, на Бли­жнем Во­сто­ке – фор­маль­но под­чи-

ня­лись пра­ви­тель­ству Бе­не­ша, ре­аль­но же фор­ми­ро­ва­ния, быв­шие на За­па­де, со­сто­я­ли на со­дер­жа­нии Лон­до­на. Они фун­кци­о­ни­ро­ва­ли под бри­тан­ским при­смо­тром, а на фрон­те дей­ство­ва­ли под на­ча­лом бри­тан­цев и в рам­ках пла­нов со­о­твет­ству­ю­ще­го ко­ман­до­ва­ния, а вов­се не пра­ви­тель­ства в из­гна­нии. Ко­то­рое, кста­ти, са­мо на­хо­ди­лось на со­дер­жа­нии бри­тан­ско­го пра­ви­тель­ства.

Схо­жим обра­зом фун­кци­о­ни­ро­вал и вто­рой от­дел Глав­но­го шта­ба Ми­ни­стер­ства на­ци­о­наль­ной обо­ро­ны Че­хо­сло­ва­цкой Ре­спу­бли­ки – во­ен­ная ра­звед­ка, во гла­ве ко­то­рой сто­ял пол­ков­ник Фран­ти­шек Мо­ра­вец (в 1943 го­ду ему при­сво­ят зва­ние бри­га­дно­го ге­не­ра­ла). Еще в на­ча­ле мар­та 1938 го­да Мо­ра­вец, по­лу­чив от сво­ей аген­ту­ры све­де­ния о пред­сто­я­щем не­ме­цком втор­же­нии и ок­ку­па­ции, при­нял пре­дло­же­ние бри­тан­ской ра­звед­ки о со­тру­дни­че­стве: при­ка­зал уни­что­жить все ар­хи­вы сво­е­го ве­дом­ства, не допу­стив по­па­да­ния дан­ных об аген­ту­ре к нем­цам. За день до гер­ман­ско­го втор­же­ния в Че­хо­сло­ва­кию, 14 мар­та 1939 го­да, пол­ков­ник Мо­ра­вец, за­брав клю­че­вые до­сье, вме­сте с 10 свои­ми со­тру­дни­ка­ми выле­тел из Пра­ги в Рот­тер­дам, а по­зже – в Лон­дон к своим опе­ку­нам из Secret Intelligence Service (SIS). Имен­но слу­жба пол­ков­ни­ка Мо­ра­ве­ца и от­би­ра­ла сре­ди во­ен­но­слу­жа­щих че­хо­сло­ва­цко­го кон­тин­ген­та в Ан­глии тех, ко­му пред­сто­я­ло ре­а­ли­зо­вать опе­ра­цию «Ан­тро­поид».

Сна­ча­ла акцию пла­ни­ро­ва­ли на День НЕЗАВИСИМОСТИ

Один из пер­вых до­ку­мен­тов о по­дго­тов­ке по­ку­ше­ния на Гей­дри­ха да­ти­ро­ван 3 октя­бря 1941 го­да, а са­му акцию пер­во­на­чаль­но пла­ни­ро­ва­ли на 28 октя­бря то­го же го­да. Во-пер­вых, это на­ци­о­наль­ный пра­здник – День независимости Че­хо­сло­ва­цкой Ре­спу­бли­ки. И во-вто­рых, в са­мой Че­хии прои­зо­шли се­рье­зные ка­дро­вые по­движ­ки–27 сен­тя­бря 1941 го­да и.о. рей­хс­про­те­кто­ра Бо­ге­мии и Мо­ра­вии был на­зна­чен Рейн­хард Гей­дрих. Ви­ди­мо, в Лон­до­не ре­ши­ли ко­вать же­ле­зо, по­ка го­ря­чо.

Как утвер­ждал Мо­ра­вец, имен­но то­гда он и пре­дло­жил Бе­не­шу исполь­зо­вать его па­ра­шю­ти­стов, что­бы «по­дго­то­вить осо­бо ва­жную опе­ра­цию про­тив на­ци­стов– убий­ство одно­го из их гла­ва­рей». За­мысел, ко­не­чно, ин­те­ре­сный, но план опе­ра­ции еще пред­сто­я­ло ра­зра­бо­тать, по­до­брав ка­дры для ее осу­ще­ств­ле­ния, и, по­дго­то­вив их, за­бро­сить в ок­ку­пи­ро­ван­ную Че­хию, ра­скон­сер­ви­ро­вать там аген­тур­ную сеть, по­дго­то­вить для испол­ни­те­лей кон­спи­ра­тив­ные квар­ти­ры, за­тем за­бро­сить, обе­спе­чив сна­ря­же­ни­ем, ору­жи­ем, день­га­ми, до­ку­мен­та­ми при­крытия, сред­ства­ми свя­зи. Ах, да, все это еще ну­жно со­гла­со­вать с бри­тан­ски­ми «пар­тне­ра­ми» – ди­вер­сан­ты го­то­ви­лись на бри­тан­ских ба­зах бри­тан­ски­ми ин­стру­кто­ра­ми, эки­пи­ро­ва­лись те­ми же бри­тан­ца­ми, не го­во­ря уже про то, что даль­ние бом­бар­ди­ров­щи­ки для за­бро­ски ди­вер­сан­тов –то­же бри­тан­ские… Одним сло­вом, ра­бо­ты не­по­ча­тый край, но на все и про все 25 дней?! Не­ре­аль­но.

Сро­ки при­шлось по­дви­нуть. Одна­ко пер­во­го ра­ди­ста Фран­ти­ше­ка Па­вел­ку за­бро­си­ли в про­те­кто­рат уже в но­чь с 3 на 4 октя­бря 1941 го­да – зна­чит, за­дум­ка ро­ди­лась мно­го рань­ше да по­дго­тов­ка ве­лась? Па­вел­ка про­дер­жал­ся не­дол­го: нем­цы взя­ли его 25 октя­бря 1941 го­да, ра­скрыв ту под­поль­ную сеть, на ко­то­рую и соби­ра­лись опе­ре­ться ди­вер­сан­ты. Глав­ных испол­ни­те­лей, Ку­би­ша и Габ­чи­ка, то­же за­бро­си­ли не с пер­вой по­пытки: то не­ле­тная по­го­да, то силь­ная обла­чность, не по­зво­ляв­шая штур­ма­ну выве­сти са­мо­лет на то­чку сбро­са. Ли­шь в но­чь с 28 на 29 де­ка­бря 1941 го­да тя­же­лый бом­бар­ди­ров­щик ко­ро­лев­ских ВВС Handley Page Halifax, выле­тев­ший с аэро­дро­ма в Сас­се­ксе, де­сан­ти­ро­вал Ку­би­ша и Габ­чи­ка. Но из-за на­ви­га­ци­он­ной ошиб­ки выбро­ска прои­зо­шла не в за­пла­ни­ро­ван­ном ра­йо­не близ Пль­зе­ня, а в при­го­ро­де Пра­ги. По­зже было за­бро­ше­но еще не­сколь­ко групп, и ка­ждый раз их выбра­сыва­ли не там, где пла­ни­ро­ва­лось, при этом мно­гие по­лу­чи­ли трав­мы, утра­ти­ли обо­ру­до­ва­ние и сна­ря­же­ние. Ра­дист Ви­льям Ге­рик 4 апре­ля 1942 го­да до­бро­воль­но сдал­ся нем­цам и стал со­тру­дни­чать с ге­ста­по. Па­ра­шю­тист Иван Ко­лар­жик был ра­скрыт нем­ца­ми 1 апре­ля 1942 го­да и по­кон­чил с со­бой при по­пытке за­хва­та. За­бро­шен­ный в той же груп­пе Ка­рел Чур­да, как мы уже зна­ем, 16 ию­ня 1942 го­да до­бро­воль­но явил­ся в ге­ста­по.

Сбро­шен­ные 29 апре­ля 1942 го­да в рам­ках опе­ра­ции Tin па­ра­шю­ти­сты Яро­слав Шварц и Лю­двиг Цу­пал свое за­да­ние выпол­нить не смо­гли – они дол­жны были убить ми­ни­стра обра­зо­ва­ния и про­па­ган­ды Про­те­кто­ра­та Эм­ма­ну­эля Мо­ра­ве­ца. При де­сан­ти­ро­ва­нии оба по­лу­чи­ли трав­мы и по­те­ря­ли всю эки­пи­ров­ку. Шварц по­гиб при штур­ме со­бо­ра Ки­рил­ла и Ме­фо­дия в Пра­ге, а Цу­па­ла в ян­ва­ре 1943 го­да выдал ге­ста­по его же соб­ствен­ный отец, и при по­пытке аре­ста Лю­двиг за­стре­лил­ся. «Я был пре­кра­сно обу­чен по­дрыв­ной де­я­тель­но­сти и счи­тал­ся хо­ро­шим стрел­ком, но к че­му мне это все было то­гда,–с го­ре­чью ска­жет по­зже Вла­ди­мир Шка­ха, один из выжив­ших па­ра­шю­ти­стов.–я не имел и 10 грам­мов взрыв­ча­тки, и у ме­ня было в об­щей сло­жно­сти ли­шь 16 пи­сто­ле­тных па­тро­нов. Была ра­ди­о­стан­ция, но мы едва зна­ли, как на ней ра­бо­тать, и не мо­гли ее испра­вить…»

ДИРЕКЦИЯ ге­не­раль­но­го за­каз­чи­ка

В своих ме­му­а­рах Фран­ти­шек Мо­ра­вец твер­до дер­жал­ся вер­сии, что опе­ра­ция была имен­но «че­шской», а роль ан­гли­чан–су­гу­бо вспо­мо­га­тель­ная, вро­де как они ли­шь извоз­чи­ка­ми по­ра­бо­та­ли. На­сколь­ко это со­о­твет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти? Со­гла­сно офи­ци­аль­ной бри­тан­ской тра­ктов­ке, че­хо­сло­ва­цкое пра­ви­тель­ство в из­гна­нии по це­ло­му ря­ду по­зи­ций со­хра­ни­ло ве­сьма при­ви­ле­ги­ро­ван­ный ста­тус. Так, ему по­зво­ли­ли со­дер­жать соб­ствен­ные ра­ди­о­стан­ции в Ан­глии, по­лу­чать и отправ­лять со­об­ще­ния без цен­зу­ры, их свя­зи по­чти не ре­гу­ли­ро­ва­лись… и они мо­гли по соб­ствен­но­му усмо­тре­нию со­об­щать или не со­об­щать о них УСО.

Вдо­ба­вок они не­сли еди­но­ли­чную ответ­ствен­ность за фор­ми­ро­ва­ние групп и от­бор аген­тов, отправ­ляв­ши­хся на за­да­ние, да­ва­ли им по­сле­дние ука­за­ния пе­ред отправ­кой «в по­ле» и по­лу­ча­ли све­де­ния от аген­тов по во­зв­ра­ще­нии». Одним сло­вом, убе­жда­ют нас, «УСО… яв­ля­лось все­го-нав­се­го сна­бжен­че­ской кон­то­рой, отве­чав­шей за пре­до­став­ле­ние транс­пор­та, обо­ру­до­ва­ния, де­нег и еще ча­сти­чно за уче­бную по­дго­тов­ку». Со­гла­сно бри­тан­ской вер­сии, лю­ди Бе­не­ша «ве­ли се­бя до­воль­но изво­ро­тли­во, исполь­зуя УСО для по­мо­щи в уста­нов­ле­нии но­вых свя­зей, но не же­лая быть сли­шком вов­ле­чен­ными в пла­ны УСО. Клю­че­вые по­зи­ции они дер­жа­ли в своих ру­ках. Им ра­зре­ши­ли поль­зо­ва­ться соб­ствен­ными ши­фра­ми, ве­сти ра­бо­ту на соб­ствен­ных ра­ди­о­стан­ци­ях, сво­бо­дных от вся­че­ской цен­зу­ры… Аген­та­ми ста­но­ви­лись лю­ди, ими ото­бран­ные, и по­сле­дние ука­за­ния этим аген­там да­ва­ли то­же че­хи. УСО, сле­до­ва­тель­но, мо­гло ли­шь со­ве­то­вать: у управ­ле­ния не было пра­ва кон­тро­ли­ро­вать, как выпол­ня­ю­тся да­же со­гла­со­ван­ные пла­ны». Че­хо­сло­ва­цкая во­ен­ная ра­звед­ка на пол­ную мо­щь эк­сплу­а­ти­ро­ва­ла бри­тан­скую ди­вер­си­он­ную слу­жбу? Зву­чит как сказ­ка.

Кто в ра­згар вой­ны по­зво­лил бы ино­стран­цам бе­скон­троль­но выхо­дить в эфир со своих пе­ре­да­тчи­ков, поль­зо­ва­ться свои­ми ши­фра­ми, отправ­ляя ра­ди­о­грам­мы неи­зве­стно­го со­дер­жа­ния не­по­ня­тно ку­да и ко­му? Кто мог дать га­ран­тию, что этим не во­споль­зу­е­тся гер­ман­ская аген­ту­ра, ка­ко­вая впол­не мо­гла быть в че­хо­сло­ва­цких фор­ми­ро­ва­ни­ях? Да и не ве­ри­тся, что ан­глий­ские джентль­ме­ны, ко­лов­шие не­ме­цкие ши­фры, не чи­та­ли че­шских ши­фро­вок: до­ве­рие до­ве­ри­ем, но кон­тр­ра­зве­дыва­тель­ные ме­ры ни­кто не отме­нял. Не мо­жет быть и рав­ных пар­тнер­ских отно­ше­ний хо­зяи­на с те­ми, кто поль­зу­е­тся его бла­го­склон­но­стью, день­га­ми, ре­сур­са­ми, тер­ри­то­ри­ей. Дру­гое де­ло, что не­за­чем афи­ши­ро­вать истин­ный ха­ра­ктер отно­ше­ний: в кон­це кон­цов, если «дей­ство­ва­ли эти аген­ты ра­ди соб­ствен­но­го пра­ви­тель­ства, а не ра­ди УСО», то пусть так по­ла­га­ют и даль­ше.

всю­ду СО­ТНИ И СО­ТНИ ПРЕ­ДА­ТЕ­ЛЕЙ...

Да­же если это и была «его» опе­ра­ция, мог ли в тех усло­ви­ях пан Мо­ра­вец не со­гла­со­вать с бри­тан­ски­ми ку­ра­то­ра­ми ее це­ли и за­да­чи, взяв на се­бя еди­но­ли­чное пра­во ре­шать, ко­го из фю­ре­ров Тре­тье­го рей­ха ли­шить жи­зни? Та­кая са­мо­де­я­тель­ность вряд ли при­шлась бы по вку­су го­сте­приим­ным хо­зя­е­вам. В свою оче­редь «стар­шие то­ва­ри­щи» то­же не ри­скну­ли бы при­нять на се­бя та­кую ответ­ствен­ность. Но кто, кро­ме Чер­чи­л­ля, мог дать та­кую сан­кцию ру­ко­во­ди­те­лям бри­тан­ских се­кре­тных служб?

На­сколь­ко са­ми бри­тан­цы (и их по­до­пе­чные) вла­де­ли ре­аль­ной ин­фор­ма­ци­ей о си­ту­а­ции в про­те­кто­ра­те? В исто­рии УСО зна­чи­тся, что в кон­це 1940 го­да у бри­тан­ских ра­звед­служб на тер­ри­то­рии Че­хо­сло­ва­кии не было ни одной ра­ди­о­стан­ции и ни одно­го аген­та. Что изме­ни­лось к ве­сне 1942 го­да? За­бро­ше­ны де­ся­тки па­ра­шю­ти­стов, ку­ча ра­ций, ра­ди­сты. Но, ока­зыва­е­тся, не­смо­тря на все это, че­шское ди­вер­си­он­ное под­по­лье с Лон­до­ном свя­зыва­ла ли­шь одна-един­ствен­ная ра­ция с ко­до­вым име­нем «Ли­бу­ше». Все осталь­ные уте­ря­ны, ра­зби­ты при высад­ке или за­хва­че­ны нем­ца­ми.

Одна ра­ция на всю Че­хию! Это озна­ча­ет пол­ное отсут­ствие не про­сто ре­аль­ной аген­тур­ной се­ти, но и ре­аль­ной ин­фор­ма­ции о си­ту­а­ции на ме­сте. А как без та­кой ин­фор­ма­ции про­во­дить опе­ра­ции? Да ка­кие там опе­ра­ции, если аген­ту­ре, как ока­за­лось, про­сто не на ко­го опе­ре­ться! Выжив­шие па­ра­шю­ти­сты утвер­жда­ли: их за­бро­си­ли в аб­со­лю­тно вра­жде­бную сре­ду, фа­кти­че­ски без свя­зи и на прои­звол су­дьбы. В Лон­до­не им го­во­ри­ли, что по­мо­щь и укрытие они най­дут всю­ду, а вышло пря­мо про­ти­во­по­ло­жное.

Один из па­ра­шю­ти­стов, Ян Зе­мек, вспо­ми­нал: «У нас была ра­зве ли­шь по­сле­дняя пу­ля, что­бы про­стре­лить се­бе го­ло­ву… Всю­ду со­тни и со­тни пре­да­те­лей… Лю­ди не до­ве­ря­ли друг дру­гу. Ко­гда выса­ди­лись чле­ны груп­пы Platinum, они при­шли по адре­су, счи­тав­ше­му­ся на­де­жным. Но хо­зяин квар­ти­ры их выгнал, а по­том выдал…» Вла­ди­мир Шка­ха: «По­че­му ни­кто из нас не ожи­дал, что по дан­ным нам адре­сам ожи­да­ет отказ? По­то­му что Лон­дон счи­тал, что эти лю­ди нам по­мо­гут. Мы со­вер­шен­но не пред­став­ля­ли, что нас ждет в на­шей же ок­ку­пи­ро­ван­ной стра­не». У то­го же ра­ди­ста Ви­лья­ма Ге­ри­ка, ко­гда он по­сле выбро­ски до­брал­ся до Пра­ги, были день­ги, но, как ока­за­лось, ну­жны были не день­ги, а про­ду­кто­вые кар­то­чки. Ко­гда он по­явил­ся на кон­спи­ра­тив­ной квар­ти­ре, ее хо­зяин по­со­ве­то­вал ему обра­ти­ться… в ге­ста­по. Го­ло­дный и обор­ван­ный ра­дист, до­ве­ден­ный до нерв­но­го срыва, сдал­ся по­ли­ции…

ок­ку­па­ция И Кол­ла­бо­ра­ция

На­ши пред­став­ле­ния об ок­ку­па­ции сфор­ми­ро­ва­ны филь­ма­ми и кни­га­ми со­вет­ской эпо­хи: пу­стын­ные уло­чки

мра­чно­го го­ро­да, по ко­то­рым до на­ча­ла ко­мен­дант­ско­го ча­са стре­мя­тся про­шмыгнуть ред­кие и пло­хо оде­тые про­хо­жие, на ка­ждом ша­гу пар­ные па­тру­ли эсэсов­цев в ка­сках и с ав­то­ма­та­ми, рву­щи­е­ся с по­вод­ка со зло­бным ла­ем ов­чар­ки, гр­охо­чу­щие по мо­сто­вым гу­се­ни­цы тан­ков, сол­да­ты в пол­ной по­ле­вой выклад­ке, зло­ве­ще взи­ра­ю­щие из-под глу­бо­ких ка­сок, ла­ю­щие ко­ман­ды, выстре­лы, ви­се­ли­цы…

Пра­га то­го вре­ме­ни вы­гля­де­ла со­вер­шен­но ина­че. Су­дя по во­спо­ми­на­ни­ям, утро сре­ды 27 мая 1942 го­да было сол­не­чным, те­плым. Ули­цы за­пол­нял по­ток хо­ро­шо оде­тых лю­дей, спе­ша­щих на ра­бо­ту на ве­ло­си­пе­дах или на трам­ва­ях хо­ро­шо зна­ко­мой нам кра­сно-бе­лой ра­сцве­тки. На ка­ждом углу пе­кар­ни, кон­ди­тер­ские, ка­фе, про­ду­кто­вые ла­во­чки. Школь­ни­ки на­прав­ля­ю­тся в гим­на­зии, в скве­рах гу­ля­ют ма­мы с ко­ля­ска­ми, на Вл­та­ве уже сну­ют про­гу­ло­чные ко­ра­бли­ки. По ве­че­рам да­ют пред­став­ле­ния те­а­тры, ра­бо­та­ет ки­не­ма­то­граф, на­род си­дит в тра­ктир­чи­ках и пив­ных, а по ули­цам не­спе­шно де­фи­ли­ру­ют че­шские по­ли­цей­ские – в при­вычной гла­зу фор­ме ста­ро­го образ­ца. И ни­ка­ко­го ко­мен­дант­ско­го ча­са с па­тру­ля­ми.

Про­ду­кто­вые лав­ки пол­ны и изо­биль­ны, но без кар­то­чек уже не обой­тись: не то что­бы уж очень ощу­ща­лась не­хва­тка про­ду­ктов, про­сто это еще одна фор­ма кон­тро­ля за на­се­ле­ни­ем, по­ми­мо уже обя­за­тель­ных тру­до­вых кни­жек и со­хра­нив­шей­ся со вре­мен ре­спу­бли­ки по­ли­цей­ской ре­ги­стра­ции по ме­сту жи­тель­ства. А в це­лом все по­чти как «до нем­цев», хо­тя, ра­зу­ме­е­тся, в пол­ной ме­ре ра­бо­та­ли и спе­ци­аль­ные слу­жбы Тре­тье­го рей­ха, а для че­шских ев­ре­ев на­ста­ли пои­сти­не чер­ные вре­ме­на.

Для по­дав­ля­ю­щей же ча­сти на­се­ле­ния ма­ло что изме­ни­лось: по­ряд­ки те же, му­ни­ци­паль­ная власть и по­ли­ция оста­лись, все те же ста­ро­сты, мэры, му­ни­ци­па­ли­те­ты, так же ра­бо­та­ют по­чты, боль­ни­цы, шко­лы, су­ды, так же фун­кци­о­ни­ру­ют си­сте­мы со­ци­аль­но­го обе­спе­че­ния и на­ло­го­вая. Да­же пре­зи­дент, прав­да уже про­те­кто­ра­та, тот же – быв­ший пре­зи­дент ре­спу­бли­ки Эмиль Га­ха, есть и пра­ви­тель­ство: пре­мьер, ми­ни­стры. За­пре­ще­ны ста­рые по­ли­ти­че­ские пар­тии, но это мо­жно пе­ре­жить. Бо­лее то­го, нем­цы да­же учре­ди­ли во­о­ру­жен­ные си­лы про­те­кто­ра­та: пусть там все­го 7 тыс. «штыков», за­то со­хра­не­ны пре­жняя фор­ма, зва­ния, эм­бле­мы, си­сте­ма на­град, а ко­стяк – ге­не­ра­лы, офи­це­ры и ун­те­ро­фи­це­ры ста­рой че­хо­сло­ва­цкой ар­мии.

Все это не из гу­ма­ни­зма, а су­гу­бо из не­ме­цко­го пра­гма­ти­зма: к че­му ме­нять пи­ра­ми­ду вла­сти, если ее це­ле­со­обра­знее исполь­зо­вать в том же ви­де, но под своим кон­тро­лем. Ко­не­чно, пер­вые ме­ся­цы ок­ку­па­ции че­хам было оби­дно, слу­ча­лись за­ба­стов­ки, на ули­цы выпле­ски­ва­лись де­мон­стра­ции, в ответ сле­до­ва­ли ре­прес­сии – аре­сты, по­рой рас­стре­лы. Но бла­го­да­ря гра­мо­тной по­ли­ти­ке не­ме­цких фун­кци­о­не­ров к 1941 го­ду все в основ­ном успо­кои­лось, осо­бен­но ко­гда ре­шил­ся во­прос с без­ра­бо­ти­цей. А там уже и Гей­дрих по­явил­ся: за ка­кие-то две-три не­де­ли он пол­но­стью ли­кви­ди­ро­вал оста­тки Со­про­тив­ле­ния. Но за­тем рез­ко со­кра­тил тер­рор и объя­вил об окон­ча­нии по­ли­ти­че­ских пре­сле­до­ва­ний, по­высил нор­му жи­ров для 2 млн че­шских ра­бо­чих, выде­лил 200 тыс. пар обу­ви для тех, кто ра­бо­тал в во­ен­ной про­мышлен­но­сти, уве­ли­чил ра­ци­он си­га­рет и про­ду­ктов, выда­ва­е­мых по кар­то­чкам. А еще ре­кви­зи­ро­вал го­сти­ни­цы и пан­си­о­на­ты на ку­рор­тах, прев­ра­тив их в до­ма от­дыха для че­шских ра­бо­чих. Было еще мно­го вся­ко­го по «ме­ло­чам», вклю­чая по­выше­ние зар­пла­ты и улу­чше­ние си­сте­мы со­ци­аль­но­го обе­спе­че­ния. Одним сло­вом, на­род к не­му про­ни­кся. По­то­му Гей­дрих и пе­ре­дви­гал­ся в открытой ма­ши­не и без охра­ны: не от­то­го, что был без­рас­су­дно храбр или глуп – он дей­стви­тель­но ощу­щал се­бя в Че­хии как до­ма. При та­ком ре­жи­ме то­таль­ной кол­ла­бо­ра­ции па­ра­шю­ти­стам из Лон­до­на ло­вить было не­че­го.

Ре­аль­ная Роль ГЕЙ­ДРИ­ХА была неи­зве­стна

Офи­ци­аль­ная ле­ген­да гла­сит: Гей­дри­ха уби­ли по­то­му, что он–кро­ва­вый ги­тле­ров­ский па­лач, учи­нив­ший ва­кха­на­лию мас­со­во­го тер­ро­ра. Одним сло­вом, ру­ка на­ро­дных мсти­те­лей на­сти­гла му­чи­те­ля че­шско­го на­ро­да, во­здав ему за все зло­де­я­ния. Зву­чит убе­ди­тель­но. Но с одной по­прав­кой: все, что мы зна­ем о Гей­дри­хе и его зло­де­я­ни­ях, мы зна­ем имен­но сей­час, а то­гда это не было ин­фор­ма­ци­ей об­щеи­зве­стной. Гей­дрих, бес­спор­но, кро­ва­вый па­лач, но его ре­аль­ная роль в ор­га­ни­за­ции си­сте­мы на­цист­ско­го тер­ро­ра то­гда была по­крыта мра­ком тай­ны.

Ра­зу­ме­е­тся, кое о чем мо­жно было до­га­дыва­ться, чи­тая офи­ци­аль­ные объяв­ле­ния о су­дах и ка­знях за са­бо­таж. Но в ин­те­ре­су­ю­щий нас отре­зок исто­рии мо­жно было ли­шь пред­по­ла­гать, что Гей­дрих – «кро­ва­вый па­лач», да и то ли­шь по­то­му, что на­ци­сты «все та­кие». Обычно в ка­че­стве под­твер­жде­ния при­во­дят де­я­тель­ность Гей­дри­ха в пер­вые не­де­ли по­сле его во­ца­ре­ния в Пра­ге: при­ка­зал аре­сто­вать пре­мьер-ми­ни­стра пра­ви­тель­ства про­те­кто­ра­та ге­не­ра­ла Алои­са Эли­а­ша, и то­го при­го­во­ри­ли к смер­тной ка­зни. Но тот при­го­вор при­ве­ли в испол­не­ние ли­шь по­сле смер­ти Гей­дри­ха.

В вышед­шей уже 28 мая 1942 го­да ста­тье про по­ку­ше­ние на Гей­дри­ха со­вет­ская «Кра­сная зве­зда» пи­са­ла, что «по при­ка­зу Гей­дри­ха уби­ты и за­му­че­ны в тю­рьмах де­ся­тки тысяч че­хов, со­тни тысяч че­хов за­клю­че­ны в кон­цен­тра­ци­он­ные ла­ге­ря». Да, в пер­вые 12 дней прав­ле­ния Гей­дри­ха были ка­зне­ны 207 че­ло­век – не­ма­ло, но не де­ся­тки же тысяч! В октя­бре 1941 го­да, ко­гда тер­рор до­стиг сво­ей куль­ми­на­ции, ко­ли­че­ство аре­сто­ван­ных при­бли­зи­лось к 2800, а все­го при Гей­дри­хе были аре­сто­ва­ны око­ло 5 тыс. че­ло­век. Мно­го, но все же эти ци­фры да­ле­ки от при­пи­сыва­е­мых Гей­дри­ху.

Мо­жет, в Лон­до­не про­сто по­ка­за­лось за­ман­чи­вым ор­га­ни­зо­вать по­ку­ше­ние на столь ви­дно­го де­я­те­ля Тре­тье­го рей­ха? Име­нуя Гей­дри­ха «тре­тьей фи­гу­рой рей­ха», да­ле­кие от исто­рии «исто­ри­ки» отче­го-то с осо­бым по­чте­ни­ем ци­ти­ру­ют Валь­те­ра Шел­лен­бер­га, на­зывав­ше­го сво­е­го ше­фа «не­ви­ди­мым стер­жнем, во­круг ко­то­ро­го вра­щал­ся на­цист­ский ре­жим». Но фи­гу­ра в Тре­тьем рей­хе была толь­ко одна-един­ствен­ная – и мы ее зна­ем. Все осталь­ные, вклю­чая Гей­дри­ха, были впол­не се­бе за­ме­ня­е­мыми без­ли­ки­ми фун­кци­о­не­ра­ми: у фю­ре­ра та­ких «не­за­ме­ни­мых» пу­чок на пя­та­чок. Так ведь и пра­кти­ка по­ка­за­ла, что убий­ство Гей­дри­ха-фун­кци­о­не­ра не изме­ни­ло ров­ным сче­том ни­че­го: он де­ло­ви­то был за­ме­нен дру­гим. Ма­ши­на управ­ле­ния про­те­кто­ра­том, не при­тор­мо­зив, про­дол­жи­ла бе­спе­ре­бой­ное фун­кци­о­ни­ро­ва­ние до мая 1945 го­да.

Ма­ло­ве­ро­я­тно, что на сей счет мо­гли пи­тать ил­лю­зии те, кто отве­чал за ра­зра­бо­тку по­ку­ше­ния в Лон­до­не: уж им-то пре­кра­сно было ве­до­мо, что су­дьбы Че­хии ре­ша­ю­тся не про­те­кто­ром и да­же не в Пра­ге. Зна­чит, были иные мо­ти­вы?

ГЕЙ­ДРИ­ХА уби­ли, что­бы по­днять ПРЕСТИЖ бе­не­ша

По сло­вам пол­ков­ни­ка Мо­ра­ве­ца, «та­кая опе­ра­ция, во-пер­вых, по­дня­ла бы престиж Че­хо­сло­ва­кии на ме­жду­на­ро­дной аре­не. Во-вто­рых, ее успех под­тол­кнет дви­же­ние на­ро­дных масс», хо­тя при этом «пла­та за жизнь Гей­дри­ха бу­дет высо­кой». Пре­зи­дент Бе­неш, «вни­ма­тель­но выслу­шав мои до­во­ды, за­явил, что он как вер­хов­ный глав­но­ко­ман­ду­ю­щий со­гла­сен с ни­ми и счи­та­ет, что, хо­тя опе­ра­ция и по­тре­бу­ет жертв, она не­об­хо­ди­ма для бла­га ро­ди­ны». И от­дал при­каз ра­зра­бо­тать все в стро­жай­шей тай­не:

«То­гда этот акт мо­жет быть ра­сце­нен как сти­хий­ное про­яв­ле­ние отча­я­ния на­ро­да». На­чаль­ник же ра­звед­ки ли­це­мер­но до­ба­вил: «Мы на­де­я­лись, что казнь Гей­дри­ха вско­лыхнет на­род и он, со­мкнув свои ря­ды, дей­стви­тель­но сти­хий­но вос­ста­нет про­тив на­цист­ско­го тер­ро­ра». Чу­шь! Уж кто-кто, а ра­звед­чик пре­кра­сно знал: ни­ка­ко­го Со­про­тив­ле­ния в Че­хии нет, «ко­лыхать» там не­ко­го и не­ко­му, а уж про вос­ста­ние – это и вов­се из ра­зря­да ци­ни­зма в осо­бо изв­ра­щен­ной фор­ме.

Итак, вот це­ли и за­да­чи по­ку­ше­ния по пол­ков­ни­ку Мо­ра­ве­цу: «по­днять престиж Че­хо­сло­ва­кии на ме­жду­на­ро­дной аре­не» и «для бла­га ро­ди­ны». То есть во бла­го лон­дон­ско­го пра­ви­тель­ства Бе­не­ша и по­дня­тия его, так ска­зать, рей­тин­га: пусть все ви­дят, что че­шский на­род сра­жа­е­тся под его, Бе­не­ша, ру­ко­вод­ством. Имен­но бла­го­да­ря это­му по­ку­ше­нию, утвер­жда­ет сов­ре­мен­ный че­шский по­ли­тик Па­вел Се­ве­ра, «ми­ро­вая де­мо­кра­ти­че­ская об­ще­ствен­ность узна­ла и о су­ще­ство­ва­нии Со­про­тив­ле­ния вну­три стра­ны», а «ре­прес­сии, ра­звя­зан­ные на­ци­ста­ми по­сле по­ку­ше­ния, вызва­ли сим­па­тию и со­чув­ствие у мно­гих лю­дей в стра­нах то­гда­шне­го де­мо­кра­ти­че­ско­го ми­ра».

Во имя по­дня­тия пре­сти­жа по­ли­ти­ка­нов – по­ку­ше­ние, а вы­зван­ный им тер­рор – для ини­ции­ро­ва­ния сим­па­тии и со­чув­ствия? На нор­маль­ном языке это име­ну­е­тся одно­зна­чно: про­во­ка­ция. Есть, прав­да, и вер­сия, что пра­ви­тель­ству Бе­не­ша лю­бой це­ной на­до было до­би­ться по­сле­во­ен­но­го пе­ре­смо­тра гра­ниц. И по­сле ли­кви­да­ции Гей­дри­ха Бри­та­ния де­нон­си­ро­ва­ла Мюн­хен­ское со­гла­ше­ние, со­гла­сив­шись на вос­ста­нов­ле­ние Че­хо­сло­ва­кии в пре­жних гра­ни­цах. Отме­ти­лись, зна­чит, что «мы то­же здесь сто­я­ли», да­бы за­стол­бить для се­бя по­сле­во­ен­ную пло­щад­ку?

Еще одной за­да­чей опе­ра­ции «Ан­тро­поид» мо­гла быть, по обра­зно­му выра­же­нию ря­да исто­ри­ков, «инъе­кция гра­ж­дан­ско­го му­же­ства». Ни­кто не сом­не­вал­ся, что убий­ство Гей­дри­ха вызо­вет же­сто­кие отве­тные ре­прес­сии – как там у пол­ков­ни­ка Мо­ра­ве­ца, «опе­ра­ция по­тре­бу­ет жертв» и «пла­та за жизнь Гей­дри­ха бу­дет высо­кой»? Тем не ме­нее «она не­об­хо­ди­ма для бла­га ро­ди­ны», по­сколь­ку, по­ла­га­ли в Лон­до­не, та­кие ка­ра­тель­ные акции под­тол­кнут че­хов к дей­ствию.

Как утвер­ждал Ми­ро­слав Ка­ха, один из уча­стни­ков Со­про­тив­ле­ния, по­ку­ше­ние на Гей­дри­ха име­ло це­лью пре­до­тв­ра­тить ра­сту­щий кол­ла­бо­ра­ци­о­низм че­хов, по­сколь­ку этот «кол­ла­бо­ра­ци­о­низм сре­ди гра­ж­дан на­чал пре­вышать ра­зум­ную ме­ру», чем со­ю­зни­ки и по­пре­ка­ли Бе­не­ша. Гей­дрих же тем вре­ме­нем «при­ни­мал у се­бя де­ле­га­ции зем­ле­дель­цев и фа­бри­чных ра­бо­чих… ввел у нас до­ма от­дыха и са­на­то­рии для ра­бо­та­ю­щих», что нра­ви­лось на­се­ле­нию. Вот, мол, и было при­ня­то ре­ше­ние: по­ка­рать Гей­дри­ха за ра­зв­рат на­ро­да, да и на­род за­о­дно… Но на­до по­ни­мать, что истин­ным за­каз­чи­ком акции были все же не Бе­неш и Мо­ра­вец, а те, кто эту опе­ра­цию ре­аль­но обе­спе­чил, и па­ра­шю­ти­стов по­дго­то­вив, и бом­бар­ди­ров­щи­ки для их за­бро­ски пре­до­ста­вив. Зна­чит, и за­да­чу та опе­ра­ция ре­ша­ла не че­шскую, а бри­тан­скую: про­во­ка­ция – как еще на­звать акцию, спро­во­ци­ро­вав­шую мас­со­вый тер­рор про­тив на­се­ле­ния? – не­сом­нен­но, дол­жна была способ­ство­вать укре­пле­нию бри­тан­ских по­зи­ций в ре­ги­о­не по­сле вой­ны. Выхо­дит, и по­гиб­шие па­ра­шю­ти­сты, и жер­твы по­сле­ду­ю­ще­го не­ме­цко­го тер­ро­ра были для джентль­ме­нов ли­шь ра­змен­ной мо­не­той не­скон­ча­е­мой «боль­шой игры»?

По при­ка­зу Гей­дри­ха уби­ты и за­му­че­ны в тю­рьмах де­ся­тки тысяч че­хов, со­тни тысяч че­хов за­клю­че­ны в кон­цен­тра­ци­он­ные ла­ге­ря. Мы на­де­я­лись, что казнь Гей­дри­ха вско­лыхнет на­род и о сти­хий­но вос­ста­нет про­тив на­цист­ско­го тер­ро­ра».

па­ра­шю­ти­сты-ди­вер­сан­ты ян ку­биш и йо­зеф габ­чик, осу­ще­ствив­шие по­ку­ше­ние на гей­дри­ха

пов­ре­жден­ная взрывом бом­бы Ма­ши­на гей­дри­ха на Ме­сте по­ку­ше­ния

Из ар­хи­ва ав­то­ра

объяв­ле­ние о всту­пле­нии гей­дри­ха в дол­жность рей­хс­про­те­кто­ра в че­шской га­зе­те «на­ро­дна по­ли­ти­ка» (сле­ва) и со­об­ще­ние о по­ку­ше­нии на гей­дри­ха в «кра­сной Зве­зде»

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.