Я все вы­пол­нил. те­перь мо­гу ухо­дить...

Пе­ред смер­тью ак­тер успел ска­зать жене, как силь­но ее лю­бит

Tainy Zvezd - - Об этОм гОвОрят - На­та­лья Пет­ро­ва

Все­го во­семь ме­ся­цев на­зад он сме­ял­ся: – О смер­ти мне ду­мать ра­но! Но я люб­лю во­дить сво­их го­стей на Но­во­де­ви­чье клад­би­ще в Москве. Там та­кие па­мят­ни­ки! А тут за­бав­но вы­шло. При­сел я на ска­мей­ку, что часть ме­мо­ри­а­ла Юрию Никулину. Ми­мо экс­кур­сия шла. Уви­де­ли ме­ня: «О, жи­вой!» – «Не по­нял?..» – «Ну, здесь все зна­ме­ни­то­сти – мерт­вые, а вы – жи­вой!» А спу­стя па­ру недель по­сле это­го слу­чая Ген­на­дию Вен­ге­ро­ву вы­нес­ли при­го­вор: неопе­ра­бель­ный рак лег­ких с ме­та­ста­за­ми в ко­сти. Но ак­тер ска­зал близ­ким: – Я бу­ду бо­роть­ся все рав­но! А ес­ли пой­му, что ко­нец, вый­ду на по­след­ний по­клон. Сам рас­ска­жу о сво­ей бо­лез­ни и со все­ми попрощаюсь. Так и вы­шло...

«Что­бы жить, му­же­ства на­до боль­ше»

Ле­чил­ся Ген­на­дий в Гер­ма­нии, где жил и ра­бо­тал по­след­ние 15 лет. – Вра­чи де­ла­ли все, что мог­ли, – рас­ска­зы­вал 55лет­ний Вен­ге­ров. – В том чис­ле – и хи­мио­те­ра­пию. Стра­дал я ад­ски, ведь шло отрав­ле­ние ядом ор­га­низ­ма. Но тер­пел! Нуж­но бы­ло прой­ти 12 се­ан­сов. Од­на­ко по­сле се­ми вра­чи ска­за­ли, что вре­да боль­ше, чем поль­зы. Но ак­тер не сдал­ся и да­же док­то­рам со смеш­ком го­во­рил: – Толь­ко нос ве­шать не на­до! Да­вай­те по­про­бу­ем еще что-ни­будь! Вдруг по­мо­жет? Вес­ной ста­ло яс­но: не

по­мо­жет ни­че­го. И то­гда Ген­на­дий на­пи­сал от­кры­тое про­щаль­ное пись­мо, по­зво­нил дру­зьям и при­гла­сил их в Гер­ма­нию «ве­се­ло от­ме­тить» свои... «по­мин­ки». А у Иго­ря Ки­рил­ло­ва спро­сил: – Мож­но за­ка­зать со­ро­ко­уст (мо­лит­ву о здра­вии, ко­то­рую 40 дней чи­та­ют в пра­во­слав­ной церк­ви. – Прим. ред.) по еврею? – Ге­на, Бог един! – от­ве­тил 82-лет­ний дик­тор. – Нуж­но. И хо­дить в храм – то­же нуж­но. Неваж­но, к ка­кой ре­ли­гии он при­над­ле­жит. И Вен­ге­ров хо­дил. Вер­нее, ез­дил на ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке в ка­то­ли­че­скую цер­ковь при гос­пи­та­ле. Там по­дол­гу оста­вал­ся на­едине с Гос­по­дом. Мо­жет, по­это­му так му­же­ствен­но, с улыб­кой, несмот­ря на боль, ак­тер встре­тил свою смерть? – Я к этой те­ме про­сто под­хо­жу, – объ­яс­нял Ген­на­дий. – Что­бы жить, му­же­ства на­до боль­ше, чем сдать­ся и уме­реть. А я не сда­вал­ся до по­след­не­го. Да­же ко­гда бы­ло на­пи­са­но про­щаль­ное пись­мо. В по­след­ние дни жиз­ни ак­тер свя­зал­ся с му­жем Жан­ны Фриске Дмит­ри­ем Ше­пе­ле­вым и рас­спро­сил про вак­ци­ну, ко­то­рая по­мог­ла пе­ви­це бо­роть­ся с ра­ком моз­га. – По­сле это­го все ждал ка­ко­го-то ме­ди­цин­ско­го све­ти­лу, – рас­ска­зы­ва­ют дру­зья. – Но, увы, не до­ждал­ся... – Бо­юсь ли я? – усме­хал­ся Ген­на­дий. – Ко­неч­но, страх есть. Но уте­ша­ет то, что я жил пол­ной жиз­нью. За­ни­мал­ся лю­би­мым де­лом: снял­ся в 140 кар­ти­нах, мно­го озву­чи­вал. У ме­ня – лю­би­мая, един­ствен­ная же­на Со­ня. Мы 29 лет вме­сте! Доч­ка Аня – ум­ни­ца и кра­са­ви­ца. Ей 28, жи­вет в Швей­ца­рии, спе­ци­а­лист по ре­кла­ме. Жаль вот толь­ко, не уви­жу вну­ков. Но они-то ме­ня уви­дят! По­ни­ма­е­те, че­ло­век уми­ра­ет то­гда, ко­гда все здесь уже сде­лал. Я все вы­пол­нил. Те­перь мо­гу ухо­дить... Жить, оно, ко­неч­но, очень ин­те­рес­но. Но и уми­рать – то­же! Как там во­об­ще? Что там? Ес­ли тот свет есть, обя­за­тель­но най­ду сво­их ро­ди­те­лей. Ма­ма ушла ра­но, в 47 лет, я мечтаю об­нять ее...

«Про­сти­те ме­ня, по­жа­луй­ста! Все!»

Пе­ред смер­тью ак­тер успел ска­зать жене, как силь­но ее лю­бит. Ко­гда про­зву­чал при­го­вор, Вен­ге­ров по­ехал в Рос­сию до­снять­ся в двух се­ри­а­лах: «Я обе­щал!» – И Со­ня ска­за­ла: «Я с то­бой!» – груст­но улы­бал­ся Ген­на­дий. – Хо­тя рань­ше ни­ко­гда вме­сте на съем­ки не ез­ди­ли. Она бы­ла ря­дом в са­мый тя­же­лый мо­мент. Ко­гда ре­жис­сер ска­зал: «Всё, у Вен­ге­ро­ва се­год­ня – край­ний кадр», я при­встал с ко­ляс­ки и уточ­нил: «Не край­ний. По­след­ний!» – и раз­ры­дал­ся. Со­ня дер­жа­ла ме­ня за ру­ку, а кру­гом ап­ло­ди­ро­ва­ли... Со­ня! Я хо­чу ска­зать по­след­ний раз: я очень силь­но люб­лю те­бя! И без­мер­но бла­го­да­рен судь­бе, что она поз­во­ли­ла нам встре­тить­ся! А еще хо­чу по­про­сить у всех, ко­го чем-то оби­дел, про­ще­ния. В мо­ей жиз­ни бы­ло ма­ло пло­хих по­ступ­ков. Но они бы­ли. Мо­жет, рак – это рас­пла­та за те гре­хи, воль­ные или неволь­ные? Про­сти­те ме­ня, по­жа­луй­ста! Все! Спа­си­бо, что бы­ли в мо­ей жиз­ни!.. ...В по­след­ние ча­сы он бре­дил. Го­во­рил что-то о съем­ках и шеп­тал Соне сло­ва люб­ви. А по­том за­тих. Свой по­след­ний при­ют Ген­на­дий Вен­ге­ров об­рел на еврей­ском клад­би­ще Дюс­сель­дор­фа.

Ген­на­дий Вен­ге­ров ле­чил­ся в Гер­ма­нии. Но да­же немец­кая ме­ди­ци­на ока­за­лась бес­силь­наИгорь Ки­рил­лов под­дер­жалве­ру в уми­ра­ю­щемак­те­ре «По­кой­ный» спра­вил... соб­ствен­ные «по­мин­ки» с при­е­хав­ши­ми дру­зья­ми. Сле­ва – на­пра­во: Ми­ха­ил Го­ре­вой, ви­нов­ник «торжества», Сер­гей Ше­хов­цов и Ми­ха­ил Еф­ре­мов. Бы­ло ве­се­ло...

«Со­ня! Я без­мер­но бла­го­да­рен судь­бе, что она поз­во­ли­ла нам встре­тить­ся!» Ан­на не успе­ла по­да­рить от­цу вну­ков. Но они обя­за­тель­но уви­дят де­душ­ку на экране...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.