Тя­же­ло­ран неный, он умо­лял вра­ча: «Не от­ре­зай йте но­гу, я же ар­тист!»

Tainy Zvezd - - ОБ ЭТОМ ГОВОРЯТ - На­та­лья Пет­ро­ва

Зна­е­те, что сде­ла­ла со мной вой­на? – усме­хал­ся Ми­ха­ил Ива­но­вич. – Пе­ре­пи­са­ла фа­ми­лию! Был я Пу­гонь­ки­ным, а стал Пу­гов­ки­ным! И... ин­ва­ли­дом. Толь­ко го­во­рить об этом ак­тер не лю­бил. Стес­нял­ся!

При­ба­вил се­бе год

Элек­тро­ме­ха­ни­ку Пу­гонь­ки­ну, ак­тив­но­му участ­ни­ку драм­круж­ка, да­ли роль в филь­ме за то, что «од­но­вре­мен­но умел петь и тан­це­вать». Снимали 22 июня 1941 го­да. Но ко­гда про­зву­ча­ла ко­ман­да «Сня­то!», женщины раз­ры­да­лись – кто-то услы­шал, что на­ча­лась вой­на. 7 июля Минь­ка Пу­гонь­кин до­снял­ся и по­про­щал­ся. – По­стой, – ска­зал ре- жис­сер Гри­го­рий Рошаль. – Я на те­бя бронь за­ка­зал. – Нет, – от­ре­зал па­рень. – Я по­про­сил­ся на фронт. – Те­бе же 17! Не возь­мут! – Уже взя­ли. Я при­ба­вил се­бе год. – Воз­вра­щай­ся, сы­нок, жи­вым... – толь­ко и от­ве­тил Рошаль. Пу­гонь­ки­на за­чис­ли­ли опол­чен­цем в 1147-й стрел­ко­вый полк. – 100 ав­то­бу­сов маль­чи­шек уез­жа­ло, – взды­хал ак­тер. – Не успе­ли да­же пе­ре­одеть: лет­ние брю­ки, фут­бол­ки, тапки из па­ру­си­ны... Так и по­гиб­ли. Ель­ня, где мы ока­за­лись, семь раз пе­ре­хо­ди­ла из рук в ру­ки. На­ши ав­то­бу­сы по­па­ли под на­лет. Взры­вы, кри­ки... Ад кро­меш­ный!

Уце­ле­ло толь­ко два ав­то­бу­са, и то не пол­но­стью... При­быв под Смо­ленск, Пу­гонь­кин по­про­сил­ся в раз­вед­чи­ки. – Ужа­сов мно­го ви­дел, – при­зна­вал­ся ар­тист. – Фа­ши­сты разное тво­ри­ли... Ка­кие све­де­ния со­би­рал? Важ­ные. Бол­тать об этом не имею пра­ва. Но, вид­но, они бы­ли цен­ны­ми, раз в ав­гу­сте 1942 го­да Пу­гонь­ки­на на­гра­ди­ли ор­де­ном Оте­че­ствен­ной вой­ны II сте­пе­ни. Толь­ко по­лу­чил он его спу­стя... по­чти 62 го­да! А все по­то­му, что в 42-м не успе­ли вру­чить. Ми­ха­ил ушел то­гда в раз­вед­ку, в се­ло под Во­ро­ши­лов­гра­дом (ныне Лу­ганск. – Прим. ред.). А на­зад... при­полз: ли­цо раз­во­ро­че­но, пра­вая но­га во­ло­чит­ся по зем­ле, как тряп­ка. – Гра­на­той ме­ня, – ска­зал раз­вед­чик и по­те­рял со­зна­ние. ...В гос­пи­та­ле хи­рург мрач­но со­об­щил: – Га­зо­вая ган­гре­на. На опе­ра­ци­он­ный стол! От­ни­мать бу­дем. Пу­гонь­кин ужас­нул­ся. Тя­же­ло­ра­не­ный, он умо­лял вра­ча: – Не от­ре­зай­те но­гу, я же ар­тист! – Да ну?! – злил­ся док­тор, на­ли­вая вод­ку «для нар­ко­за». От ам­пу­та­ции бу­ду­щую звез­ду спас... Ста­лин!

Гной уби­ра­ли лож­кой

Вбе­жа­ла мед­сест­ра: – Нель­зя ре­зать! Толь­ко что при­ш­ла ди­рек­ти­ва Ио­си­фа Вис­са­ри­о­но­ви­ча «О пре­кра­ще­нии без­осно­ва­тель­ных ам­пу­та­ций ко­неч­но­стей бой­цов»! – Я пло­хо вос­при­ни­мал про­ис­хо­дя­щее, – вспо­ми­нал ак­тер. – Но ви­дел, как хи­рург вздох­нул и стал уби­рать гной по всей но­ге лож­кой... Оч­нул­ся я уже в па­ла­те.Уви­дел, что но­га на ме­сте, и да­вай хо­хо­тать! В гос­пи­та­ле ме­ня про­зва­ли по­че­му-то Пу­гов­ки­ным. «А что, – ре­шил я. – Хо­ро­шая фа­ми­лия для ар­ти­ста!» Но­гу по­том опе­ри­ро­ва­ли еще три ра­за. Под­пра­ви­ли и ли­цо. Ведь оско­лок уго­дил Ми­ха­и­лу под глаз, от­че­го «мор­ду пе­ре­ко­си­ло». Осе­нью 43-го го­да раз­вед­чик вер­нул­ся в Моск­ву и узнал, что его мать за­бра­ли! – То­гда был при­каз: за во­ров­ство – в тюрь­му, – взды­хал Пу­гов­кин. – А ма­ма каж­дый день вы­но­си­ла пи­ро­жок! На­до бы­ло про­кор­мить се­мью – 13 че­ло­век ста­ри­ков и де­тей! На этом пи­рож­ке ма­ма ва­ри­ла суп. И вот всё это я вы­ска­зал в пись­ме то­ва­ри­щу Ста­ли­ну! И что вы ду­ма­е­те? Ма­ма вер­ну­лась! Ей так и ска­за­ли: «Осво­бож­да­ем по пись­му сы­на». Так Иосиф Вис­са­ри­о­но­вич сно­ва по­мог! – Я устро­ил­ся в драм­те­атр, – про­дол­жал Пу­гов­кин. – Стал сни­мать­ся. В 43-м в филь­ме «Сва­дьба» тан­це­вал, а по­сле съе­мок вы­ли­вал из са­по­га кровь. Ра­на оста­лась со мной на­все­гда. Но ин­ва­лид­ность по­лу­чать не стал: жив же, ра­бо­таю! А вот ко­гда в 90-х ку­шать нече­го ста­ло, при­шлось по­лу­чить, так как ин­ва­ли­дам вой­ны пай­ки по­ла­га­лись. И так неудоб­но бы­ло! Стыд­но!

От ам­пу­та­ции бу­ду­щую звез­ду спас… Ста­лин! А по­том еще по­мог ма­те­ри ак­те­ра из­бе­жать тюрь­мы

Ми­ха­ил Пу­гонь­кин во­е­вал под Смо­лен­ском и осво­бож­дал Укра­и­ну

Иосиф Ста­лин сыг­рал боль­шую роль в судь­бе ак­те­ра С ма­мой На­та­льей Ми­хай­лов­ной Его отец Фе­дор из «12 сту­льев» вы­зы­вал хо­хот. Ну кто бы мог по­ду­мать, что сам ак­тер – ге­рой и ин­ва­лид! Он был раз­вед­чи­ком и ви­дел все ужа­сы, тво­ри­мые фа­ши­ста­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.