глу­бо­кая скорбь пО лю­би­мой ма­ме

Вне­зап­ная смерть на­нес­ла удар Пре­зи­ден­ту Бе­ло­русcии. Он бо­го­тво­рил свою ро­ди­тель­ни­цу и был бла­го­да­рен ей за все! Но ис­пол­нить за­вет­ное же­ла­ние не смог

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят - На­та­лья Пет­ро­ва

ма­ма, ма­моч­ка... Ее уход для лю­бо­го че­ло­ве­ка – са­мая боль­шая утра­та и страш­ная тра­ге­дия! И неваж­но, что ты раз­ме­нял седь­мой де­ся­ток лет и ру­ко­во­дишь це­лой стра­ной. Ду­ша Алек­сандра Лу­ка­шен­ко рвет­ся от го­ря!

«Спи, род­ный,

доль­ше!»

Глу­бо­кая скорбь за­ста­ви­ла пре­зи­ден­та Бе­ло­рус­сии от­ме­нить все го­су­дар­ствен­ные де­ла. Бать­ка ис­пол­нял по­след­нюю во­лю са­мо­го лю­би­мо­го че­ло­ве­ка. Ти­хо, без помпы, 91-лет­нюю Ека­те­ри­ну Лу­ка­шен­ко по­хо­ро­ни­ли на клад­би­ще де­рев­ни Алек­сан­дрия в Мо­ги­лев­ской об­ла­сти. Как ста­руш­ка и про­си­ла еще 10 лет на­зад. Вне­зап­ная смерть на­нес­ла удар пре­зи­ден­ту Бе­ло­рус­сии. Боль­ше ма­ма не об­ни­мет на­тру­жен­ны­ми ру­ка­ми, не по­гла­дит по го­ло­ве, не улыб­нет­ся и не ска­жет: «Сы­нок, да­ра­ж­э­нь­ки мой! Ис­ху­дал... Ты спи, род­ный, доль­ше!» Бать­ка бо­го­тво­рил свою ро­ди­тель­ни­цу и был бла­го­да­рен ей за все! – Ма­ма тя­же­ло ра­бо­та­ла, – взды­ха­ет Алек­сандр Гри­го­рье­вич. – Вста­ва­ла в че­ты­ре утра и ло­жи­лась за пол­ночь. – У нее об­ра­зо­ва­ние – че­ты­ре клас­са, – вспо­ми­на­ет подруга Ека­те­ри­ны Лу­ка­шен­ко Зи­на­и­да Ры­ба­ко­ва. – Де­тей в се­мье – ше­сте­ро. Отец умер ра­но, за два го­да до вой­ны. Вот и при­шлось бро­сить уче­бу. Ка­тя – тру­же­ни­ца ка­ких по­ис­кать! В вой­ну пу­те­вым об­ход­чи­ком бы­ла на же­лез­ной до­ро­ге. Пом­ню, у них из­ба по­го­ре­ла, так она все са­ма: и лес ру­би­ла, и кры­шу кры­ла. И в плуг впря­га­лась! А в 49-м го­ду уеха­ла в Ор­шу и на льно­ком­би­нат лен­точ­ни­цей на кон­вей­ер устро­и­лась. Там и ро­ди­ла. Хлоп­цу три го­ди­ка бы­ло, ко­гда Ка­тя вер­ну­лась до­мой. Взя­ли ее до­яр­кой в наш кол­хоз, и боль­ше 20 лет она от­да­ла это­му де­лу! На пен­сию ухо­ди­ла – ей «Ве­те­ра­на тру­да» да­ли. А это зва­ние и ме­даль ма­ло ко­му до­ста­ва­лись! Ка­тя же гор­бом да руч­ка­ми сво­и­ми за­ра­бо­та­ла! Так она все рав­но кол­хоз не оста­ви­ла. И хоть по­дво­рье боль­шое дер­жа­ла, все­гда по­мо­га­ла. И сын­ка под стать вос­пи­та­ла. Саш­ка – прав­ди­вый: все го­во­рит в гла­за! И ра­бот­ник справ­ный. А уж как Ка­тя его лю­би­ла! Прям у серд­ца дер­жа­ла! – Ека­те­ри­на Тро­фи­мов­на ста­ра­лась, что­бы сын все­гда на­хо­дил­ся в по­ле ее зре­ния. Был на­корм­лен и одет, – вспо­ми­на­ет быв­ший пред­се­да­тель Алек­сан­дрий­ско­го кол­хо­за Ни­ко­лай Смот­риц­кий. – Ду­ши не ча­я­ла в Са­ше! Па­рень был ее един­ствен­ной на­деж­дой, ра­до­стью. Ра­ди него и ра­бо­та­ла изо всех сил. Тя­же­ло, ох, тя­же­ло бы­ло! Под­ни­ма­ла ведь хлоп­ца од­на.

без от­цов­ской ру­ки!

Об от­це ли­де­ра Бе­ло­рус­сии сплет­ни­ча­ют разное. И «куз­нец-цы­ган» он, и «ев­рей»... – Вот уж злые язы­ки! – ру­га­ет­ся Зи­на­и­да Ры­ба­ко­ва. – Па­па Са­ши – та­кой же бе­ло­рус, как и я!

Из-под Ор­ши.Умер ужо. Ка­тя с ним рас­пи­са­лась да по­том разо­шлась – не лю­би­ла пьян­ки! Сы­на рас­тить он не хо­тел по­мо­гать. А Ка­те­ри­на и не на­ста­и­ва­ла: «Са­ма справ­люсь!» Так-то ни­че­го па­рень с ви­ду был. Са­ша на него по­хож. И на ма­му то­же... Сы­нок-то чув­ство­вал, как нелег­ко ей при­хо­дит­ся, и пер­вый по­мощ­ник у ма­те­ри был! Корма раз­да­вал, мо­ло­ко от­но­сил... В три ча­са но­чи вста­вал и при коп­ти­лоч­ке на фер­ме по­мо­гал. Зна­ет на­шу до­лю! И все­гда к ма­те­ри – с ува­же­ни­ем, все­гда по­слух­мя­ный (по­слуш­ный. – Прим. ред.). И в ого­ро­де все сде­ла­ет, и в из­бе при­бе­рет, и есть сго­то­вит. Все уме­ет! Алек­сандр Гри­го­рье­вич хо­ро­шо зна­ет кре­стьян­ский труд. – Вот мне все в упрек ста­вят: мол, че­го так со сво­и­ми сы­но­вья­ми вер- тишь­ся (их у Лу­ка­шен­ко трое: 39-лет­ний Вик­тор, 35-лет­ний Дмит­рий и 10-лет­ний Ни­ко­лай. –

Прим. ред.)? – го­во­рит пре­зи­дент Бе­ло­рус­сии. – Да по­то­му что знаю, что та­кое рас­ти од­но­му, толь­ко с ма­те­рью! Без от­цов­ской ру­ки! Я у ма­мы был один. Стар­ший ре­бе­нок умер. Она ме­ня лю­би­ла и де­ла­ла все для ме­ня! Но там бы­ло не до неж­но­стей, ко­гда в де­ревне жи­вешь и от­ца нет, а на­до на­ко­сить, и убрать, и при­вез­ти... По­нят­но, что ко­гда Лу­ка­шен­ко стал пре­зи­ден­том, то сде­лал все, что­бы ро­ди­тель­ни­ца на­ко­нец по­жи­ла в удо­воль­ствие! Пе­ре­вез ее в Минск, в боль­шой дом с са­дом и хо­зяй­ствен­ны­ми по­строй­ка­ми. Но Ека­те­ри­на Тро­фи­мов­на быст­ро за­ску­ча­ла. – Она, ко­гда ко мне при­ез­жа­ла, все го­во­ри­ла: «Не хо­чу я там! Хо­чу в де­рев­ню!» – взды­ха­ет Зи­на­и­да Ры­ба­ко­ва. А Бать­ка от­пу­стить мать бо­ял­ся: воз­раст – ма­ло ли что! И за­брал к се­бе, в ре­зи­ден­цию «Дроз­ды». Там ста­руш­ка мог­ла ви­деть сы­на еже­днев­но, да и вну­ки с пра­вну­ка­ми при­ез­жа­ли. По­жи­лая жен­щи­на бы­ла до­воль­на. Од­на­ко ис­пол­нить ее са­мое за­вет­ное же­ла­ние сын не смог.

«За­чем те­бе пре­стол?»

– Ка­тя взды­ха­ла: «Кто за­ви­ду­ет мо­ей жиз­ни, пусть бы ему та­кая», – про­дол­жа­ет Зи­на­и­да Его­ров­на. – Очень пе­ре­жи­ва­ла за сы­на! Ути­ра­ла сле­зы: «Жи­вут же и пас­ту­хи. Пусть бы он был пас­ту­хом или сто­ро­жем! Вот че­го бы мне хо­те­лось! Я его спра­ши­ваю: «Ну, на что те­бе этот пре­стол?!» А он улы­ба­ет­ся. Бо­жень­ки, толь­ко бы кто-ни­будь че­го не под­стро­ил! Те­перь мо­гут и под­бить, и под­стре­лить – что угод­но! А он же ни­ко­го не бо­ит­ся! И ни­че­го аб­со­лют­но! Как же я бо­юсь за него!» Но те­перь Ека­те­рине Тро­фи­мовне Лу­ка­шен­ко спо­кой­но. Ведь она бу­дет обе­ре­гать сво­е­го «да­ра­ж­э­нь­ки сын­ка» от всех бед с Небес. Не так дав­но Алек­сандр Гри­го­рье­вич ска­зал: – В жиз­ни вся­кое бы­ва­ет. И ни­кто не ве­чен, в том чис­ле и пре­зи­ден­ты... И ес­ли что-то, я скло­ня­юсь, что­бы ме­ня по­хо­ро­ни­ли в род­ной де­ревне. Это бо­лее спо­кой­ное ме­сто для ме­ня. Тем бо­лее что те­перь там – ма­ма...

алек­сандр лу­ка­шен­ко тя­же­ло пе­ре­жи­ва­ет смерть лю­би­мо­го че­ло­ве­ка Ко­гда Са­ша был в пед­ин­сти­ту­те, то часть сво­ей сти­пен­дии по­сы­лал ро­ди­тель­ни­це

бу­ду­щий пре­зи­дент (край­ний спра­ва) в шко­ле учил­ся хо­ро­шо. Да еще и ма­те­ри по­мо­гал Гла­ва бе­ло­рус­сии с сы­но­вья­ми Ди­мой (сле­ва) и Ви­тей Ко­ля до сих пор не ве­рит, что его ба­буш­ки боль­ше нет... ека­те­ри­на Тро­фи­мов­на лу­ка­шен­ко про­жи­ла труд­ную жизнь. и...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.