Он умо­лял: «Смерт ь! При­хо­ди! УЖЕ ПО PA!»

По­след­ние три го­да ак­тер жил в ту­мане бес­па­мят­ства. И это при­во­ди­ло звез­ду в бе­шен­ство!

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят - На­та­лья Петрова

Па­па умер! – ры­да­ет 55-лет­ний сын Ома­ра Ша­ри­фа, егип­тя­ни­на, су­мев­ше­го по­ко­рить Гол­ли­вуд. – Нет боль­ше лю­бя­ще­го ро­ди­те­ля и де­да, ак­те­ра-ле­ген­ды, ко­ро­ля азарт­ных игр и кра­си­во­го муж­чи­ны! По су­ти, нет дав­но. Но ес­ли бы выс­шие си­лы ска­за­ли: «Хо­чешь, отец оста­нет­ся с то­бой еще, пусть и в этом со­сто­я­нии?», я со­гла­сил­ся бы не раз­ду­мы­вая! Од­на­ко сам Омар Ша­риф по­след­ние три го­да жил в ту­мане бес­па­мят­ства. И это при­во­ди­ло звез­ду в бе­шен­ство!

«Я хо­чу жить! По­это­му по­шли вон!»

А ведь ко­гда-то ак­тер от­ча­ян­но не хо­тел уми­рать! Еще бы! Жизнь при­но­си­ла мас­су удо­воль­ствий. Да­же ес­ли Омар сни­мал­ся в «от­кро­вен­ном дерь­ме», фильм все рав­но по­ка­зы­ва­ли по все­му ми­ру. Сла­ва рос­ла, а с ней и го­но­ра­ры. Что уж го­во­рить о ле­ген­дар­ных лен­тах «Па­де­ние Рим­ской им­пе­рии», «Док­тор Жи­ва­го», «Чин­гис­хан», «Зо­ло­то Мак­кен­ны», «Та­ин­ствен­ный ост­ров»! Но бы­ли и иные ра­до­сти, кро­ме ра­бо­ты и де­нег. Жгу­чие но­чи с кра­са­ви­ца­ми, страст­ные ми­ну­ты на скач­ках, ще­ко­чу­щие нер­вы ча­сы в ка­зи­но, ра­зу­ха­би­стые пи­руш­ки с дру­зья­ми. Ува­же­ние и любовь сы­на и вну­ков. Неуди­ви­тель­но, что, ко­гда 60-лет­не­го Ша­ри­фа в 92-м хва­тил ин­фаркт, ак­тер ис­пу­гал­ся. – Хи­рур­ги сде­ла­ли опе­ра­цию на серд­це, – вспо­ми­нал он. – И ска­за­ли: «Жить бу­де­те дол­го. Ес­ли бро­си­те ку­рить, спать по три ча­са в сут­ки и пе­ре­ста­не­те му­чить свой «мо­тор» стра­стя­ми!» Омар в от­вет ше­вель­нул уса­ми: – Уго­во­ри­ли! До ин­фарк­та он вы­ку­ри­вал пять па­чек в день! А по­сле – бро­сил. – Как-как... – ух­мы­лял­ся он. – Я си­га­ре­там ска­зал: «Зна­е­те что, ми­лень­кие?! Я хо­чу жить! По­это­му по­шли вон!» Они и по­слу­ша­лись! А над Смер­тью по­сме­ял­ся: «Ну что? Ду­ма­ла ута­щить ме­ня? Глу­пая!» «Глу­пая» ото­мстит че­рез 23 го­да... Страст­ное же­ла­ние жить за­ста­ви­ло от­кор­рек­ти­ро­вать и дру­гие удо­воль­ствия. Пьян­ки-гу­лян­ки сме­ни­лись свет­ски­ми ве­че­рин­ка­ми, где спирт­ное на­ли­ва­ли в огра­ни­чен­ном ко­ли­че­стве. Но­чи в объ­я­ти­ях дам при­шлось со­кра­тить до... двух-трех в неде­лю. Став­ки в ка­зи­но и на ип­по­дро­ме сме­ни­лись су­дей­ством на офи­ци­аль­ных меж­ду­на­род­ных тур­ни­рах по бри­джу – ин­тел­лек­ту­аль­ной кар­точ­ной иг­ре. Омар за­нял­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Со­би­рал день­ги на спа­се­ние де­тей в стра­нах, где не бы­ло спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной кар­дио­ло­ги­че­ской по­мо­щи. – В мо­ем воз­расте це­нишь каж­дое мгно­ве- ние, – улы­бал­ся Ша­риф. – Я сей­час де­лаю то, что хо­чу. Со­гла­ша­юсь лишь на ро­ли, ко­то­рые впе­чат­ля­ют. Очень мно­го об­ща­юсь с сы­ном и вну­ка­ми. Жен­щи­ны? Да­вай­те не бу­дем! Непри­лич­но муж­чине хва­стать по­бе­да­ми! Ска­жу лишь: всё в по­ряд­ке! Мне нра­вит­ся пу­те­ше­ство­вать, си­деть с дру­зья­ми, об­суж­дать ин­те­рес­ные те­мы, мед­лен­но по­тя­ги­вая вис­ки. Участ­во­вать в скач­ках и иг­рать в по­кер, но уже как бы от­стра­нен­но. И по­мо­гать де­тям, по­то­му что я не хо­чу, что­бы они уми­ра­ли. В об­щем, мне очень хо­ро­шо!

Него­до­вал, ко­гда па­мять

воз­вра­ща­лась

Так бы­ло до 2011 го­да. А по­том ак­тер рез­ко из­ме­нил­ся. И уже раз­дра­жен­но вор­чал: – Что я ду­маю о бу­ду­щем? В мо­ем ли воз­расте о нем ду­мать?! Ко­гда ты стар, жи­вешь од­ним мо­мен­том, по­то­му что не уве­рен, на­сту­пит ли сле­ду­ю­щий! Про­шлое? Я не хо­чу его вспо­ми­нать! За­чем? Что­бы му­чить­ся тос­кой, как хо­ро­шо бы­ло? Нет! Я стер свое про­шлое ла­сти­ком! А уж ко­гда Омар уда­рил на ки­но­фе­сти­ва­ле в Ка­та­ре юную по­клон­ни­цу, по­про­сив­шую ав­то­граф, ста­ло яс­но: про­ис­хо­дит что-то стран­ное. Как ока­за­лось, и страш­ное. – К док­то­рам от­ца за­ста­ви­ли об­ра­тить­ся по­сле чу­до­вищ­ных скан­да­лов, – взды­ха­ет сын Та-

рек Ша­риф. – Мы на­сто­я­ли: «Пой­ми, не на пу­стом ме­сте у те­бя при­сту­пы дур­но­го на­стро­е­ния, яро­сти, про­ва­лы в па­мя­ти, тря­сут­ся ру­ки и но­ги!» Отец ру­гал­ся: «Ду­ма­е­те, я по­ста­рел? Ни­ку­да не го­жусь?!» По­том сми­рил­ся. Слу­чи­лось это в 2012 го­ду. Ви­де­ли бы вы ли­цо па­пы, ко­гда вра­чи ска­за­ли: «Бо­лезнь Альц­гей­ме­ра!» Но ле­че­ние ре­зуль­та­тов не да­ло. – Все за­бы­вал, – взды­ха­ет сын звез­ды. – На­зва­ния ве­щей, ка­кие-то дей­ствия. И то, что он ак­тер. Силь­но удив­лял­ся, ко­гда под­хо­ди­ли лю­ди за ав­то­гра­фом. Он и себя в ки­но уже не узна­вал. И ме­ня с детьми. Прав­да, бы­ва­ли мо­мен­ты про­свет­ле­ния. К со­жа­ле­нию, все ре­же. И как же он него­до­вал, ко­гда па­мять воз­вра­ща­лась! Злил­ся, пла­кал, ру­гал­ся. 83-лет­нюю звез­ду бе­си­ло, что в «этом су­ще­ство­ва­нии, стар­че­ском, мерз­ком» он пре­вра­тил­ся в оди­но­ко­го, ни­чем не при­ме­ча­тель­но­го «хры­ча». Нет боль­ше удо­воль­ствий! А глав­ное – нет лю­би­мых сы­на и вну­ков! Омар от­ча­ян­но умо­лял: – Смерть, при­хо­ди! Уже по­ра! И тут Ста­ру­ха с ко­сой сми­ло­сти­ви­лась. Ша­риф умер в гос­пи­та­ле в Ка­и­ре от ин­фарк­та. – На­вер­ное, сей­час Омар очень рад, – го­во­рит его друг, быв­ший ми­нистр древ­но­стей Егип­та За­ха Хав­вас. – Я на­ве­стил ак­те­ра за пять дней до смер­ти. Пси­хи­че­ское со­сто­я­ние бы­ло крайне тя­же­лым. Он от­ка­зы­вал­ся при­ни­мать пи­щу. При ви­де еды кри­чал: «Ах, оставь­те!» Серд­це мое об­ли­ва­лось кро­вью от этой кар­ти­ны! Свой по­след­ний при­ют звез­да Гол­ли­ву­да об­рел на клад­би­ще Сей­и­да На­фи­са в Ка­и­ре. Хо­ро­ни­ли лю­бим­ца жен­щин лишь муж­чи­ны. По му­суль­ман­ским за­ко­нам сла­бо­му по­лу участ­во­вать в це­ре­мо­нии за­пре­ще­но.

Кра­са­вец, звез­да! егип­тя­нин сво­дил с ума жен­щин во всем ми­ре!

Бо­лезнь альц­гей­ме­ра из­ме­ни­ла Ома­ра Ша­ри­фа не толь­ко внешне

ак­тер и в пре­клон­ном воз­расте це­нил жизнь и ее ра­до­сти

Звез­ду Гол­ли­ву­да хо­ро­ни­ли лишь муж­чи­ны

Та­рек Ша­риф тя­же­ло пе­ре­жи­ва­ет смерть зна­ме­ни­то­го от­ца

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.