Е его со­жгли нем­цы!

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят - На­та­лья Пет­ро­ва

– Мне нем­цы пред­став­ля­лись в ви­де чу­до­вищ­ных мно­го­го­ло­вых ра­зум­ных змей, – взды­хал Геор­гий Ми­хай­ло­вич. – И ко­гда я уви­дел пер­во­го ок­ку­пан­та – обыч­но­го че­ло­ве­ка в фор­ме, был страш­но удив­лен. Жизнь в ок­ку­па­ции бы­ла очень тя­же­лой. – Фа­ши­сты при­ка­за­ли сжечь все со­вет­ские учеб­ни­ки и тет­ра­ди, – рас­ска­зы­вал ге­рой. – Мы сши­ва­ли об­рыв­ки обо­ев, по ним и учи­лись: за­пи­сы­ва­ли, что на­дик­то­вы­вал учи­тель. Уче­ба да­ва­лась пло­хо от уста­ло­сти и го­ло­да. С дво­ю­род­ным бра­том Федь­кой мы вруч­ную об­ра­ба­ты­ва­ли 35 со­ток зем­ли. Ба­буш­ка-то ведь не мог­ла – ста­рень­кая. Но и то, что вы­рас­та­ло, по­чти все от­ни­ма­лось. И са­мое ужас­ное – лю­дей му­чил по­сто­ян­ный оду­ря­ю­щий страх. – Еже­се­кунд­но ты осо­зна­вал, что твоя жизнь за­ви­сит от на­стро­е­ния вра­га, – объ­яс­нял Геор- гий Греч­ко. – Это тер­за­ло и уни­жа­ло. Как-то бра­тья со­би­ра­ли кар­тош­ку на по­лях. Маль­чи­ков уви­дел немец и, раз­вле­ка­ясь, на­чал стре­лять по жи­вым ми­ше­ням. Как унес­ли но­ги, кос­мо­навт не пом­нил. В дру­гой раз фри­цы при­ня­лись сжи­гать в их де­ре­вень­ке дом за до­мом, за­пи­рая внут­ри де­тей, жен­щин и ста­ри­ков. – Ба­буш­ка мо­ли­лась, – вспо­ми­нал кос­мо­навт. – А мы с ужа­сом жда­ли страш­ной смер­ти. Но по ка­кой-то при­чине эсэсов­цы до нас не до­шли. Лишь в сен­тяб­ре 1943 го­да нем­цев вы­шиб­ли из Чер­ни­го­ва. Ок­ку­па­ция про­дли­лась два го­да. То­гда-то Жо­ра узнал про судь­бу сво­е­го го­ро­да и ро­ди­те­лей. – Ма­ма бло­ка­ду про­ве­ла в Ле­нин­гра­де, ра­бо­та­ла ве­ду­щим ин­же­не­ром на хлеб­за­во­де, – рас­ска­зы­вал Греч­ко. – Вы­жи­ла. А ее па­па, мой дед – нет. Умер от го­ло­да. Отец, пе­ред вой­ной тру­див­ший­ся в ла­бо­ра­то­рии мен­де­ле­ев­ско­го ин­сти­ту­та мет­ро­ло­гии, снял бронь и ушел на фронт. Вой­ну, хоть и был ра­нен, про­шел до кон­ца. Сам Жор­ка, по­лу­чив в во­ен­ко­ма­те Чер­ни­го­ва справ­ку, что «с ок­ку­пан­та­ми не со­труд­ни­чал», тай­ком, без со­про­вож­да­ю­щих, рва­нул в род­ной Ле­нин­град. И ведь до­брал­ся! Хоть и по­тра­тил на это це­лый ме­сяц. – Ма­ма, ко­гда уви­де­ла ме­ня, чуть в об­мо­рок не упа­ла, – улы­бал­ся кос­мо­навт.

«Меч­тал, что­бы мой сын по­ле­тел в кос­мос»

День По­бе­ды Греч­ко за­пом­нил на­все­гда. – Нас от­пу­сти­ли с уроков, – рас­ска­зы­вал кос­мо­навт. – Солн­це, го­лу­бое небо, ра­дост­ные ли­ца. И ощу­ще­ние без­гра­нич­но­го сча­стья! Да­же сей­час, ко­гда по- сле По­бе­ды про­шло столь­ко лет, для ме­ня непо­нят­но, как это – не знать вой­ны. Да­же труд­но пред­ста­вить. Вой­на мне по­сто­ян­но снит­ся. За­хо­чешь за­быть – не за­бу­дешь. В стар­ших клас­сах Геор­гий «за­бо­лел» кос­мо­сом, на­чи­тав­шись фан­та­сти­ки. И от­лич­но окон­чив шко­лу, по­сту­пил в Ле­ни­град­ский ме­ха­ни­че­ский ин­сти­тут на фа­куль­тет ре­ак­тив­но­го во­ору­же­ния, ко­то­рый для мас­ки­ров­ки на­зы­вал­ся «А» или «Кон­струк­тор­ский». – По­сту­пил с од­ной це­лью – стро­ить кос­ми­че­ские ко­раб­ли, – улы­бал­ся Геор­гий Ми­хай­ло­вич. – Меч­тал, что­бы мой сын или да­же внук по­ле­тел в кос­мос на ра­ке­те, ко­то­рую я скон­стру­и­рую. А я, мол, ста­рый хрыч, бу­ду си­деть и пус­кать ску­пую муж­скую сле­зу. То­гда и по­ду­мать не смел, что сам по­ле­чу в кос­мос!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.