СплеТ­ни О ис­тер­за­ли мою вт

Из-за рев­но­сти к по­эту жен­щи­на вскры­ла се­бе ве­ны

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят -

Рас­став­шись с Ах­ма­ду­ли­ной, Ев­ту­шен­ко пу­стил­ся во все тяж­кие. – Я по­се­лил­ся в ком­на­туш­ке над Ели­се­ев­ским ма­га­зи­ном, – рас­ска­зы­вал по­эт, – на­столь­ко кро­шеч­ной, что вхо­дя­щим жен­щи­нам нель­зя бы­ло из­бе­жать тах­ты. И че­рез па­ру ме­ся­цев чуть не рех­нул­ся от ка­ру­се­ли, ко­то­рую сам се­бе устро­ил.

«Ты не име­ешь пра­ва пор­тить сти­хи!»

Но по­том при­шло на­сто­я­щее боль­шое чув­ство к... по­дру­ге пер­вой же­ны Га­лине Со­кол. Она бы­ла же­ной по­эта Ми­ха­и­ла Лу­ко­ни­на, но Ев­ту­шен­ко это не оста­но­ви­ло. – Я ни­ко­гда не жалел, что же­нил­ся на Га­ле. Но рас­стра­и­вал­ся, что сде­лал дру­гу боль­но, – при­зна­вал­ся Ев­ге­ний Алек­сан­дро­вич. Га­ли­на в от­ли­чие от воз­вы­шен­ной Бел­лы бы­ла вполне зем­ной жен­щи­ной. Дет­ство про­ве­ла в при­юте для си­рот, ко­то­рых на­зы­ва­ли детьми вра­гов на­ро­да. И в ней ки­пе­ла жаж­да спра­вед­ли­во­сти за все оби­ды. Вто­рую же­ну Ев­ге­ний Ев­ту­шен­ко на­зы­вал сво­ей со­ве­стью. – Ко­гда я по тре­бо­ва­нию цен­зу­ры вно­сил прав­ки, Га­ля него­до­ва­ла: «Ты не име­ешь пра­ва пор­тить свои сти­хи!» – рас­ска­зы­вал по­эт. – Я раз­во­дил ру­ка­ми: «Та­кое сей­час вре­мя... Пусть хо­тя бы ку­со­чек прав­ды дой­дет до лю­дей!» Га­ли­на та­ких до­во­дов не при­ни­ма­ла: «Да плюнь ты на это! Я хо­ро­шо шью – не про­па­дем! Пи­ши, как хо­чет­ся, не поз­во­ляй им тро­гать сти­хи». Ме­ня это нрав­ствен­но дис­ци­пли­ни­ро­ва­ло. Ев­ту­шен­ко при­зна­вал­ся, что вто­рая же­на вдох­но­ви­ла его на луч­шие сти­хо­тво­ре­ния. Де­тей у па­ры не бы­ло: из-за пе­ре­не­сен­ной тя­же­лой бо­лез­ни ро­дить Га­ли­на не мог­ла. По­это­му од­на­жды вме­сте с пер­вой же­ной Ев­ту­шен­ко Бел­лой Ах­ма­ду­ли­ной (!) они от­пра­ви­лись в дет­дом. По­этес­са удо­че­ри­ла де­воч­ку Аню, а Га­ли­на взя­ла на вос­пи­та­ние маль­чи­ка Пе­тю. Ев­ту­шен­ко усы­но­вил ма­лы­ша и дал ему свою фа­ми­лию. Пе­тя рос счаст­ли­вым. Учил­ся в шко­ле при Тре­тья­ков­ской га­ле­рее. Ка­за­лось бы, жи­ви да ра­дуй­ся. Но по­эт опять раз­ру­шил се­мей­ное сча­стье сво­и­ми соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми. – Я то­гда все еще не на­гу­лял­ся, – объ­яс­нял по­эт. – И сплет­ни об из­ме­нах ис­тер­за­ли мою же­ну, за­гна­ли в угол, и от­ту­да она ры­ча­ла мне что-то по­ли­ти­че­ское. По­то­му что гор­дость не поз­во­ля­ла по­ка­зать свою жен­скую оскорб­лен­ность. Ко­гда Ев­ту­шен­ко ушел от Со­кол в пер­вый раз, из-за рев­но­сти бед­ная жен­щи­на вскры­ла се­бе ве­ны. Ее ед­ва успе­ли спа­сти. По­эт бы­ло вер­нул­ся, но нена­дол­го...

«Был ду­ра­ком! Бу­хал, ку­рил ма­ри­ху­а­ну»

По­сле раз­во­да ро­ди­те­лей Пе­тя остал­ся с ма­те­рью. Ев­ту­шен­ко под­дер­жи­вал с ни­ми от­но­ше­ния. – Раз­ве мож­но не лю­бить тех, ко­го мы ко­гда­то лю­би­ли? Я это­го не по­ни­маю, – рас­суж­дал Ев­ге­ний Алек­сан­дро­вич. – Боль­но ви­деть, ко­гда с тех же са­мых губ, что про­из­но­си­ли: «Я те­бя люб­лю!», при раз­во­де сры­ва­ет­ся фра­за: «Я те­бя ненавижу!» Что мо­жет быть ху­же вза­им­ных оскорб­ле­ний, ко­то­рые слы­шат вдо­ба­вок де­ти? У ме­ня ни­че­го по­доб­но­го не бы­ло. По­эт по­мо­гал при­ем­но­му сы­ну и быв­шей су­пру­ге день­га­ми. Петр за­кон­чил Мос­ков­ский ху­до­же­ствен­ный ли­цей, пи­сал кар­ти­ны, прав­да, ни­где их не вы­став­лял. – Как-то отец по­за­бо­тил­ся обо мне и устро­ил учить­ся на ху­дож­ни­ка

в кол­ледж под Нью-Йор­ком, – рас­ска­зы­вал муж­чи­на. – Но я был пол­ным ду­ра­ком! Бу­хал, ку­рил ма­ри­ху­а­ну, у ме­ня в го­ло­ве был пол­ный бар­дак. Я не по­ни­мал, ку­да я по­пал. По­том ме­ня от­ту­да вы­пер­ли и по­сла­ли об­рат­но в свою стра­ну. Па­па ни­че­го мне на это не ска­зал. Про­мол­чал. Вер­нув­шись на ро­ди­ну, Петр ни­где не ра­бо­тал и не же­нил­ся. У него бы­ли про­бле­мы со здо­ро­вьем, в том чис­ле – с пси­хи­кой. Жил на день­ги, ко­то­рые при­сы­лал отец, и пен­сию ста­рень­кой ма­мы.

«Он при­ни­мал мно­го ле­карств»

Ко­гда в 2013 го­ду Га­ли­на Со­кол умер­ла, Петр за­пил окон­ча­тель­но. А че­рез два го­да по­пал в пси­хи­ат­ри­че­скую ле­чеб­ни­цу, где скон­чал­ся. Ему бы­ло 47.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.