Муж Ска­ЗаЛ: «ЛуЧ­ше бы я на тво­ей Ма­Ме же­ниЛСя!»

ни­на Гре­беш­ко­ва, вдо­ва Лео­ни­да Гай­дая

Tainy Zvezd - - Первая Страница - Люд­ми­ла Гра­бен­ко

Мы с Гай­да­ем учи­лись во ВГИКе на од­ном кур­се, – го­во­рит Ни­на Гре­беш­ко­ва. – Он ме­ня ча­сто про­во­жал по­сле ре­пе­ти­ций. И од­на­ж­ды го­во­рит: «Ну что мы с то­бой все хо­дим, хо­дим? Да­вай по­же­ним­ся!» «Что ты, – от­ве­чаю, – мы же всех на­сме­шим: ты та­кой длин­ный, а я та­кая ма­лень­кая». Его рост был 184 см, а мой – 155 см. Он сму­тил­ся: «По­ни­ма­ешь, боль­шую жен­щи­ну мне не под­нять, а ма­лень­кую бу­ду всю жизнь на ру­ках но­сить». Я ду­ма­ла, это шут­ка, а он на сле­ду­ю­щий день по­ин­те­ре­со­вал­ся: «Ты пас­порт при­нес­ла?»

Луч­ше бы на ма­ме же­нился!

– Мо­их од­но­курс­ни­ков-немо­ск­ви­чей ма­ма под­карм­ли­ва­ла. Но Ле­ня един­ствен­ный,

кто ни­ко­гда не обе­дал – стес­нял­ся. Хо­тя он му­чил­ся с же­луд­ком, ему го­ря­чее ох как нуж­но бы­ло. Ко­гда ска­за­ла ма­ме, что вы­хо­жу за­муж за Гай­дая, она толь­ко ру­ка­ми всплес­ну­ла: «Ой, Ни­на! Не­уже­ли ни­ко­го луч­ше не на­шла? Он же боль­ной! Ты ведь ре­бен­ка за­хо­чешь, а от осин­ки не ро­дят­ся апель­син­ки!» Прав­да, со вре­ме­нем они ис­кренне по­лю­би­ли друг дру­га. Ма­ма иг­ра­ла с ним в кар­ты, ва­ри­ла Лене ов­ся­ный ки­сель. Од­на­ж­ды муж мне при­знал­ся: «Зря я те­бя в же­ны вы­брал, ты ме­ня все вре­мя ру­га­ешь. На­до бы­ло на Ека­те­рине Ива­новне же­нить­ся!»

«Я пе­ред то­бой ви­но­ват» – Вы про­си­ли у су­пру­га ро­ли?

– Ни ра­зу. Хо­тя Ле­ня каж­дый раз уго­ва­ри­вал. Мне ка­за­лось: ему нуж­на ак­три­са ко­ме­дий­но­го пла­на – та­кая, как Крач­ков­ская. А я обыкновенная, на мой взгляд, в его ко­ме­дии не впи­сы­ва­лась. Как-то Гай­дай ска­зал: «Ни­нок, я очень пе­ред то­бой ви­но­ват». Я на­пряг­лась: ну, ду­маю, сей­час нач­нет рас­ска­зы­вать ка­кие-то свои муж­ские ис­то­рии. Но он про­дол­жил: «Я ведь не сде­лал для те­бя ни од­ной кар­ти­ны». «Гос­по­ди, – от­ве­ти­ла я, – у те­бя сколь­ко филь­мов? 18. А у ме­ня 60». «А ты об­ра­ти­ла вни­ма­ние, что ты у ме­ня вез­де раз­ная?» – спро­сил он. «Сла­ва бо­гу, – рас­сме­я­лась я, – что ни од­ной ра­бо­ты те­бе сво­ей иг­рой не ис­пор­ти­ла».

– Раз­ве мож­но за­быть ва­шу На­дю Гор­бун­ко­ву из «Брил­ли­ан­то­вой ру­ки»!

– От этой ро­ли я от- ка­зы­ва­лась на­от­рез. Хо­те­ла сыг­рать управ­дом­шу Плющ, ко­то­рая до­ста­лась Нонне Мор­дю­ко­вой. Но Гай­дай не со­гла­сил­ся: «Ты не по­тя­нешь, тут нуж­на круп­ная жен­щи­на – насто­я­щая бан­дер­ша. Мне хо­чет­ся, что­бы ты сыг­ра­ла же­ну». Роль мне ужас­но не нра­ви­лась – ка­кая-то бе­ло-ро­зо­вая па­сти­ла. Ле­ня был уве­рен: та­кой и долж­на быть насто­я­щая су­пру­га. Я ее, ко­неч­но, уси­ли­ла сво­и­ми ка­че­ства­ми ха­рак­те­ра, по­это­му в ре­зуль­та­те ге­ро­и­ня ста­ла уже не та­кой бес­хре­бет­ной, как по сце­на­рию. Мож­но ска­зать, что в этом филь­ме я сыг­ра­ла се­бя.

– Лео­нид Ио­вич мно­гих ак­те­ров от­крыл для ки­но...

– В его кар­ти­нах они за­си­я­ли небы­ва­лым све­том. На­при­мер, Ан­дрю­ша Ми­ро­нов и до Ле­ни мно­го сни­мал­ся,

но к нему от­но­си­лись не как к бле­стя­ще­му ак­те­ру, а ско­рее как к сы­ну зна­ме­ни­тых ро­ди­те­лей Ма­рии Ми­ро­но­вой и Алек­сандра Ме­на­ке­ра. По-на­сто­я­ще­му по­лю­би­ли толь­ко по­сле ро­ли Ге­ши Ко­зо­до­е­ва. То же са­мое мож­но ска­зать и о Юрии Ни­ку­лине. Но неко­то­рые тя­го­ти­лись сла­вой, ко­то­рую при­нес­ли им филь­мы Гай­дая. – Зна­ешь, – груст­но ска­зал од­на­ж­ды Са­ша Де­мья­нен­ко, – а я ведь до сих пор Шу­рик! А так хо­чет­ся сыг­рать что-то дру­гое... – Са­ша, у Бо­ри­са Ба­боч­ки­на, ко­то­рый ис­пол­нил Ча­па­е­ва, бы­ло мно­го ро­лей и в те­ат­ре, и в ки­но, но он так и остал­ся Ча­па­е­вым! Мо­жет, это не так уж и пло­хо? – от­ве­ти­ла ему.

– По­че­му по­сле «Кав­каз­ской плен­ни­цы» Гай­дай боль­ше не сни­мал зна­ме­ни­тую тро­и­цу Ви­цин – Ни- ку­лин – Мор­гу­нов?

– Он го­во­рил: «Мне это уже неин­те­рес­но». Ви­цин и Ни­ку­лин ис­пол­ня­ли у него дру­гие образы, а из тех пер­со­на­жей Ле­ня, по его сло­вам, вы­жал все, что мог, и боль­ше воз­вра­щать­ся к ним не хо­тел.

Шесть ты­сяч руб­лей за кар­ти­ну – Муж был обес­пе­чен­ным че­ло­ве­ком?

– Труд ре­жис­се­ров опла­чи­вал­ся со­глас­но ка­те­го­ри­ям. Филь­мам Гай­дая все­гда при­сва­и­ва­лась пер­вая – выс­шая – ка­те­го­рия, а это зна­чит, что он по­лу­чал шесть ты­сяч руб­лей за кар­ти­ну. Ка­за­лось бы, боль­шие день­ги. Но по­сле съе­мок пол­го­да ему пла­ти­ли зар­пла­ту в раз­ме­ре 75 про­цен­тов от став­ки в 300 руб­лей, а за­тем и во­все сни­ма­ли «с до­воль­ствия». На эти шесть ты­сяч мы жи­ли два, а то и три го­да, по­ка он не при- сту­пал к но­вым съем­кам. Так что осо­бых благ не бы­ло, хо­тя мы и не бед­ство­ва­ли, осо­бен­но по срав­не­нию с ре­жис­се­ра­ми, ко­то­рые не сни­ма­ли по пять­шесть лет.

– Рас­ска­жи­те, ка­кие сла­бо­сти бы­ли у су­пру­га?

– Он обо­жал во­дить ма­ши­ну, хо­тя аб­со­лют­но ни­че­го не по­ни­мал в тех­ни­ке. А я, на­обо­рот, че­ло­век, спо­соб­ный к тех­ни­ке. Са­ма все де­та­ли в на­ших «Жи­гу­лях» пе­ре­би­ра­ла. Сле­ди­ла, что­бы ав­то бы­ло в пол­ном по­ряд­ке.

– Лео­нид Ио­вич умер ско­ро­по­стиж­но?

– Это слу­чи­лось в но­яб­ре 1993 го­да, ото­рвал­ся тромб и за­ку­по­рил ле­гоч­ную ар­те­рию. Вот толь­ко сей­час мы с ним раз­го­ва­ри­ва­ли – а че­рез ми­ну­ту его не ста­ло. Ле­ня умер у ме­ня на ру­ках, а я да­же не сра­зу по­ня­ла, что те­перь оста­лась од­на... А ведь мы про­жи­ли вме­сте ров­но 40 лет. По­на­ча­лу при­шлось нелег­ко. То вре­мя, ес­ли пом­ни­те, во­об­ще бы­ло страш­ным – у лю­дей в од­но­ча­сье про­па­ли все сбе­ре­же­ния, в ма­га­зи­нах пу­стые пол­ки. А тут у нас еще и фа­зен­да сго­ре­ла – прав­ду го­во­рят, что бе­да не при­хо­дит од­на. Сла­ва бо­гу, дру­зья су­пру­га про­дол­жа­ли ме­ня сни­мать в сво­их филь­мах. И я все­гда пом­ни­ла о том, что мне в жиз­ни по­вез­ло: у ме­ня был са­мый луч­ший на све­те муж, от ко­то­ро­го ро­ди­лась пре­крас­ная дочь. Я по­сто­ян­но ощу­щаю его при­сут­ствие ря­дом. А пер­вое вре­мя по­сле его смер­ти во­об­ще яс­но слы­ша­ла, как он ве­че­ром идет по ко­ри­до­ру, от­кры­ва­ет дверь в спаль­ню и спра­ши­ва­ет: «Спишь?» – «Нет». – «Пой­дем пить чай, я чай­ник по­ста­вил...»

С лю­би­мым му­жем Ни­на про­жи­ла со­рок лет Отец зна­ме­ни­то­го ки­но­ре­жис­се­ра – Иов Си­до­ро­вич гай­дай, работник же­лез­ной до­ро­ги – ро­дил­ся на Пол­тав­щине в «брил­ли­ан­то­вой ру­ке» гре­беш­ко­ва меч­та­ла сыг­рать управ­дом­шу, но по­лу­чи­ла роль же­ны Се­ме­на Се­ме­но­ви­ча...

Лео­нид Ио­вич от­крыл для ки­но Ан­дрея Ми­ро­но­ва и Юрия Ни­ку­ли­на Един­ствен­ная дочь Ок­са­на не за­хо­те­ла ид­ти в ар­тист­ки, ста­ла спе­ци­а­ли­стом в об­ла­сти меж­ду­на­род­ной эко­но­ми­ки

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.