Ре­тить­ся со сво­им ть что ска­зать…

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят - Дмит­рий Ска­во

че­ло­ве­ку. Из тюрь­мы Се­ме­нов вы­шел как... звез­да. 23-лет­не­го на­силь­ни­ка встре­ча­ли де­сят­ки фо­то- и те­ле­ка­мер. И да­же по­клон­ни­цы! Не успев тол­ком побывать до­ма, Сер­гей от­пра­вил­ся из Улья­нов­ска в Моск­ву на те­ле­шоу Ан­дрея Ма­ла­хо­ва «Пря­мой эфир». Там 23-лет­не­го на­силь­ни­ка при­вет­ство­ва­ли ап­ло­дис­мен­та­ми. На­хо­дясь за ре­шет­кой, Се­ме­нов дал ин­тер­вью те­ле­ка­на­лу об из­на­си­ло­ва­нии. Пар­ню за это за­пла­ти­ли. Но день­ги он не взял, а от­дал дет­ско­му пра­во­слав­но­му при­юту в Вол­го­град­ской об­ла­сти. На те­ле­шоу на­сто­я­тель­ни­ца это­го при­ю­та Ев­ге­ния Ва­тейч­ки­на вру­чи­ла на­силь­ни­ку… ико­ну Пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. – Бла­го­да­ря Сер­гею Се­ме­но­ву на­ши дет­ки в этом го­ду по­шли в шко­лу в но­вой фор­ме, – рас­ска­за­ла мо­на­хи­ня. – Уве­ре­на, он – хо­ро­ший па­рень. Вот толь­ко хо­ро­шие в тюрь­ме за из­на­си­ло­ва­ние не си­дят! – Я ни в чем не ви­но­ват, – твер­дит Се­ме­нов. И од­ним из до­во­дов в свою поль­зу при­во­дит тот факт, что на зоне... его ни ра­зу не «опу­сти­ли». Мол, будь он на­сто­я­щим пе­до­фи­лом и на­силь­ни­ком, из­бе­жать это­го бы не уда­лось, – В тюрь­ме я по­нял: хо­чу быть при­ме­ром. Что­бы дру­гие пар­ни в та­ких си­ту­а­ци­ях не ока­зы­ва­лись, – рассказал Сер­гей. – Ты счи­та­ешь се­бя ге­ро­ем? – от­ве­ти­ла Ди­а­на Шу­ры­ги­на. – Ты дол­жен осо­знать, что сде­лал! Хо­чу, что­бы ты при­знал ви­ну и из­ви­нил­ся! – Не со­би­ра­юсь это­го де­лать! – от­ре­зал Сер­гей. – Я уже от­си­дел.

«Боль­ше не по­ле­зешь к де­вуш­кам»

Но по­че­му так ма­ло? По за­ко­ну, ес­ли на­силь­ник про­сит об услов­но-до­сроч­ном осво­бож­де­нии, раз­ре­ше­ние на это долж­на дать, в первую оче­редь... жерт­ва. Но по­сле пер­во­го су­да Ди­а­на Шу­ры­ги­на, ее ро­ди­те­ли и ад­во­ка­ты от­ка­за­лись участ­во­вать в даль­ней­ших раз­би­ра­тель­ствах. По­это­му, ко­гда Се­ме­нов по­дал про­ше­ние на услов­но­до­сроч­ное освобождение, жерт­ве не со­об­щи­ли и ее не спро­си­ли. – Да, он от­си­дел ма­ло, – го­во­рит де­вуш­ка. – Но ко­гда все слу­чи­лось, я не хо­те­ла пи­сать за­яв­ле­ние об из­на­си­ло­ва­нии. Од­на­ко по­слу­ша­ла ма­му. Сей­час Сер­гей вы­шел. По­здрав­ляю его с осво­бож­де­ни­ем! И го­то­ва встре­тить­ся со сво­им на­силь­ни­ком! Есть что ска­зать... – Уве­ре­на, ты все осо­зна­ешь, – об­ра­ти­лась к Сер­гею жерт­ва. – Не хо­чу, что­бы ты вновь ока­зал­ся в тюрь­ме. И на­де­юсь, ты боль­ше ни­ко­гда не по­ле­зешь к де­вуш­кам. Не де­лай то­го, что сде­лал со мной – един­ствен­ное, о чем про­шу! Ты – ко­зел! И пусть все маль­чи­ки, ко­то­рые ме­ня слы­шат, сде­ла­ют для се­бя вы­во­ды. Пусть! Глав­ное, что­бы из пар­ня сей­час не сде­ла­ли ге­роя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.