Пу­га­че А я МЕч­ТАю НАПисА

Ка­кая кош­ка про­бе­жа­ла меж­ду дву­мя звез­да­ми?

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят -

Ни­кто не зна­ет, что та­кое хит, – рас­суж­дал Вла­ди­мир Ша­ин­ский. – И я то­же. Но со­чи­няю хи­ты! На­пи­шу пес­ню, она про­зву­чит по ра­дио или те­ле­ви­де­нию. И на­род ее во­всю рас­пе­ва­ет. По­то­му я и вос­тре­бо­ван. А не по­лу­ча­лись бы шля­ге­ры, дав­но бы уже по­дох или на вок­за­ле ва­го­ны раз­гру­жал бы. Так уж я устро­ен: толь­ко му­зы­ка для ме­ня – жизнь! И лишь ком­по­зи­то­ром мо­гу быть в пол­ной ме­ре счаст­ли­вым. По­нял это еще в вой­ну.

«Ла­ду» рас­кри­ти­ко­ва­ли в пух и прах!»

В 1943-м Во­ло­дю от­пра­ви­ли в Сред­нюю Азию, в полк свя­зи. – И там я на­пи­сал свой пер­вый шля­гер, – вспо­ми­нал клас­сик. – Од­но­пол­ча­нин То­ля Лебедев со­чи­нил сти­хи: «Эй, ра­дист, го­товь при­бо­ры! Ап­па­рат уста­но­вив.Что­бы рус­ские про­сто­ры услы­ха­ли твой при­зыв!» Я стал на­пе­вать их на ме­ло­дию, что сло­жи­лась у ме­ня в го­ло­ве. На­чаль­ство услы­ша­ло и вы­зва­ло в штаб: «Да­вай, Ша­ин­ский, пес­ню твою про военных свя­зи­стов ра­зу­чи­вать!» Ра­зу­чи­ва­ли хо­ром пол­то­ры ты­ся­чи че­ло­век и, гром­ко то­пая, рас­пе­ва­ли. Я раз­ду­вал­ся от гор­до­сти! И каж­дый раз, слы­ша, как пес­ню мур­лы­чат под нос сол­да­ты и ко­ман­ди­ры, ис­пы­ты­вал по­лет ду­ши! То­гда осо­знал: мое пред­на­зна­че­ние – быть ком­по­зи­то­ром. Но стал Ша­ин­ский им лишь в 40 лет, окон­чив в 1965 го­ду ком­по­зи­тор­ский фа­куль­тет Ба­кин­ской кон­сер­ва­то­рии. – Но я и до это­го пи­сал. Се­рьез­ную, ор­кест­ро­вую му­зы­ку, – го­во­рил Вла­ди­мир Яко­вле­вич. – А тут ре­шил взять­ся за что-то «лег­кое». И пошло! На­сле­дие мэт­ра на­счи­ты­ва­ет свы­ше 300 хи­тов! – А пер­вой «вы­стре­ли­ла» «Хму­рить­ся не на­до, Ла­да!» – улы­бал­ся Ша­ин­ский. – Я вер­нул­ся по­сле от­ды­ха и на пло­ща­ди Кур­ско­го вок­за­ла уви­дел ком­па­нию, ко­то­рая под ги­та­ру пе­ла эту пес­ню. «О-о-о! Пошло!» – вос­хи­тил­ся я. Но на парт­бю­ро Со­ю­за ком­по­зи­то­ров «Ла­ду» рас­кри­ти­ко­ва­ли в пух и прах! Еще пом­ню, как при­гла­сил Ан­ну Гер­ман: «Я вам та­кое на­пи­сал!». Она слу­ша­ла и недо­воль­но мор­щи­лась. А по­том вдруг ска­за­ла: «Не­за­тей­ли­во, при­лип­чи­во, но как оча­ро­ва­тель­но!» Это был шля­гер «А он мне нра­вит­ся». Следом у нас бы­ла пес­ня «Один раз в год са­ды цве­тут». Анна – лю­би­мей­шая моя ис­пол­ни­тель­ни­ца. Я пла­кал, ко­гда она умер­ла. Впро­чем, петь пес­ни Ша­ин­ско­го за честь счи­та­ли мно­гие: Мус-

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.