«вы не мог­ли бы про­дать эту штуч­ку для мо­ей же­ны?»

3 сен­тяб­ря 1914 го­да аме­ри­кан­ка Мэ­ри Фелпс Дже­коб осчаст­ли­ви­ла все че­ло­ве­че­ство, за­па­тен­то­вав свое изобретение «бес­спин­ный лиф­чик» – бюст­галь­тер

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят - Яна Ли­тов­ка

По прав­де го­во­ря, в сто­ли­це мо­ды – Па­ри­же – ди­зай­нер Эр­мине Ка­доль нечто по­доб­ное уже яви­ла ми­ру в 1889 го­ду.Так­же усо­вер­шен­ство­ва­ли и за­па­тен­то­ва­ли эту ин­тим­ную часть жен­ско­го туа­ле­та и немец­кие бе­ло­швей­ки.

Но толь­ко аме­ри­кан­ка Джей­коб при­ду­ма­ла мо­дель, ко­то­рая ста­ла все­мир­но по­пу­ляр­ной. Два но­со­вых плат­ка и лен­та

Мэ­ри ро­ди­лась в кон­це ап­ре­ля 1891 го­да в Нью-Ро­ше­ле (штат Нью-Йорк) в очень ува­жа­е­мой со­сто­я­тель­ной се­мье. Несмот­ря на до­ста­ток, в ней все­гда хо­ро­шо счи­та­ли день­ги. «Из­лиш­няя лю­бовь к рос­ко­ши – это пря­мой путь к ра­зо­ре­нию» – усво­и­ла де­воч­ка с са­мо­го дет­ства.

Она бы­ла хо­ро­ша со­бой и по­лу­чи­ла вос­пи­та­ние на­сто­я­щей ле­ди – учи­лась в при­ви­ле­ги­ро­ван­ной гим­на­зии, бра­ла уро­ки вер­хо­вой ез­ды и тан­цев.

Свет­ские ра­у­ты – неотъ­ем­ле­мая часть жиз­ни юной мисс из бла­го­род­ной семьи. Мэ­ри не бы­ла ис­клю­че­ни­ем. Од­на­ж­ды, в оче­ред­ной раз со­би­ра­ясь на бал, она ре­ши­ла на­деть но­вое пла­тье. Но воз­ник­ла про­бле­ма – как де­вуш­ка ни ста­ра­лась, из кор­се­та пре­да­тель­ски тор­чал ки­то­вый ус (этот ма­те­ри­ал ис­поль­зу­ет­ся как остов). Вко­нец из­му­чив­шись, мисс Дже­коб по­зва­ла слу­жан­ку и при-

ка­за­ла при­не­сти два шел­ко­вых но­со­вых плат­ка и лен­ту. Вот из них-то они вмес- те и со­ору­ди­ли про­то­тип со­вре­мен­но­го бюст­галь­те­ра.

Но­вая ве­щи­ца очень по­нра­ви­лась Пол­ли (так доч­ку на­зы­ва­ли ро­ди­те­ли) – лег­кая, удоб­ная... Ба­рыш­ня, есте­ствен­но, по­хва­ста­лась изоб­ре­те­ни­ем по­друж­кам. Те бы­ли про­сто в вос­тор­ге! И по­ти­хонь­ку весть о но­вом при­спо­соб­ле­нии для под­держ­ки гру­ди разо­шлась сре­ди пред­ста­ви­тель­ниц пре­крас­но­го по­ла мест­но­го бо­мон­да. Ведь до это­го вре­ме­ни да­мы вы­нуж­де­ны бы­ли за­тя­ги­вать­ся в ту­гие и неудоб­ные кор­се­ты.

Од­на­ж­ды к Мэ­ри по­до­шел незна­ко­мый джентль­мен: «Вы не мог­ли бы про­дать эту штуч­ку для мо­ей же­ны?», – сму­ща­ясь, про­из­нес он и пред­ло­жил де­вуш­ке дол­лар (за один «зе­ле­ный» то­гда мож­но бы­ло ку­пить фо­то­ка­ме­ру Kodak).

Ум­нень­кая Мэ­ри смек­ну­ла, что но­вый пред­мет ее туа­ле­та вполне мо­жет при­но­сить до­ход, ес­ли его за­па­тен­то­вать. На­ча­ло XX ве­ка в США – вре­мя ста­нов­ле­ния зна­ме­ни­тых аме­ри­кан­ских цен­но­стей. Лю­бой труд был в боль­шом по­че­те. По­явил­ся ло­зунг «По­мо­ги се­бе сам». По­это­му не уди­ви­тель­но, что дочь со­сто­я­тель­ных ро­ди­те­лей де­ла­ла став­ку не на их ка­пи­та­лы, а на свое де­ло.

Мэ­ри Фелпс Дже­коб за­па­тен­то­ва­ла изобретение и впо­след­ствии про­да­ла пра­ва на него «Кор­сет­ной ком­па­нии бра­тьев Уор­не­ров» (Warner Brothers Corset Company) за пол­то­ры ты­ся­чи дол­ла­ров. В те го­ды это бы­ла очень круг­лень­кая сум­ма. По дан­ным веб-сай­та Steinway & Sons, за 1 ты­ся­чу дол­ла­ров в на­ча­ле про­шло­го ве­ка

же­коб

мож­но бы­ло ку­пить боль­шой дом или ав­то­мо­биль.

Секс без пе­ре­ры­ва То­гда же судь­ба све­ла ее с пер­вым му­жем. Им ока­зал­ся вы­пуск­ник Гар­вар­да, сын бо­га­тых ро­ди­те­лей Дик Пи­бо­ди.

«Дик был то­роп­лив, за­нос­чив и бес­по­ле­зен. Из сво­ей уче­бы в Гар­вар­де он вы­нес два уме­ния: иг­рать и на­пи­вать­ся в лю­бое вре­мя дня и но­чи», – вспо­ми­на­ла Мэ­ри. Тем не ме­нее бла­го­че­сти­вая су­пру­га, как и по­ло­же­но да­ме с пу­ри­тан­ским вос­пи­та­ни­ем, ро­ди­ла ему сы­на и дочь. Но Пи­бо­ди все боль­ше по­гру­жал­ся в пу­чи­ну сво­их стра­стей и в кон­це Пер­вой ми­ро­вой вой­ны ока­зал­ся в кли­ни­ке для ал­ко­го­ли­ков.

Мэ­ри пы­та­лась по­бо­роть­ся за него. Но недол­го. По­то­му что на

го­ри­зон­те за­ма­я­чил «су­пер­мен»

и кра­сав­чик Гар­ри. На­сто­я­щий муж­чи­на! Он вер­нул­ся с по­лей сра­же­ний ге­ро­ем, с ор­де­ном на гру­ди. К то­му же был пле­мян­ни­ком же­ны зна­ме­ни­то­го аме­ри­кан­ско­го бан­ки­ра Джо­на Мор­га­на и его крест­ным сы­ном. Ка­кое жен­ское серд­це не дрог­нет пе­ред на­бо­ром та­ких до­сто­инств? Гар­ри Грю Кро­сби пред­ло­жил Мэ­ри ру­ку и серд­це уже че­рез два ча­са по­сле зна­ком­ства. Его не вол­но­ва­ло ни то, что она бы­ла несво­бод­на, ни двое де­тей... Влюб­лен­ные про­ве­ли су­ма­сшед­шие две неде­ли, не вы­ле­зая из по­сте­ли. И в кон­це кон­цов муж­чи­на убе­дил мо­ло­дую жен­щи­ну бро­сить се­мью и на­чать но­вую жизнь. Они уеха­ли из праг­ма­тич­ной Аме­ри­ки в ро­ман­тич­ный Па­риж. Мор­ган устро­ил сво­е­го крест­ни­ка в «ро­до­вой» банк, и, ка­за­лось бы, все скла­ды­ва­лось наи­луч­шим об­ра­зом. Но уже че­рез три го­да ра­бо­та Кро­сби на­ску­чи­ла, и он пред­ло­жил

жене от­пра­вить­ся за но­вы­ми впе­чат­ле­ни­я­ми в Се­вер­ную Аф­ри­ку.Там су­пру­ги при­стра­сти­лись к ку­ре­нию опи­ума. И даль­ней­шая их судь­ба оку­та­на нар­ко­ти­че­ским ту­ма­ном.

Кра­сав­чик Гар­ри пу­стил­ся во все тяж­кие. Про­ме­нял же­ну на 20-лет­нюю Джо­зе­фин Ной­ес Роч, с ко­то­рой по­зна­ко­мил­ся в бас­сейне. «Са­мая юная Прин­цес­са Солн­ца», «Прин­цес­са Ог­ня» – на­зы­вал он свою но­вую воз­люб­лен­ную, бли­став­шую пе­ред ним в бюст­галь­те­ре, ко­то­рый ко­гда-то изоб­ре­ла Мэ­ри... Осе­нью 1929 го­да лю­бов­ни­ки об­вен­ча­лись, при этом об­ма­нув свя­щен­ни­ка. Че­ты­ре дня сек­са и нар­ко­ти­че­ско­го безу­мия за­кон­чи­лись... са­мо­убий­ством. По­ли­ция об­на­ру­жи­ла их мерт­вы­ми в по­сте­ли. Во лбу у каж­до­го зи­я­ло от­вер­стие от пу­ли ре­воль­ве­ра 25-го ка­либ­ра.

Как от­нес­лась к это­му Мэ­ри, ис­то­рия умал­чи­ва­ет. Но то, что она уме­ла ма­стер­ски справ­лять­ся с «неудоб­ства­ми», – факт.

От­пра­вив­шись к сво­ей до­че­ри, ко­то­рая жи­ла в Гол­ли­ву­де, жен­щи­на встре­ти­лась с фут­бо­ли­стом Бер­том, ко­то­рый был на 20 лет мо­ло­же. Вме­сте они про­жи­ли несколь­ко лет. По­том у нее бы­ли дру­гие лю­бов­ни­ки и воз­ды­ха­те­ли.

Ни о чем не жа­ле­ла

Рас­ска­зы­ва­ют, что изоб­ре­та­тель­ни­ца с удо­воль­стви­ем на­блю­да­ла, как ее тво­ре­ние – бюст­галь­тер – ста­ло не про­сто пред­ме­том но­мер один в жен­ском гар­де­робе, а про­из­ве­де­ни­ем ди­зай­нер­ско­го ис­кус­ства. Она ни­чуть не жа­ле­ла, что «про­де­ше­ви­ла» со сто­и­мо­стью па­тен­та (по­том он был оце­нен в 15 мил­ли­о­нов дол­ла­ров). Жи­ла лег­ко, в свое удо­воль­ствие. Смерть на­стиг­ла Мэ­ри Фелпс Дже­коб в 1970 го­ду в сол­неч­ной Ита­лии. Ее жизнь бы­ла та­кой же раз­но­об­раз­ной, пре­лест­ной и лег­кой, как и ее тво­ре­ние – две ча­шеч­ки на бре­тель­ках, сво­дя­щие с ума и муж­чин, и жен­щин.

Изоб­ре­та­тель­ни­ца устро­и­ла ре­во­лю­цию в жен­ском гар­де­робе бра­тья Уор­не­ры, за­пла­тив за изобретение $1500, за­ра­бо­та­ли мил­ли­о­ны С XVI ве­ка кор­сет был неза­ме­ни­мой де­та­лью дам­ско­го туа­ле­та

Со вто­рым му­жем – кра­сав­цем, во­ен­ным и про­сто аль­фа­сам­цом Гар­ри В 30-е го­ды вве­ли бук­вен­ные и циф­ро­вые обо­зна­че­ния раз­ме­ров ча­шеч­ки и об­хва­та гру­ди В по­чтен­ном воз­расте Мэ­ри жи­ла в Ита­лии и увле­ка­лась по­ли­ти­кой

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.