За «Юно­ну» и «Авось» ему Пьер Кар­ден, стоя на ко­ле­нях, це­ло­вал ру­ки!

Сам ак­тер был уве­рен: «Спек­такль при­ду­мал и вну­шил нам Гос­подь Бог»

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят - На­та­лья Петрова

Ты ме­ня на рас­све­те раз­бу­дишь. Про­во­дить необу­тая вый­дешь. Я те­бя ни­ко­гда не за­бу­ду. Я те­бя ни­ко­гда не уви­жу...» – эти стро­ки из рок-опе­ры «Юно­на» и «Авось» зна­ют все. В 80-х роль гра­фа Ни­ко­лая Ре­за­но­ва сде­ла­ла Ни­ко­лая Ка­ра­чен­цо­ва зна­ме­ни­тым. Сам ак­тер был уве­рен: – Спек­такль при­ду­мал и вну­шил нам Гос­подь Бог. Он по­це­ло­вал всех. Тк­нул­ся в лы­си­ну ху­до­же­ствен­но­го ру­ко­во­ди­те­ля Мар­ка За­ха­ро­ва, при­кос­нул­ся к че­лу ком­по­зи­то­ра Але­ши Рыб­ни­ко­ва и по­эта Ан­дрея Воз­не­сен­ско­го. Не про­пу­стил и нас с хо­рео­гра­фом Во­ло­дей Ва­си­лье­вым. По­то­му и ста­ла

«Юно­на» и «Авось» – не про­сто со­бы­ти­ем, а бес­смерт­ной по­ста­нов­кой. «Бу­дем ста­вить «Сло­во о пол­ку Иго­ре­ве»

Все началось с ли­тур­гий и псал­мов.

– Это бы­ло 1978 го­ду, – вспо­ми­нал Ан­дрей Воз­не­сен­ский. – Рыб­ни­ков по­ка­зал За­ха­ро­ву ва­ри­а­ции пра­во­слав­ных пес­но­пе­ний. Марк за­го­рел­ся: мол, бу­дем ста­вить «Сло­во о пол­ку Иго­ре­ве». Но ме­ня идея не увлек­ла. И я под эту му­зы­ку пред­ло­жил свою по­э­му «Авось!» – о пу­те­ше­ствен­ни­ке Ни­ко­лае Ре­за­но­ве, сна­ря­див­шем в на­ча­ле XIX ве­ка два па­рус­ни­ка – «Юно­ну» и «Авось» – и от­пра­вив­шем­ся на них в Ка­ли­фор­нию для на­ла­жи­ва­ния тор­го­вых свя­зей. Там граф влю­бил­ся в дочь ис­пан­ско­го гу­бер­на­то­ра Сан-Фран­цис­ко Кон­чи­ту. По­э­ма Мар­ку по­нра­ви­лась, но для «со­вре­мен­ной опе­ры» при­шлось со­чи­нить

но­вые сце­ны и арии. И я их со­зда­вал кон­крет­но под Ни­ко­лая Ка­ра­чен­цо­ва и Еле­ну Ша­ни­ну. Ак­тер при­вел в ка­че­стве по­ста­нов­щи­ка тан­цев Вла­ди­ми­ра Ва­си­лье­ва, со­ли­ста ба­ле­та Боль­шо­го те­ат­ра.

– Во­ло­дя – мой хо­ро­ший друг, но уго­ва­ри­вать его при­шлось чуть ли не сут­ки, – вспо­ми­нал на­род­ный ар­тист РСФСР. – При­шел на ре­пе­ти­цию. По­смот­рел. И... по­ле­те­ла по за­лу одеж­да Ва­си­лье­ва! На­ша ко­стю­мер­ша при­нес­ла тре­ни­ро­воч­ный ко­стюм за три руб­ля с пу­зы­ря­ми на ко­лен­ках. Во­ло­дя пе­ре­одел­ся и по­лез на сце­ну по­ка­зы­вать! По­том уже ко­му-то из на­чаль­ни­ков Ва­си­льев по те­ле­фо­ну кри­чал: «Ка­кая Бельгия?! Я ре­пе­ти­рую но­вый спек­такль!» В со­вет­ские вре­ме­на это озна­ча­ло от­каз от сум­мы, со­по­ста­ви­мой сей­час с па­рой, ес­ли не боль­ше, со­тен ты­сяч дол­ла­ров!

9 июня 1981 го­да со­сто­я­лась пре­мье­ра.

– На­ка­нуне За­ха­ров с Воз­не­сен­ским ез­ди­ли в храм, мо­ли­лись за успех, – про­дол­жал Ни­ко­лай Пет­ро­вич. – Не­мыс­ли­мое по тем вре­ме­нам де­ло! Мне, Лене и мо­ей жене Лю­де, по­ста­ви­ли на сто­ли­ках в гри­мер­ках освя­щен­ные икон­ки. Спек­такль про­из­вел фу­рор! Две­ри в те­атр ло­ма­ли! Вы­зы­ва­ли кон­ную ми­ли­цию. И ажиотаж со­про­вож­дал «Юно­ну» по­том все­гда и вез­де. «А вы каж­дый день так киш­ки рве­те на сцене?»

Че­рез неде­лю по­яви­лись ста­тьи в за­пад­ной прес­се.

– А на­ши не зна­ли, что пи­сать, – усме­хал­ся Ка­ра­чен­цов. – В ФРГ, в «Шпи­ге­ле», на­ка­та­ли: «Взрыв­ная вол­на от бом­бы, что разо­рва­лась на ули­це Че­хо­ва, до­ка­ти­лась до стен Крем­ля». А на­ши га­зе­ты лишь

по­том на­пи­са­ли, что лю­ди впе­чат­ле­ны. Не то сло­во!Что тво­ри­лось со зри­те­ля­ми?!Чу­ма, безу­мие! Все бы­ло шо­ком! Те­атр Ле­нин­ско­го ком­со­мо­ла и... рок-опе­ра! Ел­ки зе­ле­ные! Как это мо­жет быть?! Мо­лит­вы со сце­ны! Да еще в рит­ме ро­ка!

В 1983 го­ду спек­такль за­пи­са­ли для те­ле­ви­де­ния. И то­гда же фран­цуз­ский кутю­рье Пьер Кар­ден, лю­бя­щий Рос­сию, уви­дел «Юно­ну» и «Авось» и уло­мал ру­ко­вод­ство Со­вет­ско­го Со­ю­за «дать воз­мож­ность про­ник­нуть­ся этим бо­же­ствен­ным чу­дом фран­цу­зам».

В Па­ри­же, в те­ат­ре «Эс­пас Кар­ден», пер­вы­ми со­вет­скую рок-опе­ру по­смот­ре­ли араб­ские шей­хи, клан Рот­шиль­дов, Жа­клин Кен­не­ди, Кри­сти­ан Ди­ор и пред­ста­ви­те­ли фран­цуз­ской, ис­пан­ской и ита­льян­ской ари­сто­кра­тии.

– Они вы­ра­жа­ли свои эмо­ции лег­ки­ми по­ш­ле- пы­ва­ни­я­ми по пле­чу с вос­кли­ца­ни­ем: «Ну ты да­ешь, па­рень!» – улы­бал­ся Ни­ко­лай Ка­ра­чен­цов. – По­том на­ста­ла оче­редь фран­цуз­ских ак­те­ров и га­стро­ли­ру­ю­щих аме­ри­кан­ских. Для кол­лег был устро­ен от­дель­ный по­каз. Пом­ню, по­сле это­го по­до­шли фран­цуз и аме­ри­ка­нец. И го­во­рят: «А вы так иг­ра­е­те каж­дый день? Ну, вот так киш­ки рве­те на сцене... Или толь­ко на спек­так­ле для ар­ти­стов? Невоз­мож­но все­гда так ра­бо­тать!» От­ве­чаю: «Что зна­чит для вас спе­ци­аль­но? Мы все­гда так иг­ра­ем».

А Ро­бер Ос­сейн, из­вест­ный в СССР по ро­ли гра­фа де Пей­ра­ка из филь­мов про Ан­же­ли­ку, и во­все спросил... ка­кой нар­ко­тик при­ни­ма­ет Ка­ра­чен­цов пе­ред вы­хо­дом на сце­ну, что­бы «так су­ма­сшед­ше­про­ник­но­вен­но иг­рать». Ка­ра­чен­цо­ву да­же пла­ти­ли... до­пол­ни­тель­ный го­но­рар! Не­слы­хан­ное

по со­вет­ским вре­ме­нам де­ло! «Это пре­да­тель­ство ста­ло страш­ным уда­ром»

– Ме­сье Кар­ден смот­рел «Юно­ну» и «Авось» 17 раз. Ино­гда при­хо­дил «со­всем нена­дол­го». Пье­ра дер­га­ли, он от­би­вал­ся: «Я сей­час.Толь­ко пять ми­нут по­смот­рю». По­том мо­де­льер ути­рал шар­фом сле­зы и смот­рел спек­такль в оче­ред­ной раз до кон­ца, – вспо­ми­нал Ни­ко­лай Пет­ро­вич.

А ко­гда че­рез пол­то­ра ме­ся­ца ак­те­ры со­бра­лись до­мой, за «Юно­ну» и «Авось» Ка­ра­чен­цо­ву Пьер Кар­ден, стоя на ко­ле­нях, це­ло­вал ру­ки! – Я не за­бу­ду это ни­ко­гда! – го­во­рил Ни­ко­лай Пет­ро­вич.

За­тем по­сле­до­ва­ли три­ум­фаль­ные га­стро­ли по все­му ми­ру: стра­ны соц­ла­ге­ря, ФРГ, Бельгия, Гол­лан­дия, Ита­лия, Шве­ция.

В 1990 го­ду Пьер Кар­ден ор­га­ни­зо­вал спек- так­лю по­езд­ку в США. И в те­че­ние двух ме­ся­цев «Лен­ком» да­вал по во­семь пред­став­ле­ний в неде­лю.

– Не знаю, был ли еще пре­це­дент, ко­гда ино­стран­ный драматический те­атр иг­рал с пол­ным за­лом на Бро­д­вее, и иг­рал не для сво­ей диас­по­ры, – раз­во­дил ру­ка­ми Ка­ра­чен­цов. Лай­за Мин­нел­ли при­ш­ла от его иг­ры в та­кой вос­торг, что предо­ста­ви­ла лич­но­го мас­са­жи­ста, ведь от пе­ре­на­пря­же­ния у рус­ской звез­ды по­сто­ян­но неме­ли ру­ки!

– Гос­по­ди, Ко­ля от­дал этой ро­ли 23 го­да! – плачет Люд­ми­ла Пор­ги­на. – Но в тот же день, 28 фев­ра­ля 2005 го­да, ко­гда я со­об­щи­ла об ава­рии, За­ха­ров на­шел му­жу за­ме­ну. Для нас это пре­да­тель­ство ста­ло страш­ным уда­ром. Ко­неч­но, мы всех про­сти­ли. Но за­руб­ки на серд­цах оста­лись на всю жизнь...

Пьер Кар­ден смот­рел спек­такль 17 раз! Ро­бер Ос­сейн ду­мал, что так иг­ра­ют толь­ко под нар­ко­ти­ка­ми Ком­по­зи­тор Алек­сей Рыб­ни­ков, худрук «Лен­ко­ма» Марк За­ха­ров, по­эт Ан­дрей Воз­не­сен­ский и ак­тер Ни­ко­лай Ка­ра­чен­цов

«Юно­на» и «Авось» со­зда­ва­лась под Ни­ко­лая Ка­ра­чен­цо­ва и Еле­ну Ша­ни­ну

С 2005 го­да в глав­ной ро­ли – Дмит­рий Пев­цов Люд­ми­ла Пор­ги­на игра­ла в рок-опе­ре Бо­го­ро­ди­цу

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.