Ма­че­ха на­зы­ва­ет ме­ня тра и бьет мо­е­го боль­но­го отц

«Я даю ма­дам день­ги, а она еще и огры­за­ет­ся!» – оби­же­на ба­ле­ри­на

Tainy Zvezd - - ОБ ЭТОМ ГОВОРЯТ -

Как тут ду­мать о вы­со­ком и кру­тить па-де-де, ко­гда из­нут­ри раз­ры­ва­ет боль? У Ана­ста­сии Во­лоч­ко­вой не так мно­го близ­ких лю­дей: толь­ко доч­ка и ро­ди­те­ли.

– Для них я го­то­ва на все! – уве­ря­ет 42-лет­няя ба­ле­ри­на. – Ра­бо­таю, что­бы они ни в чем не нуж­да­лись. Ка­кое бла­го­род­ство! Но не де­лай добра – не по­лу­чишь зла.

10 лет на­зад у ее от­ца Юрия Фе­до­ро­ви­ча, быв­ше­го тре­не­ра по на­столь­но­му тен­ни­су, слу­чи­лось два ин­суль­та под­ряд. Пра­вую сто­ро­ну те­ла па­ра­ли­зо­ва­ло.

Всю за­бо­ту о муж­чине взя­ла на се­бя вто­рая же­на от­ца, граж­дан­ская су­пру­га Еле­на Ве­се­ло­ва. А На­стя по­обе­ща­ла да­вать день­ги на со­дер­жа­ние па­пы. До недав­не­го вре­ме­ни все шло, как до­го­ва­ри­ва­лись. Ка­за­лось бы, Ве­се­ло­вой в но­ги на­до кла­нять­ся Во­лоч­ко­вой. Но жен­щи­на объ­яви­ла сво­ей звезд­ной бла­го­де­тель­ни­це… вой­ну!

– Ма­че­ха на­зы­ва­ет ме­ня транс­ве­сти­том и бьет мо­е­го боль­но­го от­ца! – уве­ря­ет зна­ме­ни­тость.

«Ал­ко­го­лич­ка! Ко­ро­ва! Звез­да на пенсии!»

Ана­ста­сия ду­ма­ла, что спут­ни­ца от­ца – жен­щи­на по­ря­доч­ная.

– Она уве­ря­ла, что лю­бит па­пу, – рас­ска­зы­ва­ет ар­тист­ка. – Я дол­го в это ве­ри­ла, по­ка мне не до­нес­ли ужа­са­ю­щие по­дроб­но­сти их жиз­ни.

– Ве­се­ло­ва ре­ши­ла на­нять до­ро­го­сто­я­щих си­де­лок, – воз­му­ща­ет­ся Во­лоч­ко­ва. – А ты там на что? С доч­кой жи­вут в квар­ти­ре мо­е­го от­ца. Я мно­го лет со­дер­жу этих ко­ше­лок. Са­ми они ни­че­го де­лать не уме­ют и не хо­тят. При­се­ли на кор­муш­ку и счи­та­ют, что день­ги, ко­то­рые я по­сы­лаю па­пе, – это их зар­пла­та!

– Ну, из­ви­ни ме­ня, На­стя. Три­ста дол­ла­ров в ме­сяц ты счи­та­ешь до­ста­точ­ной сум­мой, что­бы со­дер­жать в Санкт-Пе­тер­бур­ге па­ра­ли­зо­ван­но­го ин­ва­ли­да и двух жен­щин? Да на ле­кар­ства ухо­дит боль­ше! – воз­му­щен­но от­ве­ча­ет 42лет­няя Ве­се­ло­ва. – Ты

в сво­ем уме? Я ра­бо­таю про­дав­цом, что­бы со­дер­жать се­бя и тво­е­го от­ца. По­ка ты ку­па­ешь­ся в роскоши, ищу день­ги, что­бы нас на­кор­мить. В от­ли­чие от Во­лоч­ко­вой я Юру люб­лю и уха­жи­ваю за ним бес­ко­рыст­но. И ме­ня еще в чем-то об­ви­ня­ют? Во­лоч­ко­ва го­во­рит, что я уве­ла от­ца из се­мьи. Хва­тит врать! Он стал жить со мной че­рез шесть лет по­сле то­го, как ушел от ма­те­ри так на­зы­ва­е­мой звез­ды! Мне бы­ло 20, Юре – 48. На­стя, ЦЕН­ЗУ­РА*! Ал­ко­го­лич­ка! Ко­ро­ва! Звез­да на пенсии! Транс­ве­стит чер­тов! Бу­дет еще ме­ня уму учить! Что, са­ма бу­дешь от­цу ме­нять под­гуз­ни­ки?

– Я даю ма­дам день­ги, а она еще и огры­за­ет­ся! – оби­же­на ба­ле­ри­на.

Ве­се­ло­ва счи­та­ет, что она от­да­ла лю­би­мо­му

До недав­не­го вре­ме­ни с ма­че­хой и ее доч­кой Ан­ной у звез­ды бы­ли нор­маль­ные Юрий Фе­до­ро­вич все вре­мя си­дит и пла­чет Еле­на Ве­се­ло­ва во­дит му­жи­ка до­мой пря­мо на гла­зах у му­жа

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.