«Уве­зу те ебя я в тре­бен­куа нд­ру»

21 де­каб­ря ис­пол­ни­лось 25 лет со дня смер­ти са­мо­го зна­ме­ни­то­го «чук­чи» Со­вет­ско­го Со­ю­за

Tainy Zvezd - - ОБ ЭТОМ ГОВОРЯТ - Олег Афо­нин

Пес­ня оле­не­во­да», «Пес­ня влюб­лен­но­го яку­та», «Мой

На­рьян-Мар», «А чук­ча в чу­ме ждет рас­све­та», «Хо­зя­ин ле­са» – он пел о тундре и тай­ге, об оле­нях и ез­до­вых со­ба­ках, о мо­ро­зе и ис­кря­щем­ся сне­ге... И влю­бил в Се­вер мил­ли­о­ны лю­дей.

«Да те­бе в ан­самбль нуж­но!»

Родился Ни­ко­лай (Колá) Ива­но­вич Бель­ды 2 мая 1929 го­да в Ха­ба­ров­ском крае. В его род­ной на­най­ской де­ре­вень­ке Мухá все жи­те­ли но­си­ли эту фамилию. Во вре­мя вой­ны маль­чик ча­сто слы­шал о бо­е­вых по­дви­гах якут­ских снай­пе­ров. И в 1943 го­ду пеш­ком от­пра­вил­ся из се­ла Най­хин, где вос­пи-

ты­вал­ся в ин­тер­на­те, в Ха­ба­ровск. Там за­лез в ящик для уг­ля под ва­го­ном и по­ехал на пе­ре­до­вую. На од­ной из стан­ций пар­ниш­ку, чу­ма­зо­го и го­лод­но­го, уви­де­ли мо­ря­ки и за­бра­ли с со­бой.

В пор­ту назна­че­ния Ко­ла до­ба­вил се­бе два го­да и стал юн­гой Ти­хо­оке­ан­ско­го фло­та. Ма­ло кто зна­ет, но Ни­ко­лай Ива­но­вич участ­во­вал в опе­ра­ции по осво­бож­де­нию Ко­реи, на­граж­ден ме­да­ля­ми и ор­де­на­ми. Од­на­жды боц­ман услы­шал, как по­ет Ко­ла Бель­ды.

– Да те­бе пря­мая до­ро­га в ан­самбль пес­ни и пляс­ки Ти­хо­оке­ан­ско­го фло­та! – вос­клик­нул он по­тря­сен­но.

Же­на бы­ла стар­ше на 15 лет

Там, без от­ры­ва от служ­бы, Бель­ды экс­тер­ном окон­чил му­зы­каль­ное учи­ли­ще. По­сле уволь­не­ния в за­пас по­сту­пил в Са­ра­тов­скую кон­сер­ва­то­рию.Уче­бу сов­ме­щал с ра­бо­той в мест­ном дра­ма­ти­че­ском те­ат­ре и... на стан­ко­стро­и­тель­ном за­во­де.

В 1950 го­ду Ни­ко­лай же­нил­ся на жен­щине стар­ше его на 15 лет. Ду­ма­ли про­жить вме­сте дол­го и счаст­ли­во, но в Са­ра­то­ве ра­бо­ты не бы­ло, и муж стал стро­ить му­зы­каль­ную ка­рье­ру: ан­самбль пес­ни и пляс­ки Во­ро­неж­ско­го во­ен­но­го окру­га, Ка­ли­нин­ская и Ха­ба­ров­ская фи­лар­мо­нии, кон­цер­ты в се­вер­ных го­род­ках и да­же де­рев­нях. Лю­бов­ная лод­ка раз­би­лась о быт – че­рез 15 лет они рас­ста­лись.

«И вдруг по­ни­ма­ем: «Они ме­га­кру­ты»

Да­же ес­ли на кон­цер­те бы­ло де­сять че­ло­век, Ко­ла де­лал для них

на­сто­я­щее шоу.

– Как-то на Се­ве­ре уви­де­ли афи­шу кон­цер­та Ко­ла Бель­ды, – вспо­ми­на­ет ли­дер по­пу­ляр­ной рок-груп­пы «Чайф» Вла­ди­мир Шахрин. – В зри­тель­ном за­ле кро­ме нас при­сут­ство­ва­ло все­го че­ты­ре че­ло­ве­ка. Раз­да­ет­ся тре­тий зво­нок, и мы по­ни­ма­ем – Ко­ла Бель­ды все-та­ки бу­дет ра­бо­тать... Пер­вое от­де­ле­ние кон­цер­та. На сце­ну вы­хо­дят му­зы­кан­ты – длин­но­во­ло­сые двух­мет­ро­вые му­жи­ки в шку­рах и ме­хах – и на­чи­на­ют иг­рать слож­ную эт­ни­че­скую музыку на джа­зо­вой ос­но­ве. Мы вдруг по­ни­ма­ем, что они ме­га­кру­ты. А ко­гда Ко­ла на­чал петь се­вер­ные пес­ни ша­ман­ско­го ха­рак­те­ра, то от это­го про­сто вдав­ли­ва­ло в крес­ла.

Ну­жен был пе­вец с Край­не­го Се­ве­ра

В 1957 го­ду Ни­ко­лай Ива­но­вич по­ехал на VI Все­мир­ный фе­сти­валь мо­ло­де­жи и сту­ден­тов в Москве. И неожи­дан-

но для всех стал его ла­у­ре­а­том. То­гда как раз на­чал­ся бум осво­е­ния Край­не­го Се­ве­ра, и стране был необ­хо­дим че­ло­век, ко­то­рый вос­пел бы этот край. Бель­ды, с его ис­кря­щим­ся оба­я­ни­ем, ко­ло­рит­ной внеш­но­стью и необыч­ным темб­ром го­ло­са (сред­нее меж­ду те­но­ром и ли­ри­че­ским ба­ри­то­ном)под­хо­дил для это­го как нель­зя луч­ше.

Са­мые луч­шие по­эты и ком­по­зи­то­ры Со­вет­ско­го Со­ю­за ста­ли пи­сать для него пес­ни. В 1960-м ар­тист по­бе­дил на Все­рос­сий­ском кон­кур­се ар­ти­стов эст­ра­ды, в 1972-м вы­шел в фи­нал Все­со­юз­но­го фе­сти­ва­ля «Пес­ня го­да», а в 1973 го­ду стал пер­вым со­вет­ским эст­рад­ным ис­пол­ни­те­лем, вы­иг­рав­шим глав­ный кон­курс Меж­ду­на­род­но­го фе­сти­ва­ля пес­ни в Со­по­те (Поль­ша).

Фран­цу­жен­ки рва­ли его на ча­сти

Ко­ла объ­ез­дил с га­стро­ля­ми 46 стран ми­ра, в Ев­ро­пе его на­зы­ва­ли

«зо­ло­тым го­ло­сом Се­ве­ра», фран­цу­жен­ки от стра­сти раз­ры­ва­ли на нем одеж­ду, встре­чая в аэро­пор­ту «пре­крас­но­го чук­чу».

Хо­тя по на­ци­о­наль­но­сти он был на­най­цем, его упор­но про­дол­жа­ли счи­тать чук­чей. Пе­вец под­дер­жи­вал это за­блуж­де­ние, рас­ска­зы­вая на кон­цер­тах анек­до­ты с на­ци­о­наль­ным ко­ло­ри­том. Да и сам был как один боль­шой и доб­рый анек­дот. Нель­зя бы­ло не улыб­нуть­ся, да­же про­сто уви­дев это круг­лое ли­цо с гла­за­ми-ще­лоч­ка­ми.

«О, на­най­ка!»

Вто­рая же­на Бель­ды Ла­ри­са, тан­цов­щи­ца в его кол­лек­ти­ве, рас­ска­зы­ва­ла: – Од­на­жды Ко­ла по­пе­нял мне, что по утрам я с ним не раз­го­ва­ри­ваю. Ну я и от­ве­ти­ла: «Мы с то­бой недав­но жи­вем, я еще ни­как не мо­гу по­нять: ты спишь или это... уже проснул­ся и гла­за от­крыл!»

Увы, Ла­ри­са умер­ла по­сле 23 лет бра­ка. Ни­ко­лай остал­ся один.

Но в 1990 го­ду «Се­вер­ный Ор­фей» по­зна­ко­мил­ся с Оль­гой – сво­ей тре­тьей, по­след­ней, же­ной. Ему то­гда уже ис­пол­ни­лось 60 лет, а де­вуш­ке – 29.

– Я при­е­ха­ла к бра­ту пи­сать дис­сер­та­цию. Ми­ха­ил был зна­ком с Ко­ла, и до­го­во­рил­ся, что мы при­дем к нему в го­сти, – вспо­ми­на­ла Оль­га. – Ко­гда дверь от­кры­лась и Ко­ла Бель­ды уви­дел ме­ня, то вос­клик­нул: «О, на­най­ка!». Он был очень га­лант­ным и вни­ма­тель­ным, оча­ро­вал ме­ня с пер­вой ми­ну­ты. На сле­ду­ю­щий день мы гу­ля­ли по Москве и не мог­ли на­го­во­рить­ся. Дис­сер­та­ция бы­ла за­бы­та...

Впер­вые стал от­цом в 62 го­да

Че­рез год Ни­ко­лай Ива­но­вич ре­шил уй­ти со сце­ны и вер­нуть­ся на ро­ди­ну. Рас­пи­са­лись в Ха­ба­ров­ске, Оль­га уже бы­ла бе­ре­мен­на. Лю­би­ли друг дру­га до дро­жи. При этом недо­ста­ток денег им не ме­шал: за все вре­мя Бель­ды не ско­пил ни­ка- ко­го бо­гат­ства, ни­ко­гда не поль­зо­вал­ся сво­им звезд­ным ста­ту­сом. Ка­кое-то вре­мя им да­же при­шлось жить в мест­ной го­сти­ни­це. А ко­гда ро­ди­лась един­ствен­ная и без­за­вет­но лю­би­мая дочь Ле­ноч­ка, то ар­тист сам сти­рал пе­лен­ки, не спал но­ча­ми, ес­ли ма­лыш­ка бо­ле­ла... Но у них был на­сто­я­щий «рай в ша­ла­ше». Увы, сча­стье дли­лось недол­го. 21 де­каб­ря 1993 го­да 64-лет­ний пе­вец по­шел в ма­га­зин и там ско­ро­по­стиж­но скон­чал­ся от ин­фарк­та мио­кар­да.

– У ме­ня есть фо­то­гра­фия, где на пле­чах у Ко­ла си­дит за­ли­ва­ю­ща­я­ся сме­хом Ле­ноч­ка – сча­стье так и брыз­жет из обо­их, – рас­ска­зы­ва­ет Оль­га Бель­ды. – Я ви­жу в ней на­най­ский сим­вол – Де­ре­во Жиз­ни. На­ши пред­ки пред­став­ля­ли кар­ти­ну ми­ра в ви­де де­ре­ва: ли­стья на вет­вях – это лю­ди жи­ву­щие, а пти­цы – ду­ши не ро­див­ших­ся де­тей. Ма­лень­кая Ле­на – ли­сто­чек на пле­чах от­ца.

Он влю­бил в Се­вер мил­ли­о­ны лю­дей Юн­га бель­ды од­на­жды по­ра­зил боц­ма­на сво­им пе­ни­ем На все­мир­ном фе­сти­ва­ле мо­ло­де­жи и сту­ден­тов в москве Ко­ла неожи­дан­но стал ла­у­ре­а­том

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.