«Жа­лею, что у нас нет де­тей»

25 ян­ва­ря Док­то­ру Шля­ге­ру ис­пол­ня­ет­ся 73 го­да

Tainy Zvezd - - Об Этом Говорят - Ви­о­лет­та Гро­мо­ва

Вя­че­слав Доб­ры­нин

Бро­дят слу­хи, буд­то че­рез его по­стель про­шло чуть ли не 15 ты­сяч жен­щин. На кон­цер­тах пред­ста­ви­тель­ни­цы пре­крас­но­го по­ла про­сто бес­но­ва­лись, сры­вая с се­бя одеж­ду. Назва­ни­ва­ли су­пру­ге. Под­сте­ре­га­ли в подъ­ез­де... Жен­ские серд­ца про­сто та­я­ли, как со­суль­ки от теп­лых лу­чей ве­сен­не­го сол­ныш­ка, ко­гда боль­шой и при­тя­га­тель­ный Вя­че­слав Доб­ры­нин бар­хат­ным го­ло­сом за­во­дил: «Не сыпь мне соль на ра­ну, не го­во­ри на­взрыд...»

Жи­вет с дву­мя жен­щи­на­ми

А «Си­ний ту­ман»? А «Про­щай, со всех вок­за­лов по­ез­да...»? «Кто те­бе ска­зал», «Все, что в жиз­ни есть у ме­ня», «Яго­да-ма­ли­на», «Вот и рас­ста­лись», «Кол­дов­ское озе­ро»... На сче­ту Док­то­ра Шля­ге­ра, как вполне за­слу­жен­но про­зва­ли ком­по­зи­то­ра, око­ло 1000 пе­сен, под ко­то­рые вы­рос­ли несколь­ко по­ко­ле­ний.

В сво­ем по­чтен­ном воз­расте он чув­ству­ет се­бя спо­кой­но и счаст­ли­во ря­дом со вто­рой же­ной Ири­ной, с ко­то­рой вме­сте уже по­чти 35 лет. И... те­щей Ва­лен­ти­ной Мак­си­мо­вой. Все они, в ос­нов­ном, жи­вут в Ста­рой Рус­се – ку­рорт­ной зоне с ми­не­раль­ны­ми во­да­ми в 100 км от Моск­вы. Несколь­ко лет на­зад по­стро­и­ли здесь боль­шой доб­рот­ный дом. Про­ект зда­ния де­ла­ла Ири­на, ар­хи­тек­тор по об­ра­зо­ва­нию. Те­перь они с Вя­че­сла­вом хо­дят за гри­ба­ми и на ры­бал­ку. Те­ща в это вре­мя стря­па­ет кот­лет­ки для лю­би­мо­го зя­тя.

Ар­мян­ская род­ня взбун­то­ва­лась

Для Доб­ры­ни­на с ма­ло­лет­ства при­выч­но жить окру­жен­ным за­бо­той жен­щин.

– Я ро­дил­ся на Ле­нин­ском про­спек­те, в до­ме 23, – рас­ска­зы­вал му­зы­кант в ин­тер­вью сай­ту www.tele.ru. – Мы с ма­мой жи­ли в квар­ти­ре ее род­ной сест­ры, Ели­за­ве­ты Ива­нов­ны, ку­да ма­ма при­е­ха­ла с фрон­та.

С от­цом, ар­мя­ни­ном Га­лу­стом Пет­ро­ся­ном, его мать Ан­на Ан­то­но­ва встре­ти­лась на фрон­те. Там они и по­же­ни­лись. По­сле вой­ны уже бе­ре­мен­ная Ан­на вер­ну­лась в Моск­ву, а му­жа от­пра­ви­ли на япон­ский фронт. Но от­цу и сы­ну не суж­де­но бы­ло встре­тить­ся: ко­гда Га­луст вер­нул­ся с вой­ны, ар­мян­ская род­ня взбун­то­ва­лась про­тив рус­ской же­ны. Его со­сва­та­ли к со­сед­ской де­вуш­ке. Об этом Вя­че­слав узнал, ко­гда уже вы­рос и стал зна­ме­ни­тым. Ан­на Ива­нов­на пол­но­стью по­свя­ти­ла жизнь сво­е­му Сла­воч­ке.

– Она не вы­шла за­муж. Хо­тя мог­ла. За ней уха­жи­ва­ли, и я это ви­дел, да­же ко­гда был еще со­всем ма­лень­ким, – утвер­ждал ком­по­зи­тор в до­ку­мен­таль­ном филь­ме «Мир непрост, со­всем непрост», сня­том к его 70-лет­не­му юби­лею. Сын в от­вет то­же про­сто бо­го­тво­рил свою мать. По­это­му и же­нить­ся­то дол­го не ре­шал­ся. Что­бы не рас­ста­вать­ся с ней.

«То ре­бе­нок мне ме­ша­ет, то я ему»

Пер­вой же­ной му­зы­кан­та ста­ла Ири­на Си­ро­ти­на – де­вуш­ка из их ком­па­нии бит­ло­ма­нов. Мать Доб­ры­ни­на, как и ожи­да­лось, бы­ла про­тив. Да­же не при­шла на сва­дьбу. Слиш­ком рев­но­ва­ла. По­на­ча­лу у мо­ло­дых все шло хо­ро­шо. Но ко­гда на свет по­яви­лась доч­ка Ка­тя, брак за­тре­щал по швам.

– Доч­ка ро­ди­лась в 1978 го­ду, ко­гда я был на­рас­хват. Моя ра­бо­та, как вы по­ни­ма­е­те, за­клю­ча­ет­ся в том, что нуж­но мно­го иг­рать. Со­от­вет­ствен­но, шум­но... И го­сти в до­ме не пе­ре­во­ди­лись. Жи­ли мы то­гда в кро­шеч­ной «двуш­ке» на Твер­ской, – оправ­ды­вал­ся Доб­ры­нин. – Ко­гда по­яви­лась Ка­тя, ей от­ве­ли ма­лень-

кую ком­на­ту, а пи­а­ни­но по­ста­ви­ли в боль­шую. Но все рав­но то мне ре­бе­нок ме­ша­ет, то я ему. По­лу­чи­лось так, что мне по­ка­за­лось, про­ще уехать к ма­ме и му­зи­ци­ро­вать сколь­ко нуж­но.

Ве­ра, вдо­ва по­эта Лео­ни­да Дер­бе­не­ва, в со­ав­тор­стве с ко­то­рым Вя­че­слав на­пи­сал свои луч­шие пес­ни, объ­яс­ня­ла это про­ще: «Ира за­ни­ма­лась ре­бен­ком. Ее на­до бы­ло на­кор­мить-на­по­ить, пе­ле­ноч­ки по­сти­рать. А ма­ма: «Сла­воч­ка, Сла­воч­ка!» У нее он сно­ва по­чув­ство­вал к се­бе лю­бовь и вни­ма­ние, ко­то­ро­го не мог­ла ему дать Ира». В об­щем, ма­мень­кин сы­нок по­бе­дил в Сла­воч­ке от­ца се­мей­ства. Мо­жет, от­цов­ские ге­ны да­ли о се­бе знать? Ан­на Ива­нов­на умер­ла в 1983 го­ду.

– Я по­ехал на за­вод за опыт­ным об­раз­цом сво­е­го пер­во­го дис­ка­ги­ган­та, что­бы по­ка­зать ма­ме, – вспо­ми­на­ет ком­по­зи­тор. – Она жда­ла, ко­гда я его при­не­су, что­бы по­смот­реть и по­хва­стать­ся со­се­дям, по­ка­зать сво­им сест­рам. До ма­мы я его не до­вез. 30 июля ее не ста­ло.

«При­шлось из­ме­нить му­жу»

Пе­ре­жить боль утра­ты звез­де по­мо­га­ла не од­на жен­щи­на. Се­год­ня Вя­че­слав Доб­ры­нин да­же не уве­рен, не хо­дят ли еще где-то по Зем­ле его де­ти. Но насто­я­щее чув­ство вспых­ну­ло в 1984 го­ду, ко­гда в ре­сто­ране го­сти­ни­цы «Со­юз» он встре­тил­ся с же­ной фут­бо­ли­ста мос­ков­ско­го «Ди­на­мо» Вла­ди­ми­ра Фо­ми­че­ва Ири­ной. И хоть мэтр со­вет­ской эст­ра­ды был стар­ше на 13 лет, чув­ство ока­за­лось вза­им­ным. – При­шлось из­ме­нить му­жу, так мы и ста­ли жить-по­жи­вать. Сна­ча­ла не ду­ма­ла, что все зай­дет так да­ле­ко. А мне при­шлось уй­ти от су­пру­га, – рас­ска­за­ла Ири­на пря­мо на юби­лее пев­ца. От дру­гих звезд­ных жен она от­ли­ча­ет­ся про­сто­той и доб­ро­ду­ши­ем. Ирине уда­лось по­дру­жить­ся с доч­кой Вя­че­сла­ва Ка­тей и да­же с его пер­вой же­ной. Сла­воч­ку же она окру­жи­ла про­сто ма­те­рин­ской за­бо­той, обе­ре­га­ла его, ба­ло­ва­ла. – Мне лег­че ока­зы­вать­ся в чьих-то ру­ках, чем брать ко­го-то в охап­ку, – чест­но при­знал­ся пе­вец. – И, по­пав в се­ти, я ле­нюсь вы­би­рать­ся. Что­бы пре­сечь все по­полз­но­ве­ния фа­на­ток и кол­лег по сцене, не от­ли­ча­ю­щих­ся мо­раль­ной устой­чи­во­стью, Ири­на все эти го­ды бы­ла с му­жем нераз­луч­на. Ез­ди­ла по го­ро­дам и ве­сям, ра­бо­та­ла его ко­стю­ме­ром, сле­ди­ла за пи­та­ни­ем...

«Он же ни­че­го не уме­ет де­лать!»

Так неза­мет­но и про­ле­те­ли го­ды. Сей­час Ири­на Доб­ры­ни­на во­зит звезд­но­го му­жень­ка на квад­ро­цик­ле на ры­бал­ку. Са­ма ему и на­жив­ку на­ко­па­ет, и при­корм для ры­бы сде­ла­ет, и опа­ры­ша на крю­чок на­са­дит...

– Он же ни­че­го не уме­ет де­лать! – доб­ро­душ­но, по-ма­те­рин­ски, улы­ба­ет­ся Ку­ка, как ее на­зы­ва­ет су­пруг. Жи­вут они ве­се­ло. Бы­ва­ет, ма­эст­ро бе­рет в ру­ки ба­ян, а же­на с те­щей пус­ка­ют­ся в пляс под его пес­ни «На теп­ло­хо­де му­зы­ка иг­ра­ет» или «Ба­буш­ки-ста­руш­ки». Хо­ро­шо! Но есть в этой идил­лии и грусть о несбыв­шем­ся. – Пер­вое, о чем я жа­лею, – что у нас с мо­ей ны­неш­ней же­ной нет де­тей. Это очень боль­но и непо­пра­ви­мо страш­но, – взды­ха­ет Док­тор Шля­гер, ко­то­рый всю жизнь меч­тал о сыне. – У Иры та­кой ха­рак­тер, что луч­шую мать труд­но пред­ста­вить. Мо­жет быть, она бы­ла бы та­кой же ма­те­рью, как моя...

С пер­вой же­ной Ири­ной че­рез че­ты­ре го­да рас­ста­лись без скан­да­лов Доч­ка Ка­тя вы­рас­тет и по­даст­ся в ар­тист­ки. Окон­чит ВгИК ма­лень­кий Сла­вик с ма­мой

Дочь и вну­ки, Со­ня и Са­ша, жи­вут в США Ка­кой ду­эт! Мэтр эст­ра­ды и по­взрос­лев­шая внуч­ка по­ют «Яго­ду-ма­ли­ну»! Вто­рую же­ну, то­же Ири­ну, му­зы­кант от­бил у фут­бо­ли­ста

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.