ТИЛЬДА СУИНТОН:

чем стар­ше ста­нов­люсь, тем мень­ше мне нуж­но

Telenedelya - - КИНО - Текст: ТА­ТЬЯ­НА РОЗЕНШТАЙН

ВЕДЬ­МЫ, УЖАСЫ, ПОЛИТИКА – ВСЕ СМЕШАЛОСЬ В КАРТИНЕ «СУСПИРИЯ», ГДЕ ТИЛЬДА СЫГРАЛА РОЛЬ СУРОВОГО ДИРЕКТОРА ТАНЦЕВАЛЬНОЙ АКА­ДЕ­МИИ. «ТЕЛЕНЕДЕЛЯ» ПОБЕСЕДОВАЛА С АК­ТРИ­СОЙ О СИЛЬНЫХ ЖЕНЩИНАХ, МА­ГИИ И АК­ТЕР­СКОМ РЕМЕСЛЕ ТА­НЕЦ НЕ ДОЛ­ЖЕН БЫТЬ КРАСИВЫМ – Какая роль от­ве­де­на вам в этой картине?

– Мою ге­ро­и­ню ма­дам Бланк мож­но срав­нить с ге­ни­аль­ным ар­хи­тек­то­ром, со­зда­ю­щим и ло­ма­ю­щим жен­ские те­ла. Ра­бо­тая на пре­де­ле воз­мож­но­стей, она то­го же ожи­да­ет от дру­гих. С мне­ни­ем лю­дей ма­ло счи­та­ет­ся, ее страсть – ис­кус­ство. Во имя это­го ма­дам Бланк за­клю­чи­ла со­юз со сверхъ­есте­ствен­ны­ми си­ла­ми и те­перь вы­нуж­де­на рас­пла­чи­вать­ся.

– От­ку­да в ней та­кой ра­ди­ка­лизм?

– Тут сле­ду­ет учесть не толь­ко ис­клю­чи­тель­ный тан­це­валь­ный та­лант этой жен­щи­ны, но и дух вре­ме­ни. Речь в филь­ме идет о 70-х го­дах. В то вре­мя в Аме­ри­ке за­яви­ли о се­бе фе­ми­нист­ки. В Гер­ма­нии (дей­ствие лен­ты про­ис­хо­дит в Бер­лине) жен­щи­ны все еще при­вя­за­ны к до­му и семье, но немец­кая мо­ло­дежь боль­ше не хо­чет рас­пла­чи­вать­ся за гре­хи пред­ков и жить с постоянным чув­ством ви­ны. От­сю­да же­ла­ние про­ти­во­сто­ять идео­ло­гии родителей. Йо­зеф Геб­бельс, быв­ший ми­ни­стром про­па­ган­ды и куль­ту­ры гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии, го­во­рил: «Та­нец дол­жен быть ве­се­лым, красивым, но толь­ко не фи­ло­соф­ским». От жен­щин та­к­же ожи­да­лись ве­се­лье и кра­со­та. А ма­дам Бланк го­во­рит сво­им уче­ни­цам пря­мо про­ти­во­по­лож­ное: «Мы долж­ны сло­мать но­сы всем красивым ве­щам».

– Труд­но бы­ло ра­бо­тать над этим об­ра­зом?

– Я про­смот­ре­ла мно­го за­пи­сей со зна­ме­ни­ты­ми тан­цов­щи­ца­ми, изу­чи­ла их тех­ни­ку. С на­ми ра­бо­та­ли из­вест­ные хо­рео­гра­фы, боль­шую часть съе­моч­ной труп­пы со­ста­ви­ли про­фес­си­о­наль­ные ба­ле­ри­ны. Бы­ло ин­те­рес­но на­блю­дать, как вир­ту­оз­но они пе­ре­да­ют эмо­ции с по­мо­щью дви­же­ний. Свое вдох­но­ве­ние я та­к­же чер­па­ла в об­ра­зах сильных жен­щин, лич­но­сти ко­то­рых опре­де­ли­ли на­шу эпо­ху, как в реальности, так и на экране.

ОБО­ЖАЮ ПРО­СЫ­ПАТЬ­СЯ В СВО­ЕЙ ПО­СТЕ­ЛИ – Го­во­рят, съе­моч­ная груп­па со­сто­я­ла ис­клю­чи­тель­но из жен­щин?

– Наш фильм о них – слож­ных, фан­та­сти­че­ских, мо­гу­ще­ствен­ных, ино­гда де­мо­ни­че­ских и злых. На съем­ках око­ло че­ты­рех де­сят­ков жен­щин ра­бо­та­ли в ат­мо­сфе­ре необы­чай­ной гар­мо­нии. Та­кое бы­ва­ет, лишь когда мы ока­зы­ва­ем­ся без муж­чин: нам неко­го де­лить и от­па­да­ет необ­хо­ди­мость со­рев­но­вать­ся друг с дру­гом.

– Вы ве­ри­те в сверхъ­есте­ствен­ные си­лы?

– Слож­ный во­прос. Я аб­со­лют­но не суе­вер­на, но и ма­гию не от­ри­цаю. На­вер­ное, ска­зы­ва­ет­ся то, что вы­рос­ла в зам­ке в Шот­лан­дии, где до сих пор хра­нят­ся ме­му­а­ры мо­ей се­мьи о ду­хах, оби­тав­ших в фа­миль­ном по­ме­стье.

– «Суспирия» – од­на из немно­гих кар­тин, где у вас длин­ные во­ло­сы. Од­на­ко в ре­аль­ной жиз­ни вы пред­по­чи­та­е­те ко­рот­кие стриж­ки, а на экране ино­гда иг­ра­е­те муж­чин и транс­сек­су­а­лов. Не­ужто вы про­тив­ни­ца жен­ствен­но­сти?

– Что вы! Я про­сто ле­ни­ва, и мне не очень ин­те­рес­но про­во­дить мно­го вре­ме­ни пе­ред зер­ка­лом. Когда ро­ди­лись близ­не­цы, це­лый год про­хо­ди­ла в пижаме. А ви­дя на ули­це жен­щи­ну с иде­аль­ны­ми при­чес­кой и ма­ки­я­жем, ве­ду­щую за ру­ку ре­бен­ка, ис­пы­ты­ваю ис­крен­нее вос­хи­ще­ние.

– Это прав­да, что вы не лю­би­те по­ки­дать дом?

– Обо­жаю про­сы­пать­ся в сво­ей по­сте­ли. Когда за­кан­чи­ва­ет­ся оче­ред­ной про­ект, от­прав­ля­юсь пря­ми­ком до­мой, на­де­ваю пи­жа­му и несколь­ко дней про­сто ва­ля­юсь. Толь­ко по­сле это­го мед­лен­но воз­вра­ща­юсь к жиз­ни – на­чи­наю сле­дить за хо­зяй­ством, го­то­вить за­пе­кан­ки и рас­кла­ды­вать па­сьян­сы. Я боль­шая про­тив­ни­ца ком­пью­те­ра и те­ле­ви­зо­ра, а боль­ше ни­чем дру­гим в зам­ке за­нять­ся нель­зя. (Сме­ет­ся.)

ПРЕД­КОВ ДЕНЬ­ГИ НЕ ИНТЕРЕСОВАЛИ – Ка­кой бы­ла ва­ша шот­ланд­ская се­мья? Как от­нес­лись ро­ди­те­ли к то­му, что вы ре­ши­ли стать ак­три­сой?

– У ме­ня по-на­сто­я­ще­му древ­няя се­мья, ведущая ро­до­слов­ную с IX ве­ка. Пред­ков день­ги никогда не интересовали. Из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние они пы­та­лись со­хра­нить лишь ти­ту­лы и зем­ли. По­это­му отец не при­да­вал зна­че­ния то­му, бу­дет ли моя про­фес­сия при­но­сить боль­шой до­ход и бу­дет ли бо­гат мой муж. Для родителей ис­кус­ство все­гда бы­ло свя­за­но ли­бо с хоб­би, ли­бо с ме­це­нат­ством – они по­ня­тия не име­ли об ак­тер­стве. Из се­мей­ных ме­му­а­ров из­вест­но, что од­на моя тет­ка, жив­шая в Вик­то­ри­ан­скую эпо­ху, охот­но пе­ла опер­ные арии. Прав­да, ее та­лант так и не вы­шел за пре­де­лы се­мей­но­го кру­га. Но ме­ня очень под­бод­рил этот факт: ока­зы­ва­ет­ся, я не пер­вая в на­шей семье, кто по­свя­тил се­бя ис­кус­ству.

– По­че­му ста­ли ак­три­сой?

– Судь­ба че­ло­ве­ка ча­сто за­ви­сит от то­го, кто по­па­да­ет­ся на его пу­ти. Когда мне ис­пол­ни­лось 25 лет, я встре­ти­ла Де­ре­ка Джар­ме­на. Он при­гла­сил ме­ня в свою кар­ти­ну «Ка­ра­ва­д­жо». Де­ре­ку я обя­за­на пер­вым жиз­нен­ным и ак­тер­ским опы­том, ин­те­ре­сом к ис­кус­ству, в част­но­сти – к ки­но. Хо­тя до сих пор не уве­ре­на, пра­виль­ным ли бы­ло

ре­ше­ние стать ак­три­сой. Ведь в Кем­бри­дже я изу­ча­ла ли­те­ра­ту­ру и по­ли­то­ло­гию.

– Скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что воз­рас­ту вы во­об­ще не под­власт­ны…

– Мы все ста­ре­ем, и этот про­цесс необ­ра­тим. Но ес­ли не цеп­лять­ся за про­шлое и не жить бу­ду­щим, воз­раст­ные из­ме­не­ния не слиш­ком сму­ща­ют. Мне по­вез­ло: у ме­ня от­сут­ству­ет ма­те­ри­а­лизм. Чем стар­ше ста­нов­люсь, тем мень­ше нуж­но. Не люб­лю ко­пить, по­ку­пать, жить вос­по­ми­на­ни­я­ми, ли­стать се­мей­ные аль­бо­мы. При вы­бо­ре ро­ли ме­ня ин­те­ре­су­ет не го­но­рар, а ко­ман­да, ко­то­рая ра­бо­та­ет над про­ек­том. На­вер­ное, слож­но в это по­ве­рить, ведь я ча­сто сни­ма­лась в вы­со­ко­бюд­жет­ных голливудских блок­ба­сте­рах. Од­на­ко эти филь­мы для ме­ня лишь при­ят­ное вре­мя­пре­про­вож­де­ние. Жаль толь­ко, что мно­гие зри­те­ли имен­но по ним су­дят о мо­ем твор­че­стве.

С ГРАЖДАНСКИМ МУЖЕМ САНДРО КОППОМ

С РЕЖИССЕРОМ ФИЛЬ­МА ЛУКОЙ ГУАДАНЬИНО И АКТРИСАМИ ДАКОТОЙ ДЖОНСОН И МИЕЙ ГОТ

В «СУСПИРИИ» СУИНТОН СЫГРАЛА ЦЕ­ЛЫХ ТРИ РО­ЛИ. В ТОМ ЧИС­ЛЕ 82-ЛЕТ­НЕ­ГОПСИХОАНАЛИТИКА И РОСКОШНУЮ МА­ДАМ БЛАНК(КАД­РЫ ИЗ ФИЛЬ­МА)

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.