Ар­те­мий ЕГОРОВ:

слож­нее все­го сыг­рать лю­бовь

Telenedelya - - ИНТЕРВЬЮ - Текст: ЛЮД­МИ­ЛА КОЗАРЕНКО

ОДИН ПРОТИВ ДРАКОНА – Ар­те­мий, у вас бо­га­тая био­гра­фия – до то­го, как на­ча­ли сни­мать­ся в ки­но, много че­го пе­ре­про­бо­ва­ли. Кем пред­став­ля­ли се­бя в дет­стве?

– Ме­ня ча­сто спра­ши­ва­ют, как я по­пал в ки­но, и обыч­но от­ве­чаю, что че­рез по­стель. Но, ко­неч­но, это не то, о чем вы по­ду­ма­ли! (Улы­ба­ет­ся.) Мне бы­ло 4 года, я по­смот­рел ка­кой-то гол­ли­вуд­ский фильм про ры­ца­рей (не пом­ню ни на­зва­ния, ни кто там иг­рал) и на сле­ду­ю­щее утро, ле­жа в кро­ва­ти, во­об­ра­жал се­бя ге­ро­ем, спа­са­ю­щим де­вуш­ку от дракона. Так что мысль стать ак­те­ром по­яви­лась еще то­гда. Это бы­ла моя глав­ная меч­та, сверх­же­ла­ние, к ко­то­ро­му стре­мил­ся всю свою со­зна­тель­ную и бес­со­зна­тель­ную жизнь.

– В ав­то­до­рож­ном тех­ни­ку­ме и ин­сти­ту­те, где учи­лись на пси­хо­ло­га, «от­бы­ва­ли оче­редь» или чест­но по­лу­ча­ли ди­плом?

– Я все­гда был дво­еч­ни­ком. Но по пред­ме­там, ко­то­рые мне нра­ви­лись, по­па­да­лись и хо­ро­шие оцен­ки. На­при­мер, по тем, что свя­за­ны с ре­мон­том ав­то­мо­би­лей. Я да­же два года про­хо­дил прак­ти­ку на СТО гру­зо­ви­ков и по­ду­мы­вал стать даль­но­бой­щи­ком.

– То есть, те­перь без про­блем мо­же­те по­ста­вить «ди­а­гноз» сво­ей ма­шине, в ко­то­рой «что-то та­рах­тит сза­ди спра­ва», на до­су­ге разо­брать пол-ав­то и устра­нить непо­лад­ки?

– Се­го­дня, на­вер­ное, не смо­гу ни «ди­а­гноз» по­ста­вить, ни от­ре­мон­ти­ро­вать. Не хо­чу. Не­ин­те­рес­но. Вот как от­ре­за­ло! Я луч­ше за­пла­чу ма­сте­ру, чем бу­ду де­лать это сам. У ме­ня так со всем, что не ин­те­рес­но, – быст­ро за­бы­ва­ет­ся.

– Зна­чит, с ма­ши­на­ми «лю­бовь» не сло­жи­лась. А зна­то­ком че­ло­ве­че­ских сер­дец се­бя счи­та­е­те?

– По­ступ­ле­ние в ин­сти­тут на фа­куль­тет пси­хо­ло­гии бы­ло мо­ей един­ствен­ной ошиб­кой в жиз­ни. Черт дер­нул… Под ду­лом пи­сто­ле­та не рас­ска­жу, за­чем ту­да по­лез, – это слож­ная ис­то­рия да­же для ме­ня. Но ак­тер в той или иной ме­ре дол­жен раз­би­рать­ся в че­ло­ве­че­ских серд­цах. Я то­же пы­та­юсь.

ГРУЗЧИК, УБОРЩИК И СУШИСТ – По­че­му так дол­го шли к ак­тер­ской про­фес­сии?

– Ес­ли вкрат­це, дол­го со­мне­вал­ся. Мне ка­за­лось, что не смо­гу. Но чем бы ни за­ни­мал­ся по жиз­ни, все­гда при­ду­мы­вал в го­ло­ве сце­на­рии, в ко­то­рых был ак­те­ром и ре­жис­се­ром. В ито­ге имен­но это и под­толк­ну­ло по­сле ав­то­до­рож­но­го тех­ни­ку­ма пой­ти на Одес­скую ки­но­сту­дию, где бы­ли ак­тер­ские кур­сы. Там по­зна­ко­мил­ся с мо­им пер­вым учи­те­лем – ре­жис­се­ром На­та­льей Сер­ге­ев­ной Кня­зе­вой, ко­то­рая обу­чи­ла ме­ня ак­тер­ско­му ма­стер­ству. В ее те­ат­ре я про­слу­жил пять лет.

В фи­нан­со­вом плане это бы­ли очень тя­же­лые, по-на­сто­я­ще­му го­лод­ные ак­тер­ские вре­ме­на. Мы иг­ра­ли бес­плат­но. В ки­но нас не зва­ли. Что­бы сво­дить кон­цы с кон­ца­ми, па­рал­лель­но под­ра­ба­ты­вал – раз­да­вал фла­е­ры, был груз­чи­ком, ноч­ным убор­щи­ком, ани­ма­то­ром и да­же су­ши­стом в до­ро­гом ре­сто­ране на Де­ри­ба­сов­ской. То­гда мно­гие го­во­ри­ли, что ни­че­го не по­лу­чит­ся, что без ак­тер­ско­го выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния мне не да­дут ни од­ной ро­ли, что я те­ряю время. И во­об­ще – это не мое. Умом по­ни­мал: они мо­гут быть пра­вы. Но в ду­ше все­гда знал: бу­ду сни­мать­ся в ки­но. Хо­тя, призна­юсь, в ми­ну­ты от­ча­я­ния хо­тел бро­сить все, что свя­за­но с твор­че­ством. И да­же по­ду­мы­вал об ограб­ле­нии бан­ка… (Сме­ет­ся.)

– А по­че­му не огра­би­ли?

– Тру­со­ват для та­ких се­рьез­ных дел. (Улы­ба­ет­ся.) Но те­ма мне по­нра­ви­лась, и я на­пи­сал сце­на­рий. Мне ка­жет­ся, это мой луч­ший сце­на­рий. При­дет время, и я сни­му по нему фильм – на­зы­вать­ся он бу­дет «Роб­бе­ри» (ан­гл. robbery – «гра­беж». – Прим. ред.). Кста­ти, та­кой ин­те­рес­ный факт. В Одес­се есть ки­но­те­атр «Ро­ди­на». Ко­гда при­шел ту­да устра­и­вать­ся на под­ра­бот­ку, ме­ня не взя­ли. И сла­ва Бо­гу! По­то­му что че­рез шесть лет, в 2014-м, в рам­ках Одес­ско­го ки­но­фе­сти­ва­ля там по­ка­зы­ва­ли две се­рии се­ри­а­ла «Трой­ная за­щи­та», в ко­то­ром я сыг­рал глав­ную роль.

Во­об­ще-то не очень люб­лю вспо­ми­нать тя­же­лые вре­ме­на. Но мне нра­вит­ся осо­зна­вать, что вы­рвал­ся из это­го кру­га.

МЕЖ ДВУХ СОСЕН – Со­всем скоро зри­те­ли уви­дят но­вый се­ри­ал с ва­ми в глав­ной ро­ли – «Вскры­тие по­ка­жет», где иг­ра­е­те опе­ра­тив­ни­ка. Рас­ска­жи­те о сво­ем ге­рое.

– Олег Гон­чар – оли­це­тво­ре­ние на­сто­я­ще­го муж­чи­ны: спо­кой­ный, урав­но­ве­шен­ный, на­деж­ный, ма­стер сво­е­го де­ла – от­лич­но ве­дет рас­сле­до­ва­ния, участ­ву­ет в по­го­нях. Един­ствен­ный че­ло­век, с которым у него слож­ные от­но­ше­ния по се­ри­а­лу, – суд­мед­экс­перт Ин­га. Оле­гу ка­жет­ся, что та по­сто­ян­но ле­зет не в свое де­ло, из-за че­го меж­ду ни­ми ча­стень­ко про­ис­хо­дят ссо­ры.

– Го­во­рят, у вас бы­ли на­пря­жен­ные от­но­ше­ния с ак­три­сой Ека­те­ри­ной Ма­ли­ко­вой, сыг­рав­шей Ин­гу, не толь­ко на пло­щад­ке?

– Жизнь – шту­ка очень непро­стая. За 7 ме­ся­цев съе­мок мы с Ка­тей успе­ли пе­ре­жить весь спектр эмо­ций по по­во­ду друг дру­га. На­де­юсь, это все сде­ла­ло от­но­ше­ния на­ших пер­со­на­жей в се­ри­а­ле бо­лее глу­бо-

ки­ми, жи­вы­ми, на­сто­я­щи­ми и ин­те­рес­ны­ми для зри­те­ля.

– Бы­ли в кар­тине мо­мен­ты, над ко­то­ры­ми при­шлось по­тру­дить­ся?

– Слож­нее все­го мне да­ва­лись сце­ны, где на­до бы­ло иг­рать лю­бовь.

– Но че­го хо­чет жен­щи­на, разо­бра­лись?

– Муж­чи­на мо­жет по­нять, че­го она хо­чет, толь­ко ес­ли ста­нет жен­щи­ной. Не на­ше­го ума де­ло – раз­би­рать­ся в этом. Жен­щи­ну просто на­до лю­бить, но­сить на руках и бла­го­да­рить за то, что она тер­пит те­бя. (Улы­ба­ет­ся.)

– Трю­ки в се­ри­а­ле ис­пол­ня­ли?

– За трю­ки во «Вскры­тии…» от­ве­ча­ли кас­ка­де­ры. Рань­ше я рвал­ся де­лать все сам, по­ка не слу­чи­лась од­на ис­то­рия.

В филь­ме «Трое» ре­жис­се­ра Ивана Крав­чи­ши­на на­до бы­ло за­пры­ги­вать на ска­чу­ще­го ко­ня. На­до ска­зать, я вы­брал са­мо­го буй­но­го. Как-то мы при­гля­ну­лись друг дру­гу (он ры­жий, а у ме­ня ры­жая бо­ро­да) и очень по­дру­жи­лись. Но ко­гда я за­прыг­нул в сед­ло, раз­да­лись гром­кие вы­стре­лы, конь ис­пу­гал­ся и по­шел га­ло­пом. Сте­па стал просто некон­тро­ли­ру­е­мой, несу­щей­ся на пол­ной ско­ро­сти мас­сой. Оста­но­вить его бы­ло не­воз­мож­но! К то­му же я не успел вдеть но­ги в стре­ме­на и на­чал съез­жать на бок, а вож­жи вы­пу­стил из рук. Даль­ше все про­изо­шло как в за­мед­лен­ной съем­ке. Ви­жу, что мы несем­ся к двум сос­нам, и по­ни­маю: Сте­па-то про­ско­чит, но я же ви­шу у него сбо­ку! То есть мне ко­нец – оста­нусь без го­ло­вы…

Спас ме­ня крик кас­ка­де­ров: «Па­дай!». Упал. Пом­ню толь­ко свои но­ги, про­ле­та­ю­щие на фоне неба. К сча­стью, в се­бя быст­ро при­шел – еще до то­го, как ко мне все под­бе­жа­ли. Уди­ви­тель­но, но на мне не бы­ло ни еди­ной ца­ра­пи­ны.

С тех пор для се­бя ре­шил: каж­дый дол­жен быть на сво­ем ме­сте, а трю­ки – за­бо­та спе­ци­аль­но обу­чен­ных людей.

МОРЕ-ТЕРАПИЯ – Вы пи­ше­те сти­хи, ис­пол­ня­е­те ав­тор­ские пес­ни. Как ро­ди­лось са­мое пер­вое сти­хо­тво­ре­ние?

– Первую пес­ню на­пи­сал лет в 11–12. Од­на­ж­ды мне при­сни­лись го­то­вая ме­ло­дия и сло­ва. Ко­гда проснул­ся, смог вспом­нить толь­ко пер­вый куп­лет.

Сей­час вре­мен­но пре­кра­тил пи­сать, точ­нее, все са­мо пре­кра­ти­лось. Я не хо­зя­ин сво­им пес­ням, они вы­би­ра­ют, ко­гда яв­лять­ся. Ме­ня немно­го пу­га­ет, что они в дан­ный мо­мент не рож­да­ют­ся, но успо­ка­и­ваю се­бя тем, что да­же у та­кой глы­бы, как Том Уэйтс, бы­ли пе­ре­ры­вы меж­ду аль­бо­ма­ми в пять лет.

– Как пра­ви­ло, по­эта лег­ко рас­тро­гать. А вас?

– Люб­лю по­ры­дать над хо­ро­шим филь­мом. (Улы­ба­ет­ся.) Да и во­об­ще я плак­са – ме­ня много чем мож­но рас­чув­ство­вать.

– Свободное время как пред­по­чи­та­е­те проводить? Есть увле­че­ния, не свя­зан­ные с ак­тер­ской про­фес­си­ей?

– Для ме­ня нет ни­че­го луч­ше, чем про­ве­сти время в Одес­се на бе­ре­гу мо­ря в кругу са­мых близких и лю­би­мых. Мо­гу ча­са­ми смот­реть на море и слу­шать его – оно да­ет мне ко­лос­саль­ную энер­гию. Ко­гда устаю и эмо­ци­о­наль­но вы­ды­ха­юсь, по­сле съе­мок два-три дня море-те­ра­пии вос­ста­нав­ли­ва­ют мои си­лы. А еще на съем­ках се­ри­а­ла «Вскры­тие по­ка­жет» наш зву­ко­вик Алек­сей Та­ра­сен­ко под­са­дил ме­ня на иг­ру во фри­сби, за что ему безум­но бла­го­да­рен. Те­перь это моя страсть: та­ре­лоч­ка все­гда со мной.

– Что вы по­же­ла­ли бы на­шим чи­та­те­лям?

– Иди­те за сво­ей меч­той! Все осталь­ное вто­рич­но. Че­ло­век, не осу­ще­ствив­ший меч­ту, несча­стен. Не сда­вай­тесь, ес­ли вам труд­но, и слу­шай­те толь­ко свое серд­це, кто бы что ни го­во­рил. Оно ни­ко­гда не об­ма­нет.

ВЕСНОЙ ПРО­ШЛО­ГО ГОДА ЗРИ­ТЕ­ЛИ УЖЕ ВИДЕЛИ АК­ТЕ­РА В ЭФИРЕICTV – В КОМЕДИЙНОМ СЕ­РИ­А­ЛЕ «КОПЫ НА РАБОТЕ». С 14 ЯН­ВА­РЯ АР­ТЕ­МИЙ В РО­ЛИ ОПЕ­РА­ТИВ­НИ­КА БУ­ДЕТ РАСПУТЫВАТЬ СЕ­РЬЕЗ­НЫЕ ДЕ­ЛА НА ЭТОМ ЖЕ КАНАЛЕ В 32-СЕРИЙНОМ ДЕТЕКТИВЕ «ВСКРЫ­ТИЕ ПО­КА­ЖЕТ»

ПАРТНЕРША ПО СЕ­РИ­А­ЛУ «ВСКРЫ­ТИЕ ПО­КА­ЖЕТ» ЕКАТЕРИНА МАЛИКОВА – ЕЩЕ ТА ШТУЧКА

ЧТО­БЫ НЕ СТАТЬ ВСАДНИКОМ БЕЗ ГО­ЛО­ВЫ, АРТЕМИЮ ПРИ­ШЛОСЬПАДАТЬ

С АЛЕКСЕЕМ ВЕРТИНСКИМ

ЖЕН­ЩИ­НУ НА­ДО НО­СИТЬНА РУКАХ – И ТОЧКА!

ДА­ЖЕ НА СА­МЫХ СЕ­РЬЕЗ­НЫХ СЪЕМ­КАХ ВСЕ­ГДА НАЙДЕТСЯ МЕСТОВЕСЕЛЬЮ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.