Рим­ма ЗЮ­БИ­НА:

умею дис­ци­пли­ни­ро­вать людей

Telenedelya - - ИНТЕРВЬЮ - Текст: ОЛЬ­ГА ВЛАДИМИРОВА

НЕСЧАСТНАЯ ЖЕН­ЩИ­НА БЕЗ ГРИМА – Рим­ма, что бы­ло са­мым слож­ным на съем­ках это­го се­ри­а­ла? Знаю, ис­то­рия ва­шей ге­ро­и­ни за­кан­чи­ва­ет­ся тем, что жен­щи­на ве­ша­ет­ся…

– Это то­же непро­стой мо­мент – в эмо­ци­о­наль­ном плане. Еще мне при­хо­ди­лось учить мо­лит­вы, по­то­му что Со­фия – мо­на­хи­ня. Во­об­ще я их знаю, вот толь­ко моя ге­ро­и­ня про­го­ва­ри­ва­ет все сво­и­ми сло­ва­ми. Ино­гда мое нут­ро не вы­дер­жи­ва­ло, и я воз­му­ща­лась: мол, мы же не про­те­стант­ская цер­ковь, где мож­но к Бо­гу без по­сред­ни­ков об­ра­щать­ся и про­сить что-то вро­де «от­ве­ди Ни­ко­лая от мо­ей до­че­ри Ка­ти и ко­го-то дру­го­го при­ве­ди».

Но са­мое слож­ное – в прин­ци­пе сни­мать­ся в длин­ном се­ри­а­ле. Без вы­ход­ных ра­бо­та­ла по 17 дней под­ряд. А неко­то­рые мои парт­не­ры по­чти ме­сяц не от­ды­ха­ли. Нет, во­об­ще­то вы­ход­ные бы­ли – у ко­го-то. (Улы­ба­ет­ся.) Съ­е­моч­ных групп, на­при­мер, че­ты­ре, и им пе­ри­о­ди­че­ски да­ва­ли пе­ре­дох­нуть. А ак­те­ры – в един­ствен­ном эк­зем­пля­ре, по­это­му ра­бо­та­ли в бе­ше­ном тем­пе.

Чест­но ска­жу, ме­ня та­кой гра­фик сму­ща­ет. Я при­вык­ла го­то­вить­ся к ро­ли, раз­би­рать­ся в пер­со­на­же, в си­ту­а­ции. Хо­чет­ся все сде­лать изыс­кан­но, тон­ко, а на это не хва­та­ло вре­ме­ни. На сон оста­ва­лось ча­сов пять. Плюс у ме­ня еще есть ра­бо­та в те­ат­ре.

– Как же вы дер­жа­лись?

– Ну, как… Мог­ла иг­рать несчаст­ную и за­би­тую жен­щи­ну без грима. (Сме­ет­ся). Кста­ти, для это­го об­ра­за он у ме­ня ми­ни­маль­ный.

ПО­ЧТИ DOLCE & GABBANA – Как сын и муж ре­а­ги­ру­ют на та­кую за­ня­тость?

– При­вык­ли уже. Пом­ню, муж при­е­хал из Ль­во­ва, и мы да­же не успе­ли по­го­во­рить, по­то­му что он уже спал, ко­гда я при­шла. А в шесть утра просну­лась от его кри­ка: «Ой, не услы­шал бу­диль­ник! Опаз­ды­ваю на по­езд!». Я вско­чи­ла, что­бы от­крыть ему дверь, вы­звать лифт и за­щелк­нуть че­мо­дан – это все, на что ме­ня хва­ти­ло утром. По­то­му что в 8.00 у ме­ня уже бы­ла за­пись на те­ле­ви­де­нии.

Так и жи­вем. Обе­ды у нас по­чти не прак­ти­ку­ют­ся до­ма, зав­трак у всех в раз­ное время. Вот за ужи­ном раз­ве что мо­жем встре­тить­ся, и то да­ле­ко не все­гда.

Что­бы хоть ино­гда бы­вать где-то вме­сте, за­ве­ли се­бе та­кую тра­ди­цию: на дни рож­де­ния хо­дим ку­да-ни­будь все втро­ем. Вот на Да­нин, на­при­мер, слу­ша­ли луч­шие ос­ка­ров­ские ме­ло­дии в ис­пол­не­нии ор­кест­ра Lords of the Sound.

– Ес­ли бы не бы­ло ни ки­но, ни те­ат­ра, чем то­гда за­ни­ма­лись бы?

– Ой, много чем! Я мог­ла бы со­став­лять кра­си­вые бу­ке­ты – мне нра­вит­ся фло­ри­сти­ка. Учи­ла бы язы­ки, пу­те­ше­ство­ва­ла бы по ми­ру. Воз­мож­но, да­же ра­бо­та­ла ня­ней, по­то­му что очень люб­лю де­тей. Или ши­ла бы одеж­ду – все мои мо­де­лье­ры зна­ют, что все­гда при­но­шу свой фа­сон, а они уже до­ра­ба­ты­ва­ют на­ряд. Пом­ню, в дет­стве ши­ла по вы­крой­кам из жур­на­ла Burda. Мой друг, мо­де­льер Ко­ля Кич­кар, так и го­во­рит: «На­до по при­ме­ру Dolce & Gabbana пи­сать «Кич­кар & Зю­би­на», по­то­му что ты вы­ду­мы­ва­ешь, а я толь­ко ис­пол­няю».

Чуть не за­бы­ла – еще люб­лю ин­те­рье­ры оформ­лять. Ко­гда-то де­ла­ла ре­монт в квар­ти­ре све­кро­ви, и мне ма­ляр­ша, ко­то­рая там ра­бо­та­ла, го­во­рит: «Рим­моч­ка, мо­жет, бу­де­те на­шим про­ра­бом? У вас есть вкус, вы уме­е­те без ссор нас дис­ци­пли­ни­ро­вать». Это я точ­но умею де­лать. (Сме­ет­ся.)

8 ЯН­ВА­РЯ НА КАНАЛЕ «УКРАИНА» СТАРТУЕТ СЕ­РИ­АЛ «ТАЙНЫ», В КО­ТО­РОМ РИММЕ ДОСТАЛАСЬ ОЧЕНЬ ЯРКАЯ, ДРАМАТИЧНАЯ РОЛЬ ЖЕН­ЩИ­НЫ С НЕЛЕГКОЙ СУДЬБОЙ

НЕЛЕГКО ХРАНИТЬ «ТАЙНЫ»...

С МУЖЕМ – РЕ­ЖИС­СЕ­РОМ СТАНИСЛАВОМ МОИСЕЕВЫМ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.