При­ем­ная ба­буш­ка

Судь­ба, как ло­те­рея: од­них ба­лу­ет круп­ным вы­иг­ры­шем, дру­гим вы­па­да­ет «пу­стыш­ка»

Uspiehi i Porazenia - - Содержание - На­деж­да, 59 лет

я, на­вер­ное, от­но­шусь к тре­тьей ка­те­го­рии. То есть вы­иг­ры­ва­ла не раз, но все как-то по ме­ло­чам, об­раз­но вы­ра­жа­ясь, по гривне. В луч­шем слу­чае — вы­па­да­ли пя­тер­ка или де­сят­ка. Мое дет­ство бы­ло обыч­ным. Ес­ли бы ро­ди­те­ли не так ча­сто ру­га­лись друг с дру­гом, его мож­но бы­ло бы счи­тать да­же счаст­ли­вым. А так — се­ре­дин­ка на по­ло­вин­ку. В ин­сти­тут, о ко­то­ром меч­та­ла с ше­сто­го клас­са, не до­бра­ла баллов. Вто­рая по­пыт­ка то­же ока­за­лась неудач­ной. На тре­тий год я ма­ло­душ­но от­ка­за­лась от мечты и по­сту­пи­ла в пе­да­го­ги­че­ский. Учить­ся бы­ло неин­те­рес­но, но выс­шее об­ра­зо­ва­ние все-та­ки по­лу­чи­ла. На пя­том кур­се я вы­шла за­муж за ас­пи­ран­та хи­ми­ко­био­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­та. Вза­им­ные чув­ства у нас вро­де бы­ли, а вот стра­сти — нет. Такая спо­кой­ная раз­ме­рен­ная лю­бовь... Не за­мо­ро­жен­ная в лед, но охла­жден­ная, как ку­ри­ные око­роч­ка в су­пер­мар­ке­те. Ра­бо­та в шко­ле удо­вле­тво­ре­ния не при­но­си­ла. На­вер­ное, по­то­му, что при­хо­ди­лось во­зить­ся с чужими детьми, а хо­те­лось со сво­и­ми. Ко­ля (так зва­ли му­жа) то­же меч­тал о ре­бен­ке, но про­шло три го­да, пять, семь, а за­бе­ре­ме­неть я не мог­ла. По­том смог­ла, толь­ко... не я, а лю­бов­ни­ца му­жа. Он со­об­щил мне об этом од­на­жды за ужи­ном.

За­тем ска­зал «про­сти-про­щай» и ушел к бе­ре­мен­ной по­дру­ге. По­сле раз­во­да я уво­ли­лась из шко­лы и устро­и­лась в тех­ни­че­скую биб­лио­те­ку. Ра­бо­та бы­ла нуд­ной и скуч­ной, за­то здесь не бы­ло ма­лы­шей, вид ко­то­рых вы­звал у ме­ня бо­лез­нен­ные эмо­ции. Это со­бы­тие сов­па­ло еще с од­ним — за­му­же­ством млад­шей сест­ры Ве­ры. Спу­стя год она ро­ди­ла доч­ку, и ее по­яв­ле­ние на свет ста­ло, по­жа­луй, са­мым боль­шим вы­иг­ры­шем в мо­ей жиз­нен­ной ло­те­рее. Де­ло в том, что Ве­роч­ка с му­жем бы­ли хи­рур­га­ми, дне­ва­ли и но­че­ва­ли в больнице, а ма­лень­кую Ок­сан­ку ча­сто под­ки­ды­ва­ли мне. Всю неиз­рас­хо­до­ван­ную ма­те­рин­скую лю­бовь те­перь я да­ри­ла пле­мян­ни­це. Пом­ню, од­на­жды суб­бот­ним утром Ве­ра по­зво­ни­ла и сер­ди­тым го­ло­сом ста­ла ме­ня от­чи­ты­вать: — На­дя, за­чем ты учишь Ксю­ху те­бя ма­мой на­зы­вать?! — Кля­нусь, я ее это­му не учи­ла, — ста­ла рас­те­рян­но оправ­ды­вать­ся. — Пред­став­ля­ешь, на­ша ма­ляв­ка се­го­дня мне за­яв­ля­ет: «Те­тя, я к ма­ме хо­чу!» Мы с Сер­ге­ем, ко­гда это услы­ша­ли, чуть с ди­ва­на не по­па­да­ли! — Ты те­перь Ок­са­ноч­ку ко мне не при­ве­зешь? — спро­си­ла, хо­ло­дея. — Да ку­да ж де­вать­ся? У нас с де­ся­ти до ше­сти кон­фе­рен­ция, а по­том ноч­ное де­жур­ство. Ду­ма­ла, Ок­сан­ку к ро­ди­те­лям за­бро­сить, но они по­сто­ян­но гры­зут­ся как кош­ка с со­ба­кой. Луч­ше уж к те­бе. Но, по­жа­луй­ста, рас­ска­жи Ксюш­ке, кто ей ма­ма, а кто — те­тя. Что­бы не пу­та­ла! Я, как смог­ла, объ­яс­ни­ла двух­лет­ней ма­лыш­ке род­ствен­ные связи и пре­ду­пре­ди­ла: ес­ли ста­нет на­зы­вать ме­ня ма­мой, ро­ди­те­ли за­пре­тят у ме­ня го­стить. Угро­за по­дей­ство­ва­ла. Но фак­ти­че­ски вос­пи­та­ни­ем пле­мяш­ки про­дол­жа­ла за­ни­мать­ся я. Ве­ра да­же в са­дик доч­ку устро­и­ла не в свой рай­он­ный, а в тот, что ря­дом с мо­им до­мом. Уви­дев, что Ок­са­ноч­ка под мо­им при­смот­ром рас­тет здо­ро­вой и смыш­ле­ной, Ве­ра с Сер­ге­ем ре­ши­ли, что быть про­сто вра­ча­ми им неин­те­рес­но и ста­ли «вра­ча­ми без гра­ниц». Те­перь они то спа­са­ли по­стра­дав­ших от зем­ле­тря­се­ния в Чи­ли, то сра­жа­лись с ли­хо­рад­кой Лас­са в Ке­нии... Так что в пер­вый класс пле­мян­ни­цу ве­ла то­же я... Так про­дол­жа­лось око­ло пя­ти лет, и это вре­мя бы­ло, по­жа­луй, са­мым счаст­ли­вым в мо­ей жиз­ни. А по­том... По­том сест­ре и ее му­жу на­до­е­ло ко­ле­сить по све­ту, они вер­ну­лись до­мой, устро­и­лись в част­ную кли­ни­ку со ща­дя­щим гра­фи­ком ра­бо­ты, за­бра­ли Ксюш­ку и ки­ну­лись ак­тив­но на­вер­сты­вать упу­щен­ное в родительских ра­до­стях, пра­вах и обя­зан­но­стях. Итак, я сно­ва оста­лась од­на. Ре­ши­ла вы­тра­вить оди­но­че­ство но­вым за­му­же­ством. Мо­жет, вто­рой брак бу­дет счаст­ли­вее пер­во­го? К со­жа­ле­нию, мне вы­па­да­ли од­ни «пу­стыш­ки»: ли­бо же­на­тые, ко­то­рых я сра­зу от­ши­ва­ла, ли­бо со­всем уж ник­чем­ные. В со­рок семь на по­пыт­ках устро­ить лич­ную жизнь я окон­ча­тель­но по­ста­ви­ла жир­ный крест. Но пу­сто­та в ду­ше ста­ла со­всем нестер­пи­мой. Хо­те­ла взять ре­бен­ка из дет­до­ма, но в ор­га­нах опе­ки мне по­пу­ляр­но объ­яс­ни­ли, что в усы­но­ви­те­ли я не го­жусь: зар­пла­та ма­лень­кая, квар­ти­ра од­но­ком­нат­ная, му­жа нет, опять же воз­раст... По­сле это­го вер­дик­та ме­ня на­кры­ла такая де­прес­сия, что я да­же по­ду­мы­ва­ла о са­мо­убий­стве. От ро­ко­во­го ша­га спас­ла пле­мян­ни­ца. По­зво­ни­ла и зве­ня­щим от ра­до­сти го­ло­сом со­об­щи­ла, что вы­хо­дит за­муж. Су­и­ци­даль­ные мысли сра­зу как ру­кой сня­ло. По­хо­же, я сно­ва вы­тя­ну­ла вы­иг­рыш­ный би­ле­тик! Че­рез год­дру­гой Ок­са­ноч­ка ро­дит ре­бе­ноч­ка, а по­том, мо­жет, еще од­но­го. Ко­неч­но, это бу­дут вну­ки Ве­ры и Сер­гея, но... немнож­ко и мои то­же. На­де­юсь, мне раз­ре­шат хоть из­ред­ка с ни­ми нян­чить­ся! Од­на­ко меч­там не суж­де­но бы­ло сбыть­ся. Вско­ре по­сле сва­дьбы мо­ло­дые уеха­ли на ПМЖ в Аме­ри­ку. А вну­ков мы с Ве­рой, увы, так и не до­жда­лись... Ду­ма­ла, при­дет­ся до­жи­вать свой век в горь­ком оди­но­че­стве. Но ле­том это­го го­да судь­ба пре­под­нес­ла сюр­приз. Од­на­жды ве­че­ром в дверь по­зво­ни­ли. На по­ро­ге сто­я­ла На­та­ша — мо­ло­дая со­сед­ка с тре­тье­го эта­жа: — На­деж­да Янов­на, это прав­да, что вы на пен­сию вы­шли? — спро­си­ла она. — Не вы­шла, а вы­гна­ли, — по­пра­ви­ла я. — За­ве­ду­ю­щая на мое ме­сто свою род­ствен­ни­цу взя­ла. А что? — Да мне нуж­но срочно лечь на об­сле­до­ва­ние, а маль­чи­шек не с кем оста­вить. Это все­го на недель­ку! А мо­жет, и рань­ше вы­пи­шут. — Хо­чешь, что­бы я за ни­ми при­смот­ре­ла, по­ка бу­дешь в больнице? — По­ни­ма­е­те, мне со­всем не к ко­му об­ра­тить­ся за по­мо­щью. Род­ни нет, быв­ше­му му­жу мы не нуж­ны, да и страш­но на ал­ка­ша де­тей остав­лять. У по­друг свои се­мьи, про­бле­мы... А из со­се­дей я толь­ко с ва­ми зна­ко­ма. Вы не пе­ре­жи­вай­те, па­ца­ны у ме­ня смир­ные, по­слуш­ные... Я вам за­пла­чу! И на еду де­нег остав­лю... — Те­бе день­ги са­мой на ле­че­ние понадобятся, — улыб­ну­лась я. — При­во­ди маль­чи­ков. Толь­ко теп­лые ве­щи на вся­кий слу­чай дай — вдруг по­хо­ло­да­ет... — Мо­жет, это вре­мя вы луч­ше у нас по­жи­ве­те? — пред­ло­жи­ла со­сед­ка. — Все­та­ки две ком­на­ты. И Шу­ри­ку с Паш­кой так при­выч­нее. — А не бо­ишь­ся в свою квар­ти­ру чу­жо­го че­ло­ве­ка пус­кать? — Ну что вы! Я вам сво­их сы­но­вей не бо­юсь до­ве­рить... А они — са­мое цен­ное, что у ме­ня есть! В больнице На­та­ша про­ве­ла не неде­лю, как пла­ни­ро­ва­ла. У нее об­на­ру­жи­ли опу­холь (сла­ва бо­гу, доб­ро­ка­че­ствен­ную), про­опе­ри­ро­ва­ли, но не со­всем удач­но — на­ча­лись ослож­не­ния. В об­щем, вы­пи­са­ли толь­ко спу­стя пол­то­ра ме­ся­ца. Все это вре­мя я на­сла­жда­лась об­ще­ни­ем с дву­мя чу­дес­ны­ми непо­се­да­ми, лю­бо­зна­тель­ны­ми, лас­ко­вы­ми и в ме­ру ша­лов­ли­вы­ми — пя­ти­лет­ним Пав­ли­ком и трех­лет­ним Са­шень­кой. За­би­рать На­та­шу из боль­ни­цы мы по­еха­ли втро­ем. — Ма­моч­ка! — бро­си­лись к ней маль­чи­ки. — Ты уже здо­ро­вая, да?! Те­перь сно­ва бу­дешь с на­ми жить? А от­пу­стишь нас к ба­буш­ке На­де по­иг­рать? И по­гу­лять с ней? Мы ее лю­бим! Я быст­ро от­вер­ну­лась, что­бы ни­кто не уви­дел мо­их слез. По­хо­же, я все-та­ки вы­иг­ра­ла свой мил­ли­он!

Я бы­ла уве­ре­на, что ме­ня ждет оди­но­кая горь­кая ста­рость. Но жизнь пол­на неожи­дан­но­стей! Ко­гда Са­ша с Пав­ли­ком на­зва­ли ме­ня ба­буш­кой, я по­чув­ство­ва­ла се­бя неве­ро­ят­но счаст­ли­вой...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.