Все рав­но ты мне за­пла­тишь!

Я нежи­лась под жар­ким одес­ским сол­ныш­ком, ко­гда за­зво­нил мой мо­биль­ный. Взгля­ну­ла на дис­плей.

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

омер вы­све­тил­ся незна­ко­мый. Ко­му это я вдруг по­на­до­би­лась? На­жа­ла кноп­ку со­еди­не­ния: «Ал­ло...» — Ду­ма­ла, раз вти­ха­ря сли­ня­ла с пар­ков­ки, я те­бя не най­ду? — раз­дал­ся в труб­ке сер­ди­тый муж­ской го­лос. — С ка­кой пар­ков­ки? По­че­му ме­ня нуж­но ис­кать? — про­бор­мо­та­ла рас­те­рян­но. — Ты, ко­за, ду­роч­ку не вклю­чай! Под­пор­ти­ла мне тач­ку, так пла­ти. А не хо­чешь по­хо­ро­ше­му, бу­ду по-пло­хо­му раз­би­рать­ся! Я взя­ла се­бя в ру­ки и от­ве­ти­ла жест­ко: — В по­доб­ном тоне раз­го­ва­ри­вать не на­ме­ре­на. Ли­бо вы нор­маль­но объ­яс­ня­е­те, в чем де­ло, ли­бо я от­клю­чаю те­ле­фон и ме­няю сим­ку. — За «ко­зу», ко­неч­но, из­ви­ня­юсь, — сба­вил обо­ро­ты незна­ко­мец. — Но обид­но ведь... За­ехал по­за­вче­ра в су­пер­мар­кет жрат­вы ку­пить, че­рез пол­ча­са вы­хо­жу и ви­жу: бам­пер по­мят, ле­вая фа­ра вдре­без­ги еще и на кры­ле ца­ра­пи­ны. Я к пар­ков­щи­ку с предъ­явой. А тот в от­вет: «Ка­кая-то ба­ба за­дом сда­ва­ла и ва­ше­го ме­ри­на за­де­ла. А по­том еще раз в бо­чи­ну въе­ха­ла. Пы­тал­ся эту блон­дин­ку оста­но­вить, а та по га­зам как вда­рит!» — Я не блон­дин­ка, — ска­за­ла за­чем-то. — Да это он фи­гу­раль­но вы­ра­зил­ся. В смыс­ле тво­их на­вы­ков во­жде­ния. — А по­че­му вы во­об­ще ре­ши­ли, что это бы­ла я?!

— Так пар­ков­щик но­ме­ра этой «ауде­хи» успел за­пи­сать. А я по сво­им ка­на­лам про­бил, кто вла­де­ли­ца тач­ки и те­ле­фон. Вот, у ме­ня за­пи­са­но: «Ау­ди» А3 се­дан, цвет ме­тал­лик, гос­но­мер... ав­то­мо­биль при­над­ле­жит Кра­вчен­ко Свет­лане Лео­ни­довне. Это ты или не ты? У ме­ня про­тив­но за­со­са­ло под ло­жеч­кой. По­то­му что и фа­ми­лия бы­ла моя, и се­реб­ри­стую «Ау­ди» я име­ла. И ле­та­ла моя ла­сточ­ка имен­но под эти­ми но­ме­ра­ми. — Да, Свет­ла­на Кра­вчен­ко — это я, — при­зна­лась без осо­бо­го эн­ту­зи­аз­ма. — С кем имею честь? — Че­го? — Как к вам об­ра­щать­ся? — Макс, — не стал со­бе­сед­ник вда­вать­ся в по­дроб­но­сти. — Ска­жи­те, Мак­сим, где про­изо­шел этот ммм... ин­ци­дент? — Точ­но блон­дин­ка, — бурк­нул он. То ли се­бе, то ли ко­му-то сто­яв­ше­му ря­дом. — Вы что-то ска­за­ли? — Да ни­че­го я не го­во­рил! То есть го­во­рил, что этот ин... инт... в об­щем, стук­ну­ли мо­е­го ме­ри­на на пар­ков­ке. —А в ка­ком го­ро­де? — Блин! А ты что, свою тач­ку в ЛосАн­дже­ле­се, что ли, ре­ги­стри­ро­ва­ла?! В Харь­ко­ве, ко­неч­но. А су­пер­мар­кет на Сал­тов­ке! — Это ка­кая-то ошиб­ка, — за­яви­ла ре­ши­тель­но. — Де­ло в том, что я уже де­сять дней от­ды­хаю в Одес­се, а моя ма­ши­на все это вре­мя сто­я­ла за­пер­тая в га­ра­же. — Зна­чит, не хо­чешь до­го­ва­ри­вать­ся по­хо­ро­ше­му? — с угро­зой рявк­нул му­жик. — Но учти, ты мне все рав­но за­пла­тишь! С про­цен­та­ми!!! «Все-та­ки оно очень нерв­ное, это ожив­шее ис­ко­па­е­мое эры ли­хих де­вя­но­стых», — по­ду­ма­ла я, а вслух ска­за­ла: — Я хо­чу до­го­ва­ри­вать­ся. И непре­мен­но по-хо­ро­ше­му. Да­вай­те сде­ла­ем так: че­рез пять дней вер­нусь в Харь­ков, мы с ва­ми встре­тим­ся, все об­су­дим и по­пы­та­ем­ся разо­брать­ся, кто прав, а кто нет. — Лад­но, — не­ожи­дан­но лег­ко со­гла­сил­ся гру­би­ян. — В суб­бо­ту пе­ре­се­чем­ся и по­ба­за­рим. И не взду­май пря­тать­ся — мне твой ад­рес узнать, как два паль­ца об ас­фальт. Во­об­ще-то обрат­ный би­лет у ме­ня был на два­дца­тое, то есть до­мой долж­на вер­нуть­ся не че­рез пять, а че­рез че­ты­ре дня. Но мне бы­ли необ­хо­ди­мы хо­тя бы од­ни сут­ки, что­бы до встре­чи с ис­ко­па­е­мым по­пы­тать­ся са­мой вы­яс­нить, что к че­му. ...Клю­чи от «Ау­ди», как обыч­но, ле­жа­ли в сред­нем ящи­ке пись­мен­но­го сто­ла. Я да­же че­мо­дан рас­па­ко­вы­вать не ста­ла — сра­зу по­бе­жа­ла в га­раж. Пе­ред тем как зай­ти в него, вни­ма­тель­но осмот­ре­ла за­мок — нет ли сле­дов взло­ма. Ни­ка­ких по­вре­жде­ний не об­на­ру­жи­ла, но внутрь за­хо­ди­ла с хо­лод­ком тре­во­ги — а вдруг не уви­жу в бок­се ма­ши­ны? Моя ла­сточ­ка сто­я­ла на ме­сте. И ее «хво­сто­вая» часть бы­ла в пол­ном по­ряд­ке — не по­хо­же, что­бы ею за­де­ли чу­жой ав­то­мо­биль. Ведь то­гда на мо­ем обя­за­тель­но оста­лись бы ка­кие-то «уве­чья» — ца­ра­пи­ны, вмя­ти­ны и т. п. На­вер­ня­ка пар­ков­щик ошиб­ся. Мало ли в на­шем по­лу­то­ра­мил­ли­он­ном го­ро­де се­реб­ри­стых «Ау­ди»? И яв­но сре­ди них най­дет­ся хо­тя бы од­на, чей но­мер по­хож на мой или от­ли­ча­ет­ся все­го од­ной циф­рой или бук­вой. Она и есть «пре­ступ­ни­ца», а моя ма­шин­ка тут ни при чем! Но как это до­ка­зать? И тут мне в го­ло­ву при­шла ге­ни­аль­ная мысль: по идее ру­ко­вод­ство су­пер­мар­ке­та долж­но бы­ло по­за­бо­тит­ся о том, что­бы ви­део­съем­ка ве­лась не толь­ко в тор­го­вом за­ле, но и на пар­ков­ке. И до­ста­точ­но по­смот­реть за­пись, что­бы убе­дить­ся, что в «Мер­се­дес» въе­ха­ло не мое, а со­всем дру­гое ав­то! Я быст­ро на­бра­ла но­мер Мак­са, со­об­щи­ла, что при­е­ха­ла на день рань­ше, чем пла­ни­ро­ва­ла, и пред­ло­жи­ла встре­тить­ся. Тот вполне ло­гич­но за­бил стрел­ку на ме­сте пре­ступ­ле­ния. Я, успев два­жды по­об­щать­ся с этим му­жи­ком по те­ле­фо­ну, бы­ла уве­ре­на, что он и вы­гля­дит со­от­вет­ствен­но: мас­сив­ная зо­ло­тая цепь по­верх чер­ной фут­бол­ки, бри­тый за­ты­лок, квад­рат­ная ниж­няя че­люсть... Да­же не уди­ви­лась бы, явись он на встре­чу в пре­сло­ву­том ат­ри­бу­те но­вых рус­ских из де­вя­но­стых — ма­ли­но­вом пи­джа­ке. Но ошиб­лась — вла­де­лец «Мер­се­де­са» вы­гля­дел вполне пре­зен­та­бель­но. Я бы да­же ска­за­ла ин­тел­ли­гент­но (ра­зу­ме­ет­ся, лишь до тех пор, по­ка не на­чи­нал го­во­рить). По­хо­же, он то­же пред­став­лял ме­ня несколь­ко ина­че, по­то­му что вме­сто при­вет­ствия удив­лен­но про­бор­мо­тал: — Блин, ду­мал, и вправ­ду ко­за, а с ви­ду — вполне при­лич­ная да­моч­ка... Я рас­це­ни­ла эту фра­зу как ком­пли­мент и ода­ри­ла му­жи­ка лу­че­зар­ной улыб­кой. За­тем пе­ре­шла к де­лу: — Ну, где ваш сви­де­тель? — В смыс­ле?! — на­пряг­ся он. — Пар­ков­щик, ко­то­рый за­пи­сал но­мер яко­бы мо­е­го ав­то­мо­би­ля. — Вон он, — Мак­сим по­ка­зал на дол­го­вя­зо­го оч­ка­ри­ка в уни­фор­ме и мах­нул ему ру­кой. Па­рень по­до­шел. — Да пра­виль­ный я но­мер за­пи­сал, — воз­му­тил­ся он, услы­шав мое пред­по­ло­же­ние. — Я же не сле­пой. — Но ведь и не сто­про­цент­ное зре­ние, — кив­ну­ла я на его оч­ки. — Мо­жет, все-та­ки ка­кую-то циф­ру не раз­гля­де­ли, как сле­ду­ет? — Не мо­жет, — оби­дел­ся па­рень. — А да­му ты хо­ро­шо рас­смот­рел? — встрял в раз­го­вор Мак­сим. — Глянь, эта бы­ла или не эта? — Ту жен­щи­ну из «Ау­ди» я толь­ко со спи­ны ви­дел. То­же строй­ная ша­тен­ка. А точ­нее не ска­жу. — Мож­но по­смот­реть за­пись с ви­део­ка­мер, — по­про­си­ла я. — За­про­сто! Иди­те к ад­ми­ни­стра­то­ру. ...В об­зор ка­ме­ры по­па­ли не толь­ко но­ме­ра мо­ей «Ау­ди», но и де­вуш­ка, си­дев­шая за ру­лем. Это бы­ла... моя дво­ю­род­ная сест­ра, ко­то­рой пе­ред отъ­ез­дом я оста­ви­ла клю­чи, что­бы по­ли­ва­ла цве­ты. Зна­чит, Оль­га без спро­са бра­ла мою ма­ши­ну! Как она мог­ла?! Ведь у нее да­же прав нет! —Я ж го­во­рил, что ва­ша тач­ка, — ска­зал Мак­сим. — Так что пла­тить по­лю­бо­му при­дет­ся. А с этой ко­зой... — он щелк­нул ног­тем по экра­ну мо­ни­то­ра, — са­ми раз­би­рай­тесь. ...Оль­га сна­ча­ла все от­ри­ца­ла, но ко­гда я ска­за­ла, что есть неопро­вер­жи­мые до­ка­за­тель­ства ее пре­ступ­ле­ния, за­яви­ла, что она и так по­тра­ти­лась на рих­тов­ку мо­ей ла­сточ­ки и пла­тить вла­дель­цу «Мер­се­де­са» не на­ме­ре­на. Ущерб Мак­си­му я воз­ме­сти­ла, по­тра­тив свою за­нач­ку. А что ка­са­ет­ся кузины... Раз Оль­га про­ви­ни­лась, то долж­на от­ве­чать за свои по­ступ­ки. Так что ес­ли не за­хо­чет ре­шить этот во­прос по-хо­ро­ше­му, бу­ду по­да­вать иск в суд. Все рав­но она мне за­пла­тит!

Свет­ла­на, 32 го­да

За­пись ви­део­ка­ме­ры по­мог­ла вы­явить «пре­ступ­ни­цу». Ею ока­за­лась... моя ку­зи­на Оля!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.