Она на­ри­со­ва­ла смерть

Хоб­би по­дру­ги при­ни­ма­ло стран­ные фор­мы. Она счи­та­ла, что ее ри­сун­ки несут бе­ду

Uspiehi i Porazenia - - Содержание - ЕКА­ТЕ­РИ­НА

Пер­вый раз это слу­чи­лось на чет­вер­том кур­се уни­вер­си­те­та. Мы си­де­ли в ауди­то­ри­и­ам­фи­те­ат­ре и пы­та­лись слу­шать лек­цию. Проф уны­ло буб­нил где­то у под­но­жия пи­ра­ми­ды, сту­ден­ты ими­ти­ро­ва­ли кон­спек­ти­ро­ва­ние. Лиль­ка ото­дви­ну­ла свой но­ут, вы­та­щи­ла из сум­ки блок­нот. С неко­то­рых пор подруга увлек­лась ри­со­ва­ни­ем. Не то что­бы она хо­ди­ла в ка­кую-то сту­дию или вы­ез­жа­ла на пле­нэ­ры, но по­сто­ян­но но­си­ла с со­бой боль­шой блок­нот и ко­роб­ку простых ка­ран­да­шей и ино­гда до­ста­ва­ла их и на­чи­на­ла изоб­ра­жать нечто, воз­ник­шее в глу­бине ее со­зна­ния. Кар­тин­ки по боль­шей ча­сти бы­ли аб­стракт­ные и мрач­ные. Од­на­жды я спро­си­ла: по­че­му сей­час, в ка­фе, она вы­да­ла имен­но это – боль­шую пти­цу, несу­щую в ког­тях жен­скую фи­гу­ру? При­я­тель­ни­ца по­жа­ла пле­ча­ми: – За­хо­те­лось. Смот­ри, вон та ба­рыш­ня, у нее ли­цо та­кое груст­ное. А это не пти­ца, это ан­гел. – Ти­па он эту тет­ку несет в рай? – на­смеш­ли­во хмык­ну­ла я. Ли­ля ис­ко­са вз­г­ля­ну­ла на ме­ня, по­том по­грыз­ла кон­чик ка­ран­да­ша. – Ти­па то­го... – она вдруг вы­дер­ну­ла лист из блок­но­та, изо­рва­ла на мел­кие ку­соч­ки и ска­за­ла фра­зу, на ко­то­рую я то­гда не об­ра­ти­ла вни­ма­ния, но она вре­за­лась в па­мять и всплы­ла по­том, ко­гда слу­чи­лось страш­ное: – Фиг­ня. Вы­пу­та­ет­ся тет­ка. На ри­сун­ке, ко­то­рый ле­жал пе­ред по­дру­гой на той лек­ции, яв­но был изоб­ра­жен наш пре­под. То­щее ли­цо, оч­ки в мас­сив­ной опра­ве, во­ло­сы торч­ком... Вот толь­ко рот от­крыт ши­ро­ко, буд­то он то ли кри­чит, то ли да­вит­ся. Мне кар­тин­ка по­ка­за­лась за­бав­ной, я за­хи­хи­ка­ла. Фе­дор Яро­сла­во­вич услы­шал, гнев­но взгля­нул на нас с Ли­лей: – Ку­при­я­но­ва и Ша­пош­ни­ко­ва, что это вас так раз­ве­се­ли­ло? Он взял со сто­ла ста­кан с во­дой, глот­нул и вдруг за­каш­лял­ся. Да так силь­но, что кто-то из пар­ней с пер­во­го ря­да вско­чил и, за­быв про пи­е­тет, стук­нул пре­по­да по спине. Про­фес­сор в ту ми­ну­ту был по­хож на на­ри­со­ван­но­го Лиль­кой че­ло­веч­ка. И мне ста­ло не по се­бе. Лек­ция за­кон­чи­лась. Мы с по­дру­гой вы­шли из кор­пу­са и не спе­ша по­бре­ли по буль­ва­ру к мет­ро. – Кать, – вдруг ска­за­ла Ли­ля, – мне страш­но. По­ни­ма­ешь, мои ри­сун­ки... В об­щем, они... сбы­ва­ют­ся. Я на­чи­наю что-то ви­деть и долж­на это изоб­ра­зить. Спать не мо­гу, по­ка не на­ри­сую, про­сто с ума схо­жу. И оно сбы­ва­ет­ся. Вот се­го­дня то­же...

П ре­по­да­ва­тель вдруг за­каш­лял­ся и по­си­нел. Что это? Про­сто сов­па­де­ние?

– Не вы­ду­мы­вай! – за­сме­я­лась я. – Про­сто ты на­смот­ре­лась се­ри­а­лов. «Сверхъ­есте­ствен­ное» или что-то этом ду­хе. Не бе­ри в го­ло­ву. – А то, как проф чуть во­дой не по­да­вил­ся? Я же это на­ри­со­ва­ла! – Да ну, сов­па­де­ние! Во­да Фе­до­ру

по­па­ла не в то гор­ло. Обыч­ное де­ло! Меж­ду тем увле­че­ние за­хва­ты­ва­ло Ли­лю все боль­ше. Она об­за­ве­лась крас­ка­ми, моль­бер­том, боль­ши­ми ли­ста­ми кар­то­на. Про­во­ди­ла мно­го вре­ме­ни, на­кла­ды­вая и на­кла­ды­вая од­но на дру­гое раз­но­цвет­ные пят­на. И по­сте­пен­но из них воз­ни­ка­ли стран­ные об­ра­зы. Все­гда мрач­ные, все­гда тра­гич­ные. Мы окон­чи­ли уни­вер, ста­ли ви­деть­ся ре­же. Ра­бо­та, новые дру­зья, все мень­ше вре­ме­ни для встреч. Лиль­ка про­дол­жа­ла ри­со­вать стран­ные про­ро­че­ства, но го­во­рить о них не лю­би­ла. И к сча­стью, эти жут­кие сю­же­ты при­хо­ди­ли к ней все ре­же. Но од­на­жды она мне по­зво­ни­ла: – Ка­тя, при­ез­жай ко мне скорее! Го­лос у нее был та­ким стран­ным, что я, бро­сив все де­ла, вы­зва­ла так­си и рва­ну­ла к по­дру­ге. Ме­ня по­ра­зи­ло ее ли­цо: все в крас­ке, гла­за го­рят, гу­бы тря­сут­ся. Ли­ля по­вер­ну­ла ко мне моль­берт: – Смот­ри! Всю ночь ри­со­ва­ла! Это был порт­рет окро­вав­лен­ной жен­щи­ны под ко­ле­са­ми ав­то­мо­би­ля, еще жи­вой, но уже уми­ра­ю­щей.

Мой порт­рет. Узна­ва­е­мый. – Ка­тя, я не хо­чу те­бя уби­вать! Но я ви­жу вот это! Пом­нишь, на пе­ре­ез­де по­езд ав­то­бус раз­да­вил? Вот! Она вы­та­щи­ла из ку­чи ли­стов ри­су­нок той са­мой ава­рии. – Ли­леч­ка, – я об­ня­ла по­дру­гу, – ты про­сто под впе­чат­ле­ни­ем... – Но я на­ри­со­ва­ла это за две неде­ли до ава­рии! – за­ора­ла Лиль­ка. – Я ри­сую смерть, и они уми­ра­ют! Чу­жие лю­ди! Со­сед­ская кош­ка! Моя ба­буш­ка! А те­перь... те­перь... Она вдруг упа­ла на пол и за­вы­ла, вце­пив­шись в во­ло­сы паль­ца­ми в крас­ке. Мне ста­ло жут­ко, но я по­ста­ра­лась взять се­бя в ру­ки. – Ус­по­кой­ся. Мы сей­час эту кар­ти­ну по­ре­жем на кус­ки и со­жжем. Пе­пел вы­бро­сим в ок­но. И все – кол­дов­ство раз­ве­ет­ся. Что мы и про­де­ла­ли. Подруга успо­ко­и­лась. Я от­пра­ви­лась до­мой. Воз­ле сво­е­го до­ма ре­ши­ла пе­ре­бе­жать ули­цу, не до­жи­да­ясь зе­ле­но­го сиг­на­ла. Каб­лук по­пал в ка­кую-то рас­ще­ли­ну на тро­туа­ре, я спо­ткну­лась и упа­ла на ко­ле­ни. На ме­ня мчал­ся ав­то­мо­биль. Я ви­де­ла ис­ка­жен­ное ужа­сом ли­цо во­ди­те­ля, дер­га­ла но­гой, что­бы вы­сво­бо­дить­ся и... не мог­ла. Он оста­но­вил­ся так близ­ко, что я смог­ла до­тя­нуть­ся до бам­пе­ра рукой. И по­те­ря­ла со­зна­ние...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.