Серд­це не об­ма­нешь

Ле­ша сде­лал мне пред­ло­же­ние, и я обе­ща­ла по­ду­мать. Но, ес­ли чест­но, раз­мыш­ля­ла в тот день не о нем…

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

Kри­сти­на ожи­да­ла ме­ня у вхо­да в ка­фе, нетер­пе­ли­во по­гля­ды­вая на мо­биль­ный. Нерв­ни­ча­ла. — Са­лют! — бод­ро при­вет­ство­ва­ла ее. — При­вет, соня! Два­дцать ми­нут те­бя жду, — про­вор­ча­ла подруга, це­луя ме­ня в ще­ку, и тут же схва­ти­ла за ру­ку. — Ну да­вай, по­ка­зы­вай уже, про­сто сго­раю от нетер­пе­ния! С хваст­ли­вой ми­ной я про­тя­ну­ла пра­вую ру­ку, на безы­мян­ном паль­це ко­то­рой по­блес­ки­ва­ло коль­цо. — Бог ты мой, ка­кое кра­си­вое! — вос­тор­жен­но вос­клик­ну­ла Кри­стя. — Это что за ка­мень? — Сап­фир, — я по­вер­те­ла рукой. — Чер­тов­ски ред­кий: ви­дишь, ка­кой он тем­ный, по­чти чер­ный? Ле­ша рас­ска­зы­вал, буд­то та­ких кам­ней не бо­лее ты­ся­чи во всем ми­ре. А это коль­цо по­да­рил его пра­дед пра­баб­ке на зо­ло­тую сва­дьбу. С тех пор оно пе­ре­да­ет­ся из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние, две вой­ны пе­ре­жи­ло. — Ох, как кру­то! Ну и ко­гда? — Что ко­гда? — не по­ня­ла я. — Сва­дьба, ко­неч­но! — фырк­ну­ла подруга, за­ка­ты­вая гла­за. У ме­ня вы­рвал­ся вздох. — Во­об­ще, еще не ска­за­ла ему «да». — А что от­ве­ти­ла? — Обе­ща­ла по­ду­мать... — Ох и ду­ра ты, Лер­ка! — по­ка­ча­ла го­ло­вой Кри­сти­на. — А коль­цо то­гда за­чем взя­ла? Леш­ка та­кой хо­ро­ший па­рень, лю­бит те­бя, а ты... Что же ду­мать-то бу­дешь? Мне ка­жет­ся, тут все про­сто: или лю­бишь его, или нет. Ес­ли лю­бишь — го­во­ри «да», нече­го и ду­мать. А ес­ли не лю­бишь... — Ес­ли бы все бы­ло так про­сто, — сно­ва вздох­ну­ла я. — Лад­но, да­вай о чем­то дру­гом. Как у те­бя на ра­бо­те де­ла? Мы вы­пи­ли ко­фе, немно­го по­бол­та­ли о вся­кой ерун­де, и подруга по­бе­жа­ла в офис. У ме­ня в тот день был вы­ход­ной,

по­это­му я, за­ка­зав еще од­ну чаш­ку лат­те, се­ла у ок­на. На небе, со­вер­шен­но чи­стом еще па­ру ми­нут на­зад, со­би­ра­лись ту­чи — плот­ные, чер­ниль­нос­ли­во­вые, но ве­тер быст­ро гнал их к югу. Вспом­нив лю­би­мую дет­скую иг­ру, за­га­да­ла: ес­ли до­ждя не бу­дет — зна­чит, ве­че­ром ска­жу Ле­ше «да». А ес­ли пой­дет — зна­чит, не суж­де­но нам быть вме­сте. И вслед за вос­по­ми­на­ни­я­ми о дет­стве с тем­ных глу­бин ду­ши под­ня­лись дру­гие — те, что мно­го лет я пы­та­лась спря­тать по­даль­ше, но ко­то­рые каж­дый раз всплы­ва­ли на по­верх­ность в са­мый непод­хо­дя­щий мо­мент. Мак­сим по­явил­ся в мо­ей жиз­ни, ко­гда мне бы­ло де­сять лет, — се­ро­гла­зый со­сед­ский маль­чиш­ка с вы­го­рев­ши­ми на ма­куш­ке ру­сы­ми во­ло­са­ми, рос­сы­пью зо­ло­ти­стых вес­ну­шек на но­су и длин­ны­ми, как у же­ре­бен­ка, но­га­ми. Он с ро­ди­те­ля­ми пе­ре­ехал в наш во­ен­ный го­ро­док, где все при­вык­ли к то­му, что новые со­се­ди то по­яв­ля­ют­ся, то ис­че­за­ют — пе­ре­во­ды из ча­сти в часть для во­ен­ных де­ло со­вер­шен­но обыч­ное. Но ко­гда я впер­вые уви­де­ла Мак­са, то от­ку­да-то уже зна­ла, что он в мо­ей жиз­ни — не слу­чай­ный че­ло­век. — Лю­бишь ри­со­вать? — услы­ша­ла то­гда незна­ко­мый го­лос у се­бя за спи­ной. Обер­ну­лась: маль­чиш­ка, но­вень­кий из па­рал­лель­но­го клас­са. — Да, — от­ве­ти­ла, про­дол­жая вы­во­дить ка­ран­да­шом си­лу­эт ло­ша­ди. —А я пло­хо ри­сую, — вздох­нул он. — Па­па го­во­рит, что у ме­ня бе­да с про­стран­ствен­ным во­об­ра­же­ни­ем. По­это­му боль­ше люб­лю рас­кра­ши­вать уже го­то­вые ри­сун­ки. Ка­жет­ся, это у ме­ня хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся. —А я не люб­лю рас­кра­ши­вать, — при­зна­лась, ото­рвав­шись от сво­е­го за­ня­тия и взгля­нув на маль­чиш­ку. — Про­сто тер­пе­ния не хва­та­ет. — Зна­чит, мы с то­бой иде­аль­ная па­ра, — за­явил вдруг он и рас­плыл­ся в улыб­ке. Мы и вправ­ду бы­ли иде­аль­ной па­рой. За­би­ра­лись по ве­че­рам на кры­шу на­шей пя­ти­этаж­ки, си­де­ли, све­сив но­ги вниз, бол­та­ли обо всем на све­те, смот­ре­ли на звез­ды. Од­на­жды, ко­гда нам бы­ло лет по три­на­дцать, Макс по­да­рил мне коль­цо, скру­чен­ное из про­во­ло­ки, и при­знал­ся в люб­ви. — Ко­гда вы­рас­ту, то же­нюсь на те­бе! — Хо­ро­шо, — со­гла­си­лась, по­ту­пясь... ...Вз­г­ля­ну­ла на па­лец, на ко­то­ром туск­ло мер­цал дра­го­цен­ный сап­фир. Сколь­ко бы та­ких кам­ней я от­да­ла за то са­мо­дель­ное про­во­лоч­ное ко­леч­ко из дет­ства? Да все на све­те... Ко­гда Мак­си­му ис­пол­ни­лось сем­на­дцать, он ре­шил пой­ти по сто­пам от­ца и стать во­ен­ным. Фи­зи­че­ски здо­ро­во­го, не по го­дам креп­ко­го и смыш­ле­но­го, его сра­зу опре­де­ли­ли в элит­ное под­раз­де­ле­ние во­ору­жен­ных сил. На дво­ре сто­ял 2003 год — Со­еди­нен­ные Шта­ты на­ча­ли во­ен­ную опе­ра­цию в Ира­ке, Укра­и­на в чис­ле про­чих стран от­пра­ви­ла ту­да ми­ро­твор­че­ский кон­тин­гент. Под­раз­де­ле­ние Мак­са бы­ло рас­квар­ти­ро­ва­но в со­ро­ка пя­ти ки­ло­мет­рах от Баг­да­да. Он успел на­пи­сать мне два пись­ма. Коль­цо вне­зап­но на­чи­на­ет жечь ру­ку, и я сни­маю его. Ле­ша, ко­неч­но, хо­ро­ший па­рень и лю­бит ме­ня, но вот толь­ко серд­це не об­ма­нешь: не мо­гу ска­зать ему «да». Маль­чиш­ка, ко­то­рый до сих пор жи­вет в мо­ем серд­це, дав­но по­гиб, но до сих пор на­изусть пом­ню стро­ки, на­пи­сан­ные им в по­след­нем пись­ме: «Тут я ча­сто чув­ствую се­бя так, буд­то рас­сы­па­юсь по ку­соч­кам, и то­гда со­всем за­бы­ваю, ка­кой долж­на быть кар­тин­ка. Ино­гда они немно­го круп­нее, и то­гда мне ка­жет­ся, что вот-вот вспом­ню, за­чем я здесь, но ино­гда та­кие мел­кие, что по­ня­тия не имею, что с ни­ми де­лать. И лишь ко­гда ду­маю о те­бе, то ощу­щаю, как все мои ку­соч­ки сно­ва со­би­ра­ют­ся вме­сте, и ста­нов­люсь це­лым, на­сто­я­щим». Взя­ла коль­цо со сто­ла и бе­реж­но по­ло­жи­ла в кар­ман. Оно не бы­ло мо­им, Кри­сти­на пра­ва: зря я его взя­ла. Не хо­те­лось при­чи­нять Ле­ше боль, но лучше бы­ло сделать это сей­час, чем поз­же. Ко­го я об­ма­ны­ва­ла, убеж­дая се­бя, что го­то­ва вру­чить ему свое серд­це? В нем есть ме­сто лишь для од­но­го муж­чи­ны. Воз­мож­но, при­дет вре­мя и я сно­ва смо­гу лю­бить, но по­ка... Рас­счи­тав­шись за ко­фе, вы­шла на ули­цу. Вре­мя кло­ни­лось к по­лу­дню, нуж­но бы­ло воз­вра­щать­ся до­мой, за­ни­мать­ся ру­тин­ны­ми де­ла­ми. Я за­дра­ла го­ло­ву вверх, словно ожи­дая уви­деть там под­твер­жде­ние сво­е­го ре­ше­ния, и тут на нос мне шлеп­ну­лась хо­лод­ная кап­ля на­чи­на­ю­ще­го­ся до­ждя.

Сколь­ко дра­го­цен­ных кам­ней я от­да­ла бы за то про­во­лоч­ное ко­леч­ко? Да все на све­те... Макс хо­тел пой­ти по сто­пам от­ца и стать во­ен­ным. Это ре­ше­ние ста­ло фа­таль­ным

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.