Штор­мо­вая лю­бовь

Ле­том мо­ре ждет счаст­ли­вых и без­за­бот­ных. Осе­нью – та­ких, как я...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

ы не со­би­ра­ем­ся шум­ны­ми ком­па­ни­я­ми в при­бреж­ных ка­фе, гром­ко сме­ясь и за­ка­зы­вая хо­лод­ное пи­во, не ка­та­ем­ся на ба­на­нах, ве­се­ло виз­жа, не ло­вим по все­му пля­жу сво­их де­тей-со­рван­цов. Мы при­ез­жа­ем сю­да по­оди­ноч­ке, ме­лан­хо­лич­но бро­дим вдоль бе­ре­га, глу­бо­ко за­су­нув озяб­шие ру­ки в кар­ма­ны, слу­ша­ем шум при­боя. Мы по­хо­жи на пу­стые обо­лоч­ки, остав­ши­е­ся от лю­дей, мы зна­ем, о чем прон­зи­тель­но кри­чат чай­ки, про­ле­тая над вод­ной гла­дью, — ведь мы так же оди­но­ки, как и они... — Се­го­дня обе­ща­ют шторм, — впол­го­ло­са со­об­щил де­ду­ля, об­ра­ща­ясь ко мне и од­но­вре­мен­но в ни­ку­да. На сто­ли­ке пе­ред ним сто­ял ко­фе и недо­еден­ная гла­зу­нья, по­хо­жая на жел­тую кляк­су. — Да, — на вся­кий слу­чай кив­ну­ла я. — Слы­ша­ла по ра­дио. За три дня, про­ве­ден­ных в этом оте­ле, я зна­ла всех немно­го­чис­лен­ных по­сто­яль­цев в ли­цо: лы­се­ю­щий муж­чи­на лет со­ро­ка со скорб­но опу­щен­ны­ми вниз угол­ка­ми рта; двое жен­щин неопре­де­лен­но­го воз­рас­та, все­гда мол­ча зав­тра­ка­ю­щих и ку­да-то про­па­да­ю­щих до ве­че­ра; и этот де­ду­ля. Ни­кто из нас не ис­кал ком­па­нии, по­то­му это бы­ли пер­вые сло­ва, ко­то­ры­ми мы об­ме­ня­лись за по­ло­ви­ну неде­ли. — Мо­жет, да­же вы­па­дет снег, — про­дол­жил ста­рик. — Шесть лет на­зад в это вре­мя он уже точ­но был. Серд­це тоск­ли­во сжа­лось в мо­ей гру­ди: так вот что ждет та­ких, как я — оди­но­ко си­деть в ре­сто­ране оте­ля с недо­еден­ной яич­ни­цей и пом­нить о том, ко­гда в ка­ком го­ду вы­пал снег. Рас­счи­тав­шись, я вы­шла на ули­цу и по­шла к на­бе­реж­ной. ...Шесть лет на­зад, ко­гда тут уже вы­пал снег, я бы­ла со­вер­шен­но дру­гим че­ло­ве­ком. И лю­би­ла муж­чи­ну, с ко­то­рым стро­и­ла пла­ны на сов­мест­ное бу­ду­щее, ез­ди­ли по суб­бо­там за про­дук­та­ми и ко­пи­ли на квар­ти­ру. А еще име­ла по­дру­гу — ей я мог­ла до­ве­рить все. Но по­лу­чи­лось: до­ве­ри­ла са­мое глав­ное, и с тех пор она ста­ла ез­дить за про­дук­та­ми с мо­им муж­чи­ной и стро­ить пла­ны на бу­ду­щее. Шесть лет на­зад у ме­ня не ста­ло ни лю­би­мо­го, ни луч­шей по­дру­ги... Вол­ны с шу­мом раз­би­ва­лись о бе­тон­ные вол­но­ре­зы и осы­па­ли пли­ты на­бе­реж­ной гра­дом ко­лю­чих ле­дя­ных брызг. Я не под­хо­ди­ла близ­ко к во­де, но во­ло­сы все рав­но уже бы­ли мок­ры­ми. По­гру­жен­ная в свои мыс­ли, я бре­ла даль­ше. ...Пер­вое по­до­зре­ние за­кра­лось в ду­шу в тот день, ко­гда я слу­чай­но об­на­ру­жи­ла Олин пи­джак сре­ди кур­ток в при­хо­жей. — Ко­гда это Оля при­хо­ди­ла? — спро­си­ла Ле­шу, вспоминая, что не ви­де­ла по­друж­ку уже око­ло двух недель. — Оля? — пе­ре­спро­сил он. — Ка­жет­ся, по­за­вче­ра за­бе­га­ла, про­си­ла по­мочь ей ан­ти­ви­рус на план­шет уста­но­вить. Несколь­ко дней спу­стя, встре­тив­шись с по­дру­гой на ко­фе, я вскользь упо­мя­ну­ла, что на­шла ее курт­ку. — Да? — уди­ви­лась она, и ее ще­ки по­ро­зо­ве­ли. — Это, на­вер­ное, я за­бы­ла, ко­гда в по­не­дель­ник за­хо­ди­ла. — Ан­ти­ви­рус? — до­га­да­лась я. — Что? — не по­ня­ла Оль­га. — Я про­си­ла Ле­шу гля­нуть мой кар­бю­ра­тор: дви­га-

тель чи­ха­ет, ая в этом пол­ный ноль... ...По­гру­жен­ная в свои мыс­ли, я не сра­зу услы­ша­ла, как кто-то кри­чит, и оч­ну­лась лишь то­гда, ко­гда незна­ко­мец гру­бо схва­тил ме­ня за пле­чо и по­та­щил ку­да-то в сто­ро­ну. Бук­валь­но в ту же се­кун­ду на ме­сто, где толь­ко что сто­я­ла, об­ру­ши­лась ги­гант­ская вол­на. — Вам что, жить на­до­е­ло? — спро­сил он, пе­ре­кри­ки­вая шум мо­ря. — Нет, — про­ле­пе­та­ла я, хо­тя со­всем не­дав­но ду­ма­ла ина­че. Раз­да­ви­ло ме­ня двой­ное пре­да­тель­ство. — Идем­те, — ско­ман­до­вал он, мот­нув го­ло­вой в сто­ро­ну при­ста­ни. Неболь­шой бе­лый ка­тер, при­швар­то­ван­ный у при­ча­ла, опас­но по­ка­чи­вал­ся на вол­нах, тем не ме­нее внут­ри кач­ка по­чти не ощу­ща­лась. — Бе­ри­те, со­грей­тесь, — муж­чи­на про­тя­нул мне чаш­ку с ды­мя­щим­ся ча­ем. Па­рень вы­гля­дел нена­мно­го стар­ше ме­ня, но во­ло­сы его бы­ли се­ды­ми на вис­ках, а воз­ле глаз про­лег­ли мор­щин­ки, вы­да­ю­щие че­ло­ве­ка, ко­то­рый мно­го сме­ет­ся. — Спа­си­бо вам огром­ное, — на­ко­нец с опоз­да­ни­ем про­бор­мо­та­ла я. — Да не за что, — по­жал он пле­чом. — Это про­сто чай. — Не за чай. За то, что спас­ли ме­ня. — По­жа­луй­ста, — кив­нул незна­ко­мец и на­хму­рил­ся: — Обе­щай­те толь­ко боль­ше не гу­лять в шторм. Я, кста­ти, Ан­тон. — Ан­на. — Очень при­ят­но. Мы про­си­де­ли в ка­ю­те по­чти до су­ме­рек, и я неожи­дан­но по­ня­ла, что со­ску­чи­лась по про­сто­му че­ло­ве­че­ско­му об­ще­нию, а еще — по муж­ским ру­кам, спо­соб­ным на­ки­нуть на пле­чи про­со­лен­ную курт­ку и за­ва­рить све­жий чай. — Зав­тра долж­но рас­по­го­дить­ся, — со­об­щил Ан­тон, про­во­жая ме­ня ве­че­ром к оте­лю. — При­хо­ди утром на при­стань, я про­ка­чу те­бя на ост­ров. — При­ду, — по­обе­ща­ла и, крас­нея, спро­си­ла: — А мож­но спро­сить, в честь ко­го на­зван твой ка­тер? — А, это, — от­мах­нул­ся он. — «Вик­то­рия». Пол­то­ра го­да на­зад я ку­пил его уже с та­ким име­нем на борту, пе­ре­на­зы­вать не стал, да и не мог при­ду­мать ни­че­го под­хо­дя­ще­го. — и, нем­но­го по­ду­мав, вдруг сму­щен­но улыб­нул­ся и до­ба­вил: — Но те­перь, ка­жет­ся, при­ду­мал. Ан­на, 34 го­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.