Ста­рость от­ме­ня­ет­ся!

Ко­гда ско­ро­по­стиж­но умер от ра­ка мой муж, я дол­го не мог­ла спра­вить­ся с по­те­рей...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

еще в свои шесть­де­сят семь вдруг по­чув­ство­ва­ла се­бя немощ­ной и ста­рой. Впро­чем, от силь­ных пе­ре­жи­ва­ний у ме­ня дей­стви­тель­но на­ча­лись се­рьез­ные про­бле­мы со здо­ро­вьем. Но я не хо­те­ла ле­чить­ся. За­чем, ес­ли Го­шень­ки нет ря­дом?! Уж луч­ше уй­ти вслед за ним в иной мир... — Так нель­зя, ма­ма! — го­во­ри­ли мне сын и дочь. — Три го­да про­шло со смер­ти па­пы, а ты все еще не мо­жешь прий­ти в се­бя. Те­бе на­до встрях­нуть­ся! — Посмот­ри на се­бя, — вно­си­ла свою леп­ту в про­грам­му по воз­вра­ще­нию ме­ня к нор­маль­ной жиз­ни зо­лов­ка Ни­на. — Ты же бы­ла цве­ту­щей жен­щи­ной, а пре­вра­ти­лась в ста­ру­ху! Во­ло­сы и то пе­ре­ста­ла кра­сить. Го­ша бы это­го не одоб­рил! Сест­ра му­жа бы­ла млад­ше ме­ня на во­семь лет и от­ли­ча­лась неис­ся­ка­е­мым оп­ти­миз­мом. В один из ви­зи­тов она со­об­щи­ла, что в зда­нии на­ше­го же­ка ор­га­ни­зо­ва­ли клуб для пен­си­о­не­ров. Мол, там устра­и­ва­ют те­ма­ти­че­ские ве­че­ра, тан­цы. — И на­зва­ние у него пре­крас­ное, — во­оду­шев­лен­но ку­дах­та­ла Ни­на. — «Вто­рое ды­ха­ние». В об­щем, я нас с то­бой за­пи­са­ла. Пой­дем раз­ве­ем­ся, по­тан­цу­ем. Все луч­ше, чем си­деть и сох­нуть от тос­ки. — С ума со­шла! — воз­му­ти­лась я. — Хо­чешь, что­бы мне весь дом ко­сти пе­ре­мы­вал? Мол, рех­ну­лась на ста­ро­сти лет, по­чти семь­де­сят стук­ну­ло, а она на тан­цуль­ки бе­га­ет! Прям ве­се­лая вдо­ва! — Да лад­но те­бе, — пе­ре­дер­ну­ла пле­ча­ми зо­лов­ка. — Не хо­чешь танцевать, да­вай про­сто по­об­ща­ем­ся с людь­ми. — И о чем бу­дем го­во­рить? — про­дол­жа­ла я ки­пя­тить­ся. — О том, что на пен­сию те­перь не про­жить, или о бо­ляч­ках? Нет уж, уволь! — Да не со­би­ра­ет­ся там ни­кто свои бо­ляч­ки об­суж­дать. Я ви­де­ла ор­га­ни­за­то­ра клу­ба и по­сле раз­го­во­ра с ним по­ня­ла, что там со­би­ра­ют­ся те, кто не по­те­рял вку­са к жиз­ни. И не за­пи­сы­ва­ет се­бя, как ты, рань­ше вре­ме­ни в ста­ри­ки. — По­че­му рань­ше вре­ме­ни? По-тво­е­му, семь­де­сят — это рас­цвет сил? — Для ко­го как, — под­жа­ла гу­бы Ни­ну­ля. — К при­ме­ру, моя со­сед­ка Кла­ва в сем­де­сят три вто­рой раз за­муж вы­шла. И пред­ставь се­бе, цве­тет и пах­нет! — Цве­тет — в смыс­ле плес­не­ве­ет? — не удер­жа­лась я от сар­каз­ма. Она толь­ко мах­ну­ла ру­кой. Я ду­ма­ла, что на этом де­ло и за­кон­чит­ся, но в пят­ни­цу ве­че­ром неуга­мон­ная зо­лов­ка по­зво­ни­ла и ве­ле­ла мне при­хо­ро­шить­ся и ждать, ко­гда она за мной зай­дет... — Ска­за­ла же, не пой­ду, — сер­ди­то на­ча­ла я, но она уже бро­си­ла труб­ку. «Вот ре­пей, — по­ду­ма­ла с до­са­дой, — вце­пит­ся — не от­ста­нет! Лад­но, схо­жу ра­зок, все рав­но де­лать нече­го...» — О! Да ты губ­ки под­кра­си­ла! — уви­дев ме­ня, удо­вле­тво­рен­но улыб­ну­лась Ни­ну­ля. — Так-то луч­ше. По­шли, — и, взяв под ру­ку, по­ве­ла ме­ня к лиф­ту... Клуб раз­ме­щал­ся в ак­то­вом за­ле на вто­ром эта­же. Вой­дя ту­да вслед за зо­лов­кой, я огля­де­лась. На сту­льях си­де­ли че­ты­ре по­жи­лые жен­щи­ны и один муж­чи­на. С ви­ду мой ро­вес­ник. Гу­стые се­дые во­ло­сы, глад­ко­вы­бри­тое ин­тел­ли­гент­ное ли­цо. «Пред­став­ляю, ка­кой он был в мо­ло­до­сти, ес­ли сей­час та­кой кра­си­вый, — не­воль­но по­ду­ма­ла я и са­ма усты­ди­лась сво­их мыс­лей. При­зна­юсь: имен­но со зна­ком­ства с этим че­ло­ве­ком на­ча­лись ме­та­мор­фо­зы, про­ис­хо­дя­щие со мной до сих пор. — Это и есть ор­га­ни­за­тор клу­ба, — шеп­ну­ла Ни­на, про­сле­див за мно­им взгля­дом. Меж­ду тем он уже под­нял­ся и шел нам на встре­чу. По­дой­дя, улыб­нул­ся. — Доб­ро по­жа­ло­вать в се­мью. Бу­дем зна­ко­мить­ся? Алек­сандр Да­ни­ло­вич. — Зи­на­и­да Ан­дре­ев­на, — пред­ста­ви­лась я и за­чем-то сде­ла­ла кник­сен. — Очень при­ят­но, — слег­ка на­кло­нив­шись, он по­це­ло­вал про­тя­ну­тую мной ру­ку. — При­са­жи­вай­тесь, еще нем­но­го по­до­ждем и нач­нем раз­вле­кать­ся. По пят­ни­цам у нас тан­цы. Лю­би­те танцевать? — Люб­лю, — ма­ши­наль­но от­ве­ти­ла я и тут же спо­хва­ти­лась: «Со­всем сду­ре­ла! За­бы­ла, за­чем при­шла?» На­де­я­лась по­си­деть в сто­рон­ке, что на­зы­ва­ет­ся, для ме­бе­ли, но не тут-то бы­ло. Как толь­ко за­иг­ра­ла му­зы­ка, Алек­сандр по­до­шел ко мне и по-гу­сар­ски при­щелк­нул каб­лу­ка­ми: «Раз­ре­ши­те?» «Гос­по­ди, что я де­лаю?!» — по­ду­ма­ла, под­ни­ма­ясь со сту­ла и вкла­ды­вая ру­ку в его рас­кры­тую ла­донь. — Зна­е­те, ко­го вы мне сей­час на­по­ми­на­е­те, — на­чал он, ко­гда мы медленно за­кру­жи­лись в валь­се. — На­та­шу Ро­сто­ву на пер­вом ба­лу. Та­кая же пре­крас­ная и немнож­ко рас­те­рян­ная. — А еще со­ста­рив­ша­я­ся на пять­де­сят лет, — улыб­ну­лась, ско­стив се­бе три го­да и по­ни­мая, что ста­рость от­ме­ня­ет­ся.

Бы­ло яс­но, что Ни­ну­ля все рав­но не от­вя­жет­ся, по­это­му я ре­ши­ла сходить с ней в клуб

Зи­на­и­да, 71 год

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.