Ангел с ян­тар­ным оже­ре­льем

Гля­дя в ее кра­си­вые зо­ло­ти­сто-ка­рие гла­за, я был уве­рен, что мы ви­де­лись рань­ше...Толь­ко вот где?

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

Вый­дя из клу­ба, я при­сло­нил­ся спи­ной к кир­пич­ной стене, су­нул в рот си­га­ре­ту и щелк­нул за­жи­гал­кой. В ушах все еще про­дол­жа­ла пуль­си­ро­вать гром­кая му­зы­ка, а гла­за сле­зи­лись от яр­ко­го све­та. «Я слиш­ком стар для по­доб­ных раз­вле­че­ний», – по­ду­мал и сам се­бе усмех­нул­ся: черт, мне же все­го трид­цать! Но ве­че­рин­ки и тан­цы до утра бы­ли для ме­ня уже весь­ма со­мни­тель­ным удо­воль­стви­ем: я пред­став­лял, как зав­тра бу­ду весь день му­чить­ся по­хме­льем, а ведь на­до за­кон­чить несколь­ко пе­ре­во­дов, ко­то­рые взял на дом... Я до­стал из кар­ма­на мо­биль­ный и на­шел но­мер служ­бы так­си. – Доб­рый ве­чер, мне бы ма­ши­ну на бли­жай­шее вре­мя, – по­про­сил де­вуш­ку-дис­пет­че­ра и на­звал ад­рес. – Хо­ро­шо. Спа­си­бо, жду. Си­га­ре­та до­тле­ла, и я по­шел к урне, а ко­гда обер­нул­ся, де­вуш­ка уже сто­я­ла на мо­ем ме­сте, слов­но ма­те­ри­а­ли­зо­вав­шись из воз­ду­ха. – При­вет, – ска­за­ла с улыб­кой. – Вы кто? – глу­по спро­сил я, уста­вив­шись на нее. – А кем бы вы хо­те­ли, что­бы я бы­ла? – от­ве­ти­ла незна­ком­ка во­про­сом на во­прос и трях­ну­ла коп­ной свет­лых вол­ни­стых во­лос. – Про­сто вы так под­кра­лись... – Я не под­кра­ды­ва­лась, – воз­ра­зи­ла де­вуш­ка. – У вас, на­вер­ное, уши за­ло­жи­ло немно­го. В клу­бе слиш­ком гром­ко иг­ра­ет му­зы­ка. Она сло­жи­ла ру­ки за спи­ной и опер-

лась о сте­ну. Я за­ме­тил, как в туск­лом све­те улич­но­го фо­на­ря что-то блес­ну­ло на ее шее. – Кра­си­вое оже­ре­лье. – Спа­си­бо, – улыб­ну­лась она и неж­но кос­ну­лась его ру­кой. – Это ян­тарь. – За­бав­но, – усмех­нул­ся, вспом­нив вдруг ста­рую ис­то­рию. – В дет­стве нам кто-то ска­зал, что ян­тарь – это смо­ла. И мы, ма­лыш­ня, вдруг ре­ши­ли, что речь об обыч­ной смо­ле де­ре­вьев, а по­то­му со­би­ра­ли ее, на­пол­няя

Де­вуш­ка воз­ник­ла вне­зап­но, слов­но ма­те­ри­а­ли­зо­вав­шись из ве­сен­не­го воз­ду­ха кар­ма­ны, и бы­ли уве­ре­ны: это дра­го­цен­ные кам­ни. – В дет­стве все ка­жет­ся дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми – да­же раз­но­цвет­ные стек­лыш­ки, – се­рьез­но за­яви­ла незна­ком­ка, и то, как она на­кло­ня­ла го­ло­ву, ко­гда го­во­ри­ла, и ее лег­кая по­лу­улыб­ка по­ка­за­лись мне чер­тов­ски зна­ко­мы­ми... – Ска­жи­те, а мы ни­где не встре­ча­лись рань­ше? – спро­сил, вгля­ды­ва­ясь в по­лу­тьму. – Воз­мож­но, – ти­хо от­ве­ти­ла она и взгля­ну­ла ку­да-то по­верх мо­ей го­ло­вы. – Не бу­де­те про­тив, ес­ли я за­бе­ру ва­ше так­си? Мне сроч­но на­до до­мой. А вы вы­зо­ве­те дру­гое. – От­ку­да зна­е­те, что я вы­звал... – на­чал было, но тут с про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ны ули­цы до ме­ня до­нес­ся звук клак­со­на – тем­но-си­няя ино­мар­ка с жел­той шаш­кой при­зы­ва­ла пас­са­жи­ра по­спе­шить. – Ко­неч­но, – кив­нул я. – Бе­ри­те, мне не к спе­ху. Удач­ной до­ро­ги. – И вам, – ска­за­ла незна­ком­ка, про­тя­ну­ла мне ма­лень­кую про­хлад­ную ла­донь и вни­ма­тель­но по­смот­ре­ла в гла­за. – Бе­ре­ги­те се­бя. Я смот­рел, как она пе­ре­хо­дит ули­цу: то­нень­кая, в лег­ком свет­лом пла­тье – и как не хо­лод­но? И вне­зап­но вспом­нил, от­ку­да ее знаю... ...Мне было де­сять, ко­гда мой стар­ший брат уто­нул в озе­ре. В тот день я не по­шел с ним и дру­ги­ми ре­бя­та­ми на пляж. Я по­чти уве­рен, что все рав­но ни­чем бы не смог по­мочь Ан­дрею, ведь пла­вал на­мно­го ху­же него. Но с тех пор чув­ство ви­ны не по­ки­да­ло ме­ня, и од­на­ж­ды по­шел на то озе­ро один и ныр­нул. Креп­ко сжал гу­бы, ши­ро­ко рас­крыл гла­за, осмот­рел­ся в мут­ной зе­ле­но­ва­той во­де и вдруг уви­дел его: он си­дел на са­мом дне, блед­ный, груст­ный, при­жав ост­рые ко­лен­ки к гру­ди. Я дви­нул­ся к нему, пы­тал­ся что-то про­кри­чать, на­чал за­хле­бы­вать­ся, во­да вне­зап­но окра­си­лась в чер­ный цвет. И неожи­дан­но чья-то ру­ка дер­ну­ла ме­ня на­верх, к солн­цу, воз­ду­ху... Пом­ню, я горь­ко пла­кал, уже ле­жа на бе­ре­гу. – Боль­ше так ни­ко­гда не де­лай, – стро­го ска­за­ла сто­я­щая ря­дом дев­чон­ка. Она бы­ла в мок­ром лег­ком лет­нем пла­тье, свет­лые во­ло­сы со­суль­ка­ми об­ле­пи­ли ли­цо. Де­воч­ка на­кло­ни­лась, стро­го взгля­ну­ла на ме­ня зо­ло­ти­сто-ян­тар­ны­ми гла­за­ми, и про­шеп­та­ла: – Его боль­ше нет, но это не зна­чит, что ему там пло­хо. ...Вне­зап­но я по­нял: это бы­ла та са­мая дев­чон­ка, спас­шая мне в дет­стве жизнь. Ну ко­неч­но! – Друг, мне на­до сроч­но до­гнать так­си, – ско­ро­го­вор­кой ска­зал муж­чине в ма­шине, при­тор­мо­зив­шей у обо­чи­ны. – Си­няя ино­мар­ка, боль­шая жел­тая шаш­ка. – Са­дись, – кив­нул во­ди­тель. Уто­пив пе­даль га­за в пол, он рез­ко рва­нул впе­ред, но не успе­ли мы до­е­хать до вто­ро­го пе­ре­крест­ка, как дви­же­ние за­сто­по­ри­лось. Я вы­ско­чил из ав­то и по­мчал­ся впе­ред. Пря­мо на пе­ре­крест­ке сто­я­ла по­ко­ре­жен­ная си­няя ино­мар­ка, в зад­нюю дверь ко­то­рой вре­зал­ся мик­ро­ав­то­бус. Во­круг стол­пи­лись лю­ди, двое муж­чин пы­та­лись вы­та­щить во­ди­те­ля так­си. – Где де­вуш­ка, – крик­нул я, под­бе­гая. — Та, ко­то­рая еха­ла с ва­ми? – Де­вуш­ка?..– ед­ва ше­ве­ля гу­ба­ми, удив­лен­но пе­ре­спро­сил муж­чи­на. – Мо­ло­дой че­ло­век, отой­ди­те, – при­крик­нул на ме­ня кто-то. – Он ра­нен, ему труд­но го­во­рить! Не было боль­ше ни­ко­го. Он ехал один. Ед­ва во­ло­ча оне­мев­шие но­ги, я по­до­шел к раз­би­той ино­мар­ке, в ко­то­рую мог сесть де­сять ми­нут на­зад. Из са­ло­на тор­чал бам­пер мик­ро­ав­то­бу­са, по­ко­ре­жен­ное зад­нее си­де­нье было усы­па­но оскол­ка­ми стек­ла, но сре­ди них было что-то еще. Осто­рож­но про­су­нув ру­ку в ок­но, я до­стал па­ру кро­шеч­ных ян­тар­ных бу­син. И толь­ко по­том по­нял, что это не ян­тарь, а за­стыв­шая дре­вес­ная смо­ла.

ВИ­ТА­ЛИЙ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.