Поющие в ма­лин­ни­ке

Но­вый со­сед раз­дра­жал ме­ня с тех пор, как па­ру ме­ся­цев на­зад въе­хал сю­да.Чем имен­но?

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

Bо-пер­вых, уста­но­вил в до­ме сиг­на­ли­за­цию, и она ди­ко за­вы­ва­ла каж­дый раз, ко­гда в его двор слу­чай­но за­бе­га­ла моя кош­ка. Ма­ру­ся до смер­ти пу­га­лась. Кро­ме то­го, по утрам со­сед об­ти­рал­ся сне­гом и при этом пел. Гром­ко и фаль­ши­во... Вот и се­год­ня раз­бу­дил жут­ким за­вы­ва­ни­ем. А еще слы­ша­лось ка­кое-то стран­ное шар­ка­нье. — Что он там де­ла­ет? — про­сто­на­ла я. Под­няв­шись с кро­ва­ти, по­до­шла к ок­ну, раз­дви­ну­ла жа­лю­зи. Со­сед чи­стил от сне­га свою до­рож­ку. На­шел вре­мя! До­шле­пав до ве­ран­ды, я на­пя­ли­ла на пи­жа­му дуб­лен­ку, су­ну­ла но­ги в ста­рые по­лу­бо­тин­ки и вы­шла на крыль­цо. — По­слу­шай­те, у вас со­весть есть?! — крик­ну­ла, пе­ре­гнув­шись че­рез пе­ри­ла. — Это вы мне? — обер­нул­ся муж­чи­на. — Ну а ко­му же! Ка­ко­го рож­на вы в та­кую рань скре­бе­те этой чер­то­вой ло­па­той!? У ме­ня го­ло­ва рас­ка­лы­ва­ет­ся! — На­вер­ное, дав­ле­ние, — по­со­чув­ство­вал он. — Хо­ти­те, при­не­су таб­лет­ку? — Луч­ше бе­ру­ши! — бурк­ну­ла. — С ка­кой ста­ти вы обо мне за­бо­ти­тесь? — Так это... мы ж со­се­ди. — К со­жа­ле­нию! По­то­му что с тех пор, как вы тут по­се­ли­лись, у ме­ня ни дня по­коя. Каж­дое утро од­но и то же: ка­кой-то шум, пе­ние… Не­уже­ли не по­ни­ма­е­те, что ме­ша­е­те лю­дям спать? — Ви­но­ват, — он шум­но вздох­нул. — Ду­мал, вы то­же ран­няя пташ­ка. Хо­тя вче­ра у вас дол­го свет го­рел. Бес­сон­ни­ца? — А че­го это вдруг на мои ок­на гла­зе­е­те? — Да так… Из­ви­ни­те, — про­бор­мо­тал

муж­чи­на, по­том по­вер­нул­ся спи­ной и сно­ва за­шар­кал ло­па­той. Про­шеп­тав па­ру нецен­зур­ных слов, я ста­ла ша­рить в кар­ма­нах в по­ис­ках си­га­рет и за­жи­гал­ки. Най­дя, за­ку­ри­ла. Обер­нув­шись, со­сед по­смот­рел на ме­ня осуж­да­ю­щим взгля­дом. — Опять ку­ри­те на­то­щак? Ведь это вред­но. И по­том, каш­ля­е­те же. Я слы­шал. — Не ва­ше де­ло! Вы что, док­тор? — Нет. Но в ме­ди­цине кое-что по­ни­маю. По­ни­ма­ет он! Ум­ник на­шел­ся! — Ну, зна­е­те! Обой­дусь без ваших со­ве­тов! Гре­бе­те свой снег — и гре­би­те! По­жав пле­ча­ми, он пе­ре­бро­сил ло­па­ту в дру­гую ру­ку, но не дви­нул­ся с ме­ста. Сто­ял и смот­рел бли­зо­ру­ки­ми гла­за­ми. Как по­ка­за­лось, на­смеш­ли­во. Вот наг­лец! На­до уй­ти в дом, что­бы не тре­пать се­бе нер­вы. Черт с ним. Пусть раз­гре­ба­ет снег, раз ему так при­спи­чи­ло! Вы­бро­сив си­га­ре­ту, кру­то раз­вер­ну­лась и… по­дош­ва по­еха­ла, я по­те­ря­ла рав­но­ве­сие и, как куль с му­кой, по­ка­ти­лась вниз по лест­ни­це. На­вер­ное, силь­но уда­ри­лась го­ло­вой, по­то­му что по­те­ря­ла со­зна­ние. От­крыв гла­за, уви­де­ла над со­бой пе­ре­пу­ган­ное ли­цо со­се­да. — Ли­да, с ва­ми... с то­бой все в по­ряд­ке? — Не знаю, — от­ве­ти­ла, про­дол­жая ле­жать в по­зе бро­шен­ной кук­лы. — А дви­гать­ся мо­жешь? Ну-ка по­про­буй по­ше­ве­лить ле­вой ру­кой. По­мор­щив­шись, я со­гну­ла паль­цы. — Ум­ни­ца, — по­хва­лил он. — А те­перь возь­мись за ме­ня и под­ни­май­ся. Цеп­ля­ясь за его ту­луп, с тру­дом вста­ла на но­ги. Сты­до­ба! Об­хва­тив за та­лию, со­сед при­тя­нул ме­ня к се­бе: «Смот­ри под но­ги, я по­мо­гу под­нять­ся по сту­пень­кам!» И тут я буд­то оч­ну­лась. Гос­по­ди, что этот на­хал се­бе поз­во­ля­ет?! А глав­ное — я ему под­чи­ня­юсь! — Ру­ки убе­ри­те! — при­ка­за­ла твер­до. — Са­ма дой­ду. И еще, ме­ня зо­вут Ли­дия Алек­сан­дров­на. По­нят­но? — Но я по­ду­мал, мы с то­бой… — С ва­ми, Дмит­рий Ва­си­лье­вич. И толь­ко так! Не люб­лю фа­ми­льяр­но­стей! — Как ска­же­те, — про­мям­лил он, — Ли­дия Алек­сан­дров­на... До­ма об­на­ру­жи­ла, что у ме­ня со­дра­на ко­жа на но­ге и на за­тыл­ке шиш­ка. «Все из-за это­го за­ну­ды, — по­ду­ма­ла, до­ста­вая из ап­теч­ки зе­лен­ку. — Нет, нуж­но дер­жать его на рас­сто­я­нии, а то при­лип­нет как бан­ный лист. Бу­дет по­сто­ян­но ма­я­чить пе­ред гла­за­ми, ая — раз­дра­жать­ся!» Мне дей­стви­тель­но ни с кем не хо­те­лось об­щать­ся. Я ведь по­это­му сда­ла квар­ти­ру в го­ро­де и по­се­ли­лась на да­че. Меч­та­ла о ти­шине и по­кое. А тут ка­кое-то зам­ше­лое чудовище в мою жизнь ле­зет... С тех пор дер­жа­лась с Дмит­ри­ем на­ро­чи­то хо­лод­но. Пе­ре­ки­нем­ся па­рой ни­че­го не зна­ча­щих фраз при встре­че — и все. Но од­на­ж­ды меж­ду на­ми опять про­изо­шла стыч­ка. Это слу­чи­лось ле­том. То­же ра­но утром. Те­перь ме­ня раз­бу­дил звук ра­бо­та­ю­щей га­зо­но­ко­сил­ки. Вы­гля­нув в ок­но, бук­валь­но под­ско­чи­ла от него­до­ва­ния: со­сед ору­до­вал ею на МО­ЕМ участ­ке! На­ки­нув ха­лат, ри­ну­лась во двор. — Черт по­бе­ри! Что вы тут де­ла­е­те?! Вы­клю­чив ма­шин­ку, он улыб­нул­ся. — А на что это по­хо­же? — На неза­кон­ное про­ник­но­ве­ние на чу­жую тер­ри­то­рию! — за­ора­ла я. — Кто вас про­сил под­стри­гать МОЮ тра­ву? — Но ведь так луч­ше… — по­пы­тал­ся убе­дить обес­ку­ра­жен­ный муж­чи­на, од­на­ко я не да­ла ему за­кон­чить: — Это МОЙ уча­сток! И я са­ма бу­ду ре­шать, что здесь нуж­но де­лать, а что нет! — Но я толь­ко хо­тел по­мочь! — про­дол­жал оправ­ды­вать­ся он. — Ведь вы все вре­мя од­на, вам труд­но. Вот я и по­ду­мал… — Да знаю я, что вы по­ду­ма­ли! — у ме­ня уже на­чи­на­лась ис­те­ри­ка. — Жа­лель­щик на­шел­ся! Ни­кто мне не ну­жен, по­нят­но? Я од­на, по­то­му что мне так нра­вит­ся. Так что за­би­рай­те свою ду­рац­кую та­рах­тел­ку и уби­рай­тесь с мо­е­го дво­ра! Не до­жи­да­ясь от­ве­та, я вер­ну­лась в дом. На­ли­ла Ма­ру­се мо­ло­ка и по­смот­ре­ла в ок­но. Со­сед вер­нул­ся к се­бе во двор и во­зил­ся воз­ле са­рая. Удо­вле­тво­рен­ная, от­пра­ви­лась до­сы­пать. Ду­ма­ла, по­бе­ди­ла, но... Эта ночь бы­ла осо­бен­но душ­ной, и, не­смот­ря на вы­пи­тую таб­лет­ку сно­твор­но­го, мне ни­как не уда­ва­лось уснуть. Ре­ши­ла спу­стить­ся в сад по­ды­шать воз­ду­хом. Вы­шла на крыль­цо и опе­ши­ла. — Опять?! Что вам здесь на­до?! — Вы о чем? Про­сти­те, не по­нял… — Я спра­ши­ваю: че­го на­до? — по­вто­ри­ла гроз­но. — По­че­му вы здесь сто­и­те? — Про­сто гу­ляю. — Гу­ля­е­те? Воз­ле мо­е­го за­бо­ра?! — Но это и мой за­бор то­же, — неожи­дан­но воз­ра­зил со­сед. — У ме­ня здесь ма­ли­на рас­тет. Хо­ти­те? — Не за­го­ва­ри­вай­те мне зубы! — на­ча­ла я, но на этот раз он не дал мне за­кон­чить: — То­гда, мо­жет, чаю? Я как раз све­жий за­ва­рил. Очень вкус­ный. Доч­ка при­сла­ла. Зна­е­те, она сей­час жи­вет в Лон­доне… — Пре­крас­но. Ра­да за нее. Толь­ко у ме­ня нет вре­ме­ни на раз­го­во­ры ни о чем. И луч­ше пе­ре­стань­те дей­ство­вать на нер­вы, а то по­жа­лу­юсь пред­се­да­те­лю дач­но­го ко­опе­ра­ти­ва! — Но я ни­че­го пло­хо­го не сде­лал! Про­сто хо­тел по­об­щать­ся. По-со­сед­ски… Это разо­зли­ло ме­ня еще боль­ше, и я топ­ну­ла но­гой. И тут он вдруг рас­хо­хо­тал­ся. Вот уж че­го не ожи­да­ла! — Это вы на­до мной сме­е­тесь?! — Ну что вы! На­обо­рот, вос­хи­щен ва­шим тем­пе­ра­мен­том! И во­об­ще… — Дмит­рий за­пнул­ся, — вы мне нра­ви­тесь. —Я?! С ума сой­ти! Вы се­рьез­но? — По­ни­маю: это зву­чит со­вер­шен­но безум­но, но я дей­стви­тель­но в вас влюб­лен, — он вы­ра­зи­тель­но вздох­нул. — Кста­ти, сиг­на­ли­за­цию от­клю­чил, что­бы Ма­ру­ся не бо­я­лась. И га­зо­ны ра­но утром под­стри­гать боль­ше не бу­ду. И петь, ес­ли вас это раз­дра­жа­ет. — Спа­си­бо… — про­из­нес­ла, чув­ствуя, что неволь­но крас­нею. По­том мах­ну­ла ру­кой и на­ча­ла спус­кать­ся по сту­пень­кам. Ока­зав­шись вни­зу, по­смот­ре­ла на со­се­да: — У вас ка­лит­ка от­кры­та? — Нет, — рас­те­рял­ся он. — А что? — Так от­крой­те, — по­жа­ла пле­ча­ми. — Что сто­и­те как вко­пан­ный? Са­ми же при­гла­ша­ли на чай! Долж­на при­знать­ся, дав­но так при­ят­но не про­во­ди­ла ве­чер. По­том бы­ли дру­гие ве­че­ра, дол­гие раз­го­во­ры, про­гул­ки… А од­на­ж­ды мы с Ди­мой со­би­ра­ли ма­ли­ну, и он за­пел. На ми­ну­ту я за­мер­ла и... ста­ла ему под­пе­вать. И зна­е­те, при­слу­ши­ва­ясь к мо­е­му го­ло­су, он со­вер­шен­но не фаль­ши­вил. Так что у нас по­лу­чил­ся вполне до­стой­ный ду­эт. Да­же Клав­дия, со­сед­ка спра­ва, это за­ме­ти­ла. Так и ска­за­ла: «Гля­жу, вы с Дмит­ри­ем спе­лись. Мо­лод­цы...»

Ли­дия, 70 лет

Са­ма не пой­му, по­че­му ста­ла со­се­ду под­чи­нять­ся. Вид­но, силь­но стук­ну­лась го­ло­вой... Ме­ня бук­валь­но рас­пи­ра­ло от зло­сти. Что этот наг­лец се­бе поз­во­ля­ет? Ну ни­ка­ко­го по­коя!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.