Да­вай за­бу­дем, что рас­ста­лись

Го­во­рят, от люб­ви до нена­ви­сти один шаг. Не знаю, в сан­ти­мет­рах этот путь не из­ме­ря­ла.

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

вот по вре­ме­ни он за­нял у ме­ня ров­но трид­цать семь ми­нут.

19:05. Встре­чаю му­жа с ра­бо­ты ра­дост­ны­ми об­ни­маш­ка­ми: я его обо­жаю! 19:11. Стас ужи­на­ет без ап­пе­ти­та, что на него не по­хо­же. Спра­ши­ваю, не слу­чи­лось ли че­го. 19:14. Мой все еще лю­би­мый при­зна­ет­ся, что ухо­дит к дру­гой жен­щине. По­то­му что: а) он ее лю­бит; б) она ждет от него ре­бен­ка.

Вс­по­ми­наю, что се­год­ня пер­вое ап­ре­ля, и го­во­рю мужу, что на его розыг­рыш не по­ве­лась, да и шут­ка так се­бе, на тро­еч­ку с ми­ну­сом. 19:20. Стас за­ве­ря­ет, что это не розыг­рыш и что ухо­дит к бе­ре­мен­ной пас­сии уже се­год­ня. Для убе­ди­тель­но­сти на­чи­на­ет скла­ды­вать в че­мо­дан свои ве­щи.

19:21. Я ры­даю и умо­ляю Ста­са оду­мать­ся, на­по­ми­ная, что у нас есть доч­ка и что ни од­на ба­ба не бу­дет лю­бить его так силь­но, как я (впро­чем, в по­след­нем не уве­ре­на, по­то­му что в ду­ше те­перь боль­ше зло­сти, чем люб­ви).

19:29. Муж объ­яс­ня­ет, что ме­ня то­же лю­бит, но уже НЕ ТАК, а на­шей Ли­зе шест­на­дцать, и она са­ма влюб­ле­на в Ва­лер­ку, по­это­му пой­мет и про­стит. Че­го он и мне же­ла­ет... 19:35. Окон­ча­тель­но осо­знав, что на­ше­му, как мне еще утром ка­за­лось, счаст­ли­во­му и ста­биль­но­му бра­ку при­шел кир­дык, хва­таю ва­зу и при­цель­но пу­ляю в ре­не­га­та.

19:36. Стас, вспом­нив во­лей­боль­ную мо­ло­дость, успе­ва­ет увер­нуть­ся от «сна­ря­да» и кри­чит, что я ис­те­рич­ка! В ответ об­зы­ваю его пре­да­те­лем, сво­ло­чью, коз­лом и... В об­щем, по­раз­но­му — у ме­ня очень бо­га­тый сло­вар­ный за­пас!

19:40. Су­пруг за­сте­ги­ва­ет че­мо­дан, ка­тит его в при­хо­жую, на­тя­ги­ва­ет курт­ку и, бро­сив на про­ща­ние: «Ко­гда успо­ко­ишь­ся, по­зво­ни — по­го­во­рим, как ци­ви­ли­зо­ван­ные лю­ди», вы­хо­дит из квар­ти­ры. Ору ему вслед: «Я те­бя нена­ви­жу!!!» и за­хло­пы­ваю дверь. На ча­сах 19:42. Век стре­ми­тель­ных ско­ро­стей, од­на­ко! ...Это сей­час я мо­гу рас­ска­зы­вать о на­шем рас­ста­ва­нии со сте­бом и даже ве­се­ло. А то­гда бы­ло не до ве­се­лья. Я чув­ство­ва­ла се­бя рас­те­рян­ной, уни­жен­ной, оби­жен­ной, боль­ной и ста­рой. Но все эти эмо­ции за­би­ва­ла ост­рая, как при­ступ гной­но­го ап­пен­ди­ци­та, нена­висть. Этот гад хо­тел, что­бы мы поз­же по­го­во­ри­ли, «как ци­ви­ли­зо­ван­ные лю­ди»? Фиг ему! Во-пер­вых, я с ним во­об­ще об­щать­ся не со­би­ра­юсь, а во-вто­рых, его из­ме­на, слов­но ко­жу, со­дра­ла вся­кую ци­ви­ли­зо­ван­ность. Я ощу­ща­ла се­бя пе­щер­ной жен­щи­ной, чей аль­фа-са­мец вдруг по­та­щил за­би­то­го мамонта в чу­жую пе­ще­ру. И ма­монт в этой си­ту­а­ции не глав­ное, тут клю­че­вое сло­во — «ЧУ­ЖУЮ»! А что с та­ким сам­цом де­ла­ет мать его де­те­ны­ша, остав­лен­но­го без от­цов­ской лас­ки и кус­ка мя­са? Пра­виль­но, лу­пит из­мен­щи­ка по баш­ке ду­би­ной. Да по­боль­нее. Но я то­гда бы­ла слиш­ком сла­ба, что­бы как сле­ду­ет раз­мах­нуть­ся. Лад­но, по­до­ждем, мне не к спе­ху. Ведь не зря кто-то из муд­ре­цов ска­зал: месть — блю­до, ко­то­рое по­да­ют хо­лод­ным!

...Ко­гда доч­ка узна­ла, ка­кой фор­тель вы­ки­нул ее до­ро­гой па­па­ша, сна­ча­ла бы­ла все­це­ло на мо­ей сто­роне. Од­на­ко вско­ре я слу­чай­но услы­ша­ла, как она по те­ле­фо­ну до­го­ва­ри­ва­ет­ся со Ста­сом о встре­че. Пер­вый по­зыв «не пу­щать»! Но к то­му вре­ме­ни я уже об­ре­ла спо­соб­ность со­об­ра­жать бо­лее-ме­нее здра­во и по­ня­ла, что за­пре­та­ми ни­че­го не до­бьюсь. Точ­нее до­бьюсь, но от­ри­ца­тель­но­го ре­зуль­та­та — на­строю Ли­зу­ню против се­бя. Ни­че­го, она де­воч­ка взрос­лая, ра­зум­ная, са­ма раз­бе­рет­ся, кто из ро­ди­те­лей прав, а кто ви­но­ват. И пусть быв­ший не на­де­ет­ся, что доч­ка вот так за­про­сто, по щелч­ку паль­ца­ми, его «пой­мет и про­стит»! ...Про­шло два ме­ся­ца. Ли­за бла­го­по­луч­но пе­ре­шла в один­на­дца­тый класс и уеха­ла в спор­тив­ный ла­герь. Со­зва­ни­ва­лись еже­днев­но, об­ме­ни­ва­ясь од­ни­ми и те­ми же фра­за­ми: — Ма, у ме­ня все норм. Прав­да тре­нер го­ня­ет нас до седь­мо­го по­та, но на­стро­е­ние отличное. По­го­да то­же... — А кор­мят хо­ро­шо?

— Съ­е­доб­но. Все, мам, по­ка, мне уже на тре­ни­ров­ку бе­жать пора. Ты там дер­жись.

— Да ку­да я де­нусь. Пе­ре­жи­ву. Це­лую те­бя, сол­ныш­ко.

—И я те­бя цем-цем!

Но на чет­вер­тый день в про­грам­ме про­изо­шел сбой:

— Мам, ты по­че­му на па­пи­ны звон­ки не от­ве­ча­ет? — неожи­дан­но из­ме­ни­ла при­выч­ный текст Ли­за. — По­то­му что не же­лаю с ним об­щать­ся, — при­ня­ла я пра­ви­ла иг­ры. — Он про­сил пе­ре­дать, что бу­дет те­бя се­год­ня в во­семь ве­че­ра ждать в ва­шей ка­феш­ке.

— А те­бя, зна­чит, пар­ла­мен­те­ром­пе­ре­го­вор­щи­ком на­зна­чил?

— Что-то ти­па то­го.

— Пе­ре­дай сво­е­му от­цу, что я... — хо­те­ла ска­зать «не при­ду», но пой­ма­ла се­бя на том, что... хо­чу ви­деть Ста­са. Соску­чи­лась? Да нет, ерун­да, про­сто ин­те­рес­но, что он хо­чет ска­зать. Не со­би­ра­ет­ся же, как Штир­лиц во вре­мя встре­чи с же­ной, смот­реть на ме­ня под му­зы­ку!

— Пе­ре­дай от­цу, что... по­ду­маю. Ко­неч­но, я под­го­то­ви­лась к «сви­да­нию» — при­чес­ка, ма­ки­яж, ма­ни­кюр и все та­кое. Пусть не ду­ма­ет, что я без него ис­стра­да­лась вся! — От­лич­но вы­гля­дишь! — оце­нил мои уси­лия Стас.

— Мо­е­му лю­би­мо­му то­же нра­вит­ся. — У те­бя кто-то по­явил­ся?

— А ты ду­мал, я по­сле тво­е­го ухо­да мо­наш­кой за­де­ла­юсь? Не до­ждешь­ся. Так что у ме­ня в лич­ной жизни все от­лич­но.

— Быст­ро ты...

— Век ско­ро­стей, — по­жа­ла пле­ча­ми. — А как твоя по­дру­га по­жи­ва­ет? — У нас то­же все хо­ро­шо.

— Ну, то­гда уда­чи.

— И те­бе...

В об­щем, по­го­во­ри­ли...

А в де­сять сно­ва по­зво­ни­ла Ли­за: — Ну что, по­ми­ри­лись с па­пой?

— А по­че­му мы долж­ны ми­рить­ся? — не по­ня­ла я.

— Так он же те­бя имен­но для это­го в ка­фе при­гла­сил! Та ба­рыш­ня раз­ве­ла его с бе­ре­мен­но­стью и во­об­ще стер­вой ока­за­лась. Па­па уже тре­тью неде­лю у дя­ди Сла­вы жи­вет и очень хо­чет вер­нуть­ся к нам. Толь­ко бо­ит­ся, что ты его не пу­стишь об­рат­но. — Пра­виль­но бо­ит­ся, — про­бор­мо­та­ла неуве­рен­но.

— А мо­жет, все-та­ки...

— Я по­ду­маю.

Со Ста­сом мы по­ми­ри­лись. По­это­му те­перь я мо­гу рас­ска­зы­вать о том его «зиг­за­ге» со сте­бом и даже ве­се­ло. Ири­на, 38 лет

Быв­ший муж на­зна­чил мне встре­чу в ка­фе. Я ре­ши­ла схо­дить из лю­бо­пыт­ства...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.