Луч­ше тюрь­ма, чем те­ща

Уго­раз­ди­ло же ме­ня же­нить­ся на Дин­ке... Она-то, в об­щем, дев­чон­ка непло­хая, толь­ко за­пу­ган­ная, а вот ма­ма­ша ее – чистый де­мон!

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

Вы­бив щелч­ком из пач­ки си­га­ре­ту, сле­до­ва­тель за­ку­рил, по­том ото­шел к ок­ну и от­крыл фор­точ­ку. Сра­зу по­тя­ну­ло про­хла­дой. Дождь лил с утра, не пе­ре­ста­вая.

– По та­кой погоде толь­ко ве­шать­ся, – уны­ло за­ме­тил он. Вер­нул­ся к сто­лу и, спо­хва­тив­шись, про­тя­нул мне пач­ку: – Ку­рить хо­чешь?

— Спа­си­бо, не от­ка­жусь...

Я взял си­га­ре­ту и с удо­воль­стви­ем за­тя­нул­ся: а жизнь-то на­ла­жи­ва­ет­ся!

– Че­го улы­ба­ешь­ся, при­ду­рок? – хмык­нул сле­до­ва­тель и при­дви­нул ко мне пе­пель­ни­цу. – Ему срок све­тит, а он ра­ду­ет­ся… И че­го толь­ко я с то­бой во­жусь, а?

Сле­дак был мо­ло­дой, до­тош­ный и во всем хо­тел разо­брать­ся. Бы­ло оче­вид­но, что я ему сим­па­ти­чен, и он ис­кренне рвал­ся мне по­мочь.

– Да не парь­ся ты, на­чаль­ник, – ми­ро­лю­би­во от­ве­тил я. – Пи­ши, как те­бе на­до, мне, чест­но го­во­ря, пофиг…

– Ну как пофиг, как пофиг? – рявк­нул он. – Те­бе же уго­лов­ку шьют, вот за­яв­ле­ние тво­ей те­щи, что ты по­ку­шал­ся на ее жизнь…

– Вот старая сво­лочь. При­ду­ма­ет же!

– Что? – он вни­ма­тель­но по­смот­рел на ме­ня. – Ни­че­го, – огрыз­нул­ся я. – Го­во­рил уже, что не по­ку­шал­ся на ее жизнь – слу­чай­но по­лу­чи­лось... – Во-от, мо­ло­дец… – об­ра­до­вал­ся сле­до­ва­тель и стал что-то быст­ро за­пи­сы­вать. – Но у ме­ня еще есть по­ка­за­ния тво­ей же­ны и… дру­гих сви­де­те­лей. Так они утвер­жда­ют, что ты желал смер­ти те­щи. Желал или не желал, мо­жет, они что-то не так по­ня­ли? – в его го­ло­се зву­ча­ла на­деж­да. – От­ри­цать не бу­ду, – со вздо­хом при­знал­ся, – желал! И не раз!

– Тьфу ты, – сле­до­ва­тель с до­са­дой плю­нул и, по­ни­зив го­лос, неожи­дан­но ска­зал: – Чест­но го­во­ря, я сво­ей то­же же­лаю. До то­го за­ела грым­за – хоть раз­во­дись!

– Ес­ли на­ду­мал, луч­ше раз­во­дись, – по­со­ве­то­вал ему, – а то, не ро­вен час, по­па­дешь… как я. Сле­до­ва­тель ото­ро­пе­ло по­смот­рел на ме­ня, за­тем до­стал из пап­ки и по­ло-

Сле­до­ва­тель яв­но хо­тел разо­брать­ся и даже по­мочь мне

жил пе­ре­до мной чистый лист бу­ма­ги.

– Зна­чит так, пи­ши... По­дроб­но – с са­мо­го на­ча­ла, как все бы­ло... – он по­сту­чал паль­цем по ли­сту, за­тем по мо­е­му лбу. – И обя­за­тель­но ука­жи, ка­кое у те­бя бы­ло эмо­ци­о­наль­ное со­сто­я­ние.

То есть ты дей­ство­вал в со­сто­я­нии аф­фек­та… – Да не бы­ло ни­ка­ко­го аф­фек­та, – от­мах­нул­ся. – Го­во­рю же, слу-чай-но… За­щи­щал­ся я и си­лу чу­ток не рас­счи­тал – са­да­нул, а она и опро­ки­ну­лась. – За­щи­щал­ся? От ко­го? – по­ве­се­лел сле­до­ва­тель. – Как от ко­го? От нее же, от этой стер­вы…

– Так что ж ты сра­зу не ска­зал, что это бы­ла са­мо­обо­ро­на? Это же со­всем дру­гая ста­тья! Стра­да­лец ты мой, – он дру­же­ски по­хло­пал ме­ня по пле­чу, – ну, те­перь мы их сде­ла­ем, а то со­всем разо­шлись, ста­рые ведь­мы! Да­вай, рас­ска­зы­вай… В об­щем, мне при­шлось по­вто­рить свою ис­то­рию сна­ча­ла.

С Дин­кой мы по­зна­ко­ми­лись пят­на­дцать лет на­зад в спорт­клу­бе. Она там мед­сест­рой ра­бо­та­ла. Не то что­бы де­воч­ка, трид­цат­ник стук­ну­ло, а не ска­жешь. Ма­хонь­кая, бе­лень­кая, ти­хонь­кая – как цып­ле­нок. Так и хо­те­лось по­са­дить ее в кар­ман и уне­сти с со­бой. Мы и по­встре­чать­ся тол­ком не успе­ли, мне ве­сти ее бы­ло неку­да – в об­ща­ге жил, так – по­тис­ка­лись па­ру раз в подъ­ез­де. А од­на­жды вы­ско­чи­ла ее мать и да­вай го­ло­сить. Дин­ку за во­ло­сы схва­ти­ла, в дом по­та­щи­ла. Я, ко­неч­но, бро­сил­ся за­щи­щать ее, что­бы не при­шиб­ла нена­ро­ком. Ну, та за­од­но и ме­ня пин­ка­ми да под­за­тыль­ни­ка­ми в квар­ти­ру втолк­ну­ла и да­вай угро­жать: мол, я дочь ее хо­тел. «Да она ненор­маль­ная, – по­ду­мал, – луч­ше с ней не свя­зы­вать­ся». Вз­г­ля­нул на Дин­ку – она, бед­ня­га, бе­лее сне­га – и про­из­нес:

– Да ка­кое на­си­лие, Бог с ва­ми! Же­нить­ся мы с Ди­ной со­бра­лись. – Же­нить­ся? – ожи­ви­лась она. – Это дру­гой раз­го­вор. Толь­ко что­бы зав­тра в загс, а то я вас, му­жи­ков, знаю. На­обе­ща­е­те с три ко­ро­ба, а са­ми в ку­сты.

– Лад­но, – го­во­рю, – зав­тра так зав­тра... Вот и уго­дил в это чер­то­во ло­го­во. Те­ща моя дочь од­на вос­пи­ты­ва­ла – муж от нее сбе­жал, не до­ждав­шись рож­де­ния ре­бен­ка. Дин­ка бо­я­лась ма­те­ри, как черт ла­да­на. Да что там Дин­ка, от мо­ей те­щи весь дом ша­ра­хал­ся: сам ви­дел, как она соседу скал­кой по го­ло­ве хо­те­ла за­ехать – тот ед­ва но­ги унес. Ме­ня она не то что­бы невзлю­би­ла, но не до­ве­ря­ла. Каж­дый ве­чер у по­ро­га об­ню­хи­ва­ла, как со­ба­ка: не вы­пил ли пи­ва по до­ро­ге домой. За­тем мне устра­и­ва­ли на­сто­я­щий шмон: деньги – на стол, си­га­ре­ты – в му­сор­ник. Че­рез два го­да та­кой жизни я по­нял, что на­до спа­сать­ся. Уго­во­рил же­ну уй­ти на квар­ти­ру. Со­гла­си­лась. Ви­дать, то­же надоело ма­ма­шу тер­петь. Ма­те­ри­аль­но, ко­неч­но, тя­же­ло­ва­то бы­ло, за­то ни­кто на моз­ги не ка­пал. Спу­стя пол­го­да Дин­ка объ­яви­ла мне о сво­ей бе­ре­мен­но­сти. Я об­ра­до­вал­ся, дав­но пора, че­го тя­нуть-то. Те­ща узна­ла, ста­ла на­ста­и­вать, что­бы мы воз­вра­ща­лись.

Мол, Дин­ка здо­ро­вьем не бле­щет, так что са­ма с ма­лы­шом не спра­вит­ся, а она, мол, по­мо­гать до­че­ри бу­дет. Я со­про­тив­лял­ся и то­гда со­всем жи­тья не стало – ста­ру­ха взя­ла ме­ня под кон­троль. От­сле­жи­ва­ла мою жизнь по ми­ну­там, зво­ни­ла на ра­бо­ту. Я тер­пел. Не сло­мал­ся и то­гда, ко­гда Дин­ка доч­ку ро­ди­ла. Но ко­гда Лен­ке ис­пол­ни­лось шесть лет, гря­нул пер­вый кри­зис. При­шлось та­ки вер­нуть­ся к Дин­ки­ной ма­ма­ше... И пошло-по­еха­ло. Не жизнь – ад. Од­на­жды я не вы­дер­жал – на­пил­ся. – Хоть бы она сдох­ла, за­ра­за, со­всем нет сил тер­петь, – жа­ло­вал­ся му­жи­ка­ми в ба­ре. – Ино­гда даже ду­маю, мо­жет, мне ее грох­нуть? – Не ду­ри, – успо­ка­и­ва­ли они. – Ес­ли так тя­же­ло, раз­ве­дись.

– Не мо­гу, же­ну жал­ко, мать ее до­ко­на­ет, – всхлип­нул я. – И доч­ку бро­сать не хо­чу, сам рос без­от­цов­щи­ной… – То­гда тер­пи, – со­ве­то­ва­ли они. – Те­ща, она же все-та­ки не веч­ная, по­жи­вет-по­жи­вет, да и око­чу­рит­ся… Домой я вер­нул­ся но­чью. Не успел пе­ре­сту­пить по­рог, как по­лу­чил чем-то тя­же­лым по баш­ке – аж звез­доч­ки из глаз по­сы­па­лись… С трудом удер­жав­шись на но­гах, дви­нул­ся даль­ше – к вы­клю­ча­те­из­на­си­ло­вать лю, но уда­ры сы­па­лись на ме­ня один за дру­гим, сби­вая с ног и ли­шая ори­ен­та­ции. То­гда я пошел на свет – в кух­ню, но там ме­ня жда­ло но­вое ис­пы­та­ние: схва­тив чай­ник, те­ща плес­ну­ла в ме­ня ки­пят­ком. Ко­гда при­шел в се­бя, уви­дел: воз­ле пли­ты без при­зна­ков жизни с яич­ни­цей на го­ло­ве ле­жа­ла те­ща. Пря­мо ей на грудь со ско­во­род­ки в мо­ей ру­ке сте­ка­ло мас­ло, а Дин­ка, рас­пах­нув ок­но и ухва­тив­шись за ра­му, ве­ре­ща­ла что есть мо­чи, про­си­ла со­се­дей вы­звать по­ли­цию. Сле­до­ва­тель по­хло­пал ме­ня по пле­чу:

– Не бой­ся, бра­ток. Я лич­но те­бе та­ко­го ад­во­ка­та най­ду – он те­бя в два сче­та от­ма­жет, домой пой­дешь. Я за­тя­нул­ся на­по­сле­док, за­ту­шил оку­рок и кри­во усмех­нул­ся:

– Нет, уж луч­ше тюрь­ма, чем та­кая те­ща!

Жа­ло­вал­ся на нее му­жи­кам в ба­ре. Слу­шал со­ве­ты...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.