Шанс для за­блуд­шей ду­ши

Тя­же­лые во­ро­та за­хлоп­ну­лись за мной с мерз­ким ме­тал­ли­че­ским скре­же­том...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

десь, за за­бо­ром, даже воз­дух был дру­гим. Он пах сво­бо­дой! Не­уже­ли до­жда­лась?! Ад­во­кат уве­рял, что до­бьет­ся для ме­ня услов­но­го сро­ка, но су­дья впа­ял са­мый что ни на есть ре­аль­ный — два го­да в ко­ло­нии об­ще­го ре­жи­ма. Я от­си­де­ла год, но эти две­на­дцать ме­ся­цев по­ка­за­лись веч­но­стью. В кар­мане пла­ща — справ­ка об УДО, да­ю­щая пра­во на бес­плат­ный про­езд до ме­ста про­жи­ва­ния и сто гри­вен «подъ­ем­ных» — на пи­та­ние и что­бы до­брать­ся до вок­за­ла. Сей­час при­едут сест­ра с зя­тем и от­ве­зут ме­ня домой. Ла­ра на­вер­ня­ка за­хва­тит с со­бой тор­мо­зок с чем-то вкус­нень­ким, что­бы по­ба­ло­вать ме­ня по­за­бы­тым вку­сом до­маш­ней еды... Спро­си­ла у про­хо­же­го, ко­то­рый час. Ока­за­лось, уже по­ло­дин­на­дца­то­го. Что-то за­дер­жи­ва­ют­ся мои род­ствен­ни­ки! С дру­гой сто­ро­ны, путь неблиз­кий, рас­счи­тать при­езд с точ­но­стью до ми­ну­ты слож­но. Ни­че­го, я по­до­жду. На во­ле ждать — со­всем не то, что за ко­лю­чей про­во­ло­кой. Да и недол­го уже оста­лось... Ча­сов в пять ве­че­ра уже бу­ду до­ма: по­ле­жу в ванне с пен­кой, за­ка­жу на ужин свои лю­би­мые су­ши, усну в СВО­ЕЙ по­сте­ли. По­том най­ду ра­бо­ту, жизнь на­ла­дит­ся,

Я бы­ла уве­ре­на, что клей­мо быв­шей зэч­ки по­ста­ви­ло крест на мо­ем бу­ду­щем. Ошиб­лась

и этот год в за­клю­че­нии за­бу­ду, как страш­ный сон...

Я про­жда­ла Ла­ру с Ки­рил­лом до ве­че­ра, но они так и не при­е­ха­ли. «Ско­рее все­го, что-то слу­чи­лось — ма­ши­на по до­ро­ге по­ло­ма­лась или кто-то из них за­бо­лел», — ре­ши­ла я. При осво­бож­де­нии мне вер­ну­ли мой мо­биль­ный, но ба­та­рея в нем раз­ря­ди­лась еще год на­зад, по­это­му у Ла­ри­сы нет воз­мож­но­сти предупредить о форс-ма­жо­ре... По­ве­рить в то, что се­мья сест­ры, ра­ди ко­то­рой я по­шла на пре­ступ­ле­ние, на­пле­ва­ла на ме­ня, я не мог­ла. Нет-нет, про­сто им что­то по­ме­ша­ло...

По­пле­лась на оста­нов­ку рей­со­во­го ав­то­бу­са, ко­то­рый до­вез до рай­он­но­го цен­тра. Еще пят­на­дцать ми­нут хо­да —и я на ж/д стан­ции. Про­тя­ну­ла в окош­ко кас­сы свою справ­ку: «Де­вуш­ка, мне ну­жен би­лет до Ки­е­ва. Или ка­кой-ни­будь про­езд­ной до­ку­мент...»

Ви­де­ли бы вы взгляд кас­сир­ши! На­вер­ное, так в сред­ние ве­ка доб­ро­по­ря­доч­ные го­ро­жане смот­ре­ли на изъ­еден­но­го яз­ва­ми про­ка­жен­но­го с ко­ло­коль­чи­ком на шее. От про­вод­ни­цы ва­го­на — тот же взгляд «в подарок». Хо­ро­шо, что по­пут­чи­ки по­па­лись нор­маль­ные, с раз­го­во­ра­ми и в ду­шу не лез­ли. Вско­ре плац­карт­ный люд уснул, а я ле­жа­ла, при­жав­шись ще­кой к то­щей по­душ­ке, и вспо­ми­на­ла, как до­шла до жизни та­кой.

...По­сле окон­ча­ния уни­вер­си­те­та мне по­вез­ло — устро­и­лась бух­гал­те­ром в стро­и­тель­ную ком­па­нию. Ра­бо­та­ла ста­ра­тель­но, на­чаль­ство бы­ло мной до­воль­но, и ко­гда спу­стя два го­да глав­бух ушла на пен­сию, на эту долж­ность на­зна­чи­ли ме­ня. А че­рез несколь­ко ме­ся­цев по­сле по­вы­ше­ния по­зво­ни­ла Ла­ра и, ры­дая, про­кри­ча­ла в труб­ку, что их с Ки­рил­лом... убьют. Я тут же по­мча­лась к сест­ре, и та рас­ска­за­ла, что им с му­жем угро­жа­ют кол­лек­то­ры:

— Сна­ча­ла они зво­ни­ли нам по но­чам и тре­бо­ва­ли, что­бы отдали долг, за­тем ста­ли при­хо­дить. А се­год­ня утром за­пих­ну­ли Ки­рю­шу в ма­ши­ну, вы­вез­ли в лес, за­ста­ви­ли рыть яму, по­том за­ко­па­ли по шею и пре­ду­пре­ди­ли: ес­ли в те­че­ние неде­ли не вер­нет деньги, в сле­ду­ю­щий раз за­ко­па­ют це­ли­ком! Вместе с же­ной и ре­бен­ком! Я так бо­юсь...

— Вот га­ды! Сколь­ко вы долж­ны? — Это­му бан­ку — 90 ты­сяч гри­вен. И еще двум — по пять­де­сят.

— Гос­по­ди, — за­сто­на­ла я. — Ну за­чем вы бра­ли эти чер­то­вы кре­ди­ты?! — На ре­монт, на ро­ды, да ма­ло ли на что? То­гда Ки­рю­ша ра­бо­тал, и мы бы­ли уве­ре­ны, что быст­ро по­га­сим. А по­том его уво­ли­ли, я ушла в де­крет, и ока­за­лись со­всем на ме­ли. — У ме­ня на сче­ту есть око­ло трид­ца­ти ты­сяч гри­вен... Еще де­сят­ку, ду­маю, на­скре­бу, ес­ли про­дам свои цац­ки... — Это­го ма­ло, — сно­ва за­ры­да­ла сест­ра. — В хо­ло­диль­ни­ке про­дук­ты за­кон­чи­лись, а мы из до­ма вы­хо­дить бо­им­ся! И с На­дюш­кой я не гу­ляю... — Лад­но, по­ста­ра­юсь что-ни­будь при­ду­мать, — по­обе­ща­ла.

— Толь­ко по­ско­рее, — умо­ля­ю­ще по­про­си­ла Ла­ри­са. Не­до­ста­ю­щую сум­му я... «по­за­им­ство­ва­ла» на ра­бо­те. От­да­ла деньги Лар­ке, а на сле­ду­ю­щий день ме­ня за­дер­жа­ли по об­ви­не­нию в кра­же. Три ме­ся­ца до су­да про­ве­ла в СИЗО, а по­том от­пра­ви­лась до­си­жи­вать в жен­скую ко­ло­нию. По­че­му же Ла­ра с Ки­рил­лом за мной не при­е­ха­ли? ...По­езд при­шел на ки­ев­ский вок­зал в шесть утра. Еще пол­ча­са на мет­ро — и я до­ма! Под­ня­лась на ше­стой этаж, по­зво­ни­ла в со­сед­скую дверь: — Зра­сте, теть Зи­на, я вер­ну­лась! Ста­ру­ха мол­ча су­ну­ла мне в руку клю­чи и то­роп­ли­во за­хлоп­ну­ла дверь. На­до же, а рань­ше пря­мо си­ро­пом со­чи­лась, ко­гда со мной об­ща­лась: «Ах, Све­точ­ка, ты та­кая ум­ни­ца, та­кая кра­са­ви­ца, та­кая хо­зя­юш­ка...» Пра­виль­но, то­гда я бы­ла мо­ло­дой успеш­ной жен­щи­ной, а те­перь кто? Быв­шая зэч­ка, про­ка­жен­ная! Ста­ци­о­нар­ный те­ле­фон не ра­бо­тал — от­клю­чи­ли за неупла­ту. За­ря­див мо­биль­ный, по­зво­ни­ла Ла­ри­се.

— А, это ты? — недо­воль­но бурк­ну­ла она. — Не зво­ни нам боль­ше... «Ту-ту-ту» — взо­рва­ли мозг ко­рот­кие гуд­ки от­боя. Я на­бра­ла но­мер сест­ры еще несколь­ко раз, но та не от­ве­ти­ла. То­же, вид­но, не хо­чет об­щать­ся с про­ка­жен­ной!

...Най­ти ра­бо­ту по спе­ци­аль­но­сти мне не уда­лось. Не­смот­ря на на­ли­чие крас­но­го ди­пло­ма и опы­та ра­бо­ты. То есть про­хо­жу со­бе­се­до­ва­ние, иду в от­дел кад­ров оформ­лять­ся, а ко­гда вы­хо­жу на ра­бо­ту, ка­д­ро­вик смот­рит на ме­ня до бо­ли зна­ко­мым взгля­дом (ату ее, ату!): «Свет­ла­на Ви­та­льев­на, по­че­му вы скры­ли та­кой факт ва­шей био­гра­фии, как...» Ока­зы­ва­ет­ся, су­ще­ству­ют спе­ци­аль­ные ин­тер­не­тресур­сы, предо­став­ля­ю­щие ра­бо­то­да­те­лям све­де­ния об от­сут­ствии или на­ли­чии су­ди­мо­сти у по­тен­ци­аль­но­го ра­бот­ни­ка. В об­щем, с мо­им уго­лов­ным «ана­мне­зом» я вез­де по­лу­чи­ла от во­рот по­во­рот. С огром­ным трудом, сно­ва на­ру­шив за­кон (да­ла взят­ку на­чаль­ни­це жэка), мне уда­лось устро­ить­ся дворником. Пол­го­да ма­ха­ла мет­лой, а по­том не­ожи­дан­ный зво­нок: — Госпожа Кру­жи­ли­на? — услы­ша­ла незна­ко­мый жен­ский го­лос. — Вы еще ищи­те ра­бо­ту эко­но­ми­ста?

— Да, но я в ре­зю­ме ука­за­ла, что у ме­ня по­га­шен­ная су­ди­мость...

— Я чи­та­ла. Давайте об этом по­го­во­рим при встре­че... Вла­де­ли­ца тор­го­вой фир­мы (жен­щи­на сред­них лет) сна­ча­ла за­да­ла несколь­ко вопросов, что­бы вы­яс­нить уро­вень мо­е­го про­фес­си­о­на­лиз­ма, а за­тем по­ин­те­ре­со­ва­лась, за что я по­лу­чи­ла срок. Она бы­ла на­стро­е­на доб­ро­же­ла­тель­но, вот я и вы­ло­жи­ла все как на ду­ху.

— Зав­тра мо­же­те при­сту­пать к ра­бо­те, — ска­за­ла Оль­га Пет­ров­на (так ее зва­ли). И при­зна­лась, что в мо­ло­до­сти са­ма со­вер­ши­ла ошиб­ку, ко­то­рая сто­и­ла ей трех лет сво­бо­ды. Так что те­перь по ме­ре сил по­мо­га­ет та­ким же «еди­но­жды осту­пив­шим­ся». — Бе­ру на ра­бо­ту не всех су­ди­мых, но вас возь­му, — до­ба­ви­ла она. — Вы же ме­ня не под­ве­де­те, прав­да?

Да я го­то­ва па­хать, как ста­до во­лов, лишь бы до­ка­зать на­чаль­ни­це, что она не зря да­ла мне этот шанс!

Свет­ла­на, 27 лет

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.