Я спою те­бе о люб­ви

– Уче­ные дав­но до­ка­за­ли, что лю­бовь – это все­го лишь хи­ми­че­ская ре­ак­ция, про­ис­хо­дя­щая в че­ло­ве­че­ском моз­ге, — без­апел­ля­ци­он­но за­яви­ла я.

Uspiehi i Porazenia - - Откровенное Признание -

нет в этом ни­ка­кой ми­сти­ки, бо­же­ствен­ной во­ли или пред­опре­де­ле­ния судь­бы! Ерун­да все это! И вы­дум­ки, что­бы бы­ло о чем книж­ки пи­сать и пес­ни петь. По­дру­га Ли­на по­жа­ла пле­ча­ми. Вид­но, ей надоело со мной спо­рить. — Что ты мол­чишь? Ты со мной не со­глас­на? — не уни­ма­лась я. — Не со­глас­на, — по­мед­лив, неохот­но от­ве­ти­ла она. — На­у­ка на­у­кой, но есть ве­щи, ко­то­рые не объ­яс­нишь ни од­ной хи­ми­че­ской ре­ак­ци­ей. Вот влю­бишь­ся, Насту­ся, са­ма нач­нешь пи­сать ли­ри­че­ские стиш­ки и петь пес­ни. А по­том рас­ска­жешь мне, что и в ка­ких ко­ли­че­ствах бу­дет вы­ра­ба­ты­вать твой мозг! Ото­дви­нув­шись по­даль­ше, я сме­ри­ла по­друж­ку на­смеш­ли­вым взгля­дом: — Влюб­люсь? Еще че­го! Мне и без му­жи­ков хо­ро­шо!

Это дей­стви­тель­но бы­ло так. Ко­гда мне ис­пол­ни­лось шест­на­дцать, я за­па­ла на од­но­го пар­ня, но вско­ре по­ня­ла — то все­го лишь гор­мо­наль­ный взрыв. Есте­ствен­ный про­цесс взрос­ле­ния: сна­ча­ла мы ве­рим в Де­да Мо­ро­за, за­тем — в лю­бовь и вер­ность муж­чин, но ра­но или позд­но осо­зна­ем, что и пер­вое, и вто­рое, и даже тре­тье — не бо­лее чем миф. Од­на­ко Лин­ка бы­ла со­вер­шен­но дру­го­го мнения.

На­ка­нуне мы с дру­зья­ми хо­ди­ли на шаш­лы­ки, и к Лине при­вя­зал­ся ка­кой-то тип, го­во­рил вся­кие ба­наль­но­сти и неост­ро­ум­но шу­тил. И все же по­дру­га не пы­та­лась его от­шить и то­же ве­ла се­бя как ду­роч­ка: вос­тор­жен­но за­ка­ты­ва­ла глаз­ки, ко­кет­ни­ча­ла, глу­по хи­хи­ка­ла. А се­год­ня за­яви­ла: по­сле трех (!!!) сви­да­ний с этим Ан­дре­ем по­ня­ла, что влю­би­лась. Мол, Ан­дрю­ша очень ве- се­лый, ком­му­ни­ка­бель­ный, с ним необык­но­вен­но лег­ко и про­сто. Так и хо­те­лось взять по­друж­ку — неглу­пую и та­кую рас­су­ди­тель­ную преж­де — и хо­ро­шень­ко трях­нуть, что­бы враз вы­бить всю дурь из ее го­ло­вы. Хо­тя вряд ли бы по­мог­ло, ведь лю­бовь — не про­сто хи­мия, она дей­ству­ет как нар­ко­тик.

Сто­я­ла се­ре­ди­на ап­ре­ля, и устав­шие от дол­гой зи­мы лю­ди вы­хо­ди­ли на ули­цу по­греть­ся на сол­ныш­ке. Гля­дя на за­по­ло­нив­шие скве­ры и пар­ки па­роч­ки, тро­га­тель­но дер­жа­щи­е­ся за ру­ки и на­шеп­ты­ва­ю­щие друг дру­гу на ухо вся­кие глу­по­сти, я усме­ха­лась: ох уж мне эти му­си-пу­си! Еще неде­лю на­зад по цен­траль­ной ал­лее воз­ле на­ше­го офи­са спе­ши­ли муж­чи­ны в ко­стю­мах, на хо­ду до-

По­дру­га ве­ла се­бя про­сто глу­по: вос­тор­жен­но за­ка­ты­ва­ла гла­за, хи­хи­ка­ла. Кош­мар, да и толь­ко!

пи­ва­ю­щие ко­фе, и жен­щи­ны с оза­бо­чен­ны­ми ли­ца­ми, а сей­час слов­но кто-то при­ме­нил в го­ро­де хи­ми­че­скую ата­ку, и все ды­ша­ли отрав­лен­ным га­зом, за­ра­жа­ю­щим ор­га­низм ви­ру­сом люб­ви. Хо­ро­шо, что у ме­ня дав­но вы­ра­бо­тал­ся им­му­ни­тет к этой бо­лез­ни! Но все­об­щее оду­ре­ние на­чи­на­ло дей­ство­вать на нер­вы. В та­ком раз­дра­жен­ном на­стро­е­нии я вер­ну­лась на ра­бо­чее ме­сто. — Де­вуш­ка, — об­ра­ти­лась ко мне од­на из по­ку­па­тель­ниц, — вы мог­ли бы по­со­ве­то­вать ка­кую-ни­будь хо­ро­шую книж­ку про лю­бовь? Ну, что­бы без пош­ло­стей…

— Ко­неч­но, — улыб­ну­лась я. — Прой­ди­те в от­дел клас­си­ки и най­ди­те там «Ан­ну Ка­ре­ни­ну». От­лич­ная кни­га, как раз про на­сто­я­щую лю­бовь и с хеп­пи-эн­дом… Ре­день­кие бро­ви жен­щи­ны удив­лен­но взле­те­ли вверх.

— Во­об­ще-то я ее чи­та­ла и не ска­за­ла бы, что там счаст­ли­вый ко­нец. — А он во­об­ще бы­ва­ет? В то, что вы­со­кие чув­ства су­ще­ству­ют, ве­рят толь­ко на­ив­ные ду­роч­ки и ду­шев­но­боль­ные, — бурк­ну­ла я и де­мон­стра­тив­но от­вер­ну­лась к пол­кам. По­ку­па­тель­ни­цу это взбе­си­ло. — Де­вуш­ка, а вот ха­мить не на­до! Я у вас про­сто совета по­про­си­ла, а вы ме­ня тут уже и ду­рой, и ду­шев­но­боль­ной обо­зва­ли! По­зо­ви­те ва­ше­го ди­рек­то­ра, я хо­чу с ним по­го­во­рить! Вот черт! В этом ме­ся­це у ме­ня уже бы­ли недо­ра­зу­ме­ния с по­ку­па­те­ля­ми, и на­чаль­ник на днях вы­нес по­след­нее пре­ду­пре­жде­ние. Те­рять ра­бо­ту не хо­те­лось, и, пе­ре­си­лив се­бя, я с на­тя­ну­той улыб­кой по­вер­ну­лась к него­ду­ю­щей тет­ке.

— Из­ви­ни­те, я нем­но­го по­го­ря­чи­лась. Ду­маю, мы с ва­ми вполне мо­жем ре­шить эту про­бле­му са­ми… — Ну уж нет! Я не ста­ну тер­петь ва­ши вы­ход­ки! Зо­ви­те на­чаль­ни­ка! Хо­те­ла ид­ти за ше­фом, но в этот мо­мент ря­дом вдруг ма­те­ри­а­ли­зо­вал­ся кра­си­вый мо­ло­дой че­ло­век в стро­гом ко­стю­ме и мод­ных оч­ках: — Здрав­ствуй­те, ме­ня зо­вут Илья. К со­жа­ле­нию, ди­рек­тор от­сут­ству­ет, по­это­му вы мо­же­те по­го­во­рить со мной. Я стар­ший ме­не­джер это­го ма­га­зи­на. У вас воз­ник ка­кой-то кон­фликт с на­шим про­дав­цом? Сей­час мы во всем раз­бе­рем­ся... Я по­те­ря­ла дар ре­чи, так как на са­мом де­ле ви­де­ла кра­сав­чи­ка впер­вые. За­то еще се­кун­ду на­зад раз­гне­ван­ная да­ма та­я­ла на глазах, как мороженое на солнце.

— Нет-нет, уже все в по­ряд­ке. Про­да­вец из­ви­ни­лась, и я… У ме­ня нет ни­ка­ких пре­тен­зий.

— Прав­да? Рад это слы­шать, — за­ли­вал­ся со­ло­вьем са­мо­зва­нец. — На­де­юсь, вы прий­де­те к нам еще? — Обя­за­тель­но, — за­рдев­шись, как де­ви­ца, от­ве­ти­ла по­ку­па­тель­ни­ца и, не пе­ре­ста­вая улы­бать­ся, ушла. Меж­ду тем ли­по­вый стар­ший ме­не­джер снял оч­ки и, сузив гла­за, во­про­си­тель­но смот­рел на ме­ня, яв­но ожи­дая бла­го­дар­но­сти.

— Спа­си­бо, — бурк­ну­ла я. —Толь­ко я и са­ма спра­ви­лась бы.

— А зна­е­те, Настя, — об­ло­ко­тив­шись о при­ла­вок и гля­нув на мой бей­джик, ска­зал он. — Я вот то­же, как и вы, не ве­рю в хеп­пи-эн­ды. И с удо­воль­стви­ем по­бол­тал бы с ва­ми об «Анне Ка­ре­ни­ной» в суб­бо­ту за ча­шеч­кой ко­фе.

Я вс­пом­ни­ла о том, что Ли­на на уик-энд уез­жа­ет со сво­им Ан­дре­ем за го­род, а моя сест­ра, с ко­то­рой мы до­го­во­ри­лись ид­ти на шо­пинг, от­ме­ни­ла на­шу встре­чу из-за оче­ред­но­го уха­же­ра. А про­си­деть до­ма всю суб­бо­ту од­ной…

— Это же не сви­да­ние? — со­хра­няя до­сто­ин­ство, уточ­ни­ла стро­го. — Нет-нет! — за­ве­рил ме­ня он. — Про­сто ин­те­рес­ная дис­кус­сия... В суб­бо­ту я при­шла в ка­фе нем­но­го поз­же на­зна­чен­но­го вре­ме­ни. Илья ждал за сто­ли­ком на за­ли­той солн­цем тер­ра­се. Уви­дев ме­ня, он под­нял­ся на­встре­чу и про­тя­нул ма­лень­кий гор­шо­чек... с как­ту­сом.

— На сви­да­нии при­ня­то да­рить цветы, но ведь это же не сви­да­ние, а как­тус не цве­ток, в об­щем-то, — улыб­нул­ся он. — Вер­но?

— К то­му же, на­вер­ное, на­по­ми­на­ет ме­ня. Я та­кая же ко­лю­чая?

— Риск­ну со­гла­сить­ся, — рас­сме­ял­ся па­рень. — В смыс­ле, по­за­вче­раш­няя пе­ре­пал­ка в ма­га­зине по­ка­за­ла, что ко­люч­ки при­сут­ству­ют... Об­ще­ние с Ильей ока­за­лось до­воль­но ин­те­рес­ным, к то­му же у него бы­ло отличное чув­ство юмо­ра, а еще улыб­ка, ря­дом с ко­то­рой блек­ло даже яр­кое ве­сен­нее солнце. По­сле встре­чи в ка­фе он каж­дый день за­хо­дил ко мне на ра­бо­ту, а по­том вне­зап­но про­пал на це­лых три дня. И тут я с удив­ле­ни­ем по­ня­ла: безум­но ску­чаю без его го­ло­са, шу­ток и сме­ю­щих­ся зо­ло­ти­сто-ка­рих глаз… И то­гда, по­за­быв про свои прин­ци­пы и гор­дость, по­зво­ни­ла ему са­ма.

— Я сей­час в ко­ман­ди­ров­ке в Ки­е­ве, — уста­лым го­ло­сом со­об­щил Илья. — При­еду зав­тра утром, се­год­ня при­шлось вы­пить с парт­не­ра­ми, по­это­му не мо­гу са­дить­ся за руль… Но я очень рад, что ты по­зво­ни­ла. Чест­но ска­зать, не ожи­дал. Мне ка­за­лось, что на­ше об­ще­ние — толь­ко моя ини­ци­а­ти­ва, а ты... ты лишь поз­во­ля­ешь мне про­во­дить с то­бой вре­мя. — Оши­ба­ешь­ся, — ти­хо ска­за­ла я, са­ма не ве­ря, что го­во­рю та­кое, — мне то­же хо­ро­шо с то­бой. И я ску­чаю. Очень-очень! Даже пес­ню о те­бе на­пи­са­ла. Ко­гда при­е­дешь, спою. В труб­ке во­ца­ри­лось мол­ча­ние, но я по­че­му-то бы­ла уве­ре­на, что он сей­час улы­ба­ет­ся.

— Я при­еду как мож­но рань­ше, — че­рез ми­ну­ту ска­зал Илья уже со­всем дру­гим, бод­рым го­ло­сом. — Мож­но бу­дет на­гря­нуть в го­сти?

— Нуж­но! — ра­дост­но от­ве­ти­ла я. На­жав кноп­ку «от­бой», сня­ла со сте­ны ги­та­ру, рас­пах­ну­ла ок­но и вы­прыг­ну­ла в сад, на­пол­нен­ный пья­ня­щи­ми аро­ма­та­ми вес­ны. Я чув­ство­ва­ла се­бя так, слов­но мог­ла свер­нуть го­ры, и ес­ли лю­бовь и в са­мом де­ле ви­рус, то хо­те­лось бы бо­леть веч­но. Рас­сме­яв­шись, се­ла на тра­ву и за­пе­ла. Это бы­ла моя пер­вая не стеб­ная пес­ня о люб­ви. И очень счаст­ли­вая. А ко­гда я вер­ну­лась в ком­на­ту, то уви­де­ла, что как­тус, по­да­рен­ный мне Ильей, вы­пу­стил кро­хот­ный яр­кий бу­тон. К че­му бы это?

Неожи­дан­но я по­ня­ла, что уже ску­чаю без его го­ло­са, шу­ток... По­че­му? Не­уже­ли влю­би­лась?

Ана­ста­сия, 20 лет

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.