Не будь вре­ди­ной, сест­рен­ка

«У ме­ня од­на доч­ка ум­ни­ца, а дру­гая – кра­са­ви­ца», — хва­ста­лась ма­ма мной и Даш­кой пе­ред со­сед­ка­ми...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

Mо­т­во­ди­лась роль ум­ни­цы, по­то­му что в дет­стве я бы­ла тем еще гад­ким утен­ком. В от­ли­чие от сест­ры, ко­то­рая уже ро­ди­лась кра­сот­кой. Мы с Да­шей силь­но раз­ни­лись не толь­ко внешне, но и ха­рак­те­ра­ми. Я бы­ла по­слуш­ной, хо­ро­шо учи­лась, по­мо­га­ла ро­ди­те­лям по хо­зяй­ству и по­чти не до­став­ля­ла им хло­пот. А вот млад­шень­кая да­ва­ла жа­ру — по­сто­ян­но шко­ди­ла, пор­ти­ла ве­щи, раз­бра­сы­ва­ла иг­руш­ки, пе­ри­о­ди­че­ски при­но­си­ла из шко­лы «неуды». Ма­ма, хоть и на­хва­ли­ва­ла ее со­се­дям, зна­ко­мым и со­слу­жив­цам, до­ма ча­сто ру­га­ла. Та­кие вос­пи­та­тель­ные мо­мен­ты обыч­но за­кан­чи­ва­лись при­зы­вом брать при­мер с Ма­ши, то есть с ме­ня. Есте­ствен­но, сест­ри­ца зли­лась, де­ла­ла мне мел­кие па­ко­сти и как мог­ла под­став­ля­ла пе­ред ма­мой и па­пой... Ко­гда она под­рос­ла, ста­ла без спро­су тас­кать мою одеж­ду, од­на­жды тай­ком выпши­ка­ла на се­бя весь фла­кон фран­цуз­ской туа­лет­ной во­ды, ко­то­рую крест­ная по­да­ри­ла мне на день рож­де­ния. На­вер­ное, вы уже до­га­да­лись, что от­но­ше­ния с млад­шей сест­рой у нас бы­ли, мяг­ко го­во­ря, на­тя­ну­тые. И все-та­ки я, хоть и сер­ди­лась по­рой на Даш­ку, все рав­но лю­би­ла ее и про­ща­ла то, че­го не про­сти­ла бы ни од­ной из по­друг. Да, и лю­би­ла, и про­ща­ла, и за­щи­ща­ла от на­ез­дов ро­ди­те­лей, но, ка­юсь, слег- ка за­ви­до­ва­ла ей. Ведь во­круг мо­ей сест­ри­цы клас­са с вось­мо­го вил­ся це­лый рой влюб­лен­ных маль­чи­ков, ая и в один­на­дца­том еще ни ра­зу ни с кем не це­ло­ва­лась... Пер­вый па­рень у ме­ня по­явил­ся, ко­гда учи­лась на тре­тьем кур­се уни­вер­си­те­та (к то­му вре­ме­ни я, хоть и не пре­вра­ти­лась в пре­крас­но­го ле­бе­дя, но и гад­ким утен­ком уже не смог­ли бы на­звать).

Ар­тем был вы­со­ким, сим­па­тич­ным, ост­ро­ум­ным... Ра­зу­ме­ет­ся, мне хо­те­лось по­хва­стать­ся им пе­ред сест­рой. А тут как раз и по­вод при­гла­сить Те­му до­мой пред­ста­вил­ся — при­бли­жа­лось мое два­дца­ти­ле­тие. Рань­ше на всех на­ших днях рож­де­ния обя­за­тель­но при­сут­ство­ва­ли ро­ди­те­ли, но в этот раз уда­лось их убе­дить, что я уже до­ста­точ­но взрос­лая, что­бы от­празд­ноне

От­но­ше­ния у нас с сест­ри­цей бы­ли, мяг­ко го­во­ря, на­тя­ну­тые. Но я все рав­но лю­би­ла ее...

вать юби­лей без над­зо­ра взрос­лых. Па­па с ма­мой по­вор­ча­ли немно­го, но со­гла­си­лись «пе­ре­си­деть» этот день на да­че.

— Да­шу­ню с со­бой за­брать? — за­го­вор­щиц­ки шеп­ну­ла ма­ма.

Еще год на­зад я ру­ка­ми и но­га­ми ухва­ти­лась бы за ее пред­ло­же­ние, но ес­ли Даш­ка то­же уедет, то осу­ществ­ле­ние мо­е­го пла­на при­дет­ся от­ло­жить на неопре­де­лен­ное вре­мя. По­это­му от­ри­ца­тель­но по­ка­ча­ла го­ло­вой:

— Не нуж­но, пусть оста­ет­ся. В кон­це кон­цов, ей по­чти сем­на­дцать, так что впи­шет­ся в на­шу ком­па­нию. А я за ней при­смот­рю...

Кро­ме Артема, я при­гла­си­ла еще пят­на­дцать од­но­группни­ков. Сна­ча­ла все бы­ло очень хо­ро­шо... Ели на­го­тов­лен­ные ма­мой вкус­но­сти, пи­ли ви­но, тан­це­ва­ли, иг­ра­ли в фан­ты — в об­щем, ве­се­ли­лись на пол­ную ка­туш­ку. В раз­гар ве­че­рин­ки, улу­чив мо­мент, ко­гда ря­дом со мной и Даш­кой ни­ко­го не бы­ло, я по­ин­те­ре­со­ва­лась у сест­ры: — Как тебе мой Ар­тем?

— На тро­еч­ку с плю­сом, — фырк­ну­ла она. — Но, как го­во­рит­ся, на без­ры­бье и рак — ры­ба. Для те­бя сой­дет...

Я на нее да­же не осо­бо оби­де­лась. Ре­ши­ла, что Даш­ка спе­ци­аль­но драз­нит, что­бы вы­ве­сти из рав­но­ве­сия. А вот и не до­ждет­ся! Но не удер­жа­лась и вы­да­ла «от­ве­точ­ку»:

— Ты пра­ва, мне он под­хо­дит. А к этой те­ме вер­нем­ся лет че­рез пять, ко­гда по­зна­ко­мишь ме­ня со сво­им бу­ду­щим му­жем. Го­то­ва по­спо­рить, это бу­дет на­сто­я­щий «принц» — ста­рый, жир­ный, пле­ши­вый, кри­во­но­гий, но за­то с тол­стым-тол­стым ко­шель­ком! ...Око­ло де­ся­ти не­ко­то­рые го­сти со­бра­лись ухо­дить и ста­ли и про­щать­ся. — У ме­ня же еще торт есть! — спо­хва­ти­лась. — Меж­ду про­чим, са­ма пек­ла. Ни­ко­го не вы­пу­щу из квар­ти­ры, по­ка не съест ку­со­чек... Вско­чи­ла, что­бы бе­жать за де­сер­том, но тут Ар­тем тро­нул ме­ня за ру­ку: — Маш, мож­но я кни­ги по­смот­рю? — Ко­неч­но. Книж­ный шкаф в на­шей с Даш­кой ком­на­те.

По­ка я на кухне за­ва­ри­ва­ла чай, по­ка на­ре­за­ла «На­по­ле­он» и пе­ре­кла­ды­ва­ла его на блю­до, про­шло ми­нут де­сять. Ко­гда вер­ну­лась в го­сти­ную, лю­би­мо­го там не бы­ло. Ре­ши­ла схо­дить, по­звать его. Рас­пах­ну­ла дверь в «дет­скую» и за­сты­ла на по­ро­ге. Сест­ри­ца об­ни­ма­лась с мо­им Ар­те­мом! Или он ее об­ни­мал — не суть важ­но. Глав­ное, что они оба ме­ня пре­да­ли!

Го­во­рят, не­ко­то­рые лю­ди в со­сто­я­нии шо­ка те­ря­ют дар ре­чи. Я не по­те­ря­ла. — Сво­ло­чи! — вы­дох­ну­ла. Даш­ка с Ар­те­мом раз­жа­ли объ­я­тия и ис­пу­ган­но по­вер­ну­лись ко мне. — Ма­ша, это не то, что ты по­ду­ма­ла! — про­бор­мо­тал Те­ма. Но я не хо­те­ла слу­шать его жал­кие оправ­да­ния. И ви­деть боль­ше не мог­ла. Под­ско­чи­ла к сест­ре, за­ле­пи­ла ей по­ще­чи­ну: «Га­ди­на, Иу­да!» За­тем по­вер­ну­лась к Ар­те­му:

— А те­бя, из­вра­ще­нец, зна­чит, так на ма­ло­ле­ток тя­нет, что да­же при мне не смог удер­жать­ся, что­бы ее не по­ла­пать?! Уби­рай­ся и не смей ко мне на пу­шеч­ный вы­стрел под­хо­дить!

...Я бы­ла круг­лой от­лич­ни­цей, и мне без осо­бо­го тру­да уда­лось пе­ре­ве­стись в один из сто­лич­ных ву­зов. Ро­ди­те­ли, ко­неч­но, бы­ли очень удив­ле­ны, но я спе­ци­аль­но для них при­ду­ма­ла ло­гич­ное объ­яс­не­ние по­ступ­ку: мол, в Ки­е­ве лег­че най­ти хо­ро­шую ра­бо­ту и сде­лать ка­рье­ру. Сест­ра до­га­ды­ва­лась об ис­тин­ной при­чине мо­е­го отъ­ез­да, но бла­го­ра­зум­но мол­ча­ла. ...Спу­стя пять лет я по­зна­ко­ми­лась с трид­ца­ти­лет­ним хи­рур­гом Оле­гом, влю­би­лась, и вско­ре мы ре­ши­ли по­же­нить­ся. Не при­гла­сить сест­ру на сва­дьбу я не мог­ла. По­зво­ни­ла ей... — Ли­бо ты из­ви­нишь­ся пе­ре­до мной за «га­ди­ну» и «Иу­ду», ли­бо я во­об­ще не при­еду, — ого­ро­ши­ла ме­ня Да­рья. — Так это, ока­зы­ва­ет­ся, я долж­на пе­ред то­бой из­ви­нять­ся?! — чуть не за­дох­ну­лась от воз­му­ще­ния.

— А кто еще? Ты же то­гда устро­и­ла ис­те­ри­ку, ни в чем тол­ком не разо­брав­шись! Я пе­ре­бра­ла шам­пан­ско­го, мне ста­ло пло­хо, и ре­ши­ла при­лечь. Что Ар­тем в на­шей ком­на­те, не зна­ла. Ко­гда за­шла ту­да, ме­ня вдруг спья­ну по­ве­ло, а он про­сто под­хва­тил, что­бы не упа­ла!

— Это прав­да? — за­со­мне­ва­лась. — По­кля­нись, что не врешь...

— Да хоть сво­и­ми бу­ду­щи­ми детьми! На сва­дьбу сест­ри­ца при­е­ха­ла не од­на, а со сво­им же­ни­хом. Па­рень мне по­нра­вил­ся. Ко­неч­но, до мо­е­го Олега он не до­тя­ги­вал, а так — вполне...

С тех пор у нас с Да­шей хо­ро­шие теп­лые от­но­ше­ния — та­кие, как и долж­ны быть у род­ных се­стер.

Я за­шла в ком­на­ту, что­бы по­звать лю­би­мо­го, и уви­де­ла, как он об­ни­ма­ет мою сест­ру!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.