Нам быть счаст­ли­вы­ми так про­сто...

Что за му­жик В МО­ЕЙ ПО­СТЕ­ЛИ?

Vdvojem - - Первая Страница -

Эх, вре­меч­ко… — с эти­ми сло­ва­ми де­душ­ка Се­ня во­дру­зил на стол ко­роб­ку с над­пи­сью «Муль­ти­вар­ка». — Не успе­ли огля­нуть­ся, и на­шей ма­нюне чет­верть ве­ка стук­ну­ло! Мои два­дцать пять в та­кой ин­тер­пре­та­ции на­ве­я­ли мыс­ли о ско­рой ста­ро­сти. Рань­ше де­ду­ля мне ку­кол да­рил, а те­перь вон — муль­ти­вар­ку. На­ме­ка­ет на то, что по­ра об­за­во­дить­ся се­мьей, му­жем, детьми, кре­ди­та­ми и ску­кой бы­та? Но де­душ­ку Се­ню я люб­лю и оби­жать не бу­ду. Изоб­ра­зи­ла вос­торг: — А что это? Ты да­ришь мне та­кую по­лез­ную вещь… Ба­буш­ка Ми­ла хмык­ну­ла: — От­крой спер­ва по­да­ро­чек. Я раз­ре­за­ла клей­кую лен­ту, ко­то­рой плот­но за­мо­та­на ко­роб­ка, про се­бя уди­вив­шись — по­че­му упа­ков­ка вся ка­ких-то дырках? — Это те­стер, — по­яс­нил меж­ду тем дед Се­ня. — Му­жи­ков на пред­мет при­год­но­сти к сов­мест­ной жиз­ни про­ве­рять бу­дешь. Кто спра­вит­ся, то и оста­нет­ся на дол­гие го­ды. А то му­жик нын­че — тьфу, нена­деж­ный! — Вот что ты, ста­рый ду­рень, пле­тешь? — воз­му­ти­лась ба­буш­ка. — Сам-то ка­кой был в эти го­ды? — Я был се­рьез­ный и по­ло­жи­тель­ный… глу­бо­ко в ду­ше. — От­лич­ная идея, — успо­ко­и­ла я де­душ­ку. — Пусть мои уха­же­ры сра- зу учат­ся го­то­вить еду, не ждут, что я про­ве­ду сле­ду­ю­щие три чет­вер­ти ве­ка на кухне, — с эти­ми сло­ва­ми я от­кры­ла ко­роб­ку. Вме­сто бле­стя­щей крыш­ки по­лез­но­го в хо­зяй­стве при­бо­ра на ме­ня уста­ви­лись два си­них гла­за. Чер­ный нос за­ра­зи­тель­но чих­нул. — Со­ба… — от вол­не­ния го­лос про­пал. Я вы­та­щи­ла мох­на­тый ко­мо­чек из ко­роб­ки. — Хас­ки… Ну, дед… — Псо се­рьез­ное, тре­бу­ет вни­ма­ния, дрес­си­ров­ки, но ты спра­вишь­ся. И это… он, ко­неч­но, по­ро­ди­стый, но ка­кой-то есть недо­ста­ток, хо­те­ли от­бра­ко­вать. Вот я и за­брал. Но вы­став­лять его нель­зя. Его Ти­мур зо­вут. — Ти­моч­ка, — про­ле­пе­та­ла я, мгно-

вен­но пре­вра­ща­ясь в сюс сю­сю­ка­ю­щую ба­рыш­ню. — Хм, — на­хму­рил­ся ще щен. — Лад­но, лад­но, Ти­мур — му­жик су­ро­вый. Я твер­до зна­ла (из книг и Гуг­ла) — со­ба­ке в спальне и тем бо бо­лее в по­сте­ли — не ме­сто. Щен был уло­жен на под­стил­ку, укрыт оде­я­ло оде­я­лом, об­лас­кан. Я по­га­си­ла свет и от­прав от­пра­ви­лась спать. Про­шло ми­нут два­дцать два­дцать. Я уже по­чти ви­де­ла сон. И тут п под кро­ва­тью за­пла­кал мла­де­нец. По­ве По­вер­ну­лась на дру­гой бок, от­го­няя дурн дур­ные ви­де­ния. Мла­де­нец уже ры­дал. Вс Вско­чи­ла как ошпа­рен­ная, ни­че­го не п по­ни­мая, вклю­чи­ла ноч­ник. Ти­му Ти­мур си­дел у мо­ей кро­ва­ти, за­про­ки­ну за­про­ки­нув го­ло­ву, от­крыв ро­зо­вый ро­тик, и горько ры­дал. Да-да, я по­сту­пи­ла, как все, кто лю­бит их с пер­во­го взгля­да. Сда­лась сра­зу же. Ти­мур уткнул­ся но­сом мне в шею и за­со­пел. На мо­ей по­душ­ке. Ужас? Не-а. Сча­стье! Со вре­ме­нем, при­мер­но ме­ся­цев че­рез шесть, ко­гда вдво­ем на од­ной по­душ­ке нам ста­ло тес­но­ва­то, мы на­шли ком­про­мисс. Нет, я не от­пра­ви­лась спать на со­ба­чью ле­жан­ку. Я се­рьез­но по­го­во­ри­ла с Ти­му­ром и он, тяж­ко вздох­нув, пе­ре­ме­стил­ся на ков­рик у кро­ва­ти. Прав­да, при­шлось усту­пить ему мою по­душ­ку, а се­бе ку­пить дру­гую. Де­душ­ка был прав: тест на со­су­ще­ство­ва­ние с Ти­му­ром мои по­тен­ци- аль­ные муж­чи­ны на всю жизнь не вы­дер­жи­ва­ли. Сна­ча­ла я пе­ре­ста­ла во­дить их до­мой. За­ви­дев еще с порога су­ро­во на­хму­рен­ный лоб и сузив­ши­е­ся си­ние гла­за, пар­ни пред­ла­га­ли про­гу­лять­ся в пар­ке. По­том я пе­ре­ста­ла оста­вать­ся но­че­вать у ка­ва­ле­ров. Не по­то­му, что Ти­мур пач­кал в квар­ти­ре. Нет, он тер­пел. Встре­чал ме­ня на­ут­ро по­сле сви­да­ния у порога с гла­за­ми, пол­ны­ми слез: «А я ду­мал, ты ме­ня бро­си­ла. Ина­че по­че­му не при­шла до­мой?» Я чув­ство­ва­ла се­бя мер­зав­кой… Но по­том я встре­ти­ла Ан­дрея. И по­ня­ла: два мо­их до­ро­гих муж­чи­ны долж­ны най­ти об­щий язык. При­шлось сно­ва се­рьез­но по­го­во­рить с Ти­му­ром, все ему объ­яс­нить. А имен­но, что к нам при­дет очень важ­ный для ме­ня че­ло­век, а Ти­мур по­си­дит ти­хо­неч­ко на бал­коне. Я не со­би­ра­лась остав­лять Ан­дрея у се­бя уже во вре­мя пер­во­го сви­да­ния. За­ме­тив стро­гий взгляд го­лу­бых глаз за бал­кон­ной две­рью, за­дер­ну­ла што­ру. Что­бы вздо­хи не при­вле­ка­ли вни­ма­ния, сде­ла­ла му­зы­ку гром­че. Все бы­ло чу­дес­но. Слиш­ком чу­дес­но. Мы с лю­би­мым да­же не ста­ли ужи­нать. Я поз­во­ли­ла Ан­дрюш­ке немно­го боль­ше, чем пла­ни­ро­ва­ла. А имен­но — мы ока­за­лись в по­сте­ли. Я по­те­ря­ла бди­тель­ность. Как Ти­мур от­крыл дверь — ума не при­ло­жу. Но в ми­ну­ту том­но­го от­ды­ха по­сле сек­са ря­дом с на­ми на по­душ­ке вдруг воз­ник­ла си­не­гла­зая мор­да. «Это что еще за му­жик? Зна­чит, ему мож­но, а ме­ня — на бал­кон? — го­во­рил сер­ди­тый взгляд. — Меж­ду прочим, это мое ме­сто. А ты, го­ло­ко­жий, иди на ков­рик. Мы еще раз­бе­рем­ся, кто в до­ме хо­зя­ин». — Ты кто? — как ни в чем ни бы­ва­ло, спро­сил па­рень. — Это Ти­мур, — про­ле­пе­та­ла. — Я не успе­ла те­бе ска­зать… — Угу, — Ан­дрей по­че­сал на­хму­рен­ный пе­сий лоб. Ти­мур на­хму­рил­ся еще боль­ше. — Зна­чит так, му­жик, ты Олю лю­бишь? — Пес глу­бо­ко вздох­нул. — От­лич­но. Я то­же. Нам есть о чем по­го­во­рить. Не­си по­во­док, пой­дем, по­гу­ля­ем. На мор­де Ти­му­ра на­ри­со­ва­лось да­же не удив­ле­ние, а пол­ное обал­де­ние. Он по­смот­рел на ме­ня: — Че де­лать-то? — Не­си по­во­док. По­гу­ляй­те. А я ужин разо­грею, а то все осты­ло, по­ка мы тут… Как ока­за­лось, в тот ве­чер я по­те­ря­ла бди­тель­ность по-круп­но­му. С про­гул­ки Ти­мур и Ан­дрю­ша вер­ну­лись прак­ти­че­ски в об­ним­ку, а че­рез де­вять ме­ся­цев у нас с Ан­дре­ем ро­дил­ся Се­ня-млад­ший. Де­душ­кин тест на на­сто­я­ще­го муж­чи­ну Ан­дрей про­шел с успе­хом. И Ти­мур, кста­ти, то­же.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.