Нок­тюрн для двух сер­дец

Рань­ше я не зна­ла, что так в жиз­ни бы­ва­ет: зна­ко­ма с че­ло­ве­ком все­го-на­все­го пол­то­ра ча­са, а ду­ма­ешь нем по­сто­ян­но. И меч­та­ешь о но­вой встре­че...

Vdvojem - - Содержание -

Япро­сто­я­ла на ост­та­нов­ке оста­нов­ке ми­нут пять­пять, пять, а по­отом­п­ро по­том про­хо­див­шая ми­мо жен­щи­на пре­ду­пре­ди­ла: — Де­вуш­ка, трам­ваи не ходят, х на Гон­чар­ной об­рыв про­во­дов. про­во­до В прин­ци­пе, на­лег­ке про­гу­лять­ся про че­ты­ре оста­нов­ки до ры рын­ка да­же при­ят­но, но пер­спек­ти­ва пер­спек­тив та­щить­ся об­рат­но пеш­ком с тя­же­лен­тяж ны­ми сум­ка­ми, ме­ня, к ко­неч­но, не порадовала. На­стро­е­ние Настрое не то что­бы упа­ло до ну­ля, но уже не бы­ло та­ким чу­дес­ным, чу как при вы­хо­де из до­ма. Прой­дя при­ме при­мер­но по­ло­ви­ну пу­ти, усл услы­ша­ла, лью­щу­ю­ся от от­ку­да-то сле­ва му­зы­ку му­зы­ку. Кто-то «вжи­вую» иг иг­рал на скрип­ке. Я не по­клон­ни­ца клас­си­че клас­си­че­ской му­зы­ки, но не неожи­дан­но для себ се­бя са­мой свер­ну­ла на б бо­ко­вую улоч­ку. И с сра­зу уви­де­ла его — вы­со­ко­го тем­но­во тем­но­во­ло­со­го пар­ня в оч­ках, у ног ко­то­ро­го сто­ял боль­шой до­по­топ­ный че­мо­дан че­мо­дан. Па­рень вдох­но­вен­но иг­рал, а ред­кие про­хо­жие оста­нав­ли­ва­лись на ми­нут­ку, ки­да­ли в скри­пич­ный фу­тляр, ле­жав­ший воз­ле че­мо­да­на, ка­кую-то мел­кую де­неж­ку и спе­ши­ли даль­ше по сво­им де­лам. У ме­ня дел то­же бы­ло нев­про­во­рот: ку­пить на рын­ке про­дук­ты по ма­ми­но­му спис­ку (це­лых 17 пунк­тов, меж­ду про­чим!), за­тем нуж­но бу­дет хо­ро­шень­ко убрать в квар­ти­ре, на три ча­са дня я за­пи­са­на к ма­ни­кюр­ше, а в пять на­до за­брать из кон­ди­тер­ской име­нин­ный торт — зав­тра мне стук­нет два­дцать лет. Се­го­дняш­ний день был рас­пи­сан бук­валь­но по ми­ну­там, и тем не ме­нее я не мог­ла за­ста­вить се­бя дви­нуть­ся с ме­ста, так за­во­ра­жи­ва­ю­ще дей­ство­ва­ли на ме­ня неж­ные и вол­ну­ю­щие зву­ки... До­иг­рав до кон­ца оче­ред­ную ме­ло­дию, па­рень ре­шил взять тайм-аут. Ак­ку­рат­но по­ло­жив скрип­ку и смы­чок по­верх рас­кры­то­го фу­тля­ра, до­стал бу­тыл­ку с во­дой и ку­лек

сп с пи­рож­ка­ми из че­мо­да­на, ас а сам при­сел на него — оче­вид­но, ви хо­тел пе­ре­ку­сить и немно­го нем от­дох­нуть. Я Яп по­до­шла по­бли­же, по­ло­жи­ла лож в фу­тляр де­сят­ку. — —С Спа­си­бо, — улыб­нул­ся скри­пач. скр — —Т Ты класс­но иг­ра­ешь! — —С Спа­си­бо. — —А А что это бы­ло? — —В Ви­валь­ди, «Вре­ме­на го­да». — Ужас­но Уж кра­си­вая му­зы­ка! — Ужас­но Уж кра­си­вая... Неожи­дан­ное дан­но со­че­та­ние эпи­те­тов, — сно­ва улыб­нул­ся он и то­роп­ли­во поднялся. под — Та­кой Так ко­рот­кий пе­ре­рыв? — уди­ви­лась уди­ви я. — Ты ведь да­же по­есть еще не успел. — Про­сто Про не мо­гу раз­го­ва­ри­вать си­дя с де­вуш­кой, д ко­то­рая сто­ит. — Ты го­во­ришь, г как пу­те­ше­ствен­ник ствен­ни во вре­ме­ни, при­быв­ший к нам из и де­вят­на­дца­то­го ве­ка. Ес­ли те­бя на­пря­га­ет н то, что я стою, мо­гу сесть, — я при­мо­сти­лась на кра­еш­ке ра­ри­тет­но­го «мон­стра». Па­рень опу­стил­ся ря­дом и про­тя­нул мне ку­лек с вы­печ­кой: — Уго­щай­ся. — О, до­маш­ние, — ска­за­ла, над­ку­сы­вая пи­ро­жок с тво­ро­гом. — А я печь со­всем не умею. — Ни­че­го, еще на­учишь­ся. Ка­кие твои го­ды. — Зав­тра два­дцать ис­пол­ня­ет­ся. — По­здрав­ляю. — По­здрав­лять за­ра­нее — пло­хая при­ме­та. А ты улич­ный музыкант, да? Так на жизнь за­ра­ба­ты­ва­ешь? Кста­ти, ме­ня зо­вут Ма­ша. — Очень при­ят­но. А ме­ня — Марк. Во­об­ще-то я сту­дент кон­сер­ва­то­рии, но иг­рать на ули­це люб­лю — тут дру­гая ат­мо­сфе­ра, со­всем не та­кая, как ко­гда вы­сту­па­ешь в за­ле. Но се­год­ня при­шлось иг­рать не ра­ди ат­мо­сфе­ры, а из мер­кан­тиль­ных со­об­ра­же­ний. По­ни­ма­ешь, я здесь у ба­буш­ки го­стил, зав­тра обя­за­тель­но нуж­но вер­нуть­ся в Ки­ев, а бу­маж­ник с день­га­ми и би­ле­том укра­ли. На свой по­езд уже опоз­дал, опоз­дал но есть шанс уехать на ка­ком-ни­будь про­хо­дя­щем. Те­перь вот на би­лет за­ра­ба­ты­ваю. зар — Так мож­но же у ба­буш­ки ба­бу де­нег одол­жить! — Нет, нель­зя, — по­ка­чал по­ка го­ло­вой Марк. — Во-пер­вых, она он рас­пе­ре­жи­ва­ет­ся из-за кра­жи, а ей нерв­ни­чать из-за боль­но­го серд­ца нель­зя. н А, во­вто­рых, я ни­ко­гда не бе­ру бе в долг! — И у ме­ня не возь­мешь? возь­меш — У те­бя тем бо­лее. — А по­че­му у те­бя че­мо­дан че­мо та­кой... м-м-м... вин­таж­ный? — спро­си­ла я за­чем-то. — Люб­лю ста­рые ве­щи. У них есть исто­рия, — по­яс­нил Марк. «Немно­го стран­ный, но очень сим­па­тич­ный», — по­ду­ма­ла я о но­вом зна­ко­мом. Он меж­ду тем отрях­нул крош­ки с ко­лен, поднялся, сно­ва взял в ру­ки скрип­ку: — Хо­чешь, сыг­раю что-ни­будь для те­бя? Только ска­жи, что. — Да я в клас­си­че­ской му­зы­ке со­всем не раз­би­ра­юсь. — А ка­кую лю­бишь? — Раз­ную слу­шаю. «Оке­ан Эль­зы», «Бум­бокс»... Еще пес­ни Та­ма­ры Гверд­ци­те­ли очень нра­вят­ся. Я по­чти весь ее ре­пер­ту­ар на­изусть знаю. — А са­ма по­ёшь? — Немно­го, — по­скром­ни­ча­ла я (все дру­зья утвер­жда­ют, что у ме­ня хо­ро­ший го­лос и от­лич­ный слух). — Риск­нешь? А я подыг­раю. Под ак­ком­па­не­мент скрип­ки я спе­ла «Ви­ват, ко­роль, ви­ват», «Ал­ли­луйю» и «Ста­рин­ный за­мок». Как ни стран­но, сре­ди про­хо­жих на­шлись «фа­на­ты» мо­е­го ама­тор­ско­го ис­пол­не­ния, ко­то­рые не только слу­ша­ли, но и щед­ро бросали в фу­тляр ку­пю­ры. — Те­перь это­го хва­тит не только на би­лет, но и на так­си до вок­за­ла, — ска­зал Марк, под­счи­тав день­ги. — Спа­си­бо те­бе огром­ное за по­мощь. — Не за что, — от­ве­ти­ла груст­но (мне не хо­те­лось с ним рас­ста­вать­ся). — Дашь номер мо­биль­но­го? — Ко­неч­но, — об­ра­до­ва­лась я. — Сей­час про­дик­тую, а ты на­бе­ри, что­бы у ме­ня в те­ле­фоне и твой номер остал­ся. Ну по­ка, счаст­ли­во­го пу­ти. — Спа­си­бо. Так я по­зво­ню? — Обя­за­тель­но. А то бу­ду вол­но­вать­ся, уда­лось те­бе уехать или нет. — Ты пря­мо как моя ба­буш­ка, — рас­сме­ял­ся Марк и неожи­дан­но по­це­ло­вал ме­ня в ще­ку. ...Он по­зво­нил с вок­за­ла и со­об­щил, что взял би­лет. За­тем утром от­чи­тал­ся, что бла­го­по­луч­но до­е­хал до сто­ли­цы. И по­том зво­нил каж­дый день — про­сто так, по­бол­тать. Рань­ше я да­же не по­до­зре­ва­ла, что мож­но быть зна­ко­мой с че­ло­ве­ком все­го пол­то­ра ча­са и по­сле это­го по­сто­ян­но ду­мать о нем. Ро­ди­те­ли удив­ля­лись, с че­го это их доч­ка вдруг «под­се­ла» на клас­си­че­скую му­зы­ку. А я, слу­шая Ви­валь­ди, Моцарта или Гри­га, пред­став­ля­ла се­бе Мар­ка и меч­та­ла о но­вой встре­че с ним. Так про­шел ме­сяц. И од­на­жды... — Ма­шень­ка, я в эту суб­бо­ту бу­ду участ­во­вать в бла­го­тво­ри­тель­ном кон­цер­те и очень хо­тел бы ви­деть те­бя в за­ле. Смо­жешь при­е­хать? На­вер­ное, при­лич­ная де­вуш­ка долж­на бы­ла сдер­жан­но от­ве­тить что-то ти­па: «По­ста­ра­юсь» или «Ес­ли поз­во­лят об­сто­я­тель­ства». Но я, да­же не пы­та­ясь скрыть сво­е­го ще­ня­чье­го вос­тор­га, сра­зу вы­па­ли­ла «Да!!!» ...Мой по­езд при­бы­вал в Ки­ев но­чью. Со­став еще только на­чи­нал тор­мо­же­ние, но я, услы­шав ча­ру­ю­щие зву­ки скрип­ки, ло­ма­ну­лась к выходу из ва­го­на. Как только про­вод­ни­ца от­кры­ла дверь, пер­вой спрыг­ну­ла на пер­рон, бро­си­лась на шею Мар­ку. А он по­це­ло­вал ме­ня — на этот раз не в ще­ку, а по-на­сто­я­ще­му. — Что ты только что иг­рал? — Шо­пен. Нок­тюрн до ди­ез ми­нор для скрип­ки и фор­те­пи­а­но. «Нок­тюрн для двух лю­бя­щих сер­дец», — по­пра­ви­ла его мы­с­лен­но и сно­ва под­ста­ви­ла гу­бы для по­це­луя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.