Вот бу­дут у те­бя свои де­ти...

Как мно­гие дру­гие ма­мы, Ка­тю­ша хо­те­ла сво­е­му ре­бен­ку доб­ра. А по­лу­чи­лось ина­че...

Vdvojem - - Содержание -

Стех пор, как я сме­ни­ла ра­бо­ту, мы с Ка­тей ви­де­лись каж­дый день. Но­вый офис на­хо­дил­ся бук­валь­но в двух ша­гах от до­ма сест­ры. А так как соб­ствен­ным се­мей­ством я об­за­ве­стись по­ка не успе­ла и спе­шить по­сле ра­бо­ты до­мой не име­ло смыс­ла, то ста­ла у Ка­тю­хи частой го­стьей. Ведь с кем, как не с сест­рой, мож­но все­гда ис­кренне по­го­во­рить, по­жа­ло­вать­ся на жизнь, а за­од­но съесть что-ни­будь вкус­нень­кое. В от­ли­чие от ме­ня, го­то­вить сест­ра не только уме­ла, но и любила. В тот день на обед был суп из бе­лых гри­бов, пи­рож­ки с кар­тош­кой и ма­ка­ро­ны по-флот­ски. — Сме­тан­ки до­ба­вить? — за­бот­ли­во по­ин­те­ре­со­ва­лась Ка­тя, ста­вя пе­ре­до мной боль­шую та­рел­ку с су­пом. Я по­ка­ча­ла го­ло­вой: — Ты пе­ре­усерд­ство­ва­ла. Мне столь­ко не съесть. — По­ставь те­ти­ну та­рел­ку мне, — над­ку­сив пи­ро­жок, по­про­си­ла вдруг Оля. – И ты это оси­лишь? — уди­ви­лась я. — За­про­сто, — кив­ну­ла пле­мян­ни­ца. — Пусть ест, — от­мах­ну­лась сест­ра. — Она рас­тет, ей нуж­но. Оля энер­гич­но за­ки­ва­ла в знак со­гла­сия. Оста­ва­лось только пле­ча­ми по­жать: мол, вам вид­нее… Не успе­ла я съесть и пя­ти ло­жек, как пле­мяш­ка уже ото­дви­га­ла от се­бя пу­стую та­рел­ку: — Ма, а вто­рое мож­но? — Ко­неч­но, — под­няв­шись с ди­ва­на, Ка­тя по­чти до кра­ев на­пол­ни­ла та­рел­ку ма­ка­ро­на­ми. По­до­дви­гая доч­ке, неуве­рен­но спро­си­ла. — Столь­ко хва­тит? — Ага, — схва­тив вил­ку, Оля ста­ла упле­тать спа­гет­ти за обе ще­ки. Гло­та­ла, прак­ти­че­ски не пе­ре­же­вы­вая. — По-мо­е­му, Оль­гу пора са­жать на ди­е­ту, — за­ме­ти­ла я сест­ре, ко­гда мы остались в кухне одни. — Мо­рить ребенка го­ло­дом?! — воз­му­ти­лась сест­ра. — Ни­ко­гда! — Но у нее нездо­ро­вый ап­пе­тит! — Ни­че­го по­доб­но­го, — оби­де­лась Ка­тя. — И во­об­ще, вот бу­дут у те­бя свои де­ти, то­гда и поговорим… Че­рез несколь­ко дней мы с Олей со­бра­лись в го­род­ской парк на ат­трак­ци­о­ны. Я по­лу­чи­ла пре­мию и ре­ши­ла до­ста­вить пле­мяш­ке удо­воль­ствие. На про­гул­ку мы от­пра­ви­лись сра­зу по­сле зав­тра­ка. — Те­тя Ли­да, ку­пи мне пи­рож­ное, — по­про­си­ла Оля, как только мы до­бра­лись до пар­ка, — а луч­ше два. — Но ведь ты только что зав­тра­ка­ла! — рас­те­ря­лась я. — При­чем съе­ла це­лых шесть блин­чи­ков с тво­ро­гом! — По­ду­ма­ешь, — про­тя­ну­ла Оля. — По­ка мы еха­ли, я про­го­ло­да­лась. — За два­дцать ми­нут? — Ага! Да­же в жи­во­те ур­чит. — Лад­но, — сда­лась я. — Но по­том до обе­да ни­ка­ких пе­ре­ку­сов. Вз­дох­нув, от­пра­ви­лась к сто­я­щей

непо­да­ле­ку ка­феш­ке. Ку­пи­ла пять эк­ле­ров и лит­ро­вый па­кет апель­си­но­во­го со­ка. Не успе­ла огля­нуть­ся, как от пи­рож­ных не оста­лось и сле­да. Ме­ня это воз­му­ти­ло. — Вот так пле­мян­ни­ца! Что же со мной не по­де­ли­лась? — От­ку­да я зна­ла, что это на дво­их, — про­бур­ча­ла она с на­би­тым ртом. — Нуж­но бы­ло пре­ду­пре­дить! Я сер­ди­то про­мол­ча­ла: что тол­ку спо­рить, ес­ли все уже съе­де­но. За­пив сладости со­ком, Оля по­же­ла­ла про­ка­тить­ся на ка­ру­се­ли. — Сра­зу по­сле еды? — уди­ви­лась я. — А те­бе не ста­нет пло­хо? — Не ста­нет, — за­ве­ри­ла пле­мян­ни­ца, за­би­ра­ясь на де­ре­вян­но­го вер­блю­да. Око­ло ча­са пле­мяш­ка ка­та­лась на все­воз­мож­ных ка­че­лях. На­ко­нец за­яви­ла: — Ме­ня так раз­бол­та­ло, что я сно­ва хо­чу есть! Да­вай где-ни­будь по­обе­да­ем? — Так ра­но? — воз­му­щен­но фырк­ну­ла я. — Ну ты и об­жо­ра! Пле­мяш­ка оби­жен­но на­ду­ла гу­бы: — Те­бе жал­ко ку­пить мне ка­кой­ни­будь пи­ро­жок? Ну что тут ста­нешь де­лать? Еще по­ду­ма­ет, что ее тет­ка — сква­лы­га! Си­дя на ска­мей­ке, я мрач­но на­блю­да­ла, как Оль­га рас­прав­ля­ет­ся с едой. Пле­мяш­ка за один при­сест съе­ла три пи­рож­ка с яб­ло­ка­ми, мо­лоч­ный де­серт и мо­ро­же­ное. По­гла­див жи­вот, удо­вле­тво­рен­но вз­дох­ну­ла. — Все, мож­но ка­тать­ся даль­ше… Чест­но го­во­ря, я с об­лег­че­ни­ем вз­дох­ну­ла, ко­гда она за­про­си­лась до­мой. Не успели мы вой­ти в квар­ти­ру, как малышка по­тре­бо­ва­ла ужин. — Мо­жет, сто­ит по­ка­зать ее вра­чу? — оза­бо­чен­но спро­си­ла я сест­ру. — Оль­га го­то­ва есть, не пе­ре­став пе­ре­ста­вая! — У ребенка про­сто хо­ро­ший ап­пе­тит, — услы­ша­ла в от­вет. — И, по-мо­е­му, это пре­крас­но. — Но она же только что сло­па сло­па­ла семь кот­лет! Да­же твой Борьк Борь­ка при его бо­га­тыр­ской ком­плек­ции та­ко­го ко­ли­че­ства за раз не оси­лит! — Да ну те­бя, Лид­ка! За­то Бор Борь­ка пи­ва пьет будь здо­ров! Ска­жеш Ска­жешь, я не пра­ва? — И все-та­ки ты Оль­гу пе­ре­ка пе­ре­карм­ли­ва­ешь, — не сда­ва­лась я, — а это вред­но для здо­ро­вья. Вс­пом­ни свою раз­не­счаст­ную све­кровь. Я го­во­ри­ла су­щую прав­ду. У К Клав­дии Пет­ров­ны был на­ру­шен о об­мен ве­ществ, и по­след­ние го­ды она у ужас­но стра­да­ла от из­лиш­не­го ве­са. — Са­ма обувь не мо­гу за­стегн за­стег­нуть, — жа­ло­ва­лась нам, — жи­вот ме­ша­ет. Немно­го прой­дусь — одыш­ка. Жи­вот при ходь­бе ко­лы­шет­ся как же­ле. Соб­ствен­но­го му­жа стес­нять­ся ста­ла! А что де­лать, не знаю. Ди­е­ты, ко­то­рые со­блю­да­ла, ни­че­го не да­ют. Хо­жу как сло­ни­ха. Муж под­тру­ни­ва­ет: «Твое пла­тье мож­но ис­поль­зо­вать в ка­че­стве ше­сти­мест­ной па­лат­ки. Сты­до­ба, да и только… — Ты как вы­ду­ма­ешь что-ни­будь! — упрек­ну­ла ме­ня сест­ра. — Я те­бе вот что ска­жу: ре­бе­нок сам зна­ет, что и сколь­ко ему нуж­но. Оля все­гда бы­ла круп­ной де­воч­кой. Вс­пом­ни хо­тя бы, ка­кой она ро­ди­лась: рост пять­де­сят шесть сан­ти­мет­ров, вес — че­ты­ре во­семь­сот. Так что она не мо­жет есть как во­ро­бы­шек. И раз хо­чет семь кот­лет, зна­чит, ей на­до… Ар­гу­мен­ты сест­ры ме­ня не убе­ди­ли, од­на­ко я ре­ши­ла боль­ше не вме­ши­вать­ся в де­ла, ка­са­ю­щи­е­ся Оли­но­го пи­та­ния. Ес­ли сест­ра до­воль­на, так по­че­му я долж­на все вре­мя с ней спо­рить?! До кон­ца ле­та я уже не воз­вра­ща­лась к этой те­ме. И вот, на­ко­нец, на­чал­ся но­вый учеб­ный год. В первую суб­бо­ту сен­тяб­ря Катерина при­гла­си­ла ме­ня на ужин. Стол был уже не та­ким раз­но­об­раз­ным и со­вер­шен­но без мяс­ных блюд: са­лат из ово­щей, за­прав­лен­ный олив­ко­вым мас­лом, ту­ше­ные в то­мат­ном со­усе ка­бач­ки, кар­тош­ка, за­пе­чен­ная в ду­хов­ке. — Хо­чу би­ток! — усев­шись за стол, ка­приз­но по­тре­бо­ва­ла Оля. — Или хо­тя бы кол­бас­ки! — Нель­зя, до­чень­ка, — по­ка­ча­ла го­ло­вой Ка­тя. — В обед ты уже ела мя­со. — То­гда я во­об­ще не ста­ну есть! — со­об­щи­ла Оля, ре­ши­тель­но ото­дви­гая от се­бя пу­стую та­рел­ку. — Но ты же слы­ша­ла, что ска­зал док­тор! — бес­по­мощ­но за­ле­пе­та­ла Катерина. — Те­бе нуж­но со­блю­дать стро­гую ди­е­ту. До тех пор, по­ка не сбро­сишь как ми­ни­мум де­сять ки­ло­грам­мов. Я ед­ва не упа­ла со сту­ла от удив­ле­ния, но удер­жа­лась от ком­мен­та­ри­ев. Ко­гда в вос­кре­се­нье при­шла сно­ва, пле­мяш­ка ста­ла клян­чить, что­бы я взя­ла ее с со­бой по­гу­лять. — Не взду­май ее кор­мить, — шеп­ну­ла мне на ухо Ка­тя. — Впро­чем, ей мож­но сок и фрук­ты. Оль­га это услы­ша­ла. — Сго­во­ри­лись, да? — за­кри­ча­ла ма­те­ри воз­му­щен­но. — Хо­ти­те, что­бы я умер­ла от го­ло­да?! — Ну по­че­му же… — От­крыв шкаф­чик, Ка­тя до­ста­ла из него упа­ков­ку ржа­ных хлеб­цов. — Возь­ми, до­ро­гая. Это по­мо­жет те­бе до­жить до обе­да. — Са­ма ешь эту га­дость! — скри­ви­лась пле­мяш­ка, по­сле че­го де­мон­стра­тив­но по­ки­ну­ла кух­ню. — Я так дол­го не вы­дер­жу, — за­пла­ка­ла Ка­тя. — В кон­це концов она ме­ня воз­не­на­ви­дит. — Не ду­маю… — успо­ко­и­ла ее я. Хо­тя са­ма бы­ла крайне удив­ле­на про­ис­ходя­щим. Да­же не пред­по­ла­га­ла, что раз­го­вор с вра­чом за­ста­вит ис­поль­зо­вать та­кие му­чи­тель­ные спо­со­бы для по­ху­де­ния ребенка. — Бед­ная моя де­воч­ка, — всхлип­ну­ла сест­ра. — Как же мне ее жал­ко, но док­тор… Он утвер­жда­ет, что у Оли вто­рая сте­пень ожи­ре­ния, и это опас­но для ее даль­ней­ше­го раз­ви­тия. Слиш­ком боль­шая на­груз­ка на ко­сти… Да и в серд­це ка­кой-то шум по­явил­ся. По­это­му ей в лю­бом слу­чае при­дет­ся ху­деть… — вз­дох­нув, она по­смот­ре­ла в на­прав­ле­нии Оли­ной ком­на­ты. Мне то­же ста­ло жаль ма­лень­кую об­жо­ру. Но это бы­ла лишь ми­нут­ная жа­лость. Я взя­ла се­бя в ру­ки. — При­вык­нет… — ска­за­ла твер­до. И по­шла в дет­скую, со­об­щать пле­мян­ни­це, что взя­ла на дво­их або­не­мент в са­мый луч­ший бассейн. Ду­маю, пла­ва­ние нам обе­им пой­дет на поль­зу.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.