Мне не ну­жен ни­кто дру­гой

Мы та­кие же, как вы, но со­всем иные. И то­же хо­тим, что­бы нас лю­би­ли!

Vdvojem - - Содержание -

Я бы­ла со­вер­шен­но та­кой же де­воч­кой, как дру­гие. Мне нра­ви­лись пла­тьи­ца с обо­роч­ка­ми и сек­ре­ты с по­друж­ка­ми. По­ка од­на­жды…

Ябы­ла та­кой же де­воч­кой, как и дру­гие. Мне нра­ви­лись пла­тьи­ца с обо­роч­ка­ми и сек­ре­ты с по­друж­ка­ми. По­ка од­на­жды… — Га­лоч­ка, мо­жешь у ме­ня пе­ре­но­че­вать? Се­год­ня родители уез­жа­ют к род­ствен­ни­кам в дру­гой го­род, а я очень бо­юсь оста­вать­ся до­ма од­на, — ти­хо ска­за­ла со­сед­ка по пар­те. Мы учи­лись то­гда в седь­мом клас­се. Родители раз­ре­ши­ли мне пе­ре­но­че­вать у по­дру­ги, и ве­че­ром я от­пра­ви­лась к Та­се. Мы по­ужи­на­ли, по­сплет­ни­ча­ли и по­шли спать. По­сте­ли­ли се­бе на ши­ро­чен­ной кро­ва­ти в ро­ди­тель­ской спальне. Око­ло по­лу­но­чи Та­ся ме­ня рас­тол­ка­ла: — Гал­ка, проснись! Слы­шишь, там кто-то хо­дит… Из го­сти­ной до­но­си­лись непо­нят­ные зву­ки: туп-туп-туп... Мое во­об­ра­же­ние быст­ро на­ри­со­ва­ло сце­ну из по­след­не­го филь­ма про ков­бо­ев: я уже ви­де­ла ужас­ных бан­ди­тов и нас, без­за­щит­ных де­во­чек, у них в пле­ну. Я при­жа­лась к Та­се, буд­то так нас мог­ли не за­ме­тить. Мы бо­я­лись да­же ше­лох­нуть­ся. И в это вре­мя в дверь во­шел Пу­сик — Та­син кот. Пар­кет по­скри­пы­вал под его ша­га­ми. Мы за­хо­хо­та­ли, спать рас­хо­те­лось. Так и ле­жа­ли, при­жав­шись друг к дру­гу. Со­вер­шен­но невин­но на­ча­ли срав­ни­вать на­ши те­ла, впер­вые ин­те­ре­су­ясь сво­ей жен­ствен­но­стью. По­том на­ко­нец усну­ли. С тех пор мы по­дру­жи­лись и про­во­ди­ли вме­сте каж­дую сво­бод­ную ми­ну­ту. Че­рез неко­то­рое вре­мя Та­ся опять по­про­си­ла ме­ня, что­бы я у нее пе­ре­но­че­ва­ла. Я с ра­до­стью со­гла­си­лась. В этот раз мы со­зна­тель­но при­ка­са­лись друг к дру­гу. При­кос­но­ве­ния бы­ли при­ят­ны­ми. Мы про­ве­ли ночь, бе­се­дуя о том, в чем же раз­ни­ца меж­ду по­ла­ми и что та­кое лю­бовь. Из­му­чен­ные обо­юд­ны­ми лас­ка­ми, усну­ли толь­ко под утро. Мы ни­ко­му не рас­ска­за­ли о на­ших но­вых ощу­ще­ни­ях. Про­шло немно­го вре­ме­ни, я по­сту­пи­ла в ли­цей. В это вре­мя моя по­дру­га вме­сте с ро­ди­те­ля­ми уеха­ла из нашего го­ро­да. Я очень тя­же­ло пе­ре­жи­ла ее отъ­езд и вспо­ми­на­ла по но­чам мгно­ве­ния, про­ве­ден­ные вме­сте. Я до­стиг­ла воз­рас­та, ко­гда де­вуш­ки

на­чи­на­ют го­во­рить о маль­чи­ках, на­зна­ча­ют сви­да­ния, рас­ска­зы­ва­ют о пер­вых по­це­лу­ях. Но ре­бя­та ме­ня по­че­му-то не ин­те­ре­со­ва­ли. Они ка­за­лись мне смеш­ны­ми, уг­ло­ва­ты­ми и не вы­зы­ва­ли ни­ка­ких эмо­ций. Да­же ко­гда ко мне стал «под­ка­ты­вать» од­но­класс­ник Ви­тя, я оста­лась рав­но­душ­на. — Посмот­ри, как он на те­бя за­гля­ды­ва­ет­ся. Схо­ди с ним на сви­да­ние, — уго­ва­ри­ва­ли ме­ня по­друж­ки. Я при­слу­ша­лась к их со­ве­ту и от­пра­ви­лась с Ви­тей в ки­но. Но ко­гда в тем­но­те он взял ме­ня за ру­ку сво­ей пот­ной от вол­не­ния ла­пи­щей, мне это со­всем не по­нра­ви­лось, и я вы­сво­бо­ди­ла ла­донь. Вить­ка оби­же­но на­дул­ся. Про­шло несколь­ко ми­нут, и он сно­ва по­вто­рил свои «уха­жи­ва­ния». Я опять вы­сво­бо­ди­лась и ото­дви­ну­лась от него. — Не ме­шай ки­но смот­реть! — Ты ненор­маль­ная или недо­тро­га? — спро­сил Ви­тя сер­ди­то, ко­гда мы вы­шли из ки­но. Да­же до­мой не про­во­дил. Наш «ро­ман» за­кон­чил­ся. До­ма я рас­пла­ка­лась, но так, что­бы родители это­го не ви­де­ли. «Что по­ду­ма­ют обо мне ре­бя­та? Та­кой кра­си­вый па­рень, а я его не хо­чу. Он, на­вер­но, рас­ска­жет об этом в шко­ле, и все бу­дут на­до мной сме­ять­ся», — ду­ма­ла я и, к со­жа­ле­нию, ока­за­лась со­вер­шен­но пра­ва. На сле­ду­ю­щий день маль­чиш­ки шу­шу­ка­лись у ме­ня за спи­ной и сме­я­лись. Что им Вить­ка на­бол­тал? Мне ка­за­лось, я умру от сты­да. — Вы це­ло­ва­лись? — спра­ши­ва­ли ме­ня по­друж­ки. — Ну, рас­ска­зы­вай… Я не зна­ла, как им ска­зать, что сви­да­ние не уда­лось. Как-то не мог­ла най­ти с од­но­класс­ни­ца­ми об­щий язык... По­сте­пен­но девочки ста­ли ме­ня из­бе­гать. А я… лю­би­ла на них смот­реть… Мне очень хо­те­лось на­хо­дить­ся в их об­ще­стве. Я все еще пом­ни­ла но­чи, про­ве­ден­ные в до­ме Та­си, но то­гда еще са­ма не по­ни­ма­ла, что со мной про­ис­хо­дит. Родители не ин­те­ре­со­ва­лись мо­им оди­но­че­ством. Они ду­ма­ли, все де­ло в мо­ем роб­ком ха­рак­те­ре. Поз­же я по­сту­пи­ла в уни­вер­си­тет да­ле­ко от род­ных мест. Мне нуж­но бы­ло най­ти де­вуш­ку, с ко­то­рой мож­но снять квар­ти­ру на дво­их. Сни­мать од­ной бы­ло бы слиш­ком до­ро­го для ме­ня. На тор­же­ствен­ном со­бра­нии по слу­чаю на­ча­ла учеб­но­го го­да мое вни­ма­ние при­влек­ла скром­ная де­вуш­ка, сто­яв­шая по­одаль. Бы­ло за­мет­но, что она сму­ще­на. Я по­до­шла к ней, за­го­во­ри­ла. Она то­же ис­ка­ла жи­лье. Мы вме­сте на­шли ма­лень­кую квар­тир­ку. Нам очень хо­ро­шо жи­лось вме­сте, мы по­дру­жи­лись. Я за­ме­ти­ла, что она то­же не встре­ча­ет­ся с юно­ша­ми. Од­на­жды воз­вра­тив­шись с за­ня­тий, за­ста­ла Ни­ну горь­ко пла­чу­щей. Она по­лу­чи­ла пись­мо от сво­е­го пар­ня. Он пи­сал, что встре­тил дру­гую де­вуш­ку. Я се­ла ря­дом, об­ня­ла Ни­ну и ста­ла ее уте­шать, гла­дить по спине. И то­гда… Мы на­ча­ли при­жи­мать­ся друг к дру­гу все тес­нее. В ка­кой-то мо­мент… не знаю, как это про­изо­шло… я по­це­ло­ва­ла ее в гу­бы. Она за­дро­жа­ла, а по­том от­ве­ти­ла мне дол­гим страст­ным по­це­лу­ем. Мы упа­ли на кро­вать и пре­да­лись безум­ной люб­ви. Это бы­ло как гром сре­ди яс­но­го неба. Я бы­ла очень счаст­ли­ва и… по­тря­се­на. Два бли­жай­ших дня мы не раз­го­ва­ри­ва­ли. Я бы да­же ска­за­ла, из­бе­га­ли друг дру­га. Од­на­ко по­сте­пен­но на­учи­лись при­ни­мать на­ши но­вые от­но­ше­ния. Мы не бо­я­лись, что кто-то о них узна­ет. Ко­гда го­во­рят о го­мо­сек­су­а­лиз­ме, все сра­зу ду­ма­ют о муж­чи­нах. Это о них сни­ма­ют филь­мы. И толь­ко неко­то­рые лю­ди за­ме­ча­ют, что та­кие от­но­ше­ния су­ще­ству­ют и меж­ду жен­щи­на­ми. Как и все­гда в на­шей жиз­ни, жен­щин ото­дви­га­ют на вто­рой план. Но нас с Ни­ной это вполне устра­и­ва­ло. — Мы мо­жем спо­кой­но жить вме­сте, не вы­зы­вая спле­тен и по­до­зре­ний, — утвер­жда­ла Ни­на. Она все­гда трез­во смот­ре­ла на жизнь. Мы бы­ли на­сто­я­щей су­пру­же­ской па­рой. Че­рез пол­го­да Ни­на при­гла­си­ла ме­ня на ужин в ре­сто­ран. Мы про­ве­ли чу­дес­ный ве­чер, да­же немно­го тан­це­ва­ли, но веж­ли­во от­ши­ва­ли всех ка­ва­ле­ров по­сле тан­ца. По до­ро­ге до­мой, Ни­на пред­ло­жи­ла по­си­деть в пар­ке у фон­та­на. Тут мы не при­вле­ка­ли вни­ма­ние. Сму­ща­ясь, она до­ста­ла что-то из сум­ки и взя­ла ме­ня за ру­ку. — Я люб­лю те­бя, Га­лоч­ка, — ска­за­ла Ни­на, гля­дя мне в гла­за… — Мне хо­те­лось бы, что­бы мы с то­бой об­ру­чи­лись. Мы же се­мья. По прав­де го­во­ря, я не знаю, кто из нас до­ми­ни­ру­ет в этих от­но­ше­ни­ях, но очень хо­те­ла бы, что­бы ты но­си­ла это ко­леч­ко. «Ка­кое это пре­крас­ное чув­ство — быть неве­стой», — по­ду­ма­ла я. Вре­ме­на ме­ня­лись. Мы окон­чи­ли институт и вполне осо­знан­но ре­ши­ли про­ве­сти жизнь вме­сте. Неко­то­рые зна­ко­мые до­га­ды­ва­лись об ис­тин­ном по­ло­же­нии дел, од­на­ко из­бе­га­ли го­во­рить об этом. Они бо­я­лись на­зы­вать ве­щи сво­и­ми име­на­ми и пред­по­чи­та­ли делать вид, что аб­со­лют­но ни­че­го не за­ме­ча­ют. — Мы не мо­жем ле­га­ли­зо­вать на­ши от­но­ше­ния, но я бы хо­те­ла по­зна­ко­мить те­бя со сво­и­ми ро­ди­те­ля­ми, — од­на­жды пред­ло­жи­ла Нине. Она со­гла­си­лась. Прав­да, не слиш­ком охот­но. Мы по­еха­ли на вы­ход­ные в мой род­ной го­род. Я бо­я­лась, что родители не при­мут мою воз­люб­лен­ную, но мне хо­те­лось быть чест­ной с ни­ми, ведь я их лю­би­ла и на­де­я­лась на по­ни­ма­ние. Ре­ак­ция бы­ла страш­ной. — Из­вра­щен­ка! Как ты мо­жешь при­во­зить в наш дом эту дрянь?! — кри­ча­ла моя ма­ма. — Что ска­жут лю­ди? Я пы­та­лась что-то объ­яс­нять, но ме­ня не слу­ша­ли. Мы воз­вра­ти­лись до­мой, чув­ствуя се­бя от­верг­ну­ты­ми и уни­жен­ны­ми. Те­перь мы вполне от­да­ва­ли се­бе от­чет в том, что на­все­гда оста­нем­ся в этом ми­ре из­го­я­ми. От­но­ше­ния ста­ли на­пря­жен­ны­ми. На­вер­ное, от от­ча­я­ния и безыс­ход­но­сти мы с Ни­ной ста­ли об­ви­нять друг дру­га в несу­ще­ству­ю­щих гре­хах. Все вре­мя ссо­ри­лись. Че­рез несколь­ко дней я встре­ти­ла на ули­це Ан­то­на, сво­е­го быв­ше­го од­но­класс­ни­ка. — Идем ко мне, вспом­ним бы­лые вре­ме­на. Я сни­маю неда­ле­ко го­стин­ку, — при­гла­сил Ан­тон. Я охот­но со­гла­си­лась. Чест­но го­во­ря, по­сле то­го неудач­но­го сви­да­ния с Ви­тей я впер­вые оста­лась с муж­чи­ной на­едине. Мы хо­ро­шень­ко вы­пи­ли за встре­чу. Вдруг Ан­тон пе­ре­сел на ди­ван­чик, где си­де­ла я, и на­чал ме­ня об­ни­мать. Он ста­но­вил­ся все на­халь­нее и по­ва­лил ме­ня на спи­ну. — Ка­кая ты кра­си­вая! Я хо­чу за­нять­ся с то­бой лю­бо­вью, — со­пел он на­до мной, рас­сте­ги­вая блуз­ку. И то­гда я ре­ши­лась. Чув­ство­ва­ла под­со­зна­тель­ную оби­ду на Ни­ну за то, что из-за нее ме­ня от­верг­ли родители. «Мо­жет, я нор­маль­ная жен­щи­на», — те­ши­ла се­бя на­деж­дой. И усту­пи­ла до­мо­га­тель­ствам од­но­класс­ни­ка. Но удо­воль­ствия не ис­пы­та­ла — толь­ко стыд и боль. По­сле это­го быст­рень­ко оде­лась и по­бе­жа­ла до­мой. Бы­ло уже за пол­ночь, ко­гда я во­шла в квар­ти­ру. Ни­на жда­ла ме­ня. Она при­бли­зи­лась, что­бы по­це­ло­вать, и вдруг уви­де­ла мою за­ре­ван­ную фи­зио­но­мию. Ни­на ис­пу­га­лась: — Что слу­чи­лось, Гал­чо­нок? — Я со­вер­ши­ла нечто ужас­ное, но я те­бя люб­лю! Про­сти ме­ня... По­том рас­ска­за­ла ей обо всем: о сво­ей оби­де, о по­пыт­ке стать нор­маль­ной жен­щи­ной. Ни­на мол­ча­ла. «Что же я на­де­ла­ла, ка­кую

страш­ную оби­ду ей на­нес­ла», — я стра­да­ла. Ат­мо­сфе­ра в до­ме ста­ла невы­но­си­мой. Ни­на не раз­го­ва­ри­ва­ла со мной, мы ста­ли спать от­дель­но. Од­на­жды я при­шла с ра­бо­ты рань­ше обыч­но­го и уви­де­ла, что она со­би­ра­ет ве­щи. — Что ты де­ла­ешь?! — Ухо­жу. Нет смыс­ла это про­дол­жать. Я лю­би­ла те­бя, до­ве­ря­ла. Мне ка­за­лось, мы счаст­ли­вы, — ска­за­ла она, ед­ва сдер­жи­вая сле­зы. — Но ты мне из­ме­ни­ла, при­чем с муж­чи­ной… Са­ма не зна­ешь, че­го хо­чешь от жиз­ни! Опре­де­лись вна­ча­ле, кто ты. Она уеха­ла, и толь­ко то­гда я по­ня­ла, как силь­но ее люб­лю. Вспо­ми­на­ла вре­мя, про­ве­ден­ное вме­сте, ее неж­ность и де­ли­кат­ность. Как о кош­ма­ре, ду­ма­ла о бли­зо­сти с муж­чи­ной… Я са­ма уни­что­жи­ла свое сча­стье. Бу­тыл­ка ко­нья­ка по­мог­ла из­ба­вить­ся от от­ча­я­ния. На сле­ду­ю­щий день у ме­ня тре­ща­ла го­ло­ва. Опять вы­пи­ла, с по­хме­лья. И так день за днем на­хо­ди­ла спа­се­ние в ал­ко­го­ле. Мне не хо­те­лось си­деть до­ма од­ной. Вы­хо­ди­ла из до­му, бро­ди­ла по ба­рам, хо­ди­ла на ве­че­рин­ки к ма­ло­зна­ко­мым лю­дям. Хо­те­лось за­быть о Нине. На од­ной из та­ких ве­че­ри­нок я по­зна­ко­ми­лась с Адой. Нам бы­ло лег­ко об­щать­ся друг с дру­гом. До­го­во­ри­лись встре­тить­ся и схо­дить в ки­но. — Ты мне нра­вишь­ся, — по­чти сра­зу, без оби­ня­ков, со­об­щи­ла мне Ада. — При­дешь ко мне зав­тра по­ужи­нать? — По­че­му бы и нет? — от­ве­ти­ла я. Сов­мест­ный ужин плав­но пе­ре­шел в страст­ную ночь. Бы­ло очень хо­ро­шо, я чув­ство­ва­ла се­бя счаст­ли­вой. А утром вер­ну­лось не­при­ят­ное ощу­ще­ние, что я из­ме­ни­ла Нине. «Но ведь она са­ма ме­ня бро­си­ла», — пы­та­лась оправ­дать се­бя. Мы еще несколь­ко раз встре­ти­лись с Адой. Но каж­дая по­сле­ду­ю­щая ночь да­ва­ла мне все мень­ше удо­воль­ствия. Ме­ня грыз­ла со­весть. — Не оби­жай­ся, Ада, но я не бу­ду боль­ше с то­бой встре­чать­ся, — ска­за­ла я по­дру­ге. — Про­сти. Мне нуж­но отыс­кать Ни­ну. Еще раз по­го­во­рить, мо­жет, не все еще по­те­ря­но? Я зна­ла, что она уеха­ла в свой неболь­шой го­ро­док воз­ле Харь­ко­ва. Взя­ла на ра­бо­те неде­лю от­пус­ка и по­еха­ла ту­да. Ужас­но нерв­ни­ча­ла. «А ес­ли у нее уже есть кто-то? — ду­ма­ла я. — Мо­жет, она и го­во­рить со мной не за­хо­чет…» На­ши об­щие зна­ко­мые под­ска­за­ли, где сей­час ра­бо­та­ет Ни­на, по­это­му мне сра­зу уда­лось ее най­ти. Я ста­ла ждать, ко­гда она вый­дет по­сле ра­бо­ты. Уви­де­ла в тол­пе, оклик­ну­ла. Ни­на по­вер­ну­ла го­ло­ву и по­блед­не­ла, уви­дев ме­ня. — Про­сти ме­ня, Ни­ноч­ка... — толь­ко это я и смог­ла про­из­не­сти. Она несколь­ко мгно­ве­ний мол­ча смот­ре­ла, а за­тем бросилась мне на шею. — Ни­на, я так со­ску­чи­лась! Не мо­гу без те­бя... — бор­мо­та­ла я несвяз­но. — Я дрянь, я из­ме­ни­ла те­бе два­жды: пер­вый раз с муж­чи­ной, а по­том свя­за­лась с дру­гой жен­щи­ной. Но с ней я рас­ста­лась, по­то­му что не мо­гу без те­бя… Ни­ноч­ка, да­вай нач­нем сна­ча­ла! — У те­бя не бы­ло в от­но­ше­нии ме­ня ни­ка­ких обя­за­тельств, — от­ве­ти­ла она. — Я мно­го о нас ду­ма­ла… Гал­ка, я так ра­да, что ты ме­ня на­шла… Я об­ня­ла ее и по­чув­ство­ва­ла, что это са­мый лю­би­мый че­ло­век в мо­ей жиз­ни. — Я те­бя люб­лю, — ска­за­ла. — Посмот­ри, я все вре­мя но­шу ко­леч­ко, что ты по­да­ри­ла. Мне ни­кто дру­гой не ну­жен. Мы сно­ва бы­ли вме­сте. Вско­ре по­яви­лась воз­мож­ность по­ехать в Па­риж. Ре­ши­ли, что это бу­дет на­ше сва­деб­ное пу­те­ше­ствие. Мы ни­ко­гда не смо­жем офи­ци­аль­но по­же­нить­ся, но в Па­ри­же, в этом го­ро­де влюб­лен­ных, по­чув­ство­ва­ли се­бя мо­ло­до­же­на­ми. И это бы­ло вос­хи­ти­тель­ное чув­ство! Це­лы­ми дня­ми бро­ди­ли по го­ро­ду, а ве­че­ра­ми си­де­ли в ка­фе. Как раз в это вре­мя в Ам­стер­да­ме про­хо­дил па­рад сек­су­аль­ных мень­шинств. — Я ни­ко­гда та­ко­го не ви­де­ла, мо­жет, по­едем? — пред­ло­жи­ла Ни­на. На­ших сбе­ре­же­ний вполне хва­ти­ло на пу­те­ше­ствие в Ам­стер­дам. По ули­цам шла яр­кая тол­па — геи и лес­би­ян­ки, и ни­кто из зе­вак не ска­зал участ­ни­кам па­ра­да ни од­но­го пло­хо­го сло­ва. Мы то­же по­чув­ство­ва­ли се­бя сво­бод­ны­ми от хан­же­ства, окру­жав­ше­го нас до сих пор, и с удо­воль­стви­ем по­гру­зи­лись в ат­мо­сфе­ру празд­ни­ка. То­гда мы впер­вые при­люд­но по­це­ло­ва­лись. Это был со­всем дру­гой мир — мир сво­бо­ды и то­ле­рант­но­сти. Эта по­езд­ка из­ме­ни­ла наш под­ход к жиз­ни: мы пе­ре­ста­ли скры­вать свои чув­ства от дру­гих. По­сле воз­вра­ще­ния до­мой, ес­ли кто-то спра­ши­вал нас о на­ших от­но­ше­ни­ях, про­сто го­во­ри­ли прав­ду: «Мы вме­сте». Сна­ча­ла это шо­ки­ро­ва­ло лю­дей. Но пе­ре­лом в на­шей жиз­ни уже на­сту­пил. «Вы про­сто су­пер, дев­чон­ки, та­кие от­важ­ные», — по­здрав­ля­ли нас зна­ко­мые, те, кто по­ни­ма­ет, что че­ло­ве­ку бес­смыс­лен­но бо­роть­ся со сво­ей при­ро­дой, ло­мать се­бя, а на­до при­ни­мать се­бя та­ким, ка­ким со­здан. Мы с Ни­ной счаст­ли­вы. По­жа­луй, впер­вые пе­ре­ста­ли чув­ство­вать се­бя урод­ца­ми и из­го­я­ми. Жаль толь­ко, что родители нас не по­ни­ма­ют, но мы все еще на­де­ем­ся на при­ми­ре­ние с ни­ми. А еще очень хо­тим де­тей и по­ду­мы­ва­ем об усы­нов­ле­нии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.