Кош­мар брач­ной но­чи

Vdvojem - - Содержание -

По­сле смер­ти Оле­га, мо­е­го му­жа, с ко­то­рым мы про­жи­ли по­чти два­дцать пять лет, я оста­лась од­на. Лен­ка, дочь, бла­го­по­луч­но вый­дя за­муж, ука­ти­ла за гра­ни­цу, и я, сдав на­шу опу­стев­шую треш­ку, пе­ре­еха­ла в за­го­род­ный дом. Ко­гда-то мы с му­жем меч­та­ли за­жить здесь вдво­ем, оста­вив квар­ти­ру Ле­ноч­ке, од­на­ко судь­ба рас­по­ря­ди­лась ина­че… Ост­рая боль по­те­ри по­не­мно­гу улег­лась, оста­вив в ду­ше глу­бо­кую пе­чаль и неиз­быв­ную неж­ность. Ко­гда вос­по­ми­на­ния за­хле­сты­ва­ли ме­ня, я

Де­ви­ца ис­чез­ла так же вне­зап­но, как и по­яви­лась. Да уж...

еха­ла на клад­би­ще – к Оле­гу. В од­ну из та­ких по­ез­док я и встре­ти­ла у мо­ги­лы му­жа это­го че­ло­ве­ка. Он с ин­те­ре­сом изу­чал па­мят­ник, фо­то­гра­фию Оле­га на нем и, ка­за­лось, да­же не сра­зу ме­ня за­ме­тил. – Про­сти­те, – ска­зал, сму­тив­шись, – мне по­ка­за­лось зна­ко­мым ли­цо ва­ше­го… – Му­жа, – под­ска­за­ла я. – По­кой­но­го му­жа. – Ах, да! Про­сти­те еще раз. – Так вы зна­ли Оле­га? – за­ин­те­ре­со­ва­лась я. – Нет, я, ка­жет­ся, про­сто обо­знал­ся... – Ни­че­го, бы­ва­ет… Мы немно­го по­мол­ча­ли. – А я вот сю­да к жене хо­жу, – ре­шил про­дол­жить раз­го­вор незна­ко­мец, – то­же по­кой­ной… – и, спо­хва­тив­шись, га­лант­но по­кло­нил­ся, – Вик­тор… – Ири­на, – охот­но от­ве­ти­ла я ему. Так сло­во за сло­во мы раз­го­во­ри­лись и, раз­зна­ко­мив­шись по­бли­же, ста­ли со­зва­ни­вать­ся, встре­чать­ся. Не про­шло и двух месяцев, как Вик­тор пе­ре­ехал жить ко мне. В го­ро­де у него оста­лась квар­ти­ра, ко­то­рую он де­лил с до­че­рью – Мар­той. Я де­вуш­ку ни­ко­гда не ви­де­ла – по Ви­ти­ным рас­ска­зам, от­но­ше­ния у них бы­ли до­воль­но на­тя­ну­тые. Сам же Вик­тор ока­зал­ся че­ло­ве­ком спо­кой­ным, де­ли- кат­ным и очень оба­я­тель­ным. К то­му же, у него бы­ли зо­ло­тые ру­ки: с утра до ве­че­ра он что-то стро­гал, пи­лил, кра­сил – и дом мой, на­пол­нив­шись эти­ми зву­ка­ми, вдруг ожил и при­нял его как хо­зя­и­на. И я по­ня­ла, что жизнь про­дол­жа­ет­ся, что у ме­ня еще есть шанс на сча­стье... При­мер­но че­рез пол­го­да Вик­тор сде­лал мне офи­ци­аль­ное пред­ло­же­ние ру­ки и серд­ца. – За­чем нам, Ви­тя, рас­пи­сы­вать­ся? – рас­сме­я­лась я. – Пус­кай мо­ло­дые в эти иг­ры иг­ра­ют… – Ой, Ириш­ка, да раз­ве ж мы с то­бой ста­рые? Ты у ме­ня са­мой кра­си­вой неве­стой бу­дешь, – под­на­чи­вал он ме­ня, – да­же мо­ло­дые об­за­ви­ду­ют­ся… В об­щем, я все-та­ки поз­во­ли­ла се­бя уго­во­рить. Лен­ка, узнав о гря­ду­щей сва­дьбе, сна­ча­ла воз­му­ща­лась, но, по­зна­ко­мив­шись с Вик­то­ром, мах­ну­ла ру­кой: – Лад­но, ма­муль, это твоя жизнь. Не ма­лень­кая уже, са­ма раз­бе­решь­ся. А с Мар­той, Ви­ти­ной доч­кой, мы впер­вые встре­ти­лись толь­ко в ре­сто­ране, где в кру­гу род­ных и дру­зей ре­ши­ли от­ме­тить на­ше бра­ко­со­че­та­ние. Мар­та да­же в загс не при­шла. Она по­яви­лась уже в са­мый раз­гар ве­се­лья. Тк­ну­ла мне в ру­ки бу­кет чуть под­вяд­ших роз, на­тя­ну­то улыб­ну­лась и про­из­нес­ла: – По­здрав­ляю! Ра­да, что вы ре­ши­лись свя­зать судь­бу с мо­им от­цом. Да, па­пу­ля? – она с вы­зо­вом по­смот­ре­ла на Вик­то­ра. – Он за­ме­ча­тель­ный! На­де­юсь, очень ско­ро вы смо­же­те в этом убе­дить­ся. «Во­об­ще-то вся се­го­дняш­няя це­ре­мо­ния – чи­стая фор­маль­ность, – по­ду­ма­ла я. – Ведь мы и так жи­вем вме­сте», – од­на­ко вслух ни­че­го не ска­за­ла. Мар­те на вид бы­ло лет два­дцать пять. Шум­ная, де­мон­стра­тив­ная, да­же, по­жа­луй, наг­ло­ва­тая, она вы­гля­де­ла пол­ной про­ти­во­по­лож­но­стью от­цу. Он же, как мне по­ка­за­лось, был рас­стро­ен и обес­ку­ра­жен ее по­яв­ле­ни­ем. «Да уж, – ре­ши­ла я, – не- спро­ста у них от­но­ше­ния не кле­ят­ся. С та­кой осо­бой ужить­ся тя­же­ло». Мар­та ис­чез­ла так же вне­зап­но, как и по­яви­лась, – ни­ко­му ни «зд­рас­ь­те», ни «до сви­да­ния»… Бли­же к ве­че­ру, неж­но об­ни­мая ме­ня в тан­це, Вик­тор про­шеп­тал на ухо: – Как ты ду­ма­ешь, го­сти не оби­дят­ся, ес­ли мы по­ти­хонь­ку сбе­жим? Хо­чу остать­ся с то­бой на­едине… Дабы со­блю­сти при­ня­тый ри­ту­ал и про­сто по­то­му, что в на­шем до­ме на па­ру дней по­се­ли­лась Ле­ноч­ка с му­жем, Вик­тор снял для нас но­мер в го­сти­ни­це. Все бы­ло об­став­ле­но, слов­но в ки­но: кор­зи­ны цве­тов по уг­лам, све­чи, шам­пан­ское в ве­дер­ке со льдом… – В од­ном твоя дочь ока­за­лась со­вер­шен­но пра­ва, – я об­ви­ла ру­ка­ми шею мо­е­го но­во­ис­пе­чен­но­го су­пру­га и по­ло­жи­ла го­ло­ву ему на грудь, – ты за­ме­ча­тель­ный, и я еще раз убе­ди­лась в этом! Вик­тор как-то нерв­но дер­нул­ся и от­пря­нул: – Моя дочь? – он был в яв­ном за­ме­ша­тель­стве. – Ну да, Мар­та, – уди­ви­лась я его ре­ак­ции. – По­слу­шай, Ири­на, мне не­об­хо­ди­мо кое-что те­бе рас­ска­зать… – По­том рас­ска­жешь… – пе­ре­би­ла му­жа. – У нас для рас­ска­зов вся жизнь впе­ре­ди, а сей­час… жди ме­ня, – и, по­це­ло­вав его, я на­пра­ви­лась в ван­ную ком­на­ту. Че­рез ка­кое-то вре­мя сквозь шум во­ды услы­ша­ла гром­кую му­зы­ку и чьи-то го­ло­са. «Те­ле­ви­зор вклю­чил, на­вер­но. Нет, му­жи­ки все-та­ки неис­пра­ви­мы», – по­ду­ма­ла с иро­ни­ей. Вер­нув­шись ми­нут че­рез пят­на­дцать-два­дцать в ком­на­ту, за­ста­ла стран­ную кар­ти­ну: Вик­тор ле­жал на по­сте­ли, раз­бро­сав ру­ки по про­сты­ни и от­вер­нув го­ло­ву к ок­ну, из-под рас­стег­ну­той ру­баш­ки вид­не­лись се­дею- щие во­ло­сы на гру­ди. – Ви­тя?! – я на цы­поч­ках при­бли­зи­лась и тут за­ме­ти­ла, как ту­го за­тя­нут гал­стук на его об­на­жен­ной шее, как неесте­ствен­но по­лу­от­крыт рот, и как страш­но от­ра­жа­ет­ся пла­мя све­чей в его остек­ле­нев­ших гла­зах... Пер­во­быт­ный ужас под­нял­ся от­ку­да-то из са­мых глу­бин мо­е­го со­зна­ния, про­ник в каж­дую кле­точ­ку те­ла и зве­ри­ным кри­ком вы­рвал­ся на­ру­жу. Я сполз­ла по стен­ке и от­клю­чи­лась. При­дя в се­бя, уви­де­ла, что по-преж­не­му на­хо­жусь в номере, на по­сте­ли ря­дом со мной ни­ко­го не бы­ло, во­круг су­е­ти­лись вра­чи и еще ка­ки­е­то лю­ди в штат­ском. – Оч­ну­лась? – мо­ло­дой па­рень в бе­лом ха­ла­те при­сталь­но смот­рел мне в гла­за. – Ну, сла­ва бо­гу! Имя свое пом­ни­те? – Да, – про­шеп­та­ла я. – Ири­на. – Что с Вик­то­ром? – Он мертв, – ко мне под­сел муж­чи­на и, про­тя­нув фо­то­гра­фию, спро­сил: – Вам зна­ко­ма эта де­вуш­ка? – Это Мар­та, она Ви­ти­на дочь, – от­ве­ти­ла я. – Хм… дочь, – ух­мыль­нул­ся он. – Не зна­е­те, где она сей­час мо­жет быть? – До­ма, на­вер­ное… – на гла­за на­вер­ну­лись сле­зы. – Да нет у нее ни­ка­ко­го до­ма! Как, впро­чем, и у Вик­то­ра, ва­ше­го му­жа… – муж­чи­на каш­ля­нул. – В смыс­ле, по­кой­но­го. Уже по­том, в по­ли­ции, сле­до­ва­тель рас­ска­зал мне, что Вик­тор и Мар­та – лю­бов­ни­ки и дав­но про­мыш­ля­ют во­ров­ством и афе­ра­ми. Со мной они ре­ши­ли сыг­рать по­круп­но­му: офи­ци­аль­но же­нив­шись, Вик­тор рас­счи­ты­вал по­лу­чить мое иму­ще­ство. О том, что при этом они со­би­ра­лись сде­лать со мной, страш­но бы­ло да­же по­ду­мать. Но, по­хо­же, Вик­тор по­че­му­то от­ка­зал­ся от за­ду­ман­но­го пла­на: то ли ис­пу­гал­ся, то ли дей­стви­тель­но по­лю­бил ме­ня (ко­неч­но же, мне очень хо­те­лось ду­мать имен­но так). Кто убил его? За что? Мар­та? Во­про­сы по­ка еще без от­ве­тов. Де­ви­цу ищут, след­ствие про­дол­жа­ет­ся…

Ко­гда я при­шла в се­бя, на­до мной су­е­ти­лись вра­чи

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.