Ес­ли жен­щи­на про­сит

Еще два го­да на­зад Е у я бы­ла уве­ре­на, что жен­ских ра­до­стей в мо­ей жиз­ни ужеу не бу­дет – толь­ко ста­ри­ков­ские, вро­девр суб­си­дии и по­вы­ше­ния пен­сии...

Vdvojem - - Содержание -

Стриж­ку я сде­ла­ла в па­рик­ма­хер­ской, а по­кра­сить во­ло­сы ре­ши­ла до­ма — так зна­чи­тель­но де­шев­ле. «Сне­го­пад, сне­го­пад, не ме­ти мне на ко­сы...», — на­пе­ва­ла, тща­тель­но за­кра­ши­вая вис­ки. С ко­са­ми я рас­про­ща­лась еще в седь­мом клас­се, од­на­ко се­ди­ны «на­ме­ло» по­ря­доч­но. С од­ной сто­ро­ны, это вполне есте­ствен­но в мо­ем воз­расте, но с дру­гой, по­зи­ти­ва не до­бав­ля­ло. «Завтра мне стук­нет шесть­де­сят, — по­ду­ма­ла тоск­ли­во. Вот уж по­ис­ти­не груст­ный празд­ник. В пять­де­сят с хво­сти­ком, да­же длин­ным, мож­но пы­жить­ся и изоб­ра­жать из се­бя мо­ло­ду­ху. А как на седь­мой де­ся­ток пе­ре­ва­лит — все, на сво­ей жен­ской сущ­но­сти мож­но бу­дет по­ста­вить боль­шой жир­ный крест. Так что впе­ре­ди ме­ня ждут толь­ко ста­ри­ков­ские ра­до­сти: во­вре­мя вы­пла­чен­ная пен­сия, оформ­лен­ная суб­си­дия, но­вая ска­мей­ка у подъ­ез­да, се­ри­ал про лю­бовь... — Да лад­но те­бе при­бед­нять­ся, — ска­за­ла сво­е­му от­ра­же­нию в зер­ка­ле. — Ты ме­ло­драм не смот­ришь, а с со­сед­ка­ми на ла­воч­ке да­же в во­семь­де­сят си­деть не ста­нешь! «Зна­чит, бу­дешь смот­реть по Ин­тер­не­ту свои лю­би­мые чер­но-бе­лые фран­цуз­ские филь­мы и вя­зать доч­ке, зятю и внуч­кам нос­ки, — воз­ра­зил внут­рен­ний го­лос. — Хрен редь­ки не сла­ще...» «Ин­те­рес­но, Ар­ка­ша по­здра­вит ме­ня с днем рож­де­ния?» — по­ду­ма­ла я. Во­прос был ри­то­ри­че­ским — ну ко­неч­но, по­здра­вит. И, ско­рее все­го, не по те­ле­фо­ну, а лич­но. Мы, как ин­тел­ли­гент­ные лю­ди, бу­дем чин­но пить чай с име­нин­ным тор­том и бе­се­до­вать бе­се­ды — у нас с быв­шим му­жем «вы­со­кие от­но­ше­ния». Это по­то­му, что да­же по­сле раз­во­да оста­лось мно­го об­ще­го — внуч­ки, при­выч­ки, вос­по­ми­на­ния... Да­же воз­раст по­чти оди­на­ко­вый. Но Ар­ка­ша в свои шесть­де­сят — муж­чи­на в са­мом рас­цве­те сил и мо­ло­дой па­па­ша ше­сти­лет­не­го сы­на, а все мои «рас­цве­ты» уже, по­хо­же, оста­лись по­за­ди. — Я еще не успе­ла ис­пить свою осень, а уже сне­го­пад сто­ро­жит у во­рот, — про­мур­лы­ка­ла и, на­сколь­ко смог­ла, вы­вер­ну­ла го­ло­ву — хо­ро­шо ли про­кра­сил­ся за­ты­лок? Ре­зуль­та­том оста­лась до­воль­на. Крас­ка са­мая недо­ро­гая и дол­го дер­жать­ся, ко­неч­но, не бу­дет, но с от­тен­ком я уга­да­ла. Где-то в глу­бине квар­ти­ры за­зво-

нил мой мо­биль­ный. Бро­си­ла ки­сточ­ку в ра­ко­ви­ну и по­бе­жа­ла его ис­кать. На­шла, при­жа­ла труб­ку к уху: — При­вет, Та­лоч­ка, —услы­ша­ла сип­ло­ва­тый от мно­го­лет­ней про­ку­рен­но­сти го­лос Зои — мо­ей луч­шей, еще с юно­сти, по­дру­ги. — При­вет, Зай­ка, как у те­бя де­ла? — Как са­жа бе­ла, — хо­хот­ну­ла она ба­сом. — Пред­став­ля­ешь, по­лез­ла вкру­тить лам­поч­ку вза­мен пе­ре­го­рев­шей и на­вер­ну­лась с та­бу­ре­та. — Силь­но ушиб­лась? — Ушиб­лась несиль­но, но, по­мо­е­му... но­гу сло­ма­ла. Во вся­ком слу­чае, там что-то хруст­ну­ло. — Так ты те­перь не смо­жешь в суб­бо­ту ко мне на юби­лей прий­ти? — от рас­те­рян­но­сти я смо­ро­зи­ла глу­пость, но сло­во — не во­ро­бей... — По­ка я во­об­ще ни­ку­да хо­дить не мо­гу. Ло­дыж­ка рас­пух­ла и цве­том по­хо­жа на спе­лый ба­кла­жан, — хмык­ну­ла по­дру­га. У Зой­ки очень низ­кий по­рог чув­стви­тель­но­сти. Из-за это­го она пер­во­го ре­бен­ка ро­ди­ла до­ма — схва­ток со­всем не чув­ство­ва­ла, а, ко­гда что-то та­кое по­чув­ство­ва­ла, это бы­ли уже по­ту­ги. По­это­му ее ха­хань­ки ни­че­го не озна­ча­ли — вполне мог быть и пе­ре­лом. Да­же со сме­ще­ни­ем! — Ты уже вы­зва­ла «ско­рую»? — А смысл? Я на эту фи­о­ле­то­вую клеш­ню во­об­ще сту­пить не мо­гу, и до при­хо­жей, что­бы от­крыть дверь вра­чам, не до­шкан­ды­баю. По­это­му... — По­го­ди, у ме­ня же твои за­пас­ные клю­чи есть! Пом­нишь, ты мне да­ва­ла, ко­гда в от­пуск ез­ди­ла? — Так че­го те­бе и зво­ню... Че­рез пол­ча­са я бы­ла у по­дру­ги, а еще че­рез со­рок ми­нут си­де­ла под ок­на­ми при­ем­но­го от­де­ле­ния боль­ни­цы, ожи­дая, по­ка трав­ма­то­ло­ги раз­бе­рут­ся с Зой­ки­ной «клеш­ней». — Доб­рый день, — веж­ли­во ска­зал се­дой муж­чи­на, под­са­жи­ва­ясь ко мне на ска­мей­ку. — Не очень доб­рый, — я вздох­ну­ла. — У ме­ня по­дру­га но­гу сло­ма­ла. — Она на­мно­го стар­ше вас? — Нет, все­го на три ме­ся­ца. — То­гда ни­че­го страш­но­го. Это у ста­ри­ков ко­сти дол­го срас­та­ют­ся, а у мо­ло­дых — раз-два и го­то­во! Я неодоб­ри­тель­но по­ко­си­лась на незна­ком­ца — из­де­ва­ет­ся, что ли? — Мож­но по­ду­мать, вам са­мо­му уже де­вя­но­сто! — Все­го шесть­де­сят че­ты­ре, так что я то­же еще мо­ло­дой, — ска­зал он с улыб­кой. — Чуть боль­ше ме­ся­ца на­зад по­пал в ава­рию, сло­мал три реб­ра, клю­чи­цу, ле­вую ру­ку и пра­вую но­гу. А се­го­дня уже до­мой от­пу­сти­ли. Вот, жду, ко­гда до­ку­мен­ты на вы­пис­ку под­го­то­вят. — Вас что же, ни­кто из род­ных не встре­ча­ет? — спро­си­ла за­чем-то. — Сын в ко­ман­ди­ров­ке, у невест­ки ка­кая-то про­вер­ка на ра­бо­те, а у вну­ка со­рев­но­ва­ния, по­это­му он мне еще вче­ра к боль­ни­це ма­ши­ну по­до­гнал, что­бы бы­ло на чем до до­му до­е­хать. — А что, в ава­рии вы один по­стра­да­ли, а ма­ши­на оста­лась це­ла? — уди­ви­лась я. — Но­вая — в хлам, за­то ста­рая пят­на­дцать лет про­бе­га­ла и еще по­бе­га­ет... Кста­ти, ме­ня зо­вут Вла­ди­слав. Тут на крыль­це по­яви­лась Зой­ка на ко­сты­лях и гро­мо­глас­но со­об­щи­ла: — При­кинь, у ме­ня да­же не пе­ре­лом, а все­го-на­все­го тре­щин­ка. Так что за­гип­со­ва­ли и от­пу­сти­ли во­сво­я­си! Я по­мог­ла ей сой­ти по сту­пень­кам и ста­ла до­зва­ни­вать­ся в служ­бу так­си. — Де­воч­ки, а да­вай­те я вас по до­мам раз­ве­зу, — пред­ло­жил Вла­ди­слав. — Вы не бой­тесь, я очень ак­ку­рат­ный во­ди­тель. А в ава­рию по­пал, по­то­му что ме­ня ка­кой-то ли­хач «под­ре­зал». — А да­вай­те, — немед­лен­но со­гла­си­лась Зоя. — Мы ни­че­го не бо­им­ся! Но­вый зна­ко­мый схо­дил за боль­нич­ным, за­тем по­мог мо­ей по­дру­ге сесть на зад­нее си­де­нье сво­ей «ше­стер­ки», а я се­ла впе­ре­ди ря­дом с ним. — Тал­ка, ты не про­тив, ес­ли я при­ду к те­бе на юби­лей на ко­сты­лях? — по­ин­те­ре­со­ва­лась по­дру­га, ко­гда ма­ши­на тро­ну­лась с ме­ста. — Да хоть на хо­ду­лях! — за­сме­я­лась я, а по­том, неожи­дан­но для се­бя, ска­за­ла Вла­ди­сла­ву: — Вы то­же обя­за­тель­но при­хо­ди­те. Вме­сте с же­ной. В суб­бо­ту к пя­ти в ка­фе «До­ми­но». — С же­ной не по­лу­чит­ся, — по­ка­чал он го­ло­вой. — Мы с ней во­семь лет на­зад раз­ве­лись. А один при­ду непре­мен­но. Спа­си­бо за при­гла­ше­ние! ...В этом го­ду мне стук­нет шесть­де­сят два. Но ни­ка­ких стра­да­ний по это­му по­во­ду не ис­пы­ты­ваю. Аб­со­лют­но нор­маль­ный воз­раст. Для все­го нор­маль­ный: и для ста­ри­ков­ских ра­до­стей, вро­де по­вы­ше­ния пен­сии, и для мо­ло­деж­ных — та­ких, как лю­бовь и за­му­же­ство. «Сне­го­пад, сне­го­пад, ес­ли жен­щи­на про­сит, ба­бье ле­то ее то­ро­пить не спе­ши...» — по­ет­ся в песне. А я и не про­шу! Не нуж­но мне ба­бье ле­то! По­то­му что с тех пор, как в мо­ей жиз­ни по­явил­ся Влад, для ме­ня на­сту­пи­ла са­мая на­сто­я­щая вес­на. Та­кой вот при­род­ный па­ра­докс!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.