Най­ду и вы­мо­лю про­ще­ние

Ни­ко­гда и пред­ста­вить се­бе не мог, что оста­нусь один. Же­на так лю­би­ла и по­ни­ма­ла ме­ня! А тут со­бра­ла ве­щи и ушла...

Vdvojem - - Содержание -

Зла­та у ме­ня про­сто зо­лот зо­ло­тая ба­ба. И имя у нее пра­вил пра­виль­ное, очень ей под­хо­дит. И бра брак наш все­гда был счаст­лив счаст­ли­вым. А как ина­че, ко­гда до­маш­ний оч очаг хра­нит муд­рая и сдер­жан­ная же жен­щи­на? Ка­ким бы ни был му­жик, та та­кая все­гда су­ме­ет с ним спра­вить­ся. Моя зо­ло­тая Зла­точ­ка — спо­кой спо­кой­ная, ра­бо­тя­щая и по до­му все ум уме­ет. Трез­вый ли при­дешь, на под­пит под­пи­тии ли, все­гда лас­ко­вым сло­вом встр встре­тит и спать уло­жит, а утром опо­хмел опо­хме­лить­ся даст. И ес­ли на­ле­во сбе­га­ешь, у нее жен­ской сме­кал­ки хва­та­ет, чтоб не де­лать из му­хи сло­на и не со­зд со­зда­вать тра­ге­дию на пу­стом ме­сте. Н Ну по­ду­ма­ешь, под­гу­лял му­жик. Н На то мы и силь­ный пол, что­бы поз­вол поз­во­лять се­бе чуть боль­ше, чем мож­но баб ба­бам. Пра­виль­ные же­ны это хо­ро­шо п по­ни­ма­ют и про­ща­ют на­ши мужск муж­ские сла­бо­сти. А ду­ры... Раз­ве им объ объ­яс­нишь? Пы­тал­ся я как-то в мо­лод мо­ло­до­сти од­ной втол­ко­вать, что ес­ли любл люб­лю «док­тор­скую» кол­ба­су, то это не зна­чит, что мне ни­ко­гда «лю­бит «лю­би­тель­ской», к при­ме­ру, или «одес­ской «одес­ской» не за­хо­чет­ся. Ну, или ес­ли уваж ува­жаю су­да­ка в сме­тане, то раз­ве дол­же дол­жен от фар­ши­ро­ван­ной щу­ки от­ка­зы­вать­ся? Так и с ба­ба­ми. Ко­гда грудь пя­то­го раз­ме­ра са­ма плы­вет те­бе в ру­ки на обал­ден­ных но­гах пря­мо от ушей, что оста­ет­ся? Хо­тя завтра обо всем, что бы­ло, за­бу­дешь. Ка­кие-ни­будь дру­гие но­ги по­явят­ся на го­ри­зон­те. По­том за­бу­дешь и про них... А к лю­би­мой жен­щине все­гда воз­вра­ща­ешь­ся, же­нишь­ся, де­тей за­во­дишь, зар­пла­ту при­но­сишь. Нет, не до­шло. По­то­му рас­ста­лись. А в же­ны, сла­ва бо­гу, по­па­лась ум­ная. Зла­точ­ка моя. Сам ведь вы­брал! И все­гда гор­дил­ся. И доч­ка у нас ро­ди­лась за­ме­ча­тель­ная, Ок­са­ноч­ка. И де­нег все­гда хва­та­ло. Ма­ши­на, квар­ти­ра трех­ком­нат­ная, ме­бель — как Злат­ка хо­те­ла. Да я для нее все, что ни по­же­ла­ет! Един­ствен­ная — од­но сло­во! И что же она те­перь на­тво­ри­ла?! Ушла. Бро­си­ла ме­ня! За­бра­ла доч­ку, со­бра­ла ве­щи — и по­ми­най как зва­ли. Хо­тя... ес­ли уж быть со­всем чест­ным, не вы­дер­жа­ла Зла­ту­ля, на­вер­ное. Тер­пе­ла, тер­пе­ла, и лоп­ну­ло тер­пе­ние. Ни­ко­гда не ру­га­лась, не зли­лась. Все­гда — как мо­ре в штиль. А я зло­упо­треб­лял. Ох, зло­упо­треб­лял! Оби­да, вид­но, в ней ко­пи­лась, ко­пи­лась, да и вы­плес­ну­лась вот та­ким об­ра­зом. Но все рав­но же­на непра­ва! Уж луч­ше ру­га­лась бы, я бы осмот­ри­тель­нее был, а мо­жет, и поз­во­лял се­бе мень­ше. Ведь счи­тал, что ее все устра­и­ва­ет. А оно вон как... Про­сто спал вул­кан, вы­хо­дит. Ни­кто и не по­до­зре­вал, что рва­нуть мо­жет. А по­том раз — и во­круг лишь оскол­ки да пе­пел... И как жить без мо­их де­во­чек? Как?! Во­семь лет все бы­ло хо­ро­шо. Во­семь лет! Та­кая се­мья — и на те­бе! Ни­ко­гда не чув­ство­вал се­бя бо­лее от­вра­ти­тель­но. Еще и эта Оль­га... Кто бы мог по­ду­мать, что она ме­ня опу­та­ет! Не ба­ба — огонь! Ря­дом с ней и се­бя за­бы­ва­ешь. Ни­ко­гда не встре­чал та­ких. Сам не за­ме­тил, как ока­зал­ся не лов­цом, а до­бы­чей. А ведь Игорь мне го­во­рил... — Не свя­зы­вай­ся с этой кра­сот­кой, не со­ве­тую. Она так уме­ет обой­тись с на­шим бра­том, что ма­ло не по­ка­жет­ся. Ле­ген­ды о ней хо­дят, — ска­зал друг, за­ме­тив ме­ня ря­дом с Оль­гой. — Да ерун­да все это! — са­мо­на­де­ян­но ух­мыль­нул­ся я то­гда. — Ба­ба как ба­ба. И по­том, ес­ли жен­щи­на хо­чет... Ну что я за му­жик, ес­ли от­ка­жу да­ме в удо­воль­ствии? Сам по­ни­ма­ешь... — Как зна­ешь, — ска­зал Игорь, оста­ва­ясь се­рьез­ным. — Мое де­ло — пре­ду­пре­дить, а ре­шать те­бе, ко­неч­но. Оля бы­ла хо­ро­ша. Ши­кар­ная блон­дин­ка, вы­со­кая, строй­ная, с фи­гу­рой мо­де­ли и лу­ка­вы­ми зе­ле­ны­ми гла­за­ми. Она иг­ра­ла со мной, как кош­ка с мы­шью, чем ин­три­го­ва­ла еще боль­ше. По­сле об­щей ве­че­рин­ки я сам не за­ме­тил, как ока­зал­ся у нее до­ма. Об­ста­нов­ка Оли­ной квар­ти­ры рас­по­ла­га­ла к ин­ти­му. Крас­ные што­ры, зер­каль­ный по­то­лок... Мы пи­ли аб­сент. Оля изящ­ны­ми паль­чи­ка­ми под­но­си­ла за­жи­гал­ку к ку­соч­ку са­ха­ра и за­га­доч­но смот­ре­ла на ме­ня, а по­том про­тя­ги­ва­ла на­пи­ток, и я пил из ее рук. И за­бы­вал обо всем в умо­по­мра­чи­тель­но жар­ких объ­я­ти­ях. А те­перь и вспом­нить ни­че­го не мо­гу, слов­но под нар­ко­зом был или сон ви­дел, из ко­то­ро­го не хо­те­лось воз­вра­щать­ся в ре­аль­ность. В об­щем, я по­те­рял го­ло­ву. В пер­вый раз за во­семь лет су­пру­же­ской жиз­ни не смог кон­тро­ли­ро­вать си­ту­а­цию, впер­вые не вер­нул­ся «на ба­зу» да­же на­ут­ро — остал­ся у лю­бов­ни­цы. А вер­нув­шись до­мой ров­но че­рез сут­ки, опять же впер­вые за мно­го лет за­ме­тил рас­те­рян­ность и бес­по­кой­ство на ли­це Зла­ты. — Ан­дрю­ша, что слу­чи­лось? — ти­хо спро­си­ла же­на. — Те­бя так дол­го не бы­ло... С то­бой все в по­ряд­ке, ми­лый? — Да, сол­ныш­ко, — от­ве­тил, не гля­дя ей в гла­за. — Про­сто вы­пил лиш­не­го и не за­хо­тел са­дить­ся за руль в та­ком со­сто­я­нии, вот и остал­ся у Иго­ря. Боль­ше Злат­ка не ска­за­ла ни сло­ва, толь­ко как-то стран­но на ме­ня по­смот­ре­ла. Те­перь-то мне со­вер­шен­но яс­но: она по­ня­ла, что я лгу. Но до объ­яс­не­ний ли мне бы­ло! И за­чем все так устро­е­но, что жен­щи­ны сра­зу чув­ству­ют, что к че­му?! Всем бы­ло бы удоб­нее, ес­ли бы влюб­лен­но­сти му­жей оста­ва­лись для жен на зад­нем плане, а глав­ным ока­зы­ва­лись бы де­ти, до­маш­ний уют и спо­кой­ствие в се­мье! Или то­гда хо­тя бы нас, му­жи­ков, сле­до­ва­ло со­здать мо­но­гам­ны­ми! По­сле это­го утрен­не­го раз­го­во­ра Зла­та ве­ла се­бя по-преж­не­му. Во вся­ком слу­чае, так ка­за­лось. Хо­тя сей­час по­ни­маю, что мне бы­ло про­сто не до же­ны, я пе­ре­стал об­ра­щать на нее вни­ма­ние. Оль­га, слов­но кол­ду­нья, сде­ла­ла ме­ня по­слуш­ной иг­руш­кой в сво­их ма­лень­ких ру­ках. Осо­бен­ная жен­щи­на... Та­кой про­сто невоз­мож­но не увлечь­ся! Стал оста­вать­ся у нее на ночь все ча­ще и ча­ще. Хо­тя Оль­га не все­гда это­го хо­те­ла, и то­гда я сам про­сил, а по­рой да­же умо­лял о воз­мож­но­сти про­ве­сти с ней вре­мя до утра. А ведь рань­ше счи­тал, что ни­кто, кро­ме мо­ей Зла­точ­ки, мне не ну­жен, что ни од­на длин­но­но­гая блон­дин­ка ее не за­ме­нит. И уж, ко­неч­но, ни­как не ожи­дал, что лю­бов­ни­ца ме­ня бро­сит, ведь я вполне до­стой­ный му­жик. Вы­со­кий, ин­те­рес­ный, за сло­вом в кар­ман не ле­зу, день­ги все­гда во­дят­ся, да и в по­сте­ли на ме­ня жен­щи­ны ни­ко­гда не жа­ло­ва­лись. Че­го ей не хва­та­ло, бе­ло­ку­рой стер­ве?! Ко­гда Оль­га ко мне охла­де­ла, я за­па­ни­ко­вал. Пре­сле­до­вал ее, как за­кон­чен­ный иди­от, умо­лял о встре­че. Но она по­тре­бо­ва­ла вер­нуть клю­чи от ее квар­ти­ры и сме­ни­ла но­мер мо­биль­но­го. Впер­вые я чув­ство­вал се­бя пре­зер­ва­ти­вом, ис­поль­зо­ван­ным и вы­бро­шен­ным за нена­доб­но­стью. По­сле это­го «при­клю­че­ния» дол­го еще оста­вал­ся непри­ят­ный оса­док. Хо­те­лось ото­греть­ся ду­шой в род­ном до­ме, ря­дом с мо­и­ми до­ро­ги­ми де­воч­ка­ми — же­ной и доч­кой. Ка­за­лось, Зла­та — един­ствен­ный че­ло­век, ко­то­рый ме­ня лю­бит и ни­ко­гда не пре­даст. Да­же по­клял­ся сам се­бе, что боль­ше ни­ко­гда не из­ме­ню лю­би­мой же­нуш­ке и щед­ро воз­на­гра­жу за все непри­ят­но­сти, что ей при­шлось пе­ре­жить из-за мо­е­го неуем­но­го ха­рак­те­ра. С нетер­пе­ни­ем ждал вы­ход­ных, что­бы по­ве­сти свою

дра­го­цен­ную дра­гоц по­ло­вин­ку в хо­ро­ший ре­сто­ран, ре­сто­ра вы­пить с ней шам­пан­ско­го, по­го­во­рить, по­го­во по­тан­це­вать, по­про­сить про­ще­ния пр за свое по­ве­де­ние и убе­дить, б что те­перь все из­ме­нит­ся, ска­зать, что все­гда лю­бил и люб­лю толь­ко ее од­ну, а все осталь­ное — так, ша­ло­сти. Она жен­щи­на муд­рая, обя­за­тель­но пой­мет и при­мет, по­то­му что не мо­жет без ме­ня, это же яс­но. Сто­лик уже на суб­бо­ту за­ка­зал... Но... В чет­верг, вер­нув­шись с ра­бо­ты, не за­стал до­ма ни же­ны, ни до­че­ри. Вре­мя бли­зи­лось к по­лу­но­чи, а они не воз­вра­ща­лись. Я на­чал нерв­ни­чать, по­зво­нил на мо­биль­ный Зла­ты, но он не от­ве­чал. За­шел в спаль­ню и дро­жа­щи­ми ру­ка­ми от­крыл шкаф. Ве­щей же­ны не бы­ло. По­плел­ся в ко­ри­дор, про­ве­рил ко­мод — и там пу­сто. То же и в шкаф­чи­ке с обу­вью. В па­ни­ке я при­нял­ся обыс­ки­вать всю квар­ти­ру и на­ткнул­ся на за­пис­ку на двер­це хо­ло­диль­ни­ка: «Ско­ро моя ма­ма при­е­дет за осталь­ны­ми ве­ща­ми. Не ищи нас с Ксю­хой. При­дет вре­мя — са­ма по­зво­ню, что­бы ты мог вре­мя от вре­ме­ни ви­деть­ся с доч­кой». Я не ве­рил сво­им гла­зам. Это на­пи­са­ла моя Зла­та?! Та, что все­гда лю­би­ла, по­ни­ма­ла и про­ща­ла мои сла­бо­сти?! Она оста­ви­ла ме­ня?! На­все­гда?! Нет, невоз­мож­но по­ве­рить! И вы­бра­ла та­кой мо­мент, ко­гда и без то­го хре­но­во! Ле­жа­че­го уда­ри­ла. Эх, ба­бы, ба­бы, все вы оди­на­ко­вы... Я ту­по смот­рел на за­пис­ку, пы­та­ясь ре­шить, что же де­лать даль­ше. «Нет, Зла­та не та­кая, как все! Она — же­на! И все­гда охра­ня­ла мой тыл, бе­рег­ла до­маш­ний очаг! — сту­ча­ло в моз­гу. — На­до сей­час же разыс­кать ее, вы­мо­лить про­ще­ние, уго­во­рить вер­нуть­ся, за­ве­рить, что ни­кто, кро­ме нее, мне не ну­жен…» Но вме­сто это­го я до­стал из хо­ло­диль­ни­ка бу­тыл­ку вод­ки и сде­лал два боль­ших глот­ка пря­мо из гор­лыш­ка. Од­на­ко лег­че не ста­ло. Сно­ва про­бо­вал до­зво­нить­ся Зла­те, но на­стыр­ный ба­бий го­лос без кон­ца по­вто­рял: «Або­нент вре­мен­но недо­сту­пен». Чер­тых­нув­шись, опять при­ло­жил­ся к бу­ты­лоч­но­му гор­лыш­ку. По­том еще... И не за­ме­тил, как за­снул. Во сне я ви­дел Оль­гу с те­лом гар­пии. Она впи­ва­лась мне в шею ост­ры­ми ког­тя­ми, жут­ко вра­щая бе­ле­сы­ми гла­за­ми. По­том сни­лась Зла­та, ле­жа­щая на дне ру­чья. Из во­ды до­но­сил­ся ее жа­лоб­ный го­лос: «Ан­дрей, сни­ми с ме­ня ка­мень, спа­си, ми­лый!» На сле­ду­ю­щий день я не по­шел на ра­бо­ту. Но со­всем не из-за тя­же­ло­го по­хме­лья. Про­сто ре­шил во что бы то ни ста­ло разыс­кать же­ну. И как толь­ко най­ду, упа­ду к ее но­гам и вы­мо­лю про­ще­ние. Пер­вым де­лом по­ехал к Злат­ки­ным ро­ди­те­лям, ведь неред­ко жен­щи­ны в та­ких слу­ча­ях воз­вра­ща­ют­ся в от­чий дом. На зво­нок до­мо­фо­на от­ве­тил тесть. — Кто там? — спро­сил он, но, узнав ме­ня, от­кры­вать не то­ро­пил­ся. И я стал сбив­чи­во объ­яс­нять пря­мо в пе­ре­да­ю­щее устрой­ство до­мо­фо­на. Ска­зал, что люб­лю их дочь боль­ше все­го на све­те, про­сил, что­бы ме­ня впу­сти­ли, но отец Зла­ты пре­рвал на се­ре­дине фра­зы: — Я не вме­ши­ва­юсь в ва­ши де­ла. Са­ми долж­ны до­го­во­рить­ся. Но доч­ки здесь нет, и те­бе неза­чем к нам под­ни­мать­ся. — Как это — нет? А где же она? Па­па, ска­жи­те, где мне их с Ксю­шей най­ти! — На­сколь­ко знаю, она уеха­ла в Харь­ков. Обе­ща­ла от­ту­да по­зво­нить, но по­ка не зво­ни­ла. И... не уве­рен, что Зла­та даст те­бе свой ад­рес и но­мер те­ле­фо­на… — В Харь­ков?! Но... по­че­му?! — ото- ро­пел я, схва­тив­шись за го­ло­ву. — Не знаю, — хо­лод­но от­ве­тил тесть. Вы­ру­гав­шись, я бро­сил­ся к ма­шине. На ме­ня на­шло ка­кое-то умо­по­мра­че­ние, вдруг по­ка­за­лось, что еще успею до­гнать по­езд, пе­ре­хва­чу на ка­кой-ни­будь стан­ции, во­рвусь в ку­пе... И толь­ко уже ко­гда мчал­ся по шос­се, вспом­нил, что в Харь­ко­ве жи­вет дав­няя по­дру­га Зла­ты, и по­вер­нул до­мой. Ока­зав­шись в квар­ти­ре, под­ско­чил к ком­пью­те­ру, вклю­чил его и за­гру­зил «Фейс­бук», что­бы разыс­кать ко­ор­ди­на­ты Рим­мы. По­ка мне уда­лось с ней свя­зать­ся, про­шел еще час. Но в ито­ге я до­зво­нил­ся. — При­вет, Рим­ма… — го­во­рить ста­рал­ся без на­пря­же­ния. — Слы­шал, моя Злат­ка го­стит у те­бя. Она на ме­ня сер­дит­ся, но мне нуж­но с ней по­го­во­рить... — Да, знаю. И да­же знаю по­че­му, — пре­рва­ла ме­ня со­бе­сед­ни­ца. — Слу­шай, не оби­жай­ся, но я во­об­ще не по­ни­маю, по­че­му она так дол­го тер­пе­ла! — Рим­ма, это те­бя не ка­са­ет­ся. Я люб­лю свою же­ну, и она лю­бит ме­ня. Про­сто по­зо­ви ее, про­шу… Тре­бую! — Ее здесь нет. Но ес­ли бы и бы­ла, все рав­но те­бе не сто­ит рас­счи­ты­вать на мою по­мощь. Ты ис­пор­тил ей жизнь и ду­ма­ешь, что до­ста­точ­но по­про­сить про­ще­ния, и она вер­нет­ся? А не слишком ли про­сто? И не зво­ни сю­да боль­ше! Она от­клю­чи­лась, не дав мне воз­мож­но­сти по­го­во­рить с же­ной, но я так лег­ко не сдам­ся! Му­жик я или нет, в кон­це кон­цов! На сле­ду­ю­щей неде­ле возь­му от­пуск, на­чаль­ство мне не от­ка­жет, и рва­ну в Харь­ков. Не мо­жет быть, что­бы Зла­ту­ля не вер­ну­лась. Ведь лю­бит она ме­ня… Все­гда лю­би­ла. У нас ре­бе­нок — Ок­са­ноч­ка. Мы — се­мья.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.