Ты та­кая кра­си­вая!

Не знаю, как бы сло­жи­лась у ме­ня жизнь, ес­ли бы не од­на па­пи­на фра­за, раз и навсегда убив­шая все мои ком­плек­сы

Vdvojem - - Содержание -

Вран­нем дет­стве я бы­ла ху­дым ре­бен­ком. По­есть очень лю­би­ла (осо­бен­но ба­бу­ли­ны пи­рож­ки и про­чую вы­печ­ку), но все ка­ло­рии мо­мен­таль­но сжи­га­лись во вре­мя бе­гот­ни и по­движ­ных игр . В шесть лет пе­ре­бо­ле­ла ко­рью, ко­то­рая да­ла ослож­не­ние на серд­це. Вра­чи за­пре­ти­ли лю­бую фи­зи­че­скую ак­тив­ность, по­это­му ро­ди­те­ли сроч­но за­бра­ли ме­ня из хо­рео­гра­фи­че­ской сту­дии и сек­ции по пла­ва­нию, а так­же сде­ла­ли осво­бож­де­ние от уро­ков физ­куль­ту­ры. Од­ну во двор то­же пе­ре­ста­ли вы­пус­кать — толь­ко под кон­во­ем ко­го-то из взрос­лых, ко­то­рые зор­ко сле­ди­ли, что­бы я не бе­га­ла и не пры­га­ла. Не­муд­ре­но, что ста­ла очень быст­ро на­би­рать вес. Ес­ли в шесть лет я ве­си­ла око­ло 20 кг, то к се­ми го­дам уже по­чти 28! Ба­буш­ка пе­ре­ста­ла печь свои зна­ме­ни­тые пи­ро­ги и кор­мить ме­ня ман­ной ка­шей с ва­ре­ньем, но я на­шла вы­ход из по­ло­же­ния: про­си­ла у ро­ди­те­лей день­ги на канц­то­ва­ры, а са­ма тра­ти­ла их на бу­лоч­ки, пи­рож­ные и кон­фе­ты. В об­щем, в пя­том клас­се ве­си­ла уже на две­на­дцать ки­ло­грам­мов боль­ше нор­мы. Од­но­класс­ни­ки от­но­си­лись ко мне хо­ро­шо и ес­ли драз­ни­ли за пол­но­ту, то по-доб­ро­му — «ко­лоб­ком» и «плюш­кой». За­то трое се­ми­класс­ни­ков устро­и­ли мне на­сто­я­щую трав­лю: под­сте­ре­га­ли на каж­дой пе­ре­мен­ке и изощ­ря­лись друг пе­ред дру­гом в кре­а­ти­ве. Как они ме­ня толь­ко не об­зы­ва­ли: и бе­ге­мо­ти­хой, и жир­дяй­кой, и сло­но­по­там­шей... А до­ма еще ба­буш­ка под­ли­ва­ла масла в огонь — из луч­ших по­буж­де­ний, ра­зу­ме­ет­ся... — Оля, ес­ли ты не ся­дешь на ди­е­ту и не по­ху­де­ешь, то те­бя, ко­гда под­рас­тешь, маль­чи­ки лю­бить не бу­дут, — пу­га­ла ме­ня она. — Все по­друж­ки вый­дут за­муж, а ты так и оста­нешь­ся од­на... Я пы­та­лась есть по­мень­ше, но лиш­ние ки­ло­грам­мы не ухо­ди­ли, а ком­плекс непол­но­цен­но­сти рас­цве­тал пыш­ным цве­том. И, воз­мож­но, моя жизнь сло­жи­лась бы со­всем ина­че, ес­ли бы в ше­стом клас­се не по­смот­ре­ла по те­ле­ви­зо­ру ста­рый ин­дий­ский фильм «Ги­та и Зи­та». Ма­мы с ба­буш­кой до­ма не бы­ло, и ни­кто не по­ме­шал мне на­ря­дить­ся ин­дус­кой. За­вер­ну­лась, как в са­ри, в цве­та­стую про­сты­ню, об­ве­си­ла се­бя бу­са­ми, клип­са­ми и брас­ле­та­ми, ма­ми­ной по­ма­дой на­ри­со­ва­ла точ­ку на лбу, а ту­шью на­кра­си­ла рес­ни­цы. На го­ло­ву на­бро­си­ла га­зо­вую ко­сын­ку с лю­рек­сом, остав­шу­ю­ся еще от пра­ба­буш­ки. За­шла в ка­би­нет, где па­па чи­тал дис­сер­та­цию од­но­го из сво­их ас­пи­ран­тов: — Па, по­смот­ри на ме­ня. Он под­нял от бу­маг го­ло­ву и ска­зал: — Ты та­кая кра­си­вая! Ска­зал на­столь­ко ис­кренне, с та­ким непод­дель­ным вос­хи­ще­ни­ем, что я ему по­ве­ри­ла. Мои ком­плек­сы тут же сдох­ли бес­слав­ной смер­тью. Ко­гда на сле­ду­ю­щий день тро­и­ца се­ми­класс­ни­ков ста­ла ме­ня драз­нить, я про­це­ди­ла пре­зри­тель­но: «Ты — оч­ка­рик. Ты — дрищ. У те­бя изо рта во­ня­ет. И вы все — де­би­лы и лу­зе­ры!». С тех пор они ме­ня боль­ше не до­ста­ва­ли. За­то маль­чиш­ки­од­но­класс­ни­ки ста­ли, как и дру­гим дев­чон­кам, под­бра­сы­вать в рюк­зак лю­бов­ные за­пи­соч­ки. А поз­же — при­гла­шать на сви­да­ния. По­взрос­лев, я не ста­ла ху­дой, тем не ме­нее не ис­пы­ты­ва­ла недо­стат­ка в пар­нях, ко­то­рые жаж­да­ли со мной встре­чать­ся — ока­зы­ва­ет­ся, та­кие чу­де­са тво­рит не ди­е­та, а... пси­хо­ло­гия кра­си­вой жен­щи­ны. Сей­час мне трид­цать два, я ве­шу де­вя­но­сто во­семь ки­ло­грам­мов, но не про­хо­дит и дня, что­бы муж не при­знал­ся мне в люб­ви. Пя­ти­лет­ний сын то­же счи­та­ет ме­ня са­мой кра­си­вой ма­мой на све­те.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.