Ино­гда сто­ит риск­нуть

Ма­ру­сей ме­ня на­зы­вал толь­ко толь­ко­один один че­ло­век – брат по­кой­но­го му­жа. Де­ве­ря я тер­петь не мог­ла и бы­ла удив­ле­на его звон­ку, но тем не ме­нее раз­го­вор не обо­рва­ла...

Vdvojem - - Содержание -

По­сле смер­ти му­жа (он умер в 2012 го­ду) мо­им са­мым за­кля­тым вра­гом ста­ло оди­но­че­ство. По­ка доч­ка жи­ла со мной, бы­ло еще тер­пи­мо, но ко­гда Оля вы­шла за­муж и пе­ре­еха­ла к Пав­ли­ку в Пол­та­ву, ме­ня со­всем при­да­ви­ло. В буд­ние дни еще ни­че­го: так на­гру­жа­ла се­бя ра­бо­той — сколь­ко мог­ла по­тя­нуть, по­это­му, вер­нув­шись до­мой, па­да­ла без сил и по­чти сра­зу за­сы­па­ла. А в вы­ход­ные сно­ва на­ва­ли­ва­лось... Две са­мые близ­кие по­дру­ги жи­ли да­ле­ко: од­на в Мюн­хене, дру­гая в

Чи­ка­го, кни­ги и те­ле­ви­зор от оди­но­че­ства не спа­са­ли. Я да­же жив­ность за­ве­сти не мог­ла, по­то­му что со­ба­ку нуж­но вы­гу­ли­вать, а на ко­ша­чью шерсть у ме­ня ал­лер­гия. Я поз­во­ли­ла се­бе та­кое длин­ное вступ­ле­ние, что­бы вы по­ня­ли, с ка­ким ра­дост­ным нетер­пе­ни­ем я жду в го­сти доч­ку и зя­тя, как го­тов­люсь каж­дый раз к их ви­зи­ту. В то вос­кре­се­нье, о ко­то­ром пой­дет речь, я жда­ла их к обе­ду. Всю ра­бо­чую неде­лю жи­ла ожи­да­ни­ем, всю суб­бо­ту пек­ла-жа­ри­ла-ва­ри­ла. Лег­ла спать в пер­вом ча­су, а утром по­зво­ни­ла Оля и ска­за­ла, что при­е­хать

они не смо­гут, так как Пав­лик на утрен­ней про­беж­ке упал, рас­тя­нул связ­ку, но­га опух­ла и по­си­не­ла, и те­перь он мо­жет до­шкан­ды­бать раз­ве что до туа­ле­та. При­чи­на, ко­неч­но, ува­жи­тель­ная, но все рав­но я ужас­но рас­стро­и­лась. — А я столь­ко все­го на­го­то­ви­ла! Про­па­дет ведь! — вы­рва­лось у ме­ня. — Ма­муль, не пе­ре­жи­вай, в сле­ду­ю­щее вос­кре­се­нье обя­за­тель­но при­е­дем, — пообещала доч­ка. — Ну, все, по­ка, по­бе­жа­ла сво­е­го ра­не­но­го бой­ца ле­чить... Я бес­цель­но по­сло­ня­лась по квар­ти­ре, ока­зав­шись на кухне, от­кры­ла хо­ло­диль­ник. М-да, пол­ным-пол­на ко­ро­буш­ка... Зять у ме­ня — двух­мет­ро­вый бо­га­тырь, вот я и го­то­ви­ла, ис­хо­дя из его бо­га­тыр­ско­го ап­пе­ти­та. Мне и за неде­лю все­го это­го не оси­лить. Из ком­на­ты до­нес­ся ринг­тон мо­биль­но­го. Я по­мча­лась ту­да: «А вдруг это Оля? Вдруг ска­жет, что ре­ши­ла ко мне без Пав­ли­ка при­е­хать?»

Схва­ти­ла труб­ку, да­же не взгля­нув, ка­кой номер вы­све­тил­ся, при­жа­ла к уху: — Да! Ал­ло!!! — При­вет, Ма­ру­ся! — про­рвал­ся сквозь шу­мы и по­трес­ки­ва­ния муж­ской го­лос. — При­вет... На­стро­е­ние у ме­ня ста­ло еще ху­же, хо­тя ми­ну­ту на­зад ка­за­лось, что ху­же не­ку­да. Де­ло в том, что Ма­ру­сей ме­ня на­зы­ва­ет един­ствен­ный че­ло­век — брат по­кой­но­го му­жа, ко­то­ро­го я, признать­ся, тер­петь не мо­гу. Гре­му­чая смесь сно­биз­ма, са­мо­влюб­лен­но­сти, хам­ства и мах­ро­во­го эго­из­ма — вот что та­кое мой де­верь. — Н Ну, как твои де­ла? ? — по­ин­те­ре­со­вал­ся он. Я уди­ви­лась: на­сколь­ко мне бы­ло из­вест­но, Русла­на ни­ко­гда не ин­те­ре­со­ва­ли ни­чьи де­ла, кро­ме соб­ствен­ных, но тем не ме­нее весь­ма веж­ли­во от­ве­ти­ла: — Нормально. — Ты не пе­ре­жи­вай, что с обе­дом не по­лу­чи­лось, — сно­ва оза­да­чил ме­ня род­ствен­ник. Ин­те­рес­но, от­ку­да он узнал про обед? Мо­жет, Оля ему зво­ни­ла? У доч­ки, в от­ли­чие от ме­ня, с дядь­кой снос­ные от­но­ше­ния. — Хо­ро­шо, не бу­ду переживать, — от­ве­ти­ла су­хо. — А как ты се­бя сей­час чув­ству­ешь? — про­дол­жал до­пы­ты­вать­ся Руслан. Вот гад! Ни грам­ма де­ли­кат­но­сти! — За­ме­ча­тель­но! — рявк­ну­ла, вло­жив столь­ко иро­нии, сколь­ко в нее мог­ло по­ме­стить­ся. — Из­ви­ни, но у ме­ня де­ла, — до­ба­ви­ла и при­го­то­ви­лась на­жать кноп­ку от­боя, но не успе­ла, по­то­му что сле­ду­ю­щий во­прос де­ве­ря по­верг ме­ня в шо­ко­вое со­сто­я­ние. — А у те­бя зме­и­ный яд-то есть? Ку­пи­ла уже? По­ка ко мне воз­вра­щал­ся дар ре­чи, успе­ла при­ду­мать до­стой­ный от­вет: — А за­чем мне его по­ку­пать? Я свой соб­ствен­ный вы­ра­ба­ты­ваю... — Не по­нял! — в го­ло­се род­ствен­ни­ка по­яви­лась рас­те­рян­ность. — Пло­хо слыш­но, все вре­мя ка­кие-то по­ме­хи... Я спра­ши­ваю, те­бе Жо­ра спи­ну зме­и­ным ядом ма­жет? По­та­пов ска­зал, очень по­мо­га­ет. — Ка­кой По­та­пов? От че­го по­мо­га­ет? — бы­ло ощу­ще­ние, что я схо­жу с ума. — Са­ма же вче­ра от­ме­ни­ла се­го­дняш­ний обед, по­то­му что те­бя скру­тил ра­ди­ку­лит... Силь­но бо­лит? У ме­ня не бы­ло ни­ка­ко­го ра­ди­ку­ли­та и ни од­но­го зна­ко­мо­го по име­ни Жо­ра — тем бо­лее та­ко­го, ко­то­ро­му я мог­ла бы до­ве­рить свою спи­ну. В моз­гу мол­нией сверк­ну­ла до­гад­ка. Но на вся­кий случай ре­ши­ла убе­дить­ся в ее пра­виль­но­сти: — Руслан, это ты? — Ка­кой Руслан? — при­шла оче­редь оша­леть со­бе­сед­ни­ку. — Я Иван. Ты что, род­но­го бра­та не признала? Ма­ру­ся — это ты? — уточ­нил му­жик. — Ма­ру­ся — это я, — при­зна­лась чест­но. — Толь­ко у ме­ня нет бра­тьев и ра­ди­ку­ли­та. — Зна­чит, я слу­чай­но на­брал непра­виль­ный номер, — оза­ри­ла муж­чи­ну та же до­гад­ка. — По­ни­ма­е­те, моя сест­ра толь­ко вче­ра по­ме­ня­ла сим­кар­ту. Я ее но­вый те­ле­фон в кон­такт не успел вне­сти, по­это­му вруч­ную номер на­би­рал. Вы уж ме­ня из­ви­ни­те за бес­по­кой­ство. — Да что вы, ка­кое бес­по­кой­ство? С каж­дым мо­жет слу­чить­ся... Тем бо­лее что ме­ня то­же зо­вут Ма­ри­ей. Ну, до сви­да­ния... — Ма­рия, по­до­жди­те, не ве­шай­те труб­ку! Я хо­тел спро­сить... У вас что, то­же зва­ный обед на­крыл­ся? — А по­че­му вы так ре­ши­ли? — Вы же са­ми ска­за­ли, что не бу­де­те из-за это­го переживать. Двой­ное сов­па­де­ние по­лу­чи­лось: и имя, и от­ме­нен­ный обед... — Да, дей­стви­тель­но, — со­гла­си­лась я и за­чем-то до­ба­ви­ла: — Ес­ли чест­но, очень пе­ре­жи­ваю. Доч­ка с зя­тем долж­ны бы­ли при­е­хать и не смог­ли. — А они где у вас жи­вут? — В Пол­та­ве. — До ме­ня все­го 150 ки­ло­мет­ров. — Пред­ставь­те се­бе, до ме­ня то­же. Я в Харь­ко­ве жи­ву. — На­до же... Еще од­но сов­па­де­ние! И я то­же. Воз­ле стан­ции «На­уч­ная». — А я — в рай­оне Гос­про­ма. Мы с ва­ми по­чти со­се­ди... — шум и по­сту­ки­ва­ния в труб­ке вне­зап­но ис­чез­ли, и ста­ло слыш­но, ка­кой глу­бо­кий и кра­си­вый у незна­ком­ца го­лос. Впро­чем, по­че­му незна­ком­ца? Он, ка­жет­ся, на­звал свое имя. Ну да, его зо­вут Ива­ном. — Ма­ша, не пе­ре­жи­вай­те! Мой сын учит­ся в Ки­е­ве и то­же не ба­лу­ет ме­ня ви­зи­та­ми. Он и к ма­те­ри неча­сто ез­дит. — И за­чем-то по­яс­нил: — Мы в раз­во­де. — А мой муж умер шесть лет на­зад, — при­зна­лась я и тут же рас­сер­ди­лась на се­бя: тер­петь не мо­гу, ко­гда ме­ня жа­ле­ют. «Сей­час нач­нет вы­ра­жать со­бо­лез­но­ва­ния», — по­ду­ма­ла, вз­дох­нув. Но Иван неожи­дан­но спро­сил: «Вы, на­вер­ное, на­го­то­ви­ли к при­ез­ду де­тей». — Ага. Це­лый взвод накормить мож­но. — А у ме­ня, хоть ша­ром по­ка­ти. На­де­ял­ся у сест­ры по­обе­дать... А что у вас в ме­ню? — Гриб­ной суп, го­луб­цы, ку­ри­ца в бе­лом со­усе, за­лив­ная ры­ба, три са­ла­та и торт. Иван, вы еще на свя­зи? — Да. Про­сто, слу­шая ваш спи­сок, чуть слю­ной не захлебнулся. А ка­кой торт? — «На­по­ле­он». — Мой любимый! — Он шум­но сглот­нул. — Вы, ока­зы­ва­ет­ся, слад­ко­еж­ка... — Есть грех. Впро­чем, мя­со я то­же люб­лю. И ры­бу, не го­во­ря уже о гриб­ном су­пе. — А при­ез­жай­те ко мне на обед! — вы­па­ли­ла неожи­дан­но для се­бя са­мой. — Вы это се­рьез­но? — бла­го­род­но дал он мне воз­мож­ность пой­ти на по­пят­ный. — Вполне... — не люб­лю от­сту­пать! — Толь­ко не по­ду­май­те, что я об­жо­ра или ка­кой-ни­будь гур­ман, — ска­зал Иван по­сле до­воль­но дол­гой па­у­зы. — Про­сто в вы­ход­ной так тош­но од­но­му! — Ес­ли бы вы толь­ко зна­ли, как хо­ро­шо я вас по­ни­маю... Оди­но­че­ство — это... Нена­ви­жу вы­ход­ные! Мы с Ва­ней встре­ча­ем­ся уже год. И зна­е­те, что я вам ска­жу? По­рой сто­ит риск­нуть и от­ве­тить на зво­нок че­ло­ве­ка, ко­то­рый слу­чай­но ошиб­ся но­ме­ром.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.