О неудач­ни­ках и под­каб­луч­ни­ках

Мой шеф по­сто­ян­но на­сме­хал­ся на­до мной и на­зы­вал ме­ня под­каб­луч­ни­ком!

Vdvojem - - Содержание -

Ка­тя, ну… — умо­ля­ю­ще про­из­нес в труб­ку, од­но­вре­мен­но по­гля­ды­вая на ше­фа. Петр Сер­ге­е­вич де­лал вид, что за­нят до­ку­мен­та­ми, но, не­со­мнен­но, при­слу­ши­вал­ся к раз­го­во­ру. — Фут­боль­ный матч мож­но по­смот­реть и до­ма. Пи­во вы­пить то­же, — ка­те­го­рич­но от­ре­за­ла моя су­пру­га. — Но, Кать, я уже до­го­во­рил­ся с ре­бя­та­ми... — Так от­ме­ни! А ес­ли что-то бу­дет не так? Я же ни­че­го в этом не смыс­лю. — А что мо­жет быть не так? При­ве­зут, по­ста­вят, за­зем­лят, под­клю­чат. Вот и все! — Ва­ня, про­шу те­бя… — Лад­но… — вздох­нул и по­смот­рел на ше­фа, ко­то­рый пе­ре­кла­ды­вал бу­ма­ги с аб­со­лют­но рав­но­душ­ным ви­дом. — Да­вай, — до­ба­ви­ла до­воль­ным го­ло­сом Кать­ка, уже уве­рен­ная в сво­ей по­бе­де. — Ну, что там, Иван? — яз­ви­тель­но спро­сил Петр, как толь­ко я от­ло­жил труб­ку. — Про­бле­мы с же­ной? — Да, она при­ду­ма­ла, что я обя­за­тель­но дол­жен быть до­ма, ко­гда при­ве­зут куп­лен­ную сти­раль­ную ма­ши­ну. Хо­чет, что­бы первую стир­ку мы за­пу­сти­ли вме­сте, по­то­му что бо­ит­ся но­вой тех­ни­ки. — Зна­чит, матч мы смот­рим без те­бя? — Он крас­но­ре­чи­во по­смот­рел в мою сто­ро­ну. — Нет, ну слышь, Ле­ха, — об­ра­тил­ся босс к сво­е­му за­ме­сти­те­лю. — Вань­ки­на ба­ба дер­жит это­го юн­ца под каб­лу­ком. — Так ты, зна­чит, Вань, раз­ре­ше­ние дол­жен у нее спро­сить: «Ма­моч­ка, ну от­пу­сти ме­ня по­гу­лять...» — с из­дев­кой до­ба­вил он. Это был его ко­нек! Ше­фа хле­бом не кор­ми, дай по­рас­суж­дать о без- воль­ных мям­лях. Еще он го­во­рил, что та­кие му­жи­ки — «без яиц», на­зы­вая их под­каб­луч­ни­ка­ми. Он утвер­ждал, что с ба­ба­ми необ­хо­ди­мо ве­сти се­бя жест­ко, дер­жать их на ко­рот­ком по­вод­ке и во­об­ще… Сле­дуя его пред­став­ле­ни­ям, иде­аль­ная жен­щи­на — это босая за­мух­рыш­ка, ко­то­рая ме­чет­ся по кухне, го­ря же­ла­ни­ем уго­дить му­жу. При этом она цеп­ля­ет все уг­лы жи­во­том по при­чине хро­ни­че­ской бе­ре­мен­но­сти. Петр мно­го­крат­но нам по­вто­рял, что у насто­я­ще­го му­жи­ка дол­жен быть соб­ствен­ный мир, а что там ду­ма­ют об этом ба­бы, не име­ет ни­ка­ко­го зна­че­ния. Да и сло­во-то ка­кое уни­чи­жи­тель­ное — «ба­бы»... По­рой я да­же за­ду­мы­вал­ся над тем, ка­кая не­счаст­ная же­на у мо­е­го ше­фа... Пред­став­лял се­бе по­дав­лен­ную и за-

пу­ган­ную жен­щи­ну, ко­то­рая слова по­пе­рек не ска­жет сво­е­му «гос­по­ди­ну». Да, по срав­не­нию с этой несчаст­ной моя Ка­тю­ша жи­вет в раю! — Ни­кто ме­ня под каб­лу­ком не дер­жит. Же­на не при­ка­зы­ва­ет, а толь­ко про­сит, — ска­зал я в свое оправ­да­ние. — Ага! Как же — про­сит! Да ты да­же сво­е­го мне­ния не име­ешь. Ты нам что ска­зал? Пой­дешь на пи­во. Так че­го сей­час, как мось­ка, под­жи­ма­ешь хвост, ко­гда она те­бя гно­бит?! — до­би­вал ме­ня шеф. Ка­жет­ся, из­де­вать­ся на­до мной ему нра­ви­лось. — Сер­ге­ич, да оставь пар­ня в по­кое. Со­всем за­пу­гал его, — всту­пил­ся за ме­ня стар­ший по го­дам Се­ва Ни­ко­ла­е­вич. — Да ни­кто его, Ни­ко­ла­ич, не пу­га­ет. Так, жиз­ни учу... Что­бы ума на­би­рал­ся, и что­бы ни­ка­кая ба­ба им не по­мы­ка­ла. Еще по­том спа­си­бо ска­жет! — шеф не на шут­ку разо­шел­ся, ора­тор хре­нов... Ме­ня этот раз­го­вор злил, но в то же вре­мя бы­ло яс­но, что него­же ид­ти на по­пят­ную. А с дру­гой сто­ро­ны, я очень до­ро­жил сво­и­ми от­но­ше­ни­я­ми с же­ной. — Лад­но, му­жи­ки, как-ни­будь в дру­гой раз... — ска­зал кол­ле­гам и вы­шел. — Иди-иди... — на­смеш­ка ехид­но­го ще­фа уда­ри­ла мне в спи­ну. Я шел к оста­нов­ке и нерв­но ды­мил си­га­ре­той. Чем даль­ше от­хо­дил от офи­са, тем боль­ше за­во­дил­ся. Что я в са­мом де­ле поз­во­ляю Кать­ке! Да, я люб­лю ее, но долж­на же она по­ни­мать, что у ме­ня есть свои... муж­ские де­ла. Не мо­гу же я по­сто­ян­но кру­тить­ся воз­ле ее юб­ки. А вдо­ба­вок ко все­му, в ду­ше я вос­хи­щал­ся сво­им ше­фом. У него бы­ло про­цве­та­ю­щее пред­при­я­тие, ко­то­рое он со­здал сам. Да и во­об­ще Сер­ге­ич раз­би­рал­ся в жиз­ни, не то что я, па­цан... И в этот мо­мент ощу­тил, как во мне на­рас­та­ет бунт. Раз­дра­же­ние на свою сла­бо­ха­рак­тер­ность вы­плес­ну­лось на­ру­жу ру у — д до­стал из кар­ма­на р мо­биль­ный и по­зво­нил жене. — Ка­тю­ша, — ста­рал­ся быть мяг­ким, — да­вай со стир­кой по­до­ждем до зав­тра. — Я так и зна­ла! — фырк­ну­ла она. — Друж­ки для те­бя важ­нее! — Кать­ка! — те­рял по­след­ние кро­хи са­мо­об­ла­да­ния. — Я же ра­бо­таю всю неде­лю, как вол. Имею пра­во рас­сла­бить­ся?! Мой тон сбил Ка­тю с тол­ку, она за­тих­ла, по­ка я ра­то­вал за пра­ва «тва­ри дро­жа­щей», по­том негром­ко ска­за­ла: — Лад­но, иди... Про­сто я хо­те­ла вме­сте... — услы­шал ее дро­жа­щий го­ло­сок. — Ла­поч­ка, ну не рви мне серд­це. Я приеду сра­зу по­сле мат­ча. Мо­жет, еще успе­ем за­ки­нуть од­ну стир­ку, хо­ро­шо? Мне по­че­му-то за­хо­те­лось по­мчать­ся до­мой и уте­шить Ка­тю, но… Пи­во и матч ме­ня жда­ли. На­ши пар­ни на­вер­ня­ка уже си­дят там и по­тя­ги­ва­ют первые бо­ка­лы. Я пред­ста­вил, как вы­тя­нет­ся ли­цо ше­фа, ко­гда тот за­ме­тит ме­ня в па­бе. Толь­ко ра­ди это­го сто­и­ло ту­да пой­ти... Я ре­ши­тель­но раз­вер­нул­ся на сто во­семь­де­сят гра­ду­сов и за­ша­гал к пив­ба­ру. Вот то­гда и уви­дел их воз­ле вхо­да — мо­е­го кру­то­го ше­фа и ми­ни­а­тюр­ную блон­дин­ку в джин­со­вой ми­ни-юб­ке. Да­моч­ка, под­бо­че­нив­шись, гроз­но его от­чи­ты­ва­ла: — Я воз­вра­ща­юсь до­мой, а там что? Бар­дак и по­гром! Сто­и­ло мне нена­дол­го уехать, как ты чуть не отра­вил де­тей! Вот ска­жи мне, чем ты их кор­мил?! Она пер­ла на него, как вра­же­ский танк. — Пиц­цу за­ка­зы­вал и гам­бур­ге­ры... — про­мям­лил шеф с ви­но­ва­тым ви­дом. — Пиц­цу и гам­бур­ге­ры... — пе­ре­драз­ни­ла да­моч­ка. — Голова со­всем без моз­гов! — Так они же ни­че­го дру­го­го есть не хо­тят! — оправ­ды­вал­ся Сер­ге­ич. — На­до сде­лать так, что­бы за­хо­те­ли! Отец ц ты или чу­жой у дд дядя?! — об­ви­ня­ю­ще рык­ну­ла су­пруж­ни­ца­ти­г­ри­ца. — Нет что­бы по­сле ра­бот ра­бо­ты мчать­ся до­мой, так он по пив­нуш­кам шля­ет­ся! Шеф яв­но пы­тал­ся что-то ска­зать в свое оправ­да­ние, но жен­щи­на тре­ща­ла, как за­ве­ден­ная кук­ла. — За­инь­ка, ну что ты кри­чишь, я бы все успел... — под­ма­зы­вал­ся к бла­го­вер­ной по­ник­ший шеф. — Зна­чит так! — за­инь­ка на­це­лил на­це­ли­ла на Пет­ра об­ви­ня­ю­щий па­лец. — Н Ни­ка­ких по­си­де­лок, со­би­рай­ся! Аб­зац! Так вот ка­кая су­пру­га у на- ше­го кру­то­го ше­фа! Так вот у ко­го из них сталь­ные яй­ца! Босс вдруг уви­дел ме­ня и по­зе­ле­нел. «Вот черт! — по­ду­мал я. — На­до же мне бы­ло стать сви­де­те­лем та­кой сце­ны!» Ого­ро­шен­ный услы­шен­ным, я сто­ял, хло­пал гла­за­ми, по-иди­от­ски улы­ба­ясь. Сер­ге­ич по­нял, что те­перь мне из­вест­но, «ху из ху», мет­нул в ме­ня взгляд-мол­нию и по­ну­ро по­плел­ся за сво­им глав­но­ко­ман­ду­ю­щим. А я, толк­нув дверь па­ба, во­шел внутрь. Сре­ди клу­бов ды­ма раз­гля­дел на­шу ве­се­лую ком­паш­ку. — О, Ва­ню­ха! Все-та­ки ре­шил по­си­деть с на­ми! — об­ра­до­вал­ся Леш­ка. — А бос­са не ви­дал? Кто-то по­зво­нил ему по те­ле­фо­ну, и он вы­ско­чил как ошпа­рен­ный. — Нет, не ви­дел, — со­врал не морг­нув гла­зом. — Де­вуш­ка, при­не­си­те мне пи­ва и со­ле­ных ореш­ков! От­лич­ный вы­дал­ся ве­че­рок! С тех пор мы боль­ше не слы­ша­ли от на­ше­го кру­то­го бос­са ни еди­но­го слова о под­каб­луч­ни­ках и неудач­ни­ках, ко­то­ры­ми по­мы­ка­ют же­ны…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.