РЕ­БЕ­НОК ПОД ЕЛ­КУ

Ни­кит­ка ве­рил в чу­до. Он сбе­жал из дет­до­ма в по­ис­ках Де­да Мо­ро­за, что­бы тот по­да­рил ему ро­ди­те­лей, и встре­тил ме­ня и Кри­сти­ну...

Vdvojem - - Первая Страница -

По­след­ний день ухо­дя­ще­го го­да на ра­бо­те вы­дал­ся без­мя­теж­ным. И хо­тя вре­мя полз­ло мед­лен­но, смер­ка­лось по-зим­не­му быст­ро. При­ки­ды­вая, что че­рез пол­ча­са га­ран­ти­ро­ван­но бу­ду до­ма, я по те­ле­фо­ну за­ве­рил Кри­стин­ку, что ку­пил к празд­ни­ку торт и шам­пан­ское, и со­об­щил, что вот-вот пе­ре­ступ­лю по­рог. — Лю­би­мень­кий, а с елоч­кой что мы бу­дем де­лать? Она же го­лая. — ска­за­ла Кри­сти­на. — По­нял ме­ня? — Ни­че­го не по­нял. Как это го­лая? Я же вро­де пу­ши­стую вы­брал, ство­ла из-за ве­ток не вид­но. — Ве­ток хва­та­ет, а иг­ру­шек нет! — рас­сме­я­лась она. — По­нял, нет? — Нет. Ть­фу... вер­нее, да, по­нял. Так на­ря­ди, в чем про­бле­ма? Нечем? Мы же с то­бой в про­шлом го­ду на­ку­пи­ли, ко­роб­ка бы­ла... — Русь, я, ко­неч­но, пом­ню, что у нас нет де­тей и ты их не хо­чешь, и ел­ку на­ря­жать не для ко­го, по­это­му те­бе как бы и все рав­но... — На­ча­лось... Кри­стя, мы по­ка не го­то­вы к де­тям. Жи­вем два го­да без них и хо­ро­шо, зна­ешь, жи­вем. — Лад­но, не бу­дем пор­тить друг дру­гу на­стро­е­ние... А я на ра­бо­те за­дер­жи­ва­юсь, — груст­но вздох­ну­ла же­на. — На­до до­ждать­ся ме­не­дже­ра и со­гла­со­вать с ней гра­фик ра­бо­ты в но­вом го­ду. Ру­сик, укрась елоч­ку без ме­ня, а? Пли-из! — Лад­но. Ты не за­си­жи­вай­ся там. Нам же в го­сти еще ид­ти к тво­ей... — К Ва­ле, а по­том к ма­ме, — на­пом­ни­ла Кри­сти­на. — В хо­ло­диль­ни­ке есть суп, по­ешь обя­за­тель­но. — Слу­ша­юсь и по­ви­ну­юсь, аки под­каб­луч­ник! — по­шу­тил я. — Це­лую, мор­доч­ка нена­гляд­ная... По­лу­чив за­да­ние от лю­би­мой, со спо­кой­ной со­ве­стью пой­мал на оста­нов­ке ав­то­бус и при­стро­ил ко­му-то из со­чув­ству­ю­щих пас­са­жи­ров на ко­ле­ни па­кет с тор­том. Шам­пан­ское ве­се­ло бул­ты­ха­лось в рюк­за­ке. В об­щем, на­стро­е­ние от­лич­ное, но­во­год­нее. Еду, ра­ду­юсь. — Дя­дя, а мож­но я тут по­дер­жусь? — спро­сил ме­ня маль­чиш­ка лет пя­ти, изо всех сил пы­та­ясь по­луч­ше ухва­тить­ся за спин­ку си­де­нья. Я пе­ре­хва­тил его ру­ку, что­бы ре­бе­нок не упал, и огля­нул­ся по сто­ро­нам, же­лая от­ве­сти его ма­те­ри. — А ма­ма-то где? — спро­сил. — Дер­жись-ка по­ка за ме­ня креп­че. Сей­час над то­бой торт по­ле­тит, — пре­ду­пре­дил. — А ты при­гнись, что­бы не за­це­пи­ло, лад­но? — Здесь ее нет, — со­об­щил маль­чик, с лю­бо­пыт­ством на­блю­дая, как я про­но­шу ко­роб­ку с тор­том над его го­ло­вой. — А ты где вы­хо­дишь, дя­дя? Сей­час, да? Тут? — Нет, на сле­ду­ю­щей. Как это нет ма­мы? Ты что, один едешь? Па­па

твой где? Или брат, се­ст­ра? — Па­пы тут то­же нет, — спо­кой­но ска­зал маль­чик. — Дя­дя, я с то­бой вый­ду. Вот оста­нов­ка, вы­хо­дим? Мне эта ис­то­рия со­вер­шен­но не по­нра­ви­лась. Но раз­мыш­лять бы­ло неко­гда, маль­чиш­ка бро­сил­ся к вы­хо­ду, а я за ним, гро­мо­глас­но во­про­шая у все­го ав­то­бу­са сра­зу: — Лю­ди, кто ре­бен­ка по­те­рял?! Но все мол­ча­ли, как немые. Во­ди­тель, ко­неч­но, ждать от­ве­та не стал и га­за­нул... Мы с маль­чи­ком ока­за­лись на оста­нов­ке од­ни. — Ты что же, сам ез­дил, вы­хо­дит? — Да, сам. Во­об­ще, Ни­на Ми­хай­лов­на го­во­рит, что я очень са­мо­сто­я­тель­ный. Я уже боль­шой! При­сев пе­ред ним на кор­точ­ки, я во­дру­зил торт на бли­жай­ший су­гроб.Осмот­рел маль­чон­ку: кур­точ­ка но­шен­ная, ша­поч­ка гряз­но-си­не­го цве­та, ру­чон­ки без ва­ре­жек, са­пож­ки стоп­тан­ные, ком­би­не­зон за­сти­ран­ный, с пят­ном на ко­лен­ке. А ли­цо... Я вздрог­нул, рас­смат­ри­вая ак­ку­рат­ный но­сик, так на­по­ми­на­ю­щий нос мо­ей ма­мы, и гла­за, слов­но сри­со­ван­ные с ее ли­ца... Го­лу­бые. Очень он на Во­ло­дю был по­хож, на ту по­след­нюю фо­то­гра­фию бра­ти­ка, ко­то­рую ма­ма успе­ла с ним сде­лать в фо­то­ате­лье, пе­ред тем как он за­бо­лел. Серд­це за­ны­ло... Я за­ку­рил. — Те­бя не Во­ло­дей зо­вут? — спро­сил, за­тя­ги­ва­ясь си­га­ре­той. — Очень на Во­ло­дю по­хож. — Не, я Никита. А он кто? Твой сын? Дя­дя, ку­шать силь­но хо­чу. — Нет, бра­тик у ме­ня был. Вот точ­но та­кой, как ты. Или по­чти как ты, — я вздох­нул. — Пой­дем ко мне в го­сти, по­ешь. Суп-то бу­дешь? — Бу­ду! Я в дет­до­ме с до­бав­кой ем! — А у нас, Никита, суп до­маш­ний — вкус­нее. Же­на сва­ри­ла, ее Кри­сти­ной зо­вут. Я вас по­зна­ком­лю. До­ма пер­вым де­лом на­кор­мил па­ца­на. По­том со­брал­ся по­зво­нить в по­ли­цию — со­об­щить, что на­шел бег­ле­ца, но ма­лыш до­вер­чи­во стал меч­тать вслух о елоч­ке и по­дар­ках. И при­шлось мо­биль­ный от­ло­жить — я от­крыл ко­роб­ку с но­во­год­ни­ми иг­руш­ка­ми... Ни­кит­ка был в вос­тор­ге! — Па­па, а мож­но я по­мо­гу укра­сить елоч­ку? — спро­сил он... Вер­нув­шись, Кри­стя за­ста­ла Ни­ки­ту уже спя­щим на ди­ване. — Руслан, у нас го­сти? Кто это? — Наш сын... — улыб­нул­ся я.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.