Тре­бу­ют­ся сви­де­те­ли

Я при­зна­вал­ся ей в люб­ви, а она сме­я­лась на­до мной – не ве­ри­ла, и все тут...

Vdvojem - - Содержание -

Сдет­ства я меч­тал толь­ко об од­ном: хо­дить в по­хо­ды. По­сле шко­лы устро­ил­ся в круп­ный ту­ри­сти­че­ский ма­га­зин, по­сте­пен­но, день за днем, осво­ил тон­ко­сти все­го сна­ря­же­ния — от па­лат­ки до лыж­ной мас­ки. И в кон­це кон­цов про­шел кон­курс на долж­ность ин­струк­то­ра по ту­риз­му. Те­перь несколь­ко ме­ся­цев в го­ду я про­во­дил в Кар­па­тах, в ска­ут­ском ла­ге­ре, ку­да при­ез­жа­ла мо­ло­дежь со всей стра­ны. — Те­бе до­ве­ря­ют груп­пы жи­вых лю­дей, — на­став­лял ме­ня на­чаль­ник, — и твоя за­да­ча в первую оче­редь, что­бы они жи­вы­ми и оста­ва­лись. Я во­дил ре­бят по марш­ру­там, ста­ра­ясь не до­пус­кать травм, обу­чал по­ход­но­му бы­ту. Смыс­лом мо­ей жиз­ни бы­ли лет­ние сбо­ры и по­хо­ды. Но од­на­жды я уви­дел Алек­сан­дру... И за­был обо всем на све­те. — Ярик, ты здо­ров? — спро­си­ли ре­бя­та, зна­ко­мые по про­шлым по­хо­дам. — Здо­ров, а что? — Ты пе­ре­стал шу­тить и сме­ять­ся, тут что-то не то. Не мог же я при­знать­ся, что влюб­лен

вон в ту де­вуш­ку незем­ной кра­со­ты. Что со мной слу­чи­лось? Я и рань­ше влюб­лял­ся, но ни­кто ме­ня так не цеп­лял, и я ду­мал, так бу­дет все­гда. А сей­час ме­ня охва­ти­ла ли­хо­рад­ка. Ес­ли я не ви­дел Са­шу хо­тя бы чет­верть ча­са, жизнь те­ря­ла смысл. Кол­ле­га, то­же ин­струк­тор, но по­стар­ше, по­сле оче­ред­ных за­ня­тий ото­звал ме­ня в сто­рон­ку. — Яро­слав, ты несколь­ко раз се­год­ня встав­лял ду­гу от па­лат­ки не в те от­вер­стия, ро­нял ее. Где твои мыс­ли, па­рень? При­шлось рас­ска­зать. — Мо­жет, за­бо­лел? — сп спро­сил я. — Лю­бовь — это бо­лезнь, так та в филь­ме ка­ком-то го­во­ри­ли. Он за­ду­мал­ся. — Не знаю, но мне ка­жет ка­жет­ся, на­обо­рот, это вы­здо­ров­ле­ние. А твое со­сто­я­ние озна­ча­ет, что ты встре­тил ту са­мую, един­ствен­ную. Я ре­шил не со­про­тив­лять со­про­тив­лять­ся сво­е­му чув­ству. Улу­чил мо­мент, от­вел де­вуш­ку на опуш­ку ле­са и при­знал­ся ей в люб­ви. — Са­ша, вы­хо­ди за ме­ня за­муж, — за­кон­чил го­ря­чо. Она усмех­ну­лась: — На­до же. Я зна­ла, что ин­струк­тор для ту­ри­стов и по­вар, и с спа­са­тель, и врач, и рас­сказ­чик — сло сло­вом, отец род­ной. Но что­бы муж... Она из­де­ва­ет­ся, по­нял я. — И не на­зы­вай ме­ня Саш Са­шей, я Ася, — до­ба­ви­ла она. — Ася, я те­бя люб­лю. А т ты ко мне как от­но­сишь­ся? Она кив­ну­ла в сто­ро­ну го­ри­зон­та. — Как к вот это­му под­све­чен­но­му солн­цем об­ла­ку. — То есть? — рас­те­рял­ся я. — По­че­му обо всем на­до го­во­рить пря­мо? Ты что, не мо­жешь уло­вить под­текст? До­га­дать­ся? — Не умею я улав­ли­вать. Так ты ста­нешь мо­ей же­ной? Она рас­сме­я­лась. — Как ро­ман­тич­но! При­зна­ние на при­ро­де. Но ро­ман­ти­ка — это еще не все. Ты ме­ня не убе­дил. И она ушла в ла­герь. До са­мо­го кон­ца сбо­ров я не вы­пус­кал ее из по­ля зре­ния. А по­том взял от­пуск и по­свя­тил все свое вре­мя Асе. Она от­ве­ча­ла на мои звон­ки, со­гла­ша­лась на встре­чи, но ни­как не по­ка­зы­ва­ла сво­е­го от­но­ше­ния. Од­на­жды мы мед­лен­но шли по ве­чер­ней ули­це, она ка­приз­но ска­за­ла: — До­ма, фо­на­ри, ма­га­зи­ны... Я ску­чаю по Кар­па­там. А тут, в го­ро­де, все нежи­вое. — Не все! — воз­ра­зил я. — До­ка­жи. Я об­нял ее и по­це­ло­вал. Ка­жет­ся, она не ожи­да­ла и рас­те­ря­лась, но сра­зу взя­ла се­бя в ру­ки. — Мо­жет, ты и прав, не знаю... Она вздер­ну­ла под­бо­ро­док и ушла до­мой. В дру­гой раз Ася по­тре­бо­ва­ла от­ве­тить, хо­ро­шо ли осво­и­ла по­ход­ные пре­муд­ро­сти. — Вес­ной уви­дим на прак­ти­ке, а во­об­ще я за те­бя спо­ко­ен. Ты мо­ло­дец. Она на­смеш­ли­во по­смот­ре­ла на ме­ня. — Ты влюб­лен, так что тво­им сло­вам нель­зя ве­рить. — Ко­гда же ты мне, на­ко­нец, по­ве­ришь? Она не от­ве­ти­ла. Не знаю, от­ку­да мне при­шла в го­ло­ву мысль устро­ить у нее под ок­на­ми кон­церт и по­звать зна­ко­мых ре­бят для это­го дерз­ко­го по­ступ­ка. Но я уже не мог от­сту­пить. Я иг­рал на ги­та­ре и пел, гля­дя в ок­но де­вуш­ки. На нас смот­ре­ли со­се­ди и ка­кие-то ра­бо­чие из со­сед­них подъ­ез­дов, неко­то­рые сер­ди­то, а неко­то­рые с уми­ле­ни­ем. — Под­ни­май­ся, Ярик! — крик­ну­ла Ася свер­ху. Ро­бея, за­шел в квар­ти­ру. Сза­ди нее ма­я­чи­ли ка­кие-то фи­гу­ры, я знал, что она жи­вет с ро­ди­те­ля­ми и бра­том, но ви­дел толь­ко ее, толь­ко ее лю­би­мые на­смеш­ли­вые гла­за. — Хо­ро­шо, я со­глас­на, — ти­хо про­из­нес­ла она. Поз­же, пе­ред са­мым бра­ко­со­че­та­ни­ем, я спро­сил: — Асень­ка, по­че­му ты сда­лась имен­но в тот день? — Ну как ты не по­ни­ма­ешь. Ты ведь при­вел ре­бят, и все ви­де­ли, как ты ме­ня лю­бишь. Так что не взду­май раз­лю­бить! У ме­ня те­перь есть сви­де­те­ли, что все это по-на­сто­я­ще­му, а не шут­ка...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.