За­висть бо­гов: хва­лить­ся успе­хом не сто­ит

В Ин­тер­не­те так мно­го иде­аль­ных лю­дей, ко­то­рые по­ка­зы­ва­ют нам свою иде­аль­ную жизнь. Они от­ды­ха­ют на пре­крас­ных ку­рор­тах и обе­да­ют в до­ро­гих ре­сто­ра­нах. Они на­де­ва­ют ши­кар­ную одеж­ду или во­все без одеж­ды фо­то­гра­фи­ру­ют­ся — у них иде­аль­ное те­ло! И се­мья за­меч

Veliky Providents - - Первая Страница -

Кровь фан­то­ма

Вы­став­лять се­бя на­по­каз, хва­лить­ся уда­чей и кра­со­той во все вре­ме­на и у всех на­ро­дов счи­та­лось очень опас­ным. «Чем по­хва­лишь­ся, без то­го и оста­нешь­ся», — гла­сит на­род­ная муд­рость. И не­да­ром ста­ра­лись ни­ко­му не по­ка­зы­вать мла­ден­ца, скры­вать фа­той ли­цо неве­сты, не «тра­вить» лю­дей ли­це­зре­ни­ем сво­е­го бо­гат­ства и бла­го­по­лу­чия, что­бы не вы­звать люд­скую за­висть, не по­те­рять сча­стье. Но это ста­рин­ное пра­ви­ло как-то по­за­бы­ли… Да и сам об­ла­да­тель «иде­аль­но­го про­фи­ля» со­зда­ет страш­ную вещь, сам то­го не по­до­зре­вая, — фан­том, свою тень, как в сказ­ке Ан­дер­се­на. Этот фан­том ку­да кра­си­вее (на то и фо­то­шоп) са­мо­го че­ло­ве­ка. Он все­гда улы­ба­ет­ся, все­гда счаст­лив, он жи­вет в бо­гат­стве и рос­ко­ши. Нет у него ни пе­ча­лей, ни буд­нич­ных за­бот, ни пло­хо­го на­стро­е­ния, ни ду­шев­ной бо­ли — он иде­а­лен, как Бар­би и Кен, он со­вер­ше­нен, как ста­туя Прак­си­те­ля. Но, в от­ли­чие от кук­лы и ста­туи, он дол­жен по­сто­ян­но до­ка­зы­вать, что с ним все пре­крас­но, ина­че вни­ма­ние пуб­ли­ки угас­нет! А это вни­ма­ние — энер­гия, топ­ли­во, кровь, са­ма жизнь фан­то­ма. И че­ло­век — то­же все­го лишь ма­те­ри­ал для фан­то­ма. Вся его жизнь пре­лом­ля­ет­ся че­рез приз­му иде­а­ла, он дол­жен быть со­вер­ше­нен для чи­та­те­ля и зри­те­ля. Это тре­бу­ет огром­но­го ко­ли­че­ства энер­гии! Че­ло­век бо­лен и утом­лен, его му­ча­ют тре­вож­ные мыс­ли, день­ги на ис­хо­де, про­бле­мы в се­мье и на ра­бо­те, ре­бе­нок от­бил­ся от рук, су­пруг хо­чет уй­ти из се­мьи — но на­до раз­ме­щать оче­ред­ное сел­фи или фо­то­гра­фию счаст­ли­во­го от­ды­ха на Ла­зур­ном Бе­ре­гу: пуб­ли­ка не про­стит счаст­лив­цу жа­лоб или про­сто ухо­да в тень. Шоу долж­но про­дол­жать­ся! И «лай­ки» вы­зы­ва­ют при­вы­ка­ние, как ал­ко­голь: вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся до­фа­мин — гор­мон удо­воль­ствия, без ко­то­ро­го лю­би­мец фор­ту­ны те­перь про­сто не мо­жет жить… Да пол­но — лю­би­мец ли?

Бо­ги не лю­бят тех, кто по­хва­ля­ет­ся сво­им сча­стьем, это из­вест­но с древ­ней­ших вре­мен. Стран­ный это фе­но­мен, «за­висть бо­гов», о ко­то­рой пи­сал Ге­род­от. Бо­ги не лю­бят счаст­лив­чи­ков, по­то­му что сча­стье — пре­ро­га­ти­ва са­мих бо­гов. Толь­ко они мо­гут быть счаст­ли­вы­ми и сво­бод­ны­ми. Че­ло­век, ко­то­рый де­мон­стри­ру­ет сча­стье, хва­лит­ся им, бо­гам неуго­ден. И они быст­ро ли­шат хва­сту­на всех пре­иму­ществ!

Ай­се­до­ра Дун­кан бы­ла в зе­ни­те сла­вы, ее фо­то­гра­фи­я­ми пест­ре­ли га­зе­ты мно­гих стран, не умол­ка­ли вос­тор­жен­ные ру­ко­плес­ка­ния, ко­гда она тан­це­ва­ла. И по­сле вы­ступ­ле­ния Ай­се­до­ра при­лег­ла на рос­кош­ный ди­ван и ста­ла ла­ко­мить­ся шо­ко­лад­ны­ми кон­фе­та­ми, ко­то­рые при­слал кто-то из мно­го­чис­лен­ных по­клон­ни­ков. Она ела кон­фе­ты и ду­ма­ла о том, ка­кая она счаст­ли­вая! Не по­хва­ля­лась, про­сто ду­ма­ла. И на­ве­ки за­пом­ни­ла эту мысль, и вкус шо­ко­ла­да, и ощу­ще­ние три­ум­фа — ведь имен­но в эту ми­ну­ту ей со­об­щи­ли, что ее де­ти по­гиб­ли…

Жизнь взай­мы

Соз­дан­ный вир­ту­аль­ный фан­том пре­вра­ща­ет­ся в нена­сыт­но­го Го­ле­ма — ему все ма­ло! До­ка­зы­вай, что у те­бя все хо­ро­шо! По­ка­зы­вай, что у те­бя все от­лич­но! Не ща­ди ни­ко­го — ни му­жа, ни же­ну, ни кро­шеч­но­го мла­ден­ца, ни до­маш­не­го пи­том­ца, ни пре­ста­ре­лую ба­буш­ку, — на­ря­жай их в рос­кош­ные одеж­ды, в шелк и пар­чу, за­став­ляй улы­бать­ся и вы­кла­ды­вай, вы­кла­ды­вай фо­то­гра­фии на все­об­щее обо­зре­ние. И ма­ши­ну вы­кла­ды­вай — пусть ви­дят, что фан­том пре­успел в этой жиз­ни. Не на­до со­об­щать, что кре­дит при­дет­ся пла­тить еще пять лет, от­ка­зы­вая се­бе во всем необ­хо­ди­мом. По­ка­жи рос­кош­ный са­лат «Ни­су­аз», ко­то­рым фан­том нын­че ужи­на­ет, — не бе­да, что нет де­нег на ан­ти­де­прес­сант. И на ви­зит к вра­чу или пси­хо­ло­гу нет де­нег, за­то как хо­рош ужин фан­то­ма! И вос­тор­жен­ные зри­те­ли ру­ко­пле­щут, на­жи­мая «лай­ки»: им нра­вят­ся ма­ши­на фан­то­ма, его одеж­да, его се­мья, его ужин… Но это со­вер­шен­но не озна­ча­ет, что им нра­вит­ся жи­вой че­ло­век по ту сто­ро­ну экра­на — им нет до него ни­ка­ко­го де­ла, как до кук­ло­во­да в ку­коль­ном те­ат­ре. И на ду­ше со­зда­те­ля фан­то­ма-Го­ле­ма все тя­же­лее и тя­же­лее, де­прес­сия усу­губ­ля­ет­ся. И един­ствен­ный спо­соб сно­ва по­чув­ство­вать се­бя луч­ше — при­нять оче­ред­ную «до­зу» все­об­ще­го вни­ма­ния и «люб­ви».

Ан­глий­ский хи­рург Ре­динг был очень успеш­ным че­ло­ве­ком. Пре­крас­ная се­мья, чуд­ный дом, пол­ный га­раж до­ро­гих ав­то­мо­би­лей… В га­ра­же его и на­шли по­ве­сив­шим­ся, к ужа­су и го­рю се­мьи. При­чин вро­де и не бы­ло. Так, неболь­шая вра­чеб­ная ошиб­ка, ко­то­рую да­же па­ци­ент про­стил и ни­сколь­ко не об­ви­нил док­то­ра, ни сло­вом — не го­во­ря о су­деб­ном ис­ке. Но док­тор об­ви­нил се­бя сам. И каз­нил се­бя сам. Он пе­ре­стал со­от­вет­ство­вать иде­а­лу, к ко­то­ро­му так стре­мил­ся… А мо­жет быть, его убил фан­том — соз­дан­ный им об­раз иде­аль­но­го счаст­ли­во­го док­то­ра с бе­ло­зу­бой улыб­кой, у ко­то­ро­го все от­лич­но! И про­сто не мо­жет быть ина­че!

Меж тем все мо­жет сло­жить­ся ина­че, чем мы пла­ни­ру­ем и хо­тим, — так го­во­ри­ли муд­ре­цы. На­до быть рас­су­ди­тель­ным и не слиш­ком хва­лить­ся сво­и­ми до­сти­же­ни­я­ми: они очень хруп­ки, и за­ча­стую на­ши пре­иму­ще­ства во­все не плод на­ших кро­пот­ли­вых уси­лий. Кра­со­та, ум, бо­гат­ство мо­гут быть да­ны при рож­де­нии, как вол­шеб­ные да­ры феи. И точ­но так же мо­гут пре­вра­тить­ся в тык­ву, ес­ли слиш­ком ча­сто и на­зой­ли­во ими хва­лить­ся…

Тай­на от са­мо­го се­бя

Чем иде­аль­нее фо­то­гра­фии в Се­ти, тем вы­ше уро­вень де­прес­сии. Чем от­ча­ян­нее по­хваль­ба, тем тре­вож­нее на ду­ше. Болт­ли­вые рас­ска­зы о сво­их до­сти­же­ни­ях го­во­рят о ка­кой-то тай­ной тос­ке, о нере­шен­ной и важ­ной про­бле­ме, ко­то­рая му­ча­ет че­ло­ве­ка. Пси­хо­ана­ли­ти­ки зна­ют, что имен­но нев­ро­ти­ки так мно­го рас­ска­зы­ва­ют о се­бе, по­дроб­но и со сма­ком, с мас­сой ненуж­ных де­та­лей и по­хваль­бой. Мно­го бол­та­ют, что­бы не вы­бол­тать глав­ную тай­ну, по­стыд­ный сек­рет, ко­то­рый они та­ят от дру­гих. И да­же от са­мих се­бя.

Иска­жен­ный соб­ствен­ный об­раз, аль­тер эго, с ко­то­рым об­ща­ют­ся и ко­то­рый хва­лят дру­гие оби­та­те­ли Се­ти, не име­ет ни­че­го об­ще­го с ре­аль­ным жи­вым че­ло­ве­ком. И слу­чись что — по­мо­щи фан­то­му не ока­жут. Да он и не по­про­сит о по­мо­щи! Не поз­во­лит жи­во­му че­ло­ве­ку по­про­сить — это по­стыд­но и непри­ем­ле­мо, ведь у фан­то­ма все от­лич­но! Вот он улы­ба­ет­ся на оче­ред­ной фо­то­гра­фии, в но­вом на­ря­де, на фоне ши­кар­но­го до­ма. И об­ла­да­те­лю иде­аль­но­го про­фи­ля ни­ко­гда не рас­ска­зать прав­ди­во о са­мом се­бе, ни­ко­гда не при­об­ре­сти на­сто­я­щих дру­зей и еди­но­мыш­лен­ни­ков — вся его жизнь по­свя­ще­на со­зда­нию «хра­ма во сла­ву се­бя». Ко­то­рый со вре­ме­нем пре­вра­ща­ет­ся в «склеп в па­мять о се­бе», усу­губ­ляя ду­хов­ное оди­но­че­ство и чув­ство бес­по­мощ­но­сти. Лю­бят толь­ко успеш­ных и кра­си­вых, нуж­но при­ла­гать уси­лия, что­бы до­стичь иде­а­ла, по­сто­ян­ные уси­лия… Но на­сту­па­ет день, ко­гда все ру­шит­ся как кар­точ­ный до­мик. И за­висть лю­дей и бо­гов об­ру­ши­ва­ет­ся на быв­ше­го счаст­лив­чи­ка. Те, кто вче- ра ап­ло­ди­ро­вал и вос­хи­щал­ся, с неве­ро­ят­ным пы­лом раз­об­ла­ча­ют ку­ми­ра и топ­чут его, ра­дост­но об­суж­дая его па­де­ние…

Есть еще од­на, вполне про­за­и­че­ская опас­ность, о ко­то­рой хо­ро­шо по­вест­ву­ет Шиш­ков в «Угрюм-ре­ке». Ста­ра­те­ля, ко­то­рый хва­стал­ся в ка­ба­ке зо­ло­тым са­мо­род­ком, немед­лен­но уби­ли и огра­би­ли — ди­кие нра­вы ца­ри­ли то­гда! Де­мон­стра­ция до­ро­го­го иму­ще­ства при­вле­чет вни­ма­ние про­фес­си­о­наль­ных гра­би­те­лей; фо­то би­ле­тов на пре­стиж­ный ку­рорт быст­рень­ко рас­ска­жет во­рам, ко­гда мож­но лезть в квар­ти­ру, а фотография ре­бен­ка мо­жет спро­во­ци­ро­вать са­мое страш­ное, о чем я да­же пи­сать не хо­чу. По­сколь­ку убеж­де­на, что мысль и сло­во вполне ма­те­ри­аль­ны. И мы несем за них от­вет­ствен­ность, как за по­ступ­ки. И не сле­ду­ет со­зда­вать фан­то­мы и Го­ле­мов, ко­то­рые мо­гут по­жрать нас и раз­да­вить сво­ей тя­же­стью. Ве­ли­кое бла­го для че­ло­ве­ка — со­от­вет­ство­вать са­мо­му се­бе и сво­ей судь­бе, как счи­та­ли скаль­ды. И с ни­ми сле­ду­ет со­гла­сить­ся: на­до про­сто быть са­мим со­бой, жи­вым и теп­лым че­ло­ве­ком, с ко­то­рым мож­но дру­жить, ко­то­ро­го мож­но лю­бить. И не слиш­ком за­ви­до­вать: за­висть — она уби­ва­ет. Ан­на КИРЬЯНОВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.