Са­мое пре­крас­ное лицо эпо­хи

Она бы­ла до­че­рью небо­га­то­го по­ме­щи­ка, слу­жив­ше­го со­вет­ни­ком при дво­ре гра­фа Клер­мо­на. Ей бы так и жить в без­вест­но­сти, но пре­лест­ную де­вуш­ку взя­ли в сви­ту Иза­бел­лы Ло­та­ринг­ской. И юную фрей­ли­ну тут же за­ме­ти­ли са­мые вы­год­ные при­двор­ные же­ни­хи…

Veliky Providents - - Символы века - Ин­на ШЕВЧЕНКО

Не хо­чу за­муж!

Од­на­ко Аг­нес не то­ро­пи­лась за­муж. Ей нра­ви­лось при дво­ре, она учи­лась здесь все­му, что нуж­но на­сто­я­щей да­ме, то есть гор­до хо­дить, пра­виль­но го­во­рить, изящ­но тан­це­вать и иг­рать на лютне. Она на­учи­лась оде­вать­ся с та­ким ши­ком, что лю­бые ко­ро­лев­ские на­ря­ды мерк­ли. Хруп­кая и гиб­кая, с неве­ро­ят­но длин­ной ше­ей, с зо­ло­ты­ми во­ло­са­ми, под­бри­ты­ми на лбу и вис­ках по мо­де то­го вре­ме­ни, она смот­ре­ла как невин­ное ди­тя, но улы­ба­лась как по­роч­ная кур­ти­зан­ка. Ко­гда ху­дож­ник Жан Фу­ке за­пе­чат­лел Аг­нес в об­ра­зе Ма­дон­ны, цер­ковь устро­и­ла ему ис­те­ри­ку: нель­зя так сбли­жать небес­ную кра­со­ту и эро­ти­че­скую! Ра­зу­ме­ет­ся, не мог не об­ра­тить вни­ма­ния на эту фрей­ли­ну и ко­роль: Карл VII как раз был в по­ис­ке но­вой воз­люб­лен­ной.

Он был сра­жен тут же, но муд­рая Аг­нес во­все не со­би­ра­лась сда­вать­ся. Она при­ня­ла вид столь ис­пу­ган­ной и обес­ку­ра­жен­ной де­вуш­ки, что ко­роль стыд­ли­во уда­лил­ся. Он об­ха­жи­вал ее ме­сяц. И при­двор­ные уже ста­ли вол­но­вать­ся: ни­ко­гда еще его ве­ли­че­ство не поз­во­лял да­ме так дол­го ло­мать­ся! А Карл про­сто влю­бил­ся. И на­ко­нец по­лу­чил свое. Он, как из­вест­но, не был кра­сав­цем и, го­во­рят, весь­ма пе­ре­жи­вал по по­во­ду сво­их недо­стат­ков, к при­ме­ру кри­вых ног. Но с по­яв­ле­ни­ем Аг­нес, ка­за­лось, пе­ре­стал ис­пы­ты­вать ка­кие-ли­бо ком­плек­сы по по­во­ду сво­ей внеш­но­сти. И во­об­ще он вы­гля­дел счаст­ли­вым. Осы­пал ее по­дар­ка­ми, неве­ро­ят­ны­ми на­ря­да­ми и дра­го­цен­но­стя­ми. Аг­нес но­си­ла шлей­фы дли­ной 6 мет­ров, хо­тя не име­ла на это пра­ва: са­ма ко­ро­ле­ва до­воль­ство­ва­лась 5 мет­ра­ми. Она укра­ша­ла се­бя брил­ли­ан­та­ми, а ведь по про­то­ко­лу но­сить их мог­ла лишь ко­ро­ле­ва.

Рас­ши­тые зо­ло­том пла­тья

Но что та­кое про­то­кол? И раз­ве Карл не мо­жет его из­ме­нить во имя люб­ви? Аг­нес по­лу­чи­ла офи­ци­аль­ный ста­тус фа­во­рит­ки. А это не то же са­мое, что лю­бов­ни­ца. Ей долж­ны бы­ли ока­зы­вать ко­ро­лев­ские по­че­сти, она мог­ла вме­ши­вать­ся в по­ли­ти­че­скую жизнь, ей поз­во­ле­но бы­ло брать день­ги в казне на свои нуж­ды, и ее де­ти име­ли пра­во но­сить ро­до­вое имя ко­ро­ля. И все три до­че­ри, рож­ден­ные Аг­нес от Кар­ла, по­лу­чи­ли имя Ва­луа. А их мать — ко­ро­лев­ский за­мок Бо­те-сюр-Марн и ти­тул Да­мы де Бо­те, о ко­то­рой сам па­па рим­ский го­во­рил: «Это са­мое пре­крас­ное лицо, ко­то­рое толь­ко мож­но се­бе пред­ста­вить».

Бы­ли ли у мо­гу­ще­ствен­ной кра­сот­ки вра­ги? О, ра­зу­ме­ет­ся! На­при­мер, ар­хи­епи­скоп Жан Жу­не­вель дез Ор­сен. Он по­сто­ян­но пе­нял ко­ро­лю на рас­то­чи­тель­ность и мо­тов­ство его фа­во­рит­ки. Он су­ро­во по­ри­цал «ад­ские ок­на, сквозь ко­то­рые вы­гля­ды­ва­ют ее гру­ди» и длин­ню­щие шлей­фы, на ко­то­рые ухо­дит мно­же­ство дра­го­цен­ной ма­те­рии. Он го­во­рил в сво­их про­по­ве­дях об «из­ли­ше­ствах, уве­ли­чи­ва­ю­щих по­да­ти и на­ло­ги с бед­ня­ков». Его зна­ме­ни­тая фра­за: «Ка­кая у Фран­ции нуж­да в ниж­них ру­баш­ках, рас­ши­тых зо­ло­том?» — по­лу­чи­ла от­вет от ко­ро­ля: «Ес­ли у пре­крас­ной да­мы бу­дут пла­тья, рас­ши­тые зо­ло­том, у нее бу­дет хо­ро­шее настро­е­ние. Ес­ли у нее бу­дет хо­ро­шее настро­е­ние, у ме­ня то­же бу­дет хо­ро­шее настро­е­ние. Ес­ли у ме­ня бу­дет хо­ро­шее настро­е­ние, хо­ро­шее настро­е­ние бу­дет у всей Фран­ции. Ста­ло быть, у Фран­ции есть пря­мая нуж­да в пре­крас­ных пла­тьях».

Она так ста­ра­лась

Аг­нес бы­ла щед­ра к церк­ви, по­сто­ян­но жерт­во­ва­ла бед­ня­кам, но ее все рав­но нена­ви­де­ли. В от­кры­тую го­во­ри­ли о том, что она сби­ла по­жи­ло­го ко­ро­ля с ис­тин­но­го пу­ти. Кста­ти, имен­но Аг­нес по­ну­ди­ла Кар­ла воз­об­но­вить вой­ну про­тив ан­гли­чан. И ко­роль от­пра­вил­ся в тре­кля­тую Нор­ман­дию, что­бы от­ту­да на­чать на­ступ­ле­ние на дав­них вра­гов. При дво­ре шеп­та­лись, что он сде­лал это ис­клю­чи­тель­но ра­ди пре­крас­ных глаз Аг­нес. Да, эта жен­щи­на име­ла над ним уди­ви­тель­ную власть. Она мог­ла вдох­но­вить его на лю­бое де­я­ние, на лю­бой по­двиг. Но раз­ве не так дей­ству­ют все лю­би­мые жен­щи­ны?! Для вся­ко­го муж­чи­ны на этом све­те есть да­ма, ко­то­рая спо­соб­на сде­лать его силь­нее. Аг­нес не до­ве­лось от­празд­но­вать по­бе­до­нос­ное за­вер­ше­ние Сто­лет­ней вой­ны. Она умер­ла за 3 го­да до ве­ли­ко­го для Фран­ции со­бы­тия. Скон­ча­лась вне­зап­но: ро­ди­ла чет­вер­то­го ре­бен­ка и не смог­ла опра­вить­ся. Стран­но, ведь она уже бы­ла ма­те­рью тро­их… И ро­ды все­гда бы­ли лег­ки­ми! Ее при­бли­жен­ные уже то­гда шеп­та­лись, что мо­гу­ще­ствен­ную фа­во­рит­ку отра­ви­ли. И со­вре­мен­ные ис­сле­до­ва­ния под­твер­ди­ли те слу­хи: ана­лиз ее остан­ков вы­явил ртуть. Обыч­ное для то­го вре­ме­ни сред­ство в борь­бе за власть. Под по­до­зре­ни­ем то­гда бы­ли ко­ро­лев­ский каз­на­чей Жак Кер и стар­ший сын ко­ро­ля до­фин Лю­до­вик, бу­ду­щий Лю­до­вик XI. Но их ви­на не бы­ла до­ка­за­на. Аг­нес по­хо­ро­ни­ли с по­че­стя­ми, до­стой­ны­ми ко­ро­ле­вы. Серд­це по­греб­ли в ка­пел­ле Нотр-Дам, уста­но­ви­ли рос­кош­ное над­гро­бие из чер­но­го мра­мо­ра и бе­ло­мра­мор­ную ста­тую, изоб­ра­жа­ю­щую кра­са­ви­цу с мо­лит­вен­но сло­жен­ны­ми ру­ка­ми.

А ко­роль уте­шил­ся быст­ро (в объ­я­ти­ях дво­ю­род­ной сест­ры Аг­нес — Ан­ту­а­нет­ты), впро­чем, од­но­вре­мен­но с нею Карл по­се­щал еще пол­то­ра де­сят­ка спа­лен раз­ных кра­са­виц, «го­то­вых по­ста­рать­ся для его ве­ли­че­ства»…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.